На вулiцы маёй
Блог

«Знай мы все нюансы, вообще не начинали бы сотрудничество». Инвесторы из России убеждены, что в «Белшине» они не провалились

Сергей Новиков рассказывает, как он с партнерами делал бобруйский футбол более популярным, и о том, что из этого получилось.

Компания «СТМ-Спортменеджмент», которой руководят Сергей Новиков, Леонид Саутин и Темур Хинтуба, пришла в белорусский футбол с помпой. Зимой она заключила партнерское соглашение с «Белшиной». Команду пополнили новые футболисты, сформировался новый тренерский штаб, была поставлена цель выйти в Лигу Европы.

На деле же все пошло наперекосяк с самого начала. Команда вылетела из Кубка и плохо стартовала в чемпионате, затем таинственно исчез главный тренер Владимир Ежуров. А после уже сами российские инвесторы оперативно свернули проект и уехали. Следом потянулись и игроки. В итоге второй круг чемпионата начинала уже другая «Белшина» – сейчас команда идет на предпоследнем месте и близка к тому, чтобы покинуть элиту.

– Вы из Бобруйска исчезли как-то уж очень неожиданно. Что произошло?

– С самого начала у нас очень сложно складывались отношения с клубным руководством – никак не могли найти точек соприкосновения, поэтому и было сложно работать. Когда приходится что-то делать во враждебной среде и когда ты не совсем желанный гость в доме, очень сложно добиться результата.

В какой-то момент нас вызвали к руководству города и предложили прекратить сотрудничество. Решили, что так действительно будет лучше для всех: для нас, для клуба, для болельщиков.

– Почему?

– Никого не устраивал результат, который показывала команда. Люди же хотят всего и сразу. А в футболе для этого нужно время. В Бобруйске ждать не желали. В проект вложили столько сил, энергии и собственных средств. Нам всего этого было немного жалко, но мы решили не терять время и переходить к другим проектам.

Однако все равно считаю, что для бобруйского футбола это был положительный период. Мы многое сделали, чтобы популярность «Белшины» возросла. Финансовая ситуация у клуба была не самая простая, но мы рискнули сотрудничать. Провели три хороших полноценных сбора, собрали неплохую команду. И почти все из наших парней сейчас здорово смотрятся в других клубах. Так что уверен: плюсов больше, чем минусов.

– Какие уж тут плюсы: «Белшина» – претендент на вылет.

– Ну, чудес не бывает.

Мы полностью взвалили на себя организацию сборов, экипировку первой и второй команды, медицинское обеспечение, которому уделяли большое внимание. Клуб благодаря этому сэкономил и погасил долги. А летом благодаря тому, что футболисты уходили из «Белшины» за деньги, команда смогла заплатить вторую часть заявочного взноса.

Сейчас в нашем футболе сложилась простая и понятная ситуация: если есть деньги, есть хорошие исполнители и хорошая атмосфера в команде. Значит, есть и результат. Если денег нет, то возникает много проблем.

Но я верю, что «Белшина» спасется. Кто бы что ни говорил, но в клубе остались частички нашей с ребятами (имеет в виду партнеров по бизнесу – Tribuna.com) души. Мы искренне переживали за результат тогда и переживаем сейчас. Футбол Бобруйску нужен, так как, по большому счету, других видов спорта в городе нет.

– Ранее вы отмечали, что Бобруйск не выполнил свои обязательства перед вами. Что вам обещали?

– Самое главное – мы договаривались, что будем работать спокойно. Что команде никто не будет мешать. Но этого не было. Нами управляли абсолютно все! Понятно, что это их работа и задача, но мы просили.

Атмосфера была не очень, а обстановка в клубе накаленная. Люди за что-то с нами боролись. Вот только никто не понимал за что. Вот самый простой пример. Некоторые бывшие сотрудники клуба открыто радовались нашим поражениям и поздравляли оппонентов после. Перед играми на наших глазах желали успеха соперникам. Это было очень неприятно. Проигрываем «Нафтану» – они сияют. Побеждаем – уходят со стадиона чернее тучи.

И это все видели футболисты: и наши, и не наши. И никто не понимал, что вообще происходит. Парням психологически и морально было очень сложно. И я понимаю ребят, которые, видя все это, не особо хотели находиться в клубе.

В такую атмосферу было очень сложно привлечь спонсоров. Многим из тех, кто собирался нам помогать изначально, сразу не понравилась ситуация, которая творилась в клубе. А мы вели переговоры с крупными российскими компаниями. Приглашали их представителей на матчи. Люди приезжали, видели и слышали все это и отходили в сторону.

Город же с первого дня почему-то видел в нас инвесторов. Но мы не те, кто вкладывает деньги. И об этом говорилось всем. Если мы что-то и вкладывали в «Белшину», то только знания и время. Ну, и денег немного.

– Сколько вложили собственных средств?

– Для Беларуси, считаю, много. Но сумму не назову. Коммерческая тайна.

– Вы и правда, приходя в клуб, не знали, что у него есть большие долги, которые «всплыли» только в ходе аудита?

– Я же говорил, что у нас сходу не сложились отношения с директором клуба Дмитрием Мамоновым. Мы не могли сами провести проверку, а данные по аудиту, который ежегодно проводит федерация, нам не предоставили. Мы вообще не знали четкого положения в клубной бухгалтерии и мало куда имели доступ.

Когда в клуб пришел Олег Телешев – здравомыслящий человек, хозяйственник, организатор, – нам удалось договориться о проведении проверки. Да и он сам понимал, что работу надо начинать с этого. И после того, как всплыли эти старые долги, поняли, что собственными силами мы закрыть их не сможем. И мы ушли, не претендуя ни на что.

Поймите, если бы мы знали абсолютно все нюансы, вообще не начинали бы сотрудничество. Вообще!

– Когда руководитель бобруйского спорта Михаил Свистунов объявлял о возвращении Дмитрия Мамонова на пост директора клуба, он сказал, что хитрых бобруйчан обвели вокруг пальца.

– Мне интересно, в чем мы обманули. На первых встречах с тем же Свистуновым шла речь совсем о другой финансовой ситуации в клубе. А когда все открылось, то мы, выходит, обманули…

Мы готовились к одному и знали, как все можно потихонечку исправить. Да, наши планы прилично подкосил невыход в Лигу Европы. Это было действительно важно не только для нас, но и для клуба. Заработанные деньги позволили бы какое-то время безбедно существовать. Но не сложилось. И за этот провал полную ответственность несем мы.

Ну, выходит, наверное, что обманули с результатом. Да, именно так. Обещали же самые наивысшие достижения. Да и ребята перед сезоном делали громкие высказывания. Но ставить максимальные цели – это здорово. Да и наш чемпионат встрепенулся. Появился интерес, пришли инвесторы в другие клубы. Сейчас вот о профессиональной лиге заговорили. Понятно, что это не наша заслуга, но, надеюсь, хоть как-то и мы на ситуацию повлияли.

– Расскажите, почему все-таки уехал Владимир Ежуров.

– Когда в управлении команды перестало что-то получаться, Владимир Раимович попросил дать ему передышку. Ну, и у него действительно возникла сложная ситуация в семье. Так совпало. Мы решили, что пойдем тренеру навстречу, но уже прикинули, что, скорее всего, работу продолжит Слава Геращенко.

– Ежуров, получается, не справился с командой?

– Ну, не то чтобы не справился. Ежуров очень сильный специалист в плане тактики и очень мягкий наставник. Миша Афанасьев еще в Турции говорил, что Владимир Раимович заслуживает уважения за отношение к игрокам. Но он очень мягкий, а некоторым нашим игрокам нужен кнут. А от Ежурова плохого слова и брани даже не услышишь.

Да и давление со стороны болельщиков, города и (thank you very much) средств массовой информации было очень сильным. Tribuna.com шикарно умеет давить на людей :). Такой пресс не каждый выдержит.

Вы же знаете, что у нас была принципиальная договоренность с Андреем Тихоновым – после окончания сезона в России он должен был возглавить «Белшину». Но когда мы поняли всю ситуацию, решили, что сюда Андрея Валерьевича приглашать не имеет смысла. Да и ему поступило предложение, от которого сложно было отказаться. И теперь он и Ежуров работают в связке, как должны были трудиться здесь.

– Поясните ситуацию по Ярославу Богунову. Вы вроде обещали ему помочь. А сейчас оказывается, что операция так и не оплачена.

– Надо узнавать. Сейчас много дел. Все не упомнишь. Все контролировать невозможно. Помню, разговаривали, что поможем. И если клуб не оплатил, значит, будем разговаривать и что-то делать.

– Говорят, вы остались должны многим футболистам.

– Кому и за что?! Мы же не платили им зарплаты! Как мы можем быть еще что-то должны?

– То есть вы не доплачивали игрокам сверх тех денег, которые выплачивала «Белшина»?

– Конечно, нет! Как мы могли это делать? Мы агенты, а не спонсоры! Всем игрокам зарплату платил клуб. И вовремя, кстати. Вообще, вокруг нас ходит уйма разговоров. Иногда о себе узнаю настолько интересные вещи, что аж диву даюсь. Повторяю еще раз: мы ничего не платили. Мы не имели на это никакого права. За сборы платили, за форму платили, за питание и медикаменты – тоже, но зарплату не платили.

– Как так вышло, что за аргентинца Факундо Самарьяна «Бока Хуниорс» требовал с «Белшины» солидные деньги.

– А куда смотрели клубные юристы, когда заключали контракты? Люди не первый год в футболе. Неужели они не видели, что Факундо 20 лет, и он заключает первый взрослый контракт? Можно же было прикинуть, поговорить с нами. Мы бы спокойно связались с аргентинцами и решили бы вопрос. Сейчас по Фамейе пришла такая же бумага, но мы разобрались. И теперь никто не просит деньги за подготовку. Любой вопрос можно решить с помощью переговоров!

Понимаете, чтобы не было таких ситуаций, в клубе должны работать профессионалы. Юрист должен быть еще и со спортивным образованием. Генеральный директор должен быть с экономическим и спортивным образованием. Впрочем, у Дмитрия оно вроде есть. Он достаточно грамотный и квалифицированный специалист. Да и собеседник приятный.

– Подождите, вы же Самарьяна привозили. Не знали о нюансе с компенсацией?

– Я знал, но об этом должен думать клуб при заключении контракта.

– Если знали, почему не сказали?

– А кто у меня спрашивал? Ни я, ни Темур [Хентуба] контрактов с игроками не видели. Все подписывалось, когда мы были в Турции. И все вопросы – к «Белшине». Мы выкупили у «Боки» трансферные права на Самарьяна. Он пришел в команду свободным агентом. Мы перед аргентинцами чисты. Остальное – заключение контрактов и изучение особенностей – дело клуба.

– На предсезонной встрече команды с болельщиками говорилось, что у клуба будет партнерство с «Бокой». Почему не вышло?

– А какое может быть сотрудничество в такой ситуации? Должно же быть взаимопонимание на всех фронтах. А когда у нас каждый день, как на войне, о чем можно договариваться? Мы больше думали не о футболе. И это очень сказалось на результате. Понятно, что в этом есть и наша вина, и вина руководителей города и клуба. Сейчас понимаю, что нам надо было все эмоции отодвинуть в сторону и работать в интересах команды.

***

– Вы что-то получили за футболистов, которых «Белшина» продала летом?

– Ничего. Все деньги ушли в клуб. Благодаря этому «Белшина» покрыла вторую часть заявочного взноса. Мы имели право на эти деньги, но не претендовали.

– На какую сумму клуб продал игроков?

– Не знаю. Если бы мы получали за них деньги, я бы сказал.

Меня радует, что ребята раскрылись в том же брестском «Динамо». Когда на нас вышли руководители брестчан с предложением о покупке некоторых парней, предположили, что там футболистам будет комфортно. И я рад, что мы не ошиблись.

И не надо искать каких-то подводных течений в том, что они уехали в Брест. Если бы Диксон или Фамейе перешли в БАТЭ, нас бы туда отправили (речь о разговорах, которые «сватают» Новикова и партнеров в Брест – Tribuna.com)? Никаких параллелей проводить не надо. У нас с «Динамо» только партнерские отношения по трансферам футболистов. В клуб мы ничего не вкладываем. Да и зачем? Где шейхи, там нет проблем с финансами.

Ребята довольны. Им все нравится. Тот же Джоэль говорит, что небо и земля в сравнении с тем, что было в Бобруйске. А как заиграл Торрес! Как здорово стал действовать и в отборе, и в созидании. Читал, что его упрекали в том, что у него 0+0 было в «Белшине» по статистике. Так если тебе вырезают классный пас, а ты мажешь, разве в Торресе проблема?

Раскрылся и Никита Букаткин. Перед сезоном подходил ко мне и просился в аренду, так как Ежуров ему не очень доверял. А сейчас смотрю на него и не нарадуюсь. Недавно общались с президентом одного российского клуба. Разрекламировал ему Никиту: «У меня есть опорник, который не слабее того же Фримпонга. Да и аппетиты меньше».

– Будете продавать Букаткина?

– Пока никаких предложений по нему нет. Ну, и надо желание самого Никиты.

– В Бресте делами заправляет группа компаний «Сохра Оверсиз». Насколько верно, что этот партнер изначально мог оказаться в Бобруйске?

– Если бы так случилось, в «Белшине» все было бы иначе. Вообще, сейчас из нашего проекта сделали этакий эталон плохого. Кругом только и слышу: абы не было так, как в Бобруйске. Даже в Бресте говорили, что у них будет лучше, чем у нас.

Кто-то хорошим примером входит в историю, а кто-то плохим :). Но легко сидеть на стуле в кабинете, тратить бюджетные деньги и рассказывать, как всем жить. Возьми свое и потрать. Купи футболиста и попробуй что-то с ним сделать.

А Брест – классный город. Мы были на игре с «Шахтером» и прочувствовали на себе отличную футбольную атмосферу. Люди любят и понимают футбол. На стадионе было много детей и мало мата. Я был поражен. Менеджмент клуба здорово работает и хочется, чтобы у них получилось.

– Слышал, что босс «Сохры» Александр Зайцев зимой приезжал в Бобруйск с разведкой на предмет сотрудничества благодаря вам.

– Эта компания, насколько знаю, занимается экспортом. Человек мог просто приезжать по каким-то своим бизнес-делам. А уже бабушки возле подъезда разнесли молву. Я вижу, что Зайцев очень доволен тем, что его компания в Бресте. И, повторюсь, мы никак не связаны! Да, много наших игроков перешло в Брест. Но это так получилось, что парни оказались нужны Сергею Ковальчуку.

***

– Вас не заботит негативная репутация вашей фирмы в свете всей этой истории?

– У нас хорошая репутация. Наши парни хорошо играют и стоят приличных денег. Тот же [Жерар] Гоу в «Кайрате» колотит мячи один за другим. За него предлагают солидные суммы. Так что все у нас в порядке.

– Да, но в Беларуси…

– В Беларуси есть Фамейе, который забил 10 и отдал 5 передач. А ему 19 лет. Есть Торрес. Футболистов такого уровня в нашем чемпионате никогда не было. Различные казахские команды на сборах были в шоке от игры клиентов. Готовы были покупать еще в Турции, но мы видели больше шансов развития именно в «Белшине».

– Я имел в виду, что в Беларуси вас теперь будут вспоминать не как агентов, а как людей, провалившихся с «Белшиной».

– Я не считаю это провалом.

– Как не считаете? Вложили столько средств и ничего не получили взамен.

– Опыт. Это то, что невозможно получить на каких-то лекциях и семинарах. Сейчас я другими глазами смотрю на футбол, на игроков, на свою деятельность. У меня даже немного другое отношение к клиентам стало. Раньше я мог подорваться в два часа ночи и бежать решать проблемы. Сейчас я лишний раз подумаю: а надо ли. Все-таки стоит соблюдать дистанцию.

Я ни капли не жалею о месяцах в Бобруйске. Вместе с партнерами мы получали фантастические эмоции. Признаюсь сейчас: думал, что белорусский чемпионат намного слабее. Но узнав его изнутри, понял, что все не так плохо.

– Еще раз рискнете вложиться в такой проект?

– В таком виде точно нет. Но если мои друзья-знакомые захотят приобрести клуб, буду им рекомендовать сделать это в Беларуси. 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья