Блог На вулiцы маёй

«Трансферы года – отъезд Халка в Китай и мой переход в «Динамо». Челядинский вернулся домой

alt

В 2001 году Артем Челядинский и минское «Динамо» расстались так, что, казалось, они больше никогда не сойдутся. Переговоры о новом контракте завершились ссылкой защитника во вторую лигу и последующей сменой клуба. Причем Юрий Чиж проводил футболистами такими словами («тряпка» и т.д.), что они звучали приговором.

Этот сезон, как и предыдущие четыре, Челядинский начал в Жодино, и в свои 38 смотрелся настолько уверенно, что его, воспитанника минского «Динамо», позвали обратно в родной клуб. Трансфер состоялся, и ветеран рассказал Андрею Масловскому о возвращении, которое трудно было предположить.

– Ваше возвращение в «Динамо» стало очень неожиданным.

– Для меня тоже. Даже не предполагал, что получится вернуться в родной клуб в таком возрасте. Но я всегда этого хотел. Хотя по тому, как складывалась моя карьера в «Торпедо-БелАЗ» можно было предположить, что я там и закончу. Я играл в Жодино почти пять лет и очень прикипел к клубу.

– Кто и когда предложил перейти?

– Инициатива шла от «Динамо». Конечно, встречался и с тренером, и с руководством.

– С Сергеем Чижом общались?

– Нет, но, насколько знаю, с ним обо мне разговаривали. И последнее слово все равно было за ним. В общем, по всему было видно, что клуб во мне заинтересован.

– Разговор случился после матчей «Торпедо-БелАЗ» с «Рапидом»?

– Между ними. Даже ближе к ответному. Примерно за день до игры в Австрии переговорили. Но никакой конкретики не было – не хотел забивать себе голову. Просто предварительно договорились, а все остальное обсуждали уже после нашего вылета.

– Если бы прошли австрийцев, все равно перешли бы?

– Очень тяжелый вопрос, ответить на него не могу. Да и не случилось этого.

– Руководство «Торпедо-БелАЗа» знало о ваших переговорах?

– Конечно. И Михаил Хлус, и Игорь Криушенко были в курсе с самого начала. Они нормально восприняли, и удержать меня не пытались. Михаил Евгеньевич об этом сказал в интервью. Спасибо директору и главному тренеру за понимание.

До Австрии об интересе минчан знали всего несколько человек. Кроме руководителей еще Леха Панковец – мой друг. Он говорил, чтобы я шел и даже не думал. Понятно, что как друг он хотел, чтобы я остался. Мы вместе жили на всех сборах и заездах, а сейчас ему приходится жить одному. Но как партнер по команде он только за меня порадовался. Как и остальные ребята, когда узнали о моем уходе.

- Кстати, в чем причина прогресса жодинцев?

– В прошлом году футболисты не чувствовали стабильности – были перебои с финансированием. Сейчас же все отлично. Зарплаты выплачиваются вовремя. Зимой Игорь Криушенко перестроил игру команды – подстроил рисунок под тех исполнителей, которые были. Решил, что в три защитника действовать лучше. Хотя начали мы с классической четверкой в обороне. Но после кубкового матча с «Динамо» увидели, что три центральных лучше.

Здоровским катализатором стало выступление в Лиге Европы. Команда почувствовала свою силу. Это немаловажно. Я по себе помню, что после игр с хорошими командами, начинал на внутренней арене чувствовать себя более уверенно. И старт второго круга это показал – «Торпедо» играет в яркий футбол и добивается результата.

alt

«Торпедо» – это часть моей жизни. Я провел в Жодино почти пять лет, но «Динамо» для меня не просто звук. Все же знают мою историю. Я начинал в этой школе на легендарном динамовском асфальте. Поэтому и согласился. Меня позвали домой. «Динамо» – это родители. Какое-то время я пожил своей жизнью, и вот пришла пора вернуться. «Динамо» только начинает строиться заново. Новый тренер, новые условия, новый состав – многие ребята пришли только летом.

Кстати, после перехода меня поздравили многие знакомые футболисты. Шутили, что мой переход в «Динамо» и отъезд Халка в Китай – трансферы года. За меня были рады. Чего не скажешь о некоторых болельщиках, писавших комментарии в интернете.

– Вы их читали?

– Нет, мне передавали. Сам я комментарии читаю редко. Всегда спокойно относился к тому, что пишут в сети. Я не в таком возрасте, чтобы из-за этого переживать. И даже молодым футболистам часто об этом говорю. Начитаются комментариев о себе и начинают из-за этого переживать. Тогда подсказываю: «У вас есть своя работа, которую вы должны делать хорошо. И оценивает труд не человек за компьютером или телефоном, а тренер, который лучше всех знает, что вы умеете, и который отвечает за результат. Если что-то не получается, а вы читаете гневные комментарии о том, что вы плохие футболисты, в подсознании это засядет. И так станет на самом деле». Рекомендую молодежи не читать, а делать то, что требует тренер. Болельщикам же нужен результат. И им все равно, кто и как его добудет. Но есть такие нюансы в игре, в которых более досконально разбирается тренер, нежели болельщик.

– Много негатива шло от болельщиков «Динамо».

– У каждого есть свое мнение. И я очень надеюсь, что из десяти комментариев хотя бы один был положительным :).

alt

– Основной мотив недовольства – зачем «Динамо» такой возрастной игрок?

– Ну, в каждом чемпионате – в Испании, в Италии, в Англии – есть люди, которым под 40. Они играют на ведущих ролях. Если бы кто-то куда-то перешел, там тоже были бы такие высказывания? Мне кажется, нет. Нужен был тренеру исполнитель определенного уровня, навыков и умений, он увидел такого во мне.

Мне кажется, мы просто обращаем на возраст много внимания. И вот еще что интересно. Если бы никто не знал, что мне 38, то, увидев мою игру, нашлись бы противники перехода? Я не супервеликий футболист и не хочу себя пиарить, но то, что показал в первой половине чемпионата, меня самого удовлетворило. И Боровский приглашал меня именно за какие-то игровые качества, а не потому, что решил помочь ветерану. Буффону тоже много лет, но никто не говорит, что он старый. Итальянец показывает великолепную игру на самом высоком уровне.

– Почему в нашем чемпионате футболисты «35+» смотрятся намного сильнее молодежи?

– Много факторов. Надо сопоставлять несколько поколений и сравнивать отношение к футболу. Я помню себя в 20 лет. Не было серьезных травм или чего-то такого. Я очень легко переносил нагрузки. После игр мог спокойно пойти вечером в какое-то заведение: выпить чай или кофе, пообщаться с людьми, но все равно следил за собой. Правильно восстанавливался, изучал свой организм. Пусть и не сразу, но сам пришел к этому и делаю так до сих пор. Если футболиист хочет прогрессировать, надо интересоваться своим здоровьем, слушать рекомендауии специалистов о правильном восстановлении и, конечно, серьезно относиться к тренировкам.

– Сколько лет вы не были в Стайках?

– Как уехал летом 2001-го, так и не был. 15 лет, получается. Хотя нет, вру. Я же в сборную при Малофееве и Байдачном приезжал. Мы там селились. Так что лет десять. Ехал на первую тренировку и думал, как там все выглядит. Но когда въехал в ворота, увидел, что практически ничего не изменилось. Только ворота автоматическими стали – в наше время руками задвигались. Корпуса те же, дорога по комплексу – такая же, поля – там же.

Понятно, что воспоминания стали накатывать сразу. Прогулялся по территории, по корпусам. Внутри тоже поменялось немногое. В мое время в холле стояли большие старые кресла с массивными спинками и подлокотниками. А в комнате для просмотров стоял старый «выпуклый» телевизор и видик. Сейчас кругом плазма. В восстановительном центре стало больше медицинского оборудования. А вот на кухне все так, как и было. Даже столы стоят так же :).

Прошелся и по самому комплексу. Заглянул на поля, где раньше тренировалась «молодежка» и «Динамо» по весне. Только в манеж, где зимой работали, не заглядывал еще.

На базе не осталось никого из тех людей, которых знал. Администратор Леонид Василевский ушел, тети Ани (заведующая кухней в «Стайках» – Tribuna.com) тоже нет. Хотя недавно видел ее мужа на футболе – он достаточно часто ходит. Передал от нее привет. Феноменальная женщина. Очень вкусно готовила.

alt

– Не было ощущения неловкости оттого, что за столько лет на базе ничего не изменилось?

– А для чего что-то строить? Все же знают, что «Стайки» не принадлежат «Динамо» – база в аренде.

Я тебе скажу, что для футбольного клуба в Беларуси этого более чем достаточно. Есть все условия для работы: два хороших травяных поля, восстановительный центр с бассейном и сауной, удобные корпуса после ремонта. Кругом лес, где можно подышать свежим воздухом и отдохнуть. В общем, все условия. Если бы каждый клуб в стране имел такие, было бы здорово. «Шахтер», БАТЭ – у кого еще есть?  

Хотя, может, и не нужны эти базы в таком виде. Помню, когда со сборной приезжали в Штутгарт, немцы говорили, что у них ничего такого нет. Есть шикарные комплексы с полями, где они тренируются, а ночуют (если надо) в гостинице. Никаких заездов.

– Поселились в своей комнате?

– Она была занята. А я ж не пахан, чтобы выгонять людей. Живу в соседней комнате вместе с Ромой Бегуновым и Володей Корытько. Отличные соседи. Володю знаю давно, а в общении с Ромой нет никаких барьеров, несмотря на разницу в возрасте.

– Как вам «Динамо» нынешнего образца?

– Я только месяц в клубе и мне тяжело сравнивать с теми временами. Многое поменялось. В конце 90-х мы, молодые футболисты из системы «Динамо», приходили в главную команду большим количеством. Коллектив был сформировавшийся, что ли. Плюс оставались ребята, которые застали Хвастовича. Как мне кажется, тогда в команде было больше динамовского. Первый тренер Юрий Погальников воспитывал нас в детстве в соответствующем духе. Постоянно напоминал, что мы из «Динамо», что мы часть большого клуба с историей. А сейчас пришли ребята из других школ – собственных воспитанников два-три человека. Не знаю, почему их так мало. Возможно, нужны игроки более высокой квалификации, поэтому и приглашают легионеров.

Чтобы сформировался дух, чтобы состоялся коллектив, должен пройти определенный промежуток времени. В том же БАТЭ сколько лет играют рядом Родионов и Володько? Они определяют дух команды. В «Динамо» пока этого нет. Очень надеюсь, со временем появится. И мне очень хочется думать, что все ребята этого тоже хотят.

– В 2001-м году вы ушли из команды со скандалом, а позже вышли интервью Юрия Чижа, где он называл вас тряпкой и говорил, что у вас отсутствует клубный патриотизм, да еще присутствует неадекватное восприятие собственной значимости.

– Было дело :). Тогда он, видимо, считал, что так и есть. Почему Чиж так думал и говорил, надо у него спрашивать. Понятно, мне было неприятно. Я живой человек. Но Юрий Саныч это говорил, когда меня не было в Минске, и уладить все по горячим следам не удалось.

Я просто не хотел подписывать контракт на тех условиях, которые мне предлагали. Но я всегда был патриотом клуба и никогда не ставил себя выше его. И не оценивал себя неадекватно. Просто понимал, что заслуживаю определенных условий. Но у руководства было свое мнение. Во многом такое случилось еще и из-за того, что лично с Чижом тогда о своем будущем не говорил. Все происходило через посредников – людей, работавших в клубе. Не хочу о них вспоминать. Они и вели со мной переговоры и передавали всю информацию Чижу. А я стеснялся и немного избегал личной встречи. Сейчас понимаю, что надо было ее инициировать.

В качестве мер воздействия меня сослали во вторую лигу, играть за «Динамо-БНТУ». Было непросто перестроиться. Хотелось тренироваться в Стайках со своими ребятами, а не на «Смене» со «студентами». Но я не халявил. Понимал, что если хочу дальше быть в футболе, надо все равно выкладываться на полную катушку, а не просто отбывать номер. Понятно, что нагрузки были далеки от тех, к которым я привык. Благо поиграл недолго – примерно с месяц, а затем уехал на просмотр.

Чиж всегда от нас требовал результат. Неважно, в каком мы были состоянии, результат был очень важен. Он – максималист. И нам ставил такие же цели. Даже могло «прилететь» после ничьих, когда видел, что мы могли выиграть. Игроки-то понимали, почему не удалось победить, но как до шефа донести :)?

Помнится, когда я переподписывал первый контракт, был в восторге от офиса Юрия Чижа. Тогда «Трайпл» базировался не там, где сейчас, а, по-моему, в районе ресторана «Старое русло». Крутое место, с зимним садом.

alt

– Насколько мне известно, Юрий Чиж всегда был против вашего возвращения в «Динамо» под любым соусом.

– Не знаю, как на это реагировать, если честно. Вроде как публично он об этом не говорил. Да и я о таком не слышал.

– Сейчас решение принималось без него. Что будете делать, когда Чиж выйдет на свободу?

– У меня есть контракт. Если я перестану устраивать работодателя, сядем за стол и будем разговаривать. Но при подписании контракта директор клуба дал понять, что меня хотят. Я же не напрашивался сам.

Кстати, лет через пять после моего ухода из «Динамо» случайно встретились с Чижом в Москве. Юрий Саныч увидел меня в аэропорту и подошел: «Как дела? Почему не заходишь?» Мы нормально переговорили, и я не заметил тогда в его словах никакого негатива ко мне. Если он и был, то прошел. И если мы где-то случайно встречались, общались нормально.

Фото: dinamo-minsk.by, torpedo-belaz.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья