Блог My Story: Crossing the Line

«Ван Бастен не любил меня, потому что я мог побить его бомбардирские рекорды»

Новая глава автобиографии Луиса Суареса – о взаимоотношениях с тренерами «Аякса», поисках сокровищ и о том, можно ли в Голландии стимулировать соперников своих соперников.

Голландская школа

«Нет, нет, нет. С ума сошел, Луис? Чтобы больше мы об этом не слышали. В Голландии таким не занимаются».

Сезон-2009/10 подходил к своему концу – мой последний полный сезон в «Аяксе». Если мы побеждали в последнем туре, а «Твенте» проигрывал, то чемпионский титул был нашим. Мне пришла идея простимулировать соперника «Твенте» премиальными.

Это была всего лишь идея, естественно, я не собирался кому-то платить за поражение. В этом случае это была бы взятка. А так я лишь хотел простимулировать  соперника нашего конкурента за титул. Но реакция была категоричной. Уругвайский и голландский менталитет сильно отличаются, поэтому от этой идеи пришлось отказаться.

«Твенте» обыграл в последнем туре НАК. Мы победили НЕК, я забил дважды и довел число своих голов до 35 в 33 матчах чемпионата. Также я переступил отметку в 100 голов за клуб. Но в третий раз подряд мы чуть не дотянули до чемпионства.

Я очень хотел выиграть голландское первенство. «Аякс» стал замечательным периодом моей карьеры. С первого же дня болельщики прекрасно относились ко мне. Я и Софи наслаждались жизнью в Амстердаме, и мне не хватало лишь титула чемпиона.

Проиграть в 2010-м было особенно обидно, потому что главный тренер Мартин Йол поверил в меня и дал мне капитанскую повязку. Победа в чемпионате стала бы благодарностью с моей стороны. Его приход стал глотком свежего воздуха после работы Марко ван Бастена.

Стиль Йола отличался от того, который проповедовал мой первый тренер в «Аяксе» Хенк тен Кате. Хотелось бы поработать с тен Кате подольше, но едва я перешел в «Аякс», он отправился в «Челси», где стал ассистентом главного тренера. Он привел меня в клуб, и при нем я почувствовал – он верит в меня. Он пришел из «Барселоны» с той философией, которая подходила мне. В первых матчах под его руководством я чувствовал себя комфортно. К тому же, он говорил по-испански, что упрощало мою жизнь еще сильнее после трансфера в 2007 году. В пятницу я подписал контракт, но завершить работы с документами до субботнего матча за Суперкубок Голландии не получилось. Тем не менее, во вторник в матче квалификации Лиги чемпионов против пражской «Славии» тренер сразу же бросил меня в бой. Я забил в своем первом матче за «Аякс» в чемпионате, отметился голом в дебютной игре на домашнем стадионе команды и в целом начал очень уверенно под руководством тренера, с которым сразу сработался.

Болельщики тепло встретили меня за то, что я так отчаянно рвался в их клуб, поэтому я чувствовал себя как дома. Я ладил с тренером и отлично начал сезон. Я также быстро подружился с Габри, который перебрался в «Аякс» из «Барселоны». С ним я позже воссоединился в Испании, где он сейчас работает тренером второй команды «Барсы».

Габри играл под руководством тен Кате и Райкарда в «Барселоне», и, по его словам, игровые стили обоих тренеров были схожи. Уверен, мы бы и дальше успешно работали с тен Кате, но в октябре ему поступило предложение стать помощником Авраама Гранта в «Челси». В итоге он ушел. Было очень грустно расставаться с тренером, с которым у меня развивались превосходные отношения.

Адри Костер стал и.о. главного тренера до конца сезона, и мы упустили чемпионство в самом конце, проиграв в последнем туре. Это был очень спокойный и прямой тренер. Тот сезон был полезен для развития его тренерской карьеры. Я учился под его руководством, но той поддержки, которая у меня была с остальными тренерами, я не чувствовал.

Перед стартом нового сезона «Аякс» должен был возглавить большой человек. В июле 2008 года клуб назначил на пост главного тренера Марко ван Бастена. В том сезоне я забил 28 мячей в 43 матчах, и это был шаг вперед по сравнению с 22 голами в 42 матчах год назад. Тем не менее, мы стали лишь третьими, а взаимопонимание с человеком, который должен был стать для меня тренером мечты, я так и не нашел.

Сама перспектива работы под руководством столь известного футболиста – одного из лучших форвардов в истории – была очень привлекательной, и первые впечатления были положительные. Он был очень строгим специалистом, и мне это нравилось. Он не держал слова в себе, если хотел что-то сказать. От каждого игрока требовалась максимальная концентрация. Но со временем я начал понимать, что его методы не для меня. Он не был гибок в плане тактики, и я не всегда вписывался в его игровой стиль.

Особенно рьяно ван Бастен относился к единству команды. В середине недели он регулярно собирал игроков для какой-либо коллективной деятельности. Мое мнение – едины мы должны быть на поле. Нет никакой нужды так зацикливаться на этом вне игры. Это казалось навязыванием. Он слишком много требовал от нас.

Я не был согласен с его методами, и он это знал. Также он был в курсе, что в раздевалке свое недовольство выражал не только я – были и другие футболисты, которые хотели провести свободное время с семьей вместо пресловутого «единства». Однажды мы пошли в художественную школу, чтобы порисовать вместе. Но объединяла нас только одна мысль: «Какого мы тут забыли?» У всех были одни и те же чувства.

Недавно я летел на самолете вместе со своим бывшим партнером по «Аяксу» Дарио Цвитаничем. Мы вспомнили о тех походах и обо всех вещах, которые ван Бастен заставлял нас делать. В половине случаев хотелось сквозь землю провалиться. Это было невыносимо.

На этих «уроках искусства» нам говорили случайные слова, и мы должны были рисовать все, что придет в голову. Пять-шесть человек пытались найти в себе ван Гога. До уровня голландских мастеров никто не дотягивал. Я этого не понимал.

Мы не стали чемпионами в том сезоне, но идея, что нужно поддерживать командный дух, никуда не делась. За три недели до окончания сезона АЗ досрочно обеспечил себе чемпионство-2008/09. Ван Бастен отправил нас играть в поиск сокровищ… да, в поиск сокровищ.

Пять человек набивались в Citroen 2CV и колесили по Амстердаму в поисках таинственных знаков, в то время как в 35 километрах от нас АЗ праздновал победу в чемпионате. Почувствуйте разницу. Они празднуют, мы катаемся на миниатюрных машинках.

Были вещи, которые я действительно не мог понять. Сейчас я могу рассказать об этом, но тогда меня это действительно напрягало.

Отношения с Деннисом Бергкампом были лучше. Он был ассистентом тренера и время от времени присоединялся к нам на занятиях по игре в пас. Наблюдать и работать вместе с ним было просто потрясающе. Я рос на матчах Денниса за «Арсенал», он был выдающимся игроком. Я помню один из самых моих любимых голов, который он забил Аргентине на ЧМ-1998, обработав мяч после длинной передачи, обыграв Роберто Айялу и эффектно сместившись в центр. Этот гол выбил Аргентину с турнира.

Просто невероятно, что я, 20-летний паренек, играю вместе с ним. С нам также работал Франк де Бур. Когда они брали мяч и начинали играть, это было что-то. Я понимал, что эти парни играют совершенно на другом уровне. Ван Бастен, естественно, тоже. Поначалу он тоже играл вместе с нами в теннисбол, но это было совсем не то. Не было тех ощущений, той теплой и непринужденной атмосферы. Со временем наши отношения продолжали ухудшаться, и чем больше я забивал, тем хуже все становилось.

Со временем я начал думать, что ван Бастен не любил меня, потому что я мог побить его бомбардирские рекорды. Помню, перед матчем в Лиге Европы я не попал в состав, когда был близок к тому, чтобы превзойти его еврокубковую голевую серию. Дело, может, было и не в этом, но меня действительно волновало, являлось ли это простым совпадением. Болельщики меня любили, а я выполнял свою работу – забивал. Но ван Бастен заострял внимание на вещах, в которых, как он думал, я не был силен. У нас не случилось ни одного серьезного конфликта. Просто я не мог понять его отношение ко мне, мы так и не нашли общий язык.

Может это потому, что я не был типичным игроком «Аякса» со спокойным мирным нравом? Я часто получал желтые карточки, и ван Бастену это не нравилось. Может какие-то личные мотивы? Может, ему не нравилась моя игровая манера? Он предпочитал отточенный аккуратный футбол, техничный и умный. Я же был игроком, который был готов идти на соперника до конца, который намерен биться с каждым и безустанно бежать вперед.

Мне так и не удалось толком пообщаться с ним, поэтому всей правды я не знаю. Я говорил с руководителями, которые рассказывали о планах ван Бастена на меня. Были предположения, что я мог быть продан. Принимать это было очень больно.

Могу с уверенностью сказать, что шанс был упущен. Я бы хотел, чтобы он помог мне, как футболисту. Если ты нападающий, а рассказывать тебе что-то начинает сам Марко ван Бастен, то ты, безусловно, слушаешь. Делаешь так, как он говорит. Он знает, что делать. Я бы очень хотел научиться у него большему, наладить нормальные отношения, однако, судя по всему, у него были другие планы.

Ситуация немного нормализовалась с уходом ван Бастена из «Аякса».

Фото: REUTERS/Michael Kooren, Ivan Milutinovic; Fotobank/Getty Images/VI Images

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья