На вулiцы маёй
Блог

«Сейчас в городе футбольный бум, ребят предлагают со всей страны». Кто управляет академией футбола в Бресте

Павел Хасеневич – о работе в «Спартаке», воспитании Бегунова и дружбе с Журавлем.

В конце октября брестское «Динамо» торжественно открыло собственную футбольную академию, о создании которой было заявлено вскоре после прихода в клуб новых владельцев из «Сохра Оверсиз». Директором академии стал Павел Хасеневич, во взрослом футболе известный как помощник Владимира Журавля в «Шахтере». Однако имя минчанин себе сделал именно на детях. За плечами Хасеневича работа с юношами в «Минске» и минском «Динамо», московских «Спартаке» и ФШМ. При этом профессионально в футбол специалист никогда не играл.

– Мне очень хотелось быть футболистом, но не вышло. И об этом я жалею больше всего в жизни. Я родился в Смиловичах, что недалеко от Червеня. Там же стал ходить в футбольную секцию и даже пробился в сборную района. Чтобы развиваться дальше, надо было заниматься в минской школе, но у родителей не было возможности возить меня в столицу на тренировки. Какое-то время пытался ездить сам, но недолго. Вскоре закончил. Однако твердо решил, что свяжу жизнь с футболом. Мама с папой видели меня в чем-то другом, но я настоял на своем и поступил в Институт физкультуры на тренерский факультет. В группе учился вместе с Валиком Михеевым. В итоге сложилось так, что, наверное, только мы вдвоем и остались в футболе. 

– Обычно на таких, как вы, в футбольном мире смотрят свысока: чему он может научить, если сам не играл.

– Я не знаю почему, но так происходит до сих пор. Часто приходилось и приходится слышать что-то вроде «да где он поиграл». Хотя в мире достаточно примеров, когда большие футболисты не становились тренерами и наоборот. Мне кажется, в подобном отношении кроется какая-то ревность. Но на подобное старался не обращать внимания. Хотел учиться и набираться опыта.

На 4-м курсе я пришел работать в «Смену» (ныне «Минск» – Tribuna.com), и Владимир Иванович Гурленя (тогдашний руководитель школы – Tribuna.com) поручил мне набрать детей 1993 года рождения.

За дело взялся с энтузиазмом. Ходил по школам, детским садам. За время учебы в институте усвоил одно правило – надо делать отбор, а не набор. И от того, как и кого отберешь, будет зависеть многое. И с каждой тренировкой, с каждым матчем, с каждым турниром понимал, что не зря потратил время на изучение пацанов. В первую очередь смотрел на быстроту, ловкость и мышление. Старался выискивать «игровиков». А физические качества и технику всегда можно поправить.

Тренировал же ребят по принципу «не навреди», не давил результатами. Хотя мы выигрывали много турниров. Побеждали и «Спартак», и ЦСКА. И не потому, что я требовал от них побед. Пацаны сами этого хотели. Мне же оставалось только правильно направлять.

– Игорь Шлойдо считает команду 93 года одним из лучших выпусков «Минска» в истории.

– Ну, это его право :). Значит, я не зря работал.

– Роман Бегунов – один из сильнейших футболистов той команды?

– Если честно, то были более индивидуально сильные ребята, но они не смогли раскрыться. Где-то семья повлияла, где-то окружение, где-то характер пацанов. Но сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что в некоторых случаях немного недокрутил и недоработал сам. Не хватило тренерского опыта, чтобы досконально во всем разобраться.

Что касается Бегунова, то с ним повезло. Ко мне Рому привели родители. Семья у него была дисциплинированная, отец военный. Поэтому очень большое внимание Рома уделял учебе. Он не был ярким игроком, но благодаря своему характеру, работоспособности и целеустремленности сейчас играет в «Динамо» и вызывается в сборную. Этим детский футбол и непредсказуем. Заиграть может тот, о ком даже не подумаешь. Поэтому детскому тренеру развивать надо всех без исключения.

– Как вы оказались в академии московского «Спартака»?

– в 2007-м после одного из многочисленных турниров в России, где мы обыграли всех, мне позвонили из Москвы и предложили работать в системе «красно-белых». Если честно, приглашение было очень неожиданным и решение принимать было трудно. Тяжело было бросать ребят, которых вел больше семи лет. Собрал пацанов вместе с родителями и сказал, что ухожу. Кто-то даже заплакал. Я очень хотел остаться, но решился на переезд – понимал, что буду развиваться. Игорь Михайлович Шлойдо был не в восторге от моего решения и пытался меня переубедить. Я же в свою очередь приводил доводы за переход. Говорил, что хочу учиться, расти и приобретать опыт. Шлойдо долго сопротивлялся, но все-таки отпустил. И даже пошутил: «Может, мне тебя продать».

– Что такое академия «Спартака»?

– Первое, что бросилось в глаза – тренировочный процесс. Видно было, что с детьми работают специалисты, прошедшие спартаковскую школу. Короткий пас, стеночки, комбинации – детей учили фирменной спартаковской игре. Я работал с 1993-м годом в паре с Евгением Сидоровым – полузащитником «Спартака» 80-х. Он очень интересный человек – многое мне дал. Команда же у нас была сильная. Часто ездили на турнир в Милан, где помимо нас играли «Ливерпуль», дортмундская «Боруссия», «Ювентус» и «Лацио». И на фоне этих топов мы неоднократно занимали призовые места.

Вообще, что в России, что в Беларуси существует проблема перехода юношей во взрослый футбол. Правильный, плавный переход – большое дело. И здесь многое зависит от главного тренера. Один доверяет молодежи, а другому нужен результат. Когда был на стажировке в «Аталанте», обратил внимание, что два последних года перед выпуском из академии с юношами работает, в том числе, один из тренеров основного состава. Он присутствует на тренировках и рассказывает о требованиях, которые предъявляются к игрокам основы. И парни приходят в главную команду подготовленными. Да и о них коучи уже имеют полное представление. Знают, что они могут. У нас же тренеру приходится тратить время на адаптацию и переучивание.

При мне главным тренером «Спартака» был Станислав Черчесов. Было интересно следить за его работой. Наша академия была в Сокольниках, а база команды в Тарасовке. Помню, несколько раз выбирался туда и тайком смотрел за тренировками, выглядывая из-за елочек :). 

Еще меня поразила развитая скаутская сеть. В каждом регионе России был человек, который работал на «Спартак». Спартаковские «агенты» были на каждом матче детского чемпионата. Охват глобальный. Люди к нам ехали и из Новосибирска, и с Дальнего Востока. Сильнее «красно-белых» в России никто с детьми не работает. Мне тоже как-то довелось быть селекционером. Привлекать для этого детских тренеров – распространенная практика.

Однажды отправили меня в Подольск посмотреть в игре на одного паренька. Не знаю, как местные про меня прочухали (я был без опознавательных знаков), но после первого тайма прямо на трибуне меня культурно попросили уехать из города ребята крепкого телосложения. Говорили, что они хозяева жизни, что это их клуб, и они не дадут переманивать пацанов, и вообще мне уже пора ехать в свой «Спартак». Сделал вид, что уехал, а сам обошел стадион с другой стороны и досматривал матч из-за забора. И надо признать, что сильного впечатления паренек не произвел. Поработал в Москве два года, но по семейным обстоятельствам пришлось вернуться. 

– Вы ведь в России еще работали в московских ФШМ и «Локомотиве».

– В «Локо» трудился неофициально и недолго. Был селекционером по детям. С того периода особо рассказывать нечего. Хотя меня и звали в академию клуба. А в ФШМ поработал год после ухода из солигорского «Шахтера» зимой 2014-го.

Хотя мог в тот же год оказаться вместе с Владимиром Журавлем в минском «Динамо». С Иванычем мы давние друзья. Познакомились на тренерских курсах и как-то сблизились. Но впервые поработали с ним только в «Шахтере». Оказалось, что Журавель очень требовательный ко всем без исключения. Дружба не спасала :). Всегда знает, чего хочет. Все свои решения и действия просчитывает на несколько шагов вперед. Он очень сильный специалист и профессионал. В общем, он звал меня в Минск, но, в силу различных причин, продолжить совместную работу не получилось. 

– Есть история про Юрия Вергейчика?

– А что рассказывать?! Все же и так все про него знают. Юрий Васильевич – очень своеобразный человек со своим видением футбола.

– Правда, что одно время вы работали в управлении спорта и туризма Мингорисполкома?

– Да, но всего несколько месяцев. При управлении функционировал учебно-методический центр. Я отвечал за статистику: сколько спортсменов подготовил Минск по такому виду спорта, сколько среди них олимпийских чемпионов или чемпионов мира. Мне давали задания – я собирал информацию. Также ездил на какие-то выставки, просматривал специальную литературу. Иногда было интересно, но в общей массе дней сидел в кабинете и листал бумажки. Это было не мое. Я остро нуждался в практике. Поэтому и не задержался. 

– Когда вам позвонили из Бреста и предложили возглавить академию?

– В середине лета. Новые руководители «Динамо» знали, что у меня есть опыт работы в молодежном футболе, в том числе, за рубежом. Предложили работать вместе. Взял время на раздумья, собрал информацию и понял, что это интересный проект.

– С шейхом Полем Даэром общались?

– Нет, говорил с другими боссами. Сразу понял, что в Бресте все серьезно не только касаемо академии, но и вообще в отношении развития футбола в городе. Брестский регион всегда был богат на таланты. В сборной играет больше всего местных воспитанников, много их и в различных клубах «вышки». Но «Динамо» от этого особых дивидендов не имело. Не было интерната и талантливые дети разъезжались по стране. Это мы и хотим изменить. Более того, начали собирать детей по области. Просматриваем и отбираем лучших. Уже два отбора провели, и я скажу, что таланты есть. Кстати, исключительно на области зацикливаться не будем. Уже ведется скаутская работа по привлечению ребят из других областей. В академии будут собраны все лучшие.

Сейчас в Бресте наблюдается футбольный бум. Ребят предлагают детские тренеры со всей страны. Даже некоторые местные воспитанники, выступающие за юношеские команды других клубов, хотят вернуться.

– При создании опирались на опыт академии «Аякса» или других клубов?

– Я изучал различные варианты, но и без того у нас была четкая позиция. Мы хотим готовить индивидуально сильных игроков, так как действующий подход – игра на результат – я считаю не правильный. Конечно, результат должен быть, но он не должен ставиться во главу угла. Скорее всего, именно поэтому в стране и, как следствие, в сборной мало индивидуально сильных игроков. И мы хотим это поправить.

В процессе создания академии столкнулся с еще одной проблемой – отсутствие тренеров-белорусов, которые могут и хотят работать. В Бресте ходил на тренировки и анализировал их работу. Не хочу никого обидеть, но очень мало кто работает правильно. В итоге остановился всего на парочке молодых ребят, которые хотят работать и учиться. Пригласили их к себе. Будем уделять большое внимание учебе и стажировкам за рубежом. Пусть ездят, смотрят и анализируют.

Кроме белорусов, будут привлечены иностранцы узкой специализации – тренеры по технике, тактике и даже по танцам. Не смотрите удивленно. Футболисты должны быть пластичными и координированными. Я часто бывал на стажировках в Европе и видел там подобных тренеров.

– Говорилось, что главным тренером будет иностранец. Уже определились?

– Еще нет, но кандидатур много. Были и голландцы, и сербы, и бельгийцы. Даже испанец приезжал. Все представляли свои программы. Сейчас мы их анализируем и переносим на наши реалии. К примеру, общался с представителями московского «Динамо», у которого академию возглавлял испанец. Они говорили о сложностях с различным менталитетом и о не совсем адекватном отношении местных тренеров. Также надо понимать, что в той же Испании погодные условия позволяют заниматься на траве круглый год. У нас нет таких возможностей. Пока остановились на двух кандидатах. Сейчас изучаю их человеческие и профессиональные качества. Думаю, к концу года определимся. Национальности? Оставим пока в тайне.

– Одним из почетных гостей на открытии академии был Валерий Карпин. Познакомились, когда работали в «Спартаке»?

– Нет. У нас просто есть общие друзья. Валерию предложили приехать на открытие – он согласился. Каких-то подводных течений здесь искать не стоит. Благодаря ему открытие получилось резонансным. И теперь мы пожинаем плоды. В городе есть бум. На работу просятся тренеры, а родители привозят деток.

Недавно вот дедушка привез из Лунинца 12-летнего мальчика-сироту. Стали смотреть и поняли, что ребенок талантлив. Здорово же! И ведь как-то дошла информация до этого дедушки в Лунинец. Это показывает, что в глубинке есть талантливые дети. Поэтому мы проводим обширную кампанию, чтобы просмотреть всех. Думаю, к концу января наберем штат и заработаем в полную мощь.

– Учитывая пример «Белшины» с большими планами и большим провалом, многих настораживают темпы перемен в Бресте.

–  После того, как было объявлено о создании академии, довелось общаться со многими руководителями и детскими тренерами. Честно скажу, поддержки было мало. Зато скепсиса – хоть отбавляй. Прямым текстом говорили: «Это ненадолго». Некоторые даже до сих пор не верят, хотя мы уже провели огромную работу. Но у нас в целом по стране так. Мало в жизни обнадеживающих вещей. Люди перестали верить в какую-то искренность. Мы же хотим, чтобы в нас поверили.

Фото: dinamo-brest.by, pressball.by, vb.by.

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья