android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог На вулiцы маёй

«Час занимались йогой, а потом шли на тренировку». Валерий Жуковский – о сезоне в минском «Динамо»

 

Полузащитник рассказывает, чем Рашович отличается от Боровского, и о том, что помешало бороться за чемпионство с БАТЭ.

В минское «Динамо» Валерий Жуковский переходил в статусе одного из лучших полузащитников чемпионата. За сезон в «Нафтане» плеймекер набрал 18 (5+13) очков, благодаря чему его в столице и приметили. Начало было обнадеживающим. В шести матчах Жуковский забил дважды и еще столько же раз помог отличиться партнерам. Но этим все и ограничилось. С приходом Сергея Боровского хавбек потерял место в составе и завершал сезон в статусе резервиста. Контракт с футболистом «Динамо» продлевать не стало, и уроженец Лиды перешел в «Неман», завершивший сезон на 14-м месте.

– Каково после «Динамо» оказаться в «Немане»?

– Ой, знаете, все ж бывает в жизни. В каждой ситуации надо искать позитив – я в свою родную область наконец-то вернулся. Меня звали раньше, но все никак не получалось. Да и сейчас клубы, которые интересовались, не были столь активны, как «Неман».

Немалую роль в переходе сыграло то, что я хорошо знаком с Игорем Ковалевичем. По большому счету, шел к своему тренеру. Николаич позвонил и предложил перейти. Немного подумал и согласился. Да, в прошлом году «Неман» боролся за выживание, но если брать только второй круг, то по набранным очкам это крепкий середняк. Думаю, в этом году команда подберется нормальная.

Не согласен с тем, что переход – шаг назад в карьере. Смысл был оставаться в «Динамо», если меня там не очень хотели видеть? Я понимал, что Сергей Боровский на меня не рассчитывает – я не играл почти всю вторую половину сезона. Значит, не очень-то подхожу под его тренерскую философию и систему.

– Вас ведь Боровский приглашал...

– Не знаю, кто меня звал: Боровский или Рашович. Позвонил вроде бы Кирилл Савостиков и сообщил об интересе со стороны «Динамо». Я хорошо общаюсь с Виталием Леденевым. Переговорил с ним, он подтвердил. Потом приехал на встречу с Алимом Селимовым. Мы обсудили условия и подписали контракт. Затем прошел медосмотр и сдал тесты. Все. Ни Боровский, ни Рашович со мной даже не разговаривали. С Вуком познакомились на первом сборе.

– Болельщиками переход был воспринят неоднозначно. Некоторые говорили, что вы игрок не уровня «Динамо», даже несмотря на классную статистику.

– Читал много негативных высказываний в свой адрес. Но я всегда к этому относился спокойно. Я вообще стараюсь не обращать внимания на негатив. Плохое пропускаю мимо. Услышал про себя плохое – ну и ладно. Стараюсь это в памяти не держать.

Хотя понятно, что такое отношение болельщиков подстегивало. Хотелось играть хорошо и доказать людям, что они были не правы. Но у нас в стране такие болельщики… Сегодня они тебя ни во что не ставят, завтра, после двух классных матчей, ты – Бог, а послезавтра снова никто. Нет в болении постоянства. Такой уж менталитет. И да, не считаю, что ослабил команду.

– Как вам работалось с Рашовичем?

– Интересно. У Вука был современный европейский подход. Он доверял футболистам и не контролировал нас тотально. Предоставлял игрокам возможность самостоятельно следить за собой. Из-под палки, как в советское время, не гонял. Но четко следовал правилу: будешь выглядеть хорошо – будешь играть, не будешь – сиди на лавке. В этом он, кстати, на Ковалевича похож. А вот при Боровском все стало более строго. Сергей Владимирович куда более щепетилен в вопросах дисциплины.

Тренировки? У Рашовича занятия были построены через работу с мячом. Упражнения были игровыми. Это нравится любому футболисту. Мне с сербом работалось комфортно. Но тут все индивидуально. Просто я играл при нем. А у того, кто сидел на лавке, может быть иное мнение.

В плане тактики тоже все было на уровне. Вук основательно готовил нас к матчам. Раскладывал все по полочкам. Пояснял, как мы должны действовать, как будет действовать соперник. Отмечал его слабые стороны в обороне, рассказывал, где можно надавить. У Боровского тоже все это было. Но у одного это занимало 15-20 минут и было достаточно, а у другого – час, после которого говорилось, что еще не все сказали.

– Вам как удобней?

– Когда коротко, но при этом ясно :).

Еще Рашович очень хороший психолог. А для тренера это большущий плюс. Нужно знать, в какой момент футболисту стоит напихать, чтобы его взбодрить, а когда, наоборот, лучше поддержать, и это даст больший эффект. И футболист к такому тренеру всегда будет относиться хорошо. Будет играть за него, потому что он поддержал, когда было плохо. Не утопил, а помог. И Вук хорошо сочетает в себе вот это умение. Может как и расслабить, так и быстро вернуть в нужное русло.

– Вы были одним из десятка новичков перед сезоном-2016. Как притирались друг к другу?

– Очень тяжело было во время предсезонки. Новичков действительно было много. Да и старожилы уходили, что накладывало отпечаток на подготовку. К примеру, с тем же Бечираем сыграли всего два матча. Сразу заметил, что это нападающий высокого класса. Не зря же в сборную вызывается. Потихоньку привыкал к его манере игры, а он ушел. Такие штуки мешали плодотворно готовиться. Приходилось подстраиваться к ситуации и постоянно наигрывать новые связи.

Я понимал, что попал в хорошую команду, в которой нужно всегда быть на голову сильнее себя прежнего. И я старался и работал. Может, поэтому старт в сезоне мне и удался. Впрочем, мы в целом неплохо стартовали. Вся команда была хороша. Но вскоре пошел какой-то спад, начались травмы. Пришлось прилично перекраивать состав. Все это вылилось в невнятное выступление и разгром от «Крумкачоў».

– В клубе была очень нервная обстановка в тот период?

– В такой команде, как «Динамо», всегда требуется только побеждать. Все это понимали и всех наши поражения расстраивали. И игроки, и руководители старались как можно быстрее прийти в себя и поправить дела.

Лично на мне эта ситуация сказалась очень сильно. Я же серьезно предполагал, что сможем составить реальную конкуренцию и БАТЭ, и «Шахтеру». Но получилось так, что состав пришлось наигрывать фактически заново. Команда была новая, а у борисовчан все стабильно. Чемпионы точечно усилились и продолжили играть тем же составом. Никогда не было, чтобы БАТЭ в межсезонье поменял 70 процентов состава. Это ведь нереально просто. А в «Динамо» так и получилось. Считаю, во многом этот факт не позволил нам реально бороться за золото. Одно дело, когда давно знаешь партнеров, знаешь их сильные стороны. А другое, когда часть сезона уходит на изучение друг друга. Вот и приходится опытным путем узнавать: кому надо на ход пасовать, а кому лучше в ноги. Это и называется притирание. Не спроста же говорят, что команды строятся два-три года.

– Как встретили новость об увольнении Рашовича?

– Для меня это стало неожиданностью. Вук провел утреннюю тренировку, на которой все было нормально. Никто из присутствующих даже не заикался об отставке. Да, сыграли вничью с ирландцами, но ведь контролировали игру. И, думаю, прошли бы их. Однако руководство, видимо, посчитало иначе. И после обеда нам сообщили, что будет новый тренер. Вук даже с командой не успел попрощаться.

– Сергей Боровский сразу дал команде серьезные нагрузки. Все было так плохо с физическим состоянием?

– Он считал, что да. Провел тестирование и сказал, что физически мы готовы слабо. Хотя я бы не сказал, что предсезонка у Рашовича была слабая. Средняя такая. Как и говорил, много чего было через мяч. Да, может, где-то не так плотно занимались беговой работой, но не чувствовали себя медленными. Кондиций хватало на всю игру. И много неудачно складывающихся матчей мы вырвали в концовке.

После тестов нам дали нагрузки. Фактически две недели у нас была вторая предсезонка. Очень много бегали. В Ирландии ножки уже налились тяжестью. А в Сербии вообще реально ощущал нагрузки. Чувствовал, что забит, не раскован и не свеж. Правда, постепенно все это уходило, и вскоре началась наша беспроигрышная серия.

– Что еще изменилось в команде с приходом нового тренера?

– Атмосфера стала немного другой. Вук нам, грубо говоря, разрешал все. Приехали на базу, потренировались и уехали. Он не практиковал заездов за несколько дней до матчей. Говорил, что в свое время его этим «перекормили». Рассказывал, как его это угнетало. Поэтому после предыгровой тренировки можно было разъезжаться по домам и приезжать только на ужин. Помню, первый раз удивился. Обсуждали с ребятами скорый обед, а он такой: «А я вам доверяю. Кто хочет, тот может к ужину приехать». Такое вот отношение.

Меня свобода не расхолаживала. У Ковалевича в Новополоцке так же было. Иногда вообще в дни игр собирались. У каждого тренера своя система. При Боровском в предыгровой день нужно было сидеть на базе постоянно. Были тренировки, занятия по теории. Ее было очень много. Сергей Владимирович хотел выстроить свой тактический футбол. Показывал, объяснял как всей команде, так и индивидуально каждому.

Он перестраивал нас под тот футбол, который хотел видеть. Быстрый, атлетичный, ориентированный на спринты. Просил выходить из обороны только через пас. Раньше мы иногда действовали более прямолинейно. Защитник выбивал на нападающего, после чего все боролись за подбор. Другой стала и схема. Чаще действовали в три центральных защитника.

Командные действия были очень важны. Если у Вука можно было играть более индивидуально, то у Боровского все должно быть строго и дисциплинировано. Каждый знал, куда бежать при атаке и обороне, в какую сторону открываться и что при этом делать. Возможностей для импровизации было немного. Если замечал, что партнер врывается в зону, нужно было просчитать, что будет, если вдруг потеряю мяч, и сыграть правильно.

– То есть вам не разрешалось рисковать?

– Ну вот видите. Мне как футболисту, который любит импровизировать, с Боровским было тяжелее, чем с Вуком. Можно сказать, поэтому я и не играл.

– Боровский озвучивал причины, по которым не проходите в состав?

– Между нами состоялся всего один разговор. Сергей Владимирович попросил играть быстрее. Но это случилось уже, когда я перестал попадать в состав. При этом выпускал он меня на замены, только когда мы играли вничью или проигрывали. В победных матчах я оставался сидеть на лавке. На моем месте играл Урош Николич. Видимо, Боровский считал, что он быстрее и больше ему подходит.

– Комментируя ваш уход, Боровский сказал, что команде нужен более быстрый игрок. Что у вас со скоростью?

– Я не спринтер, конечно. Но и не медленный парень. 30 метров пробегал за 4-4,18 секунды. Это результат второй половины группы. Видимо, Володя Корытько пробежал быстрее :).

– По инициативе Боровского в «Динамо» приходил нумеролог, а с игроками работал йог. Интересный опыт?

– Нумеролог с первых дней Сергея Владимировича находился рядом. Смотрел за тренировками, но никуда не вмешивался. Как-то поговорили с ним, но беседа получилась пустой. Как я понимаю, он высчитывал: у кого благоприятный день, а у кого нет :).

«Моя задача – чтобы команда соответствовала матрице». Как нумеролог помогал Боровскому в «Динамо»

А вот йогой в конце сезона занимались очень плотно. С утра собирались на базе и перед тренировкой около часа занимались. А когда не было занятий, йога длилась до полутора часов. Не знаю, насколько это нам помогало. Дело в том, что «футбольные» мышцы йога не особо затрагивает. Йог рассказывал, что к 2018 году йога станет единственной силой, способной увеличивать внутренние ресурсы человека. Все допинги уйдут, а йога останется. Говорил, что будет прилив энергии, но я не особо заметил.

– Самое сложное упражнение, которое приходилось выполнять?

– Они все несложные, просто много статики. Нужно было держать позу определенный промежуток времени. Делали приветствие солнцу – интересная такая комбинация упражнений в совокупности с дыханием. На следующий день чувствовал, что все мышцы забиты. Боровский, кстати, тоже иногда с нами занимался.

– Правда, что у футболистов болели спины?

– Не знаю, я на одной из обычных тренировок потянул приводящую мышцу и долго не занимался.

– Часть сезона «Динамо» прожило без Юрия Чижа. Было заметно, что клуб без руководителя?

– Мне сложно судить, ведь я не знаю, как было с Юрием Александровичем. Ребята говорили, что в раздевалку заходил часто. Успел увидеть только то, что во время предсезонки Чиж был на нескольких тренировках. В следующий раз увидел его уже только после освобождения. А затем на банкете поговорили.

– О чем?

– Общение было со всеми сразу, поэтому на общие темы.

– Как он оценил сезон?

– Оценивал не Юрий Саныч, а его сын Сергей. Сказал, что выступили средненько. В тройку попали, но сыграли хуже прошлых лет и не составили конкуренции БАТЭ.

– Успели составить о Сергее Чиже какое-то впечатление?

– Нет. Я его мельком видел. Сергей только на игры приезжал. На базе его не было. С нами в основном Селимов общался. Кстати, в конце сезона переговоры тоже вели с ними. Хотя Боровский сказал, что позвонит мне, когда определится на мой счет. Но не сделал этого. Он, кстати, никому из тех, кому обещал, не позвонил.

Пришлось все вопросы решать с Селимовым. Сперва Алим Максимович попросил немного обождать и не спешить с новой командой. Через какое-то время сообщил, что в моих услугах не нуждаются. Да я, в принципе, и не ожидал чего-то иного. Понимал, что если мне позвонят, то разговор будет таким.

– Как оцениваете динамовский этап карьеры?

– В игровом плане начало года удалось, а потом смена всего и… В общем, плюс в начале и минус в конце. Итого – средний год. Хуже того, что я ожидал от себя. При этом у меня нет мыслей, что я зря согласился на переход. У меня были амбиции. Я много нового узнал для себя, познакомился с хорошими людьми. Увидел, как живет «Динамо». Мне понравилось.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы