Блог Стальные волки

«Чиновники рвались в раздевалку, хотели поговорить». О чем молчал Андрей Колесников

alt

Главный тренер «Металлурга» рубит правду.

Накануне и по ходу четвертьфинальной серии главный тренер «Металлурга» Андрей Колесников был сосредоточен на играх и холоден с журналистами. По завершении сезона специалист дал развернутое интервью клубной пресс-службе, в котором ответил на все накопившиеся вопросы.

- Первое, что хочется сказать: большое спасибо нашим болельщикам! Для всей команды ваше присутствие на матчах, ваши эмоции и поддержка были очень важны. Парни по-настоящему загорались, когда слышали и чувствовали, как за них переживают. Вы все очень помогали, особенно в играх плей-офф, придавали дополнительных сил. Это не просто красивые слова, так и было. Жаль, что трибуны не были полными, но что есть, то есть. Искренняя благодарность всем, кто был с нами весь этот год, – от парней и тренерского штаба.

alt

Также спасибо за сезон нашим хоккеистам. Как бы там ни было, считаю, ребята выросли за этот отрезок. Не на сто процентов, но, скажем так, полупрофессионалами уже стали. Понимают, что каждый день нужно пахать с удвоенной энергией, чтобы на льду показывать какой-то результат.

Что до сезона, то немного смазанным получилось его начало. Новая команда, не хватало взаимопонимания между парнями. Да и не сразу все стали принимать наши требования. От этого такой старт получился. Хорошо, что быстро перестроились. И теперь можно говорить, что весь регулярный чемпионат провели ровно, без перепадов.

Если разбивать сезон по циклам, то какой-то спад должен был случиться. Однако серьезного нам удалось избежать. Где-то не хватало мастерства, где-то везения, но в целом со всеми командами играли на равных. Это плюс, учитывая, что у нас многие ребята пришли из фарма. Адаптация прошла довольно быстро. В концовочке стало заметно, что молодежь подсела, но это нормальное явление.

Были моменты, которые расстраивали. Я уже как-то говорил, что научить забрасывать невозможно. Мы неоднократно ставили парням нарезки голов из КХЛ, НХЛ, просили их обращать внимание на различные нюансы, но затем интересовались на собраниях, и понимали, что мало кто прислушивался. Это, наверное, сейчас время такое. Больше интернета, соцсетей, компьютеров, меньше улицы, меньше интереса к реальной жизни. Но если вы выбрали профессию хоккеиста, должны на сто процентов ей отдаваться. И интересоваться всем, что в ней происходит, а не только по желанию и под настроение. У нас же получается, что мы в курсе всего, что пишут в соцсетях, а профессия где-то на периферии.

- Кто из хоккеистов вас больше всего впечатлил по ходу сезона?

- Не буду никого отмечать. Мы играли чисто командой. Когда ушел Елисеенко, я спросил ребят: «Что страшного случилось?» Не один человек делает игру и не два, ее делает команда. Сказал, что теперь у вас будет больше игрового времени и больше шансов раскрыться. Ушел он, и мы разве хуже стали? Так что кого-то выделять – однозначно нет. Играла команда, а не личности.

- Вы говорили о том, что заметили у парней прогресс. В чем он проявился?

- Поначалу в тех же бывших фармовцах просматривалась неуверенность, но ближе к середине сезона она начала уходить. В чем вообще это проявляется? В нестабильности. Ты можешь сыграть матч на сто процентов, а в следующем провалиться. Это исключительно психология, сложно предъявить претензии. Ближе к плей-офф у парней появилась уверенность и стабильность, стало получаться больше. Не скажу, что за сезон они сильно прибавили в мастерстве, но что выросли «головой» – факт. Это самое главное. В любом виде спорта выигрывает тот, кто силен психологически. Он готов к победам.

alt

- Сезон-2015/16 прошел в измененном формате: меньше матчей, деление на шестерки после двух кругов. Ваше отношение к такому нововведению?

- Я жил в подобном режиме, вся Европа так играет. Думаю, оттуда и срисовали: матчи по выходным, по определенным дням. Для Беларуси это хороший формат. У нас не так много команд, не так много хоккеистов... точнее, спортсменов – хоккеисты в других лигах играют :) Не так много, чтобы проводить ротацию, кем-то дополнять, кого-то убирать. Подобный режим меня устраивал.

Насчет деления на шестерки... А что будет завтра? Будет ли вообще в нижней группе шесть команд? Вопросы. Поэтому и говорить о ситуации, которой может не быть, не имеет смысла.

- Вас как-то спрашивали о таком делении, и вы ответили, что пока одни команды и хоккеисты прогрессируют, другие варятся в собственном соку.

- Первые матчи плей-офф все красноречиво показали. Если лучшие команды второй шестерки поиграли серии по 0:4, то что там дальше...

- «Металлург» в четвертьфинале уступил 2:4. Могло ли быть лучше и чего не хватило нашей команде?

- Прежде всего, вряд ли кто-то ожидал от нас такой прыти. Слышал прогнозы перед серией: 0:4, максимум 1:4. Мы же сумели взять два матча, да и в каждом проигранном цеплялись и сражались до самого конца, все игры получились упорными. Могло ли быть лучше? Безусловно. Я уже говорил как-то, что если человек вышел на лед, футбольное поле или беговую дорожку, то должен думать только о победе. Это не Олимпиада, где поучаствовал – молодец. Вышел – грызи, бейся, доказывай. Проигрывать можно по-разному. Можно сразу выкинуть полотенце. Или до последней секунды держать в напряжении, цепляться за результат. У нас получилось второе – каждый матч был на жилах.

Теперь к причинам. Конечно, на ход серии очень повлияла наша короткая лавка. Мы практически весь сезон играли в три звена. Да, привыкли к темпу, к режиму, но организм не обманешь. Все равно в концовке серии ребята подсели.

Мы построили и привили команде очень энергозатратный хоккей. Игроки в каждом матче оставляли много сил. К сожалению, вся эта ситуация с финансами повлияла на то, что для восстановления хоккеистов не было всего необходимого. На две последние игры серии мы все выходили абсолютно выжатыми. Ребята хотели мозгами, очень хотели, я это видел, но ресурсы организма были практически исчерпаны, не оказалось того резерва, который можно достать.

- Что-то, кроме длины лавки?

- Исполнительского мастерства нашим хоккеистам не хватило. Не всегда парни могли взять на себя игру и решить ее исход. Как, например, сделал Брахманис в первом матче серии. Но на длинную лавочку и хотя бы одного исполнителя нужны какие-то материальные условия.

Тем не менее, к нашим игрокам претензий минимум. Например, первое звено. В течение серии ребята очень много времени провели меньшинстве – из всех команд нас в четвертьфинале удаляли чаще всего. Естественно, в таких условиях сил тратится много: на единоборства, блокирование бросков. И впоследствии нет той резкости, того мышления, чтобы решить момент в атаке. Вот здесь, опять же, стоит вспомнить о короткой лавке.

alt

- Брахманис решил в первом матче, но потом на протяжении пяти не набрал ни одного очка.

- Таких примеров много. В плей-офф всегда закрывают лидеров. Естественно, латышу мы уделяли внимание. Сейчас вот в КХЛ Радулова прихватывают. Не видно его, не видно, а потом раз – выстрелил, сделал. Брахманиса, возможно, впоследствии приберегли. Или сам он не сумел должным образом психологически подготовиться. Заслуги наших парней также не умаляю.

- Что скажете насчет того, что происходило вокруг хоккея в противостоянии с «Гомелем»?

- Я был готов к этой серии. Вроде как соседи, повышенный интерес, ажиотаж. Не зря говорил в Гродно, что поставим область на дыбы. Хоккей – это театр, шоу. Бывает, что шоу никакое, а другой раз – билетов не достать. Считаю, у нас оно получилось отличное, народ оценил. Спасибо хоккеистам «Гомеля» за хорошую серию!

alt

Тем не менее, по ее ходу меня многое шокировало. Во-первых. Никого не хочу обвинять или обидеть, высказываю свое мнение: у нас Гомель – это словно государство в государстве, как Ватикан какой-то. Еще перед матчами началось давление. Это спорт! Если обратиться к истории, на время Олимпиад прекращались все войны, все закулисные интриги. Здесь же, наоборот, все обострилось. Какое-то давление, какие-то непонятные, далекие от спорта вещи. Эти вызовы в Гомельское управление спорта, попытки снять тренера с раскатки, чтобы донести до него свои требования. Определенные чиновники рвались в раздевалку, хотели со мной поговорить. Это для меня непонятно.

- Довелось пообщаться?

- С моей стороны был категоричный отказ. О чем нам разговаривать? У меня свое руководство, свои задачи. Подсылали каких-то «засланных казачков» о чем-то переговорить. Люди, наверное, не знают меня, раз решили, что таким способом можно оказать влияние на ход серии. Считаю, это некрасиво со стороны соперника и не делает чести его руководителям. Не получилось со мной, давили на других людей из нашего клуба. Зачем?! Это же спорт, ребята. Вышли, сыграли, у кого лучше получилось – идет дальше. А вся эта подковерная канитель к спорту не имеет никакого отношения.

На последней игре возле нашей скамейки стоял человек и весь матч снимал на скрытую камеру лично меня. Чем это объяснить? Что они записывали? Портрет им мой был нужен или фильм про меня делают? Наш массажист собой закрыл эту камеру, как Александр Матросов. Но какие цели преследовали эти режиссеры?

- На чем-то вас поймать.

- Да никто на войну не настраивался! Мы вышли на шестой матч с тем же желанием, как и на предыдущие пять – выиграть и только выиграть. Наша задача – научить пацанов играть в хоккей, научить их выходить из разных ситуаций, которые могут возникнуть в матче. Никто ни с кем не воевал! Разве что в переносном смысле. Кто кого провоцирует, кто с кем воюет? Все говорили про «бой» и «битву», но это ведь иносказательно. Моя задача, как тренера, обучить хоккеистов.

Слышал намеки и конкретные высказывания о том, будто мы решили Брахманиса сломать. Я сам был спортсменом, я это презираю. Хорошо сыграть против него, прикрыть, не дать показать свои лучшие качества – да. Но сломать?.. И тут же мне на лавку ставят скрытую камеру. Я вот этого совершенно не понимаю. Откуда может поступить такая команда? Естественно, сверху.

- Какие были мотивы у тех, кто пытался выйти на контакт?

- Донести до нас, чтобы «Металлург» не сильно упирался в этой серии. Мол, денег у вас все равно нет, а у нас серьезные задачи.

- До ребят это доходило?

- Пацаны знали. Но, считаю, мы своим отношением и своей игрой показали всем, что думаем по этому поводу.

- Что еще задело вас по ходу серии?

- Вспоминается, как народ кричал с трибун, что Жлобин – деревня, колхозники. К чему такие выкрики и скандирования? У нас в команде четыре человека из Бреста, пять – из Минска. Витебск, Гродно, Самара, Москва. Четверо из Гомеля, кстати. Молодые пацаны, от услуг которых отказались еще на молодежном уровне. Мы их подобрали, одели-обули, дали шанс, провели через фарм-клуб, подняли в экстралигу. Так где колхозники? Я не понимаю. Что за отношение?.. «Мы хозяева Полесья». Повторюсь, ощущение, что Гомель – это местный Ватикан, какое-то отдельное государство. А все остальные недостойные. Хочется спросить, вы вообще были в Жлобине? Гуляли по улицам, общались с людьми? Где вы увидели здесь колхоз? Кажется, гомельчане были больше озабочены тем, как поддеть Жлобин, чем поддержкой своей команды.

alt

Наоборот, Гомельская область должна радоваться тому, что мы даем местным ребятам шанс закрепиться в хоккее, даем им вторую жизнь. Они пройдут нашу школу и впоследствии могут достойно представлять регион. Взять того же Пашу Вергунова, этого пацаненка «метр с кепкой». Считаю, он серию провел выше своих возможностей. Просто парень выходил и работал на сто процентов. Кто, где и когда слышал эту фамилию? Его даже не знали, пока он не приехал в Жлобин и не поднялся по клубной структуре. Гомельский парень. Я не прошу людей поддерживать его в команде-сопернике, но достаточно хотя бы уважать.

- Все матчи серии, кроме последнего, вы оставили без комментариев. Почему?

- Во-первых, я сторонник того, чтобы вначале делать, а уже потом что-то говорить, комментировать. Во-вторых, в отличие от регулярного чемпионата, серия плей-офф – это одно отдельное противостояние. Какой смысл подводить какие-то промежуточные итоги? Все матчи напряженные, нервные. Что комментировать? Сегодня мы молодцы, а завтра храбрецы? Сыграли, закончили – обсудили, поговорили. Вот сейчас прошло пару дней, я остыл, все проанализировал и спокойно, без горячки и лишних эмоций рассказываю все, как было, отвечаю на вопросы, подвожу итоги. Считаю, так правильно.

alt

В-третьих, все внутри кипело. Это постоянное давление, стычки, игровые эпизоды. Легко кого-то обидеть, на кого-то наговорить. Лучше с холодной головой подвести все итоги. К тому же, федерация запрещает в течение 24 часов обсуждать какие-то игровые эпизоды. А действительно непонятных хватало. В одну сторону арбитры свистят, в другую – нет. Кто и кого провоцирует. Тот же момент с Черновым из третьего матча серии. Хоккеист соперника упал, ни один из судей не свистнул нарушение, но проходит какой-то отрезок игры, и нашему игроку дают «2+10». Что было, где было, откуда пошла команда, кто ответственный за эти непонятные решения?..

Сейчас судьям одели микрофоны. То есть, идет какой-то дополнительный импульс, какое-то программирование. У арбитров и так проблемы с катанием, из-за которых они отвлекаются, не всегда могут выбрать удачную позицию. А если параллельно что-то говорят в ухо откуда-то сверху, то ты вообще пропускаешь момент. Это как будто я выхожу один в ноль, разговаривая по телефону. О какой концентрации может идти речь?

В Гомеле говорили, что мы провоцируем. Кого, когда? Идет борьба на пятаке, добивание, нас выносят оттуда, но при этом мы провоцируем... Да обычный игровой эпизод! Потолкались и разошлись. О каких провокациях все говорят?

alt

- Чем был вызван избыток эмоций в пятом матче?

- Считаю, прежде всего – его значимостью. 2:2 в серии, и на площадке шла, в том числе, борьба, кто кого сломает в психологическом плане. Получилось, что смесь нервозности и захлестнувших эмоций вылилась в такую игру. Никаких установок идти и драться, само собой, не было. Плюс повлиял эпизод, подхлестнул ребят, когда сломали Пашку Марщенка. Опять же, как утверждают – по правилам. Но если по правилам и удара в голову не было, почему у человека сотрясение, разбиты губы, нос? Разве можно так упасть затылком, чтобы повредить лицо?..

- Много претензий к судейству по итогам серии?

- Здесь нужно высказаться даже не по серии, а в целом по сезону. Вот спортивный директор ФХРБ Александр Хромылев в интервью говорил, что федерация стремится стать ближе и понятнее болельщикам, объяснять им свои действия. Но на деле получается так, что не то что болельщики, даже участники чемпионата не всегда понимают определенные решения.

Мы говорим со своей стороны, потому что не раз отправляли игровые моменты с просьбами рассмотреть их и оценить правильность действий арбитров в разных эпизодах. Получали сухие ответы, что все верно, нарушений нет. Но если верно, почему в аналогичных ситуациях из других матчей принимаются обратные решения? Ответа нет, объяснения нет, судьи молодцы. Общались с коллегами из других клубов – то же самое...

Единственный раз я приехал в федерацию, чтобы обсудить вот такие моменты. Команды присылали нарезки, спорные эпизоды. Вроде должно было получиться полезно. Но разумного я ничего не услышал. Полтора часа обсуждали, в каких джинсах главный тренер «Металлурга» стоит на лавке. Я просто не понял, зачем ехал. Когда представители «Юности» задавали конкретный вопрос, какой спорный момент вы разобрали и как наказали, толкового ответа не услышали. «Мы наказали, а остальное – не ваше дело». Так зачем мы присылаем эти нарезки, для чего? С кем мы спорим? Мы хотим сделать наш хоккей и наш чемпионат лучше или полтора часа решать, в черных или синих джинсах мне стоять на лавке?..

Видимо, у федерации одна проблема – собрать с клубов взносы. Столько звонков поступало: «Когда, когда?» Вопрос стоит о существовании команды, а каждый день требуют взносы. Зато сейчас у нас судьи красавцы: в новой форме, с микрофонами. А что делаем для того, чтобы возникало меньше спорных ситуаций? Непонятно.

alt

На одной из пресс-конференций в сезоне я предлагал арбитрам приехать к нам и поучаствовать в тренировочном процессе. Это помогло бы решить много вопросов: «физики», катания, понимания нарушений. Мы их экипируем, погоняем. Пускай почувствуют себя в шкуре спортсмена. Я даже сам форму надену :)

- Один из самых больных для нас вопросов. По ходу сезона было много новостей о неблагополучном финансовом состоянии клуба, но ребята не раз говорили, что на хоккей они не переносятся. Как вам удавалось отвлекать парней от этих неприятных мыслей?

- Деньги – вопрос серьезный. Без них вообще никуда, это наше существование. Если не на что купить необходимое, голова всегда болит. Но у нас еще в начале сезона состоялся разговор с ребятами. Те, кто пришли ради денег, отсеялись. Деньги зарабатывают в КХЛ, ВХЛ, НХЛ. Чемпионат Беларуси – это трамплин, который дает хорошую возможность вырасти и шагнуть на уровень выше. Те, кто пришел ради прогресса, идеи, хоккея, остались. Мы поговорили и решили: играем за свое имя, за свой клуб, для своих болельщиков. Один раз все обсудили, и больше к этому не возвращаемся.

Да, обидно это все, но что делать? Не первый кризис в стране, бывали и похуже времена, когда действительно кушать было нечего. Ребята же, зная меня, понимали: если один раз решили, пришли к обоюдному мнению, то больше тему не поднимаем. Так весь сезон и протянули на жилах.

- То есть, моментов, когда кто-то ходил с опущенными руками и не очень-то хотел играть, удалось избежать?

- Повторюсь: таких людей мы сразу отсеяли. Земной шарик очень маленький. Кто живет в хоккее ради денег, обрезает с работодателем все концы. Но может случиться так, что завтра работодатель окажется на плаву, а нужен ли будешь ему ты? Когда сжег мосты, обратного пути нет.

Я все-таки надеюсь, что кризис не вечен. Хотя предполагаю, что впереди еще будет тяжеловато. Многое зависит от завода, насколько там решат, нужна ли команда. Лично мое мнение: ломать – не строить. Сломать можно в два счета. Подписал приказ – и команды нет. Но собрать ее впоследствии будет очень проблематично. В Жлобине есть традиции, есть титулы. Развалив все, вернуть это обратно будет сложно.

Есть хороший пример Новополоцка. «Химик» плавает сколько лет, но все же держится. А вернуть времена, когда он был наверху, невероятно тяжело. Все потихоньку валится, валится, и к чему пришло? Мое пожелание: не допустить такого в Жлобине. Вернуться будет очень непросто. Сейчас все зависит от руководства завода.

Я, конечно, понимаю ситуацию. В том числе, и генерального директора, на которого со всех сторон давят и на плечах которого сейчас неимоверный груз. У нас с Анатолием Николаевичем Савенком состоялся мужской разговор перед сезоном, мы пожали руки. Он не должен подвести, как бы тяжело ни было. Мы верим, что все нормализуется.

alt

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья