Блог Больше тенниса

Максим Мирный: «Хотел доиграть до 30-ти. Все, что после, расцениваю как бонус»

В свои 37 лет Максим продолжает активно выступать на турнирах и не планирует покидать корт. В этом интервью Мирный рассказал о визите домой, пополнении в семье, позиции в рейтинге и послекарьерных планах.

«Я здоров, и у меня все хорошо»

– Перво-наперво хочется спросить про последний визит домой.

– Когда играю в Европе, стараюсь возвращаться домой. Это уже традиция. Повидаться с родными и близкими, решить организационные дела. Вот в нашем центре проводили мастер-класс с детишками. В общем, это наработанная схема, стараюсь ее придерживаться.

– Более длительный визит не планируете?

– Пока нет. Все связано с турнирами, зависит от их графика.

– Когда планируете заканчивать сезон?

– Уже завершил.

– Значит, можно подвести итоги?

– Сезон получился нормальным. Хотелось бы всегда оставаться первым, но реальность такова, что сейчас это не так. Но я здоров, у меня все хорошо. На данной стадии карьеры именно здоровье вызывает наибольшие опасения. В 2012 году у меня были серьезные травмы – проблемы с локтем. Сейчас мы стабилизировали ситуацию. Я сыграл все турниры в сезоне, которые планировал, без отклонений от графика и этим доволен.

– То есть позиция в рейтинге не огорчает?

– Нет.

«Даже проиграть в финале Уимблдона было радостно»

– Особняком в этом сезоне, наверное, стоит «Уимблдон» и выступление в миксте, когда вы вышли в финал?

– Безусловно. Финал турнира Большого шлема всегда остается в памяти более ярко выраженным. Повторить успех, достигнутый на этих кортах на Олимпиаде, когда мы с Викторией Азаренко выиграли «золото», можно сказать, почти удалось. Вышел довольно напряженный турнир, и даже проиграть в финале было радостно.

– Но хотелось-то, наверное, большего? Что-то не удалось?

– Что-то не удалось, но я не сильно огорчен.

– На US Open с той же партнершей повторить результат не вышло.

– Это же игра, тут трудно что-то прогнозировать. Удалось сыграть на «Уимблдоне», не удалось на US Open… Трудно сказать что-либо. Все, кто участвует в турнирах, хочет выиграть, все стараются достичь наилучшего результата. Может быть, что-то не сложилось. Не могу сказать: «Ели мало картошки, поэтому проиграли». Соперники оказались сильнее нас на тот момент. Напарница моя старалась. Может, что-то не получилось физически, или переутомилась, либо я не помог в важный момент, как это выходило на «Уимблдоне».

– Как сложился ваш дуэт с Хао-Чинг Чан из Тайваня?

– Да никак. Просто искали партнершу. Игрок, с которым она выступала на «Ролан Гаррос», накануне турнира заболел или травмировался, а у меня еще не было напарницы. Как-то оказались в момент записи вместе. «Давай сыграем?» – «Давай!»

«На будущий сезон договорились с Лопесом»

– В парном разряде в этом сезоне у вас довольно часто менялись партнеры. Почему не было такой стабильности, как прежде?

– Жизнь идет вперед. Получилось так, что мы ожидали ребенка, и я понимал: мне придется изменить свой график в связи с перелетами из Европы в Америку. Принял решение не договариваться с постоянным партнером, потому как не хотелось никого подводить. Я не был точно уверен, какие турниры смогу играть. Составил более свободное для себя расписание, чтобы гибко мог подходить к тем или иным турнирам.

– Как обычно получаются ваши дуэты?

– Как правило, в конце или в начале сезона договариваешься с игроками, если совпадают цели, есть личные соприкосновения, например, географические, а также часто видишь партнеров из одной страны, академии или просто друзей. Договариваешься на сезон, два, три, у некоторых бывает даже на десять. 

– С кем-то из тех теннисистов, с которыми выступали в нынешнем сезоне, у вас было наиболее тесное соприкосновение?

– В начале сезона мы договорились с Южным. Планировали, что сыграем вместе весь год. Но получилось так, что после довольно успешного старта в Австралии нас постигла череда неудач. Связаны они с несколькими заболеваниями у Миши, потом у него умерла бабушка. Пришлось сниматься с нескольких турниров «по травме». Был вынужден корректировать свой план. По большому счету, я был готов пропускать, причем больше со своей стороны ввиду ожидания ребенка. Он родился как раз после «Уимблдона», когда я был дома. А с партнерами пришлось адаптироваться, ведь Миша перед US Open не играл, и после чемпионата США он мне сказал, чтобы я искал другого напарника. Южный решил заявляться только на «одиночку», так как его тревожил локоть, а в конце сезона еще и кисть. С такими проблемами мы и провели год.

– С кем-то на будущий сезон уже договорились?

– Пока что, навскидку, – с Фелисиано Лопесом. Наше совместное выступление будет зависеть от его расписания, от моих возможностей, связанных с попаданием на турниры по рейтингу. Мои позиции сейчас ниже, и на некоторые соревнования мне будет труднее попасть. Это штатная ситуация, с которой я привык справляться уже на протяжении многих лет. Будем видеть в новом сезоне, который я планирую начать с Лопесом.

– Хотелось бы отыграть весь сезон с ним?

– Если будет получаться, да. Тут обоюдное решение. Если настроение, цели совпадают, то окей. Если что-то не получается, это не всегда связано с профессиональными неудачами. Иногда бывает, что из-за разного возраста игроков и географического положениявыступать вместе не получается. Например, кто-то хочет играть в Европе, кто-то – на другом континенте. Например, после Австралии Лопес будет выступать в Старом Свете, а я, скорее всего, вернусь в Америку, где пребывает моя семья, и там стану играть турниры.

– Вам удобнее играть с теми, кто ближе по возрасту?

– Я бы не сказал, что это является определяющим фактором. Это может быть одной из причин. Например, Вашек Поспишил сейчас не везде играет пару, потому что он молодой, и приоритет у него «одиночка». А взять более возрастных игроков. Таких, как Юрген Мельцер или Фелисиано Лопес. Они хотят играть пару практически везде, потому что понимают: конец теннисного пути уже близится. Ребята хотят использовать все шансы, которые у них есть. В таком случае бывают разногласия с партнером в планировании календаря.

«Чем старше буду становиться, тем больше будет крен в сторону семьи»

– Уже не раз вы упоминали о прибавлении в вашей семье в этом году. Рождение ребенка, когда он уже не первый, вносит серьезные перемены в жизнь? (2 августа в семье Мирных родился четвертый ребенок, которого назвали Трофим. У него есть две старшие сестры Мелания и Петра, а также брат Демид – прим. авт.)

– Семья – это большая часть жизни. Я счастлив, что на протяжении стольких лет мне удавалось адаптироваться, уделять внимание и своей теннисной карьере, и семье. С прибавлением ребенка все то же самое продолжается. У нас есть уже наработанные варианты. Какую-то часть сезона мы проводим в Америке, что связано с удобством. Дети в это время идут в школу. Потом мы, не окончив школу, уезжаем в Европу, где продолжаются турниры. Дети идут учиться в Минске. Слава Богу, что быт у нас налажен, жить есть где, и семья меня полностью поддерживает. Безусловно, некоторых бытовых вопросов, связанных с грудным ребенком, сейчас прибавилось, особенно у жены, и я стараюсь ей помогать, как могу. Но в общем ситуация не изменилась.

– У спортсменов по окончании карьеры часто остается чувство сожаления, когда дети, по сути, растут и взрослеют без их участия. У вас такого, судя по всему, быть не должно.

– Ну почему же? Я бы хотел больше времени уделять детям. Но пока что выбор таков, что я еще способен и хочу максимально реализовать себя на корте, поэтому приходится совершать отъезды из дома. Теперь такое случается гораздо реже, нежели тогда, когда я играл еще и «одиночку». Тогда я был на колесах, если можно так выразиться, месяцами. Сейчас я две-три недели играю, возвращаюсь домой на несколько недель. Сегодня у нас такой баланс. Уверен, что чем старше я буду становиться, тем больше будет крен в сторону семьи. Это нормально.

 

«Кому, как не детям в своем центре, передавать свой опыт?»

– Вы говорили о мастер-классе в вашем теннисном центре. Довольны ли тем, как он функционирует?

– Да, считаю, что создание центра было очень правильным решением. Вижу потребность в развитии тенниса. Уже в независимой, суверенной Беларуси сложились богатые теннисные традиции. Я бы не хотел заниматься в жизни чем-либо, кроме своего любимого дела. И сейчас, имея центр, функционирующий бизнес, я бы хотел его продолжать, развивать и работать на благо белорусского тенниса. Ведь я отдал ему всю свою жизнь и хотел бы, чтобы на этом все не останавливалось, а росли новые дети, новые чемпионы. И потом, теннис – то, что я знаю лучше, чем что-либо другое. Это интересно, я занимаюсь этим искренне и хочу, чтобы так дальше все и оставалось.

– С вами и Владимиром Волчковым долгие годы ассоциировалась белорусская команда Кубка Дэвиса. Сейчас Владимир – основная фигура уже тренерского цеха и создающейся Национальной академии. Готовы со временем стать таким же значимым человеком, но в рамках своего центра?

– Здесь немного другой концепт. На Володю возлагается много организационных вопросов. К тому же он много времени уделяет на корте подопечным. Мне во многих вопросах управления центром помогает отец. Я же, пока активно занят в туре, стараюсь по мере возможности вникать как в бизнес-составляющую, так и в работу с тренерами в плане передачи методик, опыта, в тренировки с детьми. Не бывало еще такого случая, чтобы я, приезжая в Минск на неделю или две, не проводил совместную тренировку с детьми, не встречался с тренерами. Стараюсь уделять этому время и считаю, что это большая часть вклада, который мне сегодня под силу. И главное, что мне это нравится.

– Выход на корт с детьми дает дополнительную энергию?

– Знаете, в какой-то мере это символизирует полноценный процесс замыкания круга или чего-то в этом роде. Ведь с этого начиналось и мое детство, когда передо мной стояли титулованные игроки, когда они пытались вселить в меня веру, надежду, любовь к этому виду спорта. Может, все было в другой форме, но принцип тот же. Мы видели перед собой наших прославленных советских игроков. Сегодня дети имеют возможность видеть меня как игрока мирового уровня. Самое главное – у меня очень большой опыт. И кому, как не детям в своем центре, передавать его? Это такие естественные, нормальные намерения, которые движут мной при проведении таких мастер-классов, которые я провожу с детьми, тренерами или родителями.

«Всегда открыт для контакта»

– На вас ведь равняются в какой-то степени и те белорусские игроки, которые уже имеют рейтинг АТР, сами являются профессионалами. С ними какое-то общение происходит?

– Я всегда открыт, говорил об этом и руководству в лице старших, главных тренеров. Сегодня у нас хорошее взаимопонимание с Володей Волчковым, мы даже, можно сказать, работаем в связке. Он мне подсказывает, кому стоит уделить больше внимания, кто нуждается в общении со мной. Сейчас уже чаще я вижу наших ребят на турнирах АТР в отборочной их части, на «Гранд слэмах», они уже стали попадать в основную сетку. Постоянно общаюсь с нашими девчонками. Очень порадовался выступлению Саши Саснович на US Open, общался с ней там. Хочу всегда быть полезным и стараюсь хотя бы просто поддержать. Понимаю, что чувствует игрок, который вдалеке от дома выступает, борется на турнире, и с удовольствием разделяю эти ощущения со всеми нашими теннисистами.

– На турнире АТР в Шэньчжэне в основной сетке выступало сразу четыре белоруса. В сети появилось ваше совместное фото. Запечатлеть момент — ваша инициатива?

– Если честно, моего брата. Он стал больше помогать мне в этом году, еженедельно пребывая на туре. Он больше, чем я, любит статистику. И когда он увидел, что такое случилось, сказал, мол, это нужно обязательно запечатлеть. И как только мы сфотографировались, эту информацию сразу подхватили и работники АТР. Ведь такого в истории еще не было, чтобы четверо мужчин-профессионалов было в основной сетке на одном турнире. Думаю, что это такой первый звоночек, и дай Бог, эта традиция продолжится. Хотется, чтобы у нас было четверо или больше на более крупных турнирах и не только в сотне рейтинга, а в полтиннике и выше.

– В Беларуси есть сформировавшаяся пара Сергей Бетов/Александр Бурый, в нынешнем сезоне они вошли в первую сотню рейтинга. Общаетесь ли с ними, даете ли советы? Последние недели, за исключением «Фьючерса» в Минске и «Челленджера» в Италии, у них были все же не самые удачные?

– Я бы не сказал. Все же сезон для них – лучший в карьере. Может быть, не стоит уделять внимание каким-то мелким отрезкам. Они играют стабильно на высоком уровне. И даже пусть это уровень «Челленджеров» и «Фьючерсов», провести без спадов 12 месяцев в году невозможно. И их появление в первой сотне парного рейтинга я считаю большим успехом белорусского тенниса. Плюс уже в том, что ребята не разошлись, как это в большинстве случаев случается с партнерами. Сыграть год вместе – значит пролетать вместе на самолетах, проездить на поездах, проспать в одних гостиницах, проесть в одних ресторанах. Фактически ты ведешь вторую жизнь, как с женой или девушкой, с партнером. Практика показывает – это очень трудно. Молодцы, что не расходятся. И где-то я беру на себя лавры в этом, потому что стремился к этому и говорил ребятам: «Будут неудачи, разочарования, но ваша сила в том, что вы будете вместе». И результат это показывает: в этом сезоне они выиграли пять «Челленджеров» и три «Фьючерса», стоят в первой сотне мира и претендуют на интересное будущее в ближайшие три-пять-семь лет. Все в руках ребят. Все будет зависеть только от них, от того, сколько они продержатся на этом уровне, как быстро поднимутся еще выше. Ведь уже сегодня Бетов и Бурый очень близки к тому, чтобы выступать на самых крупных турнирах, писать свою карьеру по-новому, представлять Беларусь на совсем другом уровне.

– На недавней пресс-конференции, посвященной грядущему открытию Национальной академии, наш молодой теннисист Максим Тыбор признался, что ему интересно было бы узнать вашу оценку его игры, услышать профессиональные советы. Готовы выступить в роли эдакого оценщика?

– Для меня это будет привычно. Никогда никому не отказывал в совете, высказывании своей точки зрения. Если будет подходящий момент, я обязательно откроюсь перед ним со своим видением.

«Карьера была очень длинной, и хочется этот пир продлить еще чуть-чуть»

– Вернемся к вашей теннисной карьере. В чем сейчас находите для себя мотивацию выходить на матчи, тренировки, ехать на новые турниры?

– Наверное, главная мотивация – в понимании того, что карьера была очень длинной. И хочется этот пир продлить еще на чуть-чуть. Не сказал бы, что какие-то конкретные турниры мотивируют меня больше или меньше, нежели другие. Смотрю на все, как на одну картинку. Люблю этот образ жизни. Мне нравится соперничество, нравится быть активным, может, подсознательно нравится побеждать себя. Ведь не становится легче путешествовать с континента на континент, просыпаться утром и тренироваться, потому удовлетворение от таких побед очень высокое. Наверное, это то, что движет мною и что позволяло мне на протяжении последних, скажу с уверенностью, восьми лет продолжать карьеру. Хотел доиграть до 30-ти лет. Потому теперь все, что после, расцениваю как бонус: турниры, деньги, награды, медали, заслуги. Поэтому мне легко продолжать идти дальше.

– Неудачи на корте сказываются на желании продолжать?

– Больше в техническом плане. У нас все завязано на довольно суровой системе рейтинга. И как бы ни хотелось ехать на большой турнир, ты попадаешь туда, только лишь когда тебе это позволяет рейтинг. Естественно, после побед он выше. Ты получаешь привилегию на продолжение пира. В противном случае либо играешь турниры более низкого уровня, либо не выступаешь вообще. В таком техническом плане есть понимание того, что когда-то этот пир закончится. Тем не менее я рад, что он был таким долгим.

– Ваш отец в интервью по завершении «Уимблдона» говорил, что в вашем общении после Олимпиады-2012 постоянно всплывает тема окончания карьеры.

– Может быть, это происходит чаще, чем до нее. Тем более Олимпиада была победной. Трудно представить что-то большее со спортивной точки зрения, чем эмоции того успеха. Поэтому пришлось задать себе новые вопросы и определить, к чему дальше стремиться, где находить подпитку и как идти дальше. Опять же, я рад, что после Лондона-2012 у меня было несколько побед на хороших турнирах, и рад, что остаюсь в строю.

– С точкой еще не определились?

– С точкой?... Нет, еще не определился. И, наверное, точки у меня никогда не будет. Возможно, наступит другая фаза моего вовлечения в теннис, связанная с развитием нашего вида спорта в Беларуси, его популяризацией в мире. В какой форме я буду ее выполнять, еще предстоит определиться, понять для себя самого. Касательно профессионального тенниса, если судьба мне будет выиграть еще что-то, что я не выигрывал, буду рад вдвойне. Я испробовал уже все прелести этой жизни.

«Постараемся пройти Ирландию»

– И напоследок. Жеребьевка Кубка Дэвиса подарила белорусам в соперники ирландцев, которых мы уже дважды обыгрывали. Получается, удобный оппонент?

– Наверное, не худший. Но играть на выезде намного сложнее, чем дома. Мы будем стараться, чтобы все потенциальные игроки нашей команды находились в наилучшей форме. Для этого важно простое здоровье, отсутствие травм. До матча еще довольно много времени. Думаю, руководство команды будет наблюдать за всеми игроками. Состав зависит и от того, как сложится концовка нынешнего сезона, ведь почти все еще продолжают выступать, и начала следующего. И потом будут делаться выводы. Уверен, мы примем правильное решение и сделаем все, чтобы в очередной раз представить Беларусь наилучшим образом. Постараемся выиграть на выезде.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.