На вулiцы маёй
Блог

«Обыгрывали всех – и «Динамо-93», и «Динамо», и БАТЭ». Как родилось и умерло могилевское «Торпедо»

Михаил Басс рассказывает о проекте всей своей жизни.

28 июня 1995 года в финале Кубка Беларуси сошлись скромное могилевское «Торпедо» и мощное «Динамо-93». И неожиданно для многих специалистов и болельщиков андердоги едва не завоевали трофей. На 39-й минуте они вышли вперед – отличился самый ударный нападающий команды Олег Кузьменок. Все попытки минчан отыграться вязли в агрессивной обороне могилевчан. После встречи тренер «93-х» Виктор Сокол признался, что его удивила такая игра автозаводцев. Он, конечно, предполагал, что соперник будет действовать от обороны, но не думал, что так яростно. Нынешнего офицера честности АБФФ спас Андрей Довнар, сравнявший счет на 79-й минуте. В итоге матч докатился до серии пенальти, где удача оказалась на стороне «Динамо-93». Чтобы выявить победителя, команды исполнили и18 ударов на двоих. Одним из торпедовцев, не забивших тогда пенальти, был будущий тренер минского «Динамо» Александр Рябоконь.

 

Вадим Скрипченко против Сергея Теплякова

– До сих пор перед глазами момент, когда мои парни вышли три в одного, но Мигурский вместо паса на Рудого пробил сам, – начинает рассказ главный тренер «Торпедо» Михаил Басс. – Стань счет 2:0, «Динамо» бы не поднялось. А так за 15 минут до конца Довнар сравнял, а в серии пенальти нам не повезло. Когда «Динамо» забило седьмой мяч, назвал следующего бьющего, но парень отчего-то струсил и не пошел. Тогда послал бить защитника, и тот промазал. Кто не пошел? Не назову имени. Я же не знаю, почему он отказался.

Ни до, ни после 1995-го могилевчане и близко не подбирались к подобным высотам. Да, при Союзе были успехи в чемпионатах БССР и Кубке республики, но в новейшей истории Беларуси выход в финал – главное достижение клуба. Вообще, вся жизнь команды прошла на глазах именно Михаила Басса. Это благодаря ему любительский футбольный коллектив Могилевского автомобильного завода стал командой, с которой считаются. Басс для «Торпедо» – это как Валерий Стрельцов для «Днепра»: основатель, движущая сила, менеджер и тренер на протяжении многих лет.

Михаил Исаакович родился в Могилеве в 1947 году. Родители мальчика очень хотели, чтобы он стал музыкантом, и отдали сына учиться игре на баяне (инструмент в ту пору был очень популярен). Но парнишка больше хотел гонять мяч, поэтому записался в футбольную секцию.

– В Могилеве с детьми тогда занимался тренер Зирня. К сожалению, не помню, как его звали. Тренировки проходили на песчаном поле, которое было на месте сегодняшнего мясокомбината. Тогда это было немного за городом, и нам приходилось ездить на автобусе. Вообще, молодость была разноплановая. В один день занимались футболом, в другой – боксом, в третий – чем-то еще. Можно сказать, учились всему понемножку.

Футболиста из Басса не получилось, зато вышел неплохой организатор. После окончания школы юноша пошел в армию. Дембель случился 31 декабря 1968 года. А уже через три недели Михаил сидел в приемной Могилевского автозавода – МоАЗа.

– Все решил семейный совет. Родители считали, что мне нужны порядок и дисциплина. Они принадлежали к тому поколению людей, которые полагали, что на заводе все это есть. И 21 января я пришел на завод. Первое время занимался сваркой. Точнее дефектоскопией сварочных швов. Мой учитель Александр Манкевич был передовиком в этой области. Обычно при проверке использовалась радиация. Поэтому и проводилась она только во время обеда, когда никого не было в цехах. Мы же потихонечку внедряли магнитную дефектоскопию. Когда это было сделано, занимались переходом к централизованной системе подачи углекислоты – до нас все было в баллонах. Кстати, так вышло, что первую бочку углекислоты из Прибалтики привез именно я.

В 22 года жизнь Басса круто перевернулась. Молодому человеку предложили играть за заводскую команду «Металлург». Вообще, футбол на МоАЗе культивировался с 1959 года, причем небезуспешно. 1965-м «Кировец» (заводская команда тогда называлась так) под флагом Могилевской области дошел до финала Кубка БССР, где разгромно проиграл команде Минского района.

– Звал в команду мой армейский приятель Женя Кулагин, с которым вместе играли еще за сборную танковой армии. Первый же матч проиграли очень крупно. Я разозлился и решил создать сильную дружину, чтобы такого больше не было. Стал искать в городе небезразличных людей. Встречался с ними, рассказывал о новой идее. Про мою активность узнало заводское начальство и предложило стать председателем коллектива физкультуры. Мою кандидатуру вынесли на одобрение и утвердили.

Основную работу со специалиста никто не снял. До обеда Басс занимался сваркой, а после – общественной деятельностью. Только через несколько месяцев ему позволили сосредоточиться на спорте.

– Мы создавали не просто команду. Мы создавали глыбу – спортивный клуб «Торпедо»! Сделали футбольный стадион, построили пять теннисных кортов, хоккейную коробку с бетонным основанием. Помню, ездил в Брянск и клянчил на нее чертежи. Удалось и спортзал «поднять». Когда пришел на завод, зал был очень маленький и годился разве что для занятий танцевальных ансамблей. Мы его расширили и вверх, и в длину. Сейчас сделали евроремонт – дали вторую жизнь. Установили стену для скалолазания, которой нет нигде в городе. Построили роликодром и трассу. Но чтобы осуществить все задуманное, мне не хватило всего два года социализма. Уже была договоренность с первым заместителем наркома Шведовым о строительстве искусственной конькобежной дорожки. Все было на мази, но Советский Союз развалился. Тем не менее, клуб существовал и был многопрофильным. На городских спартакиадах мы не опускались ниже третьего места.

Гостиница

 

Холл административного здания спортивного комплекса.

Однако главным структурным звеном клуба всегда была футбольная команда. Путь «Торпедо» начался со второй лиги чемпионата города.

– В отделе кадров мне выделили определенный штат. Я ходил на матчи городского первенства и просматривал достойных ребят. Тех, кто мне нравился, различными способами перетягивал на наш завод. И успехи пришли почти сразу. Мы сходу выиграли чемпионат города во второй группе, потом в первой. Затем стали лучшими в области и получили право играть в чемпионате БССР, – рассказывает о своей стратегии Басс.

– Прорываться было очень непросто, – продолжает собеседник. – В городе были такие киты как Металлургический завод, «Химволокно», имеющие мощные команды. Но мы серьезно готовились и побеждали. И это несмотря на то, что тренировались после работы. Вскоре мне удалось выбить у директора завода Анатолия Контуся освобождение для своих игроков. Руководитель вообще всегда шел навстречу. Я считаю, что Контусь шагал впереди своего времени. Именно он дал зеленый свет на строительство стадиона и передал нам профилакторий.

Выход «Торпедо» в высшую лигу чемпионата БССР дал толчок развитию футбола на заводе. С 1979-го по 1984-й команда трижды была в призах, а в 1982-м выиграла первенство страны.

– В 1982 году был настоящий футбольный бум, и мы попали в тему. «Динамо» выиграло чемпионат Союза, «Днепр» вышел в первую лигу, а мы взяли «золото» в республике. По сей день благодарен ребятам за самоотдачу и за то, что слушались меня – человека без специальных знаний. Но я постоянно учился: читал литературу, подсматривал за коллегами. Даже ездил в Минск смотреть, как тренирует Эдуард Малофеев. Узнавал время начала занятий, приезжал на «Динамо» или в Стайки (тогда ничего не закрывали), садился на лавочку и смотрел, как обычный человек. Ничего не записывал и никаких пометок не делал. У меня очень хорошая память. А дома подсмотренное объединял со своими наработками и предлагал ребятам. Хорошо общались и с Анатолием Байдачным, пока он работал в «Днепре». Много разговаривали о футболе. А в 90-е, когда он руководил молодежной сборной Сирии, ездили с «Торпедо» туда на сборы.

– Команда была обеспечена всем необходимым, – отмечает создатель могилевского проекта. – У нас всегда были интересные автобусы. Сначала старенький ПАЗ, внутрь которого поставили самолетные сидения. Я договорился с аэропортом, чтобы нам их передали. А потом тот же маневр проделали с ЛАЗом. Всегда ездили с комфортом.

Басс добавляет, что разнарядку на автобус производства Львовского завода пришлось долго выбивать в Москве.

– В перестроечное время мы довольно неплохо стояли на ногах. Строились и развивались постоянно. И что интересно, строили автономно от завода. Третий директор предприятия (имени не назову) запрещал, но потом удивлялся: «Как так? Денег не даю, а Басс все строит!» На мое счастье в городе были люди, которые помогали. Кстати, когда я этому руководителю показал гостиницу и сказал, что она будет на балансе завода, он обрадовался и немного потеплел. Деньги мы зарабатывали самостоятельно. К примеру, на первом этаже в гостинице была комната, где я проводил разборы игр и установки. В свободное же время там функционировал видеосалон. Народ шел к нам, платил деньги и смотрел фильмы. А с развалом Союза возможностей зарабатывать стало еще больше. Вдобавок к видеосалону, открыл промтоварный магазин. Что касается футбола, то с обретением независимости команда враз стала считаться профессиональной. Но у нас и так для этого все было: и гаражи, и кафе, и гостиница, и баня, и тренировочные поля. Была настоящая база. И в первый суверенный чемпионат мы вступали подготовленными.

Так «Торпедо» с первого же суверенного сезона оказалось в элите белорусского футбола.

Первый матч в новой истории могилевчане провели 18 апреля 1992 года в Бресте. Вчерашние любители на равных боролись с выходцами из второй союзной лиги.

– С моим помощником Евгением Башкатовым долго не могли уснуть накануне. Думали, как сыграть так, чтобы нас не разорвали. Состав-то у брестчан был солидный: Ковалевич, Омелюсик, Невинский, Король. Как нам с ними бороться?! Были любителями, а тут переспали ночь – и сразу стали профессионалами. Но мои парни сыграли здорово. Даже повели 1:0, но в итоге сыграли вничью. Помню, как я в ту мясорубку бросил Сашку Седнева, для которого это были первые шаги в большом футболе. С годами Седнев рос, набирался опыта, становился сильнее. Был капитаном. Он был упрямым, смелым и работоспособным футболистом. И мне радостно, что я его уговорил возглавить «Днепр». Очень ценю его тренерские качества и порядочность. Сегодня это редкость.

«Торпедо» начала 90-х. Стоит в центре Олег Кузьменок, сидит справа Александр Седнев.

В 10-м туре для Басса и «Торпедо» случилось историческое событие – матч с минским «Динамо» в гостях. Хозяева уверенно победили благодаря дублю Сергея Герасимца, но для могилевчан не это было главным.

– Само пребывание на арене «Динамо» вызвало космические ощущения. Легендарный стадион, раздевалки, подземный переход, поле, дорожки, чаша с трибунами. Где еще такое было в те времена? Это много позже мы обыгрывали всех в стране – и «Динамо-93», и «Динамо», и БАТЭ, – а тогда нас переиграли без проблем.

Говоря о победах над белорусским футбольным бомондом того времени, Басс не приукрашивает. В 1998 году в команду пришел «Инфобанк». С финансами проблем не было, и «Торпедо-Кадино» делало вещи.

– Банк сам на меня вышел и предложил сотрудничество, – вспоминает Басс. – Это было золотое время. Сборы проводили в Словакии, появилась новая форма. Стартовали мы шикарно! Почти никому не проиграли и шли в лидерах (25 очков после первого круга – Tribuna.com), обыграв и «Динамо», и БАТЭ. Команда-пушка была. Тренировочным процессом тогда больше занимался мой помощник Николай Насташевский. Я же работал с финансами, но все держал на контроле. К сожалению, в паузе между кругами спонсоры неожиданно остыли к футболу и свернули поддержку. На убыль пошли и результаты. Мы стали играть, как мокрое горит. За второй круг набрали всего четыре очка и не вылетели в минор только благодаря имевшемуся заделу.

«Торпедо» образца сезона 1998 года.

Кроме Седнева в разное время за «Торпедо» поиграли многие яркие футболисты. Ланько, Кузьменок, Скоробогатько, Геращенко, Болтрушевич, Синицын, Приходько, Ясинский, Криушенко, Кубарев – все они засветились в команде Басса. С наибольшей теплотой Михаил Исаакович вспоминает легионера – камерунца Кристофера Че.

– Крис – один из первых негров, которые появились в нашем чемпионате, – по-свойски именует чернокожего футболиста Басс. – Нашел его совершенно случайно в общежитии Машиностроительного института. Крис здорово действовал в защите. Всегда полностью отдавался игре. Был смел и довольно мастеровит. Правда, имел один грешок – получал много желтых карточек. Но что за защитник без них? А еще меня до сих пор поражает, как Че быстро выучил язык. Возьми нашего парня и забрось в незнакомую страну – плакал бы горькими слезами. А этот африканец все очень быстро схватывал.

Крис очень справедливый парень. Всегда заступался за девушек. И однажды серьезно из-за этого пострадал. Он жил в общежитии и не знал, что его сосед приторговывал наркотиками. Как-то к нему приехала сестра с подругой. Они были в комнате, когда туда залетел спецназ – милиционеры давно следили за парнем и приехали его брать. В общем, начали укладывать всех в пол, а Кристофер проявил характер и заступился за девочек. Но заступаться было бесполезно. В итоге получил такой удар, что угодил в больницу. Благо потом все выяснилось, и к нему со стороны органов не было претензий. Я очень на него рассчитывал, но Крис вдруг решил уехать. У африканцев такое бывает. Просто перестал тренироваться. Разговаривать с ним было бесполезно.

Кристофер Че: «В Могилеве делил квартиру с наркоторговцами»

Руководитель замолкает, словно заново переживает отъезд любимого камерунца, и вспоминает еще одну не самую приятную историю из жизни клуба.

– Однажды группа моих ребят сдавала переходный матч с «Трансмашем». Положение у нас было аховое, и на помощь даже Валера Шанталосов приехал. Сказал: «Батька, я не могу тебя подвести». Он тогда уже выступал в Москве, но был заявлен за нас. Валера тянул все, но из-за тех ребят мы проиграли. На будущий год я всех их убрал из команды и создавал новую, опираясь на честных ребят.

Рассказывая об этом эпизоде, Михаил Исаакович не называет ни года, ни каких-то других обстоятельств игры. Во взрослом футболе Шанталосов никогда не выступал за «Торпедо». Уроженец Могилева, засветившийся в другом резонансном договорняке, поиграл за «Днепр» в сезонах 1984-85, после чего уехал из Беларуси, а вернулся только в 2001-м. Кроме того, во времена, когда «автозаводцы» выступали в высшей лиге, переходных матчей еще не было. Да и с «Трансмашем» подопечные Басса пересекались только в 1997 году, и это не были игры за место в лиге.

В 2000 году могилевчане вылетели в первую лигу, где пробыли до конца сезона-2005, а после команда прекратила существование. Басс считает, что виной тому – объединение заводов МоАЗа и БелАЗа.

– Слияние не пошло нам на пользу. В Жодино своя команда, и БелАЗу не нужны были дополнительные расходы. В Могилеве же «Торпедо» было никому не нужно. Город всегда любил только «Днепр». Могилевские власти при каждом случае подчеркивали, что у них есть только одна команда. Бороться со всем этим я уже не мог. Да и зачем? Ковыряться во второй лиге не хотел, а на большее без финансовой подпитки мы замахнуться не могли. Завод даже не имел своего счета! Все надо было просить на БелАЗе. Кстати, такая же ситуация и сейчас. Мы даже не можем содержать собственный стадион – завод старается его передать коммунальщикам! Профилакторий уже передали, и он теперь разваливается. В общем, понял, что ни себя, ни людей мучить не стоит. Я несколько раз поднимал все почти из руин, но в тот раз уже не хотел. Нервы и здоровье не вернешь, а спасибо не услышишь.

Басс в свои 69 продолжает директорствовать в спортивном клубе «Торпедо» при МоАЗ, однако к футболу уже не имеет отношения:

– Понятно, что я очень переживал из-за происходящего. Принимал все близко к сердцу. Все, что я делал – делал, прежде всего, для «Торпедо». Я жил командой, но у меня все забрали. И самое обидное, что забрали не потому, что я уже не мог, а забрали просто так. Знаешь, что можешь еще быть полезным, а в атаку идти уже не с чем.

Большой футбол был «мертв» на стадионе «Торпедо» 10 лет, пока в 2014-м группа энтузиастов не решила возродить клуб. Сейчас команда выступает во второй лиге и мечтает вернуть былые позиции. Пока получается не очень. За два тура до конца могилевчане располагаются на 10-й строчке без шансов подняться выше 9-го места. Сам же Басс к инициативе молодых могилевчан относится скептически.

– Пацаны вкладывают свои деньги, но это все ерунда. Можно играть во второй лиге, даже в первой, но в «вышке» делать нечего. Считаю, все должно иметь смыл, цель и отдачу. А какая может быть цель без денег? Сыграть во второй лиге, а дальше что? Хотя спустя столько лет мне многие звонят и спрашивают о том, имею ли я отношение к этому «Торпедо». Отвечаю, что не имею.

В ведении Басса остался лишь заводской спортивный клуб «Торпедо» да спортивный комплекс. Руководитель проводит по комплексу небольшую экскурсию и, ссылаясь на занятость, скрывается в кабинете. Мысли босса заняты Спартакиадой.

Фото: vk.com, vestnik-mogileva.info

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья