Блог На вулiцы маёй

Как лидер юношеской сборной Беларуси угодил в армию и все равно собирается вернуться в футбол

 

Алексей Бутаревич не косит, а по-настоящему отдает долг Родине.

В январе 2015 года юношеская сборная Беларуси, составленная из ребят 1997 года рождения, заняла 6-е место на престижном «Мемориале Валентина Гранаткина». Команда Алексея Вергеенко сперва победила Латвию и Эстонию, а затем проиграла Словении и России. А в матче за 5-е место уступила по пенальти Азербайджану. Лучшим игроком турнира у белорусов признали Алексея Бутаревича. Тогда полузащитник выступал за дубль «Немана» и привлекался Сергеем Солодовниковым к тренировкам с основой. Перед началом сезона 2016-го Бутаревич перешел в «Смолевичи СТИ», который как раз делал ставку на молодняк. В первой лиге футболист провел четыре встречи, а затем пропал с радаров.

Оказалось, с 19 мая Бутаревич служит в патрульном батальоне войсковой части 3310, что в Околице. Полгода был рядовым, а с конца октября получил звание младшего сержанта. Сейчас командует небольшим отделением.

– Ну, где там наш спортсмен? – обращается к дневальному начальник информационно-пропагандисткой службы отделения идеологической работы в/ч 3310 Юрий Ширковец. – Зови.

Майор же проходит в комнату отдыха, где находится парочка солдат. Один сидит за столом и что-то старательно пишет в тетрадке, а второй бренчит на гитаре, удобно устроившись в кресле. При виде офицера оба вскакивают и откладывают свои дела. Ширковец отправляет их погулять. Через минуту в комнате появляется Алексей Бутаревич.

– Повестка из военкомата пришла весной прошлого года. Когда подписывал контракт со «Смолевичами», предупредил и главного тренера Виталия Рогожкина, и директора клуба Сергея Михайлова, что пойду служить. Договорились, что это будет войсковая часть 3310. Во-первых, это Смолевичский район. А во-вторых, друг служил здесь и рассказывал, что хорошая часть.

Футболист отмечает, что вопрос по поводу того, чтобы «откосить» от службы даже не рассматривал.

– Я, если честно, хотел в армию. Хотел отдать долг Родине. Отец сам служил еще во времена СССР и рассказывал об армии много интересного. Говорил, что это хорошая школа жизни. И очень хотел, чтобы я ее прошел тоже. Рогожкин к моему решению отнесся с пониманием. Когда надо было ездить домой в Лиду на медкомиссию, отпускал с тренировок. А однажды даже подвез до минского вокзала, когда я опоздал на маршрутку из Смолевичей. После игры с «Оршей» (пока последней для меня в футболе), Виталий Васильевич пожелал мне удачи, а все ребята легкой, хорошей и быстрой службы.

Лидчанин признается, что особенно зацепила парня военная форма. Как впрочем, и все остальные армейские прелести.

– Распорядок дня, нормативы, упражнения с оружием, строевая подготовка – все это мне было интересно и ново. Но больше поначалу зацепила форма. Было очень непривычно видеть себя в такой одежде. Больше всего напрягали воротнички. Во время КМБ (курс молодого бойца – Tribuna.com) сержанты объяснили, что выглядеть опрятно и красиво очень важно, показали технологию и сказали, что ничего сложного нет. Подшиваться надо так, чтобы с двух сторон было одинаковое количество подшивочного материала. Да и стежки надо небольшими делать, чтобы воротник не превращался в гармошку. Правильно подшиться у меня получилось далеко не с первого раза. Неделю мучился – исколол иголкой все пальцы, но разобрался. И действительно – ничего сложного нет.

Если солдат подшивался неправильно, то его никто не наказывал. У нас вообще в части дедовщины не было и нет. Старослужащие всегда помогали, обучали и подсказывали. Так было и на КМБ, и осталось после того, как попал в роту. Был приятно удивлен таким отношением. Не было и посвящений в солдаты, и переводов из духов в черпаки. Вообще эти понятия знаю только по слухам еще с гражданки.

КМБ для меня прошел легко – физическая форма была на уровне. Кроссы пробегал нормально, нормативы сдавал отлично. Да и сейчас успеваемость осталась на таком же уровне. А бегать даже чуть лучше стал. Три километра пробегаю быстрее, чем в бытность футболистом. Подтянулся и физически. Когда только призвался, подтягивался раза три. Было очень тяжело. Не понимал, как можно столько раз поднимать свой вес. Но со временем подкачался и подтягиваюсь сейчас 15 раз. К этим цифрам шел четыре месяца. Поэтому стараюсь планку держать.

Вторая вещь, поразившая Бутаревича в армии, – дисциплина.

– Распорядок дня расписан реально по минутам. Подъем в шесть утра. Футболистом вставал намного позже, но в нужный ритм вошел уже через пару дней. Даже стал просыпаться за несколько минут до побудки. Главное соблюдать режим и проблем не будет.

Одеться надо максимально быстро. Сразу было тяжело – «заваливался» на берцах. Возникали сложности со шнуровкой. Но сейчас таких проблем нет. Потом зарядка, помывка и осмотр, на котором командир оценивает подготовку служащих ко дню. Обращается внимание на то, как подшита форма, начищены ли берцы, нормально ли солдаты побрились и так далее. Обязательно смотрится тумбочка – в ней всегда должен быть порядок. В моей лежат письма из дома, фотографии, шампунь, гель для душа, мыльно-брильные приспособления и все. Еда? По правилам ничего съестного там быть не должно. Даже печенье запрещено. Да и нас кормят прилично – мне хватает. Я даже поправился на пару килограммов. Если же совсем кушать захочется, можно в свободное время сходить в чипок (армейский буфет – Tribuna.com).

Кровать Алексея Бутаревича

Содержимое тумбочки

«Шкафчик» с формой

После осмотра завтрак, уборка казармы и занятия. «Предметы» каждый день разные: строевая подготовка, физическая подготовка, радиационная и биологическая защита, тактическая подготовка внутренних войск – все очень интересно. Если после обеда нет патрульной службы, снова идем на занятия. Вечером самостоятельная подготовка, ужин, личное время, обязательный просмотр новостей, прогулка и отбой.

Еще одна интересная штука – наряды. После того, как стал младшим сержантом, чаще всего заступаю на дежурство по роте. Слежу за соблюдением солдатами распорядка дня, отвечаю за сохранность оружия. В общем, обязанностей много. Был дневальным, помощником дежурного по части. Кроме того, есть наряды по клубу, по спортзалу и столовой, но туда попадаю очень редко.

В общем, здесь все очень строго. И это позволяет поддерживать порядок. Мне нравится, что когда старший говорит, ты обязан это сделать. Никакого обсуждения. Только «есть» и «разрешите выполнять». Это то, что нужно в армии. Хотя иногда, кажется, что этого не хватает людям и в повседневной жизни. Все-таки старших надо слушать.

Футбольное прошлое помогло мне достаточно быстро приспособиться к дисциплине. Во многих командах был самым младшим и, как следствие, накачивал мячи, носил сумку с инвентарем на тренировках. Кроме того, тренеры попадались, следящие за дисциплиной. У того же Павла Родненка в дубле «Немане» было правило: как ведешь себя за пределами поля, так и играешь. И Павел Петрович четко его соблюдал. Бывало, вечерами выходил на Советскую и посматривал за нашим поведением. Если что-то замечал, ничего не говорил, но, видимо, выводы делал.

Бутаревич признается, что один из самых волнительных моментов в армии, это присяга.

– Для меня это было что-то сродни первому профессиональному контракту. Когда подписывался с «Неманом», понимал, что это шаг в большой футбол. Когда давал присягу – что шаг во взрослую жизнь. Произнося клятву, гордился, что имею честь защищать страну и служить в нашей части.

Футболист служит во внутренних войсках. Кто не знает, именно эти парни вечерами патрулируют улицы наших городов. Алексей следит за порядком в Жодино.

– На «службу» отправляемся после обеда. В местном РУВД проходим инструктаж и двигаемся по маршрутам. Что делаем? Охраняем порядок и не допускаем противоправных действий со стороны граждан. Если встречаем пьяных, проводим до дома, чтобы ничего не случилось. Попадаются и буйные парни, но не настолько, чтобы применять силу. На асфальт еще никого не укладывал. Жодино – очень спокойный город, где люди стараются не нарушать.

Помимо патрулирования нас еще задействуют на футболе. В такие дни очень тянет на поле, но служба :). Обычно выпадает «Борисов-Арена». Чаще всего работаю на входе – пропускаю людей через рамки. А в прошлом году попал в Жодино на игру «Торпедо-БелАЗ» с венским «Рапидом». Там меня увидели ребята из «Смолевичей» – Никита Степанов, Паша Чикида, Леня Ханкевич и Сергей Русак. Они очень удивились, немного посмеялись, но сказали, что работа у меня почетная и форма очень идет.

Хавбек отмечает, что следить за футболом в армии не перестал. Более того, иногда даже играет. 

– Я не в информационном вакууме. Во-первых, на наших стадионах хорошая акустика и я всегда в курсе, кто и как играет. Во-вторых, отец смотрит футбол и постоянно рассказывает о том, как дела в чемпионате страны в целом, и у «моих» «Немана» и «Смолевичей» в частности. Кроме того, в часть приходит газета «СБ. Беларусь сегодня», где тоже пишут про спорт. Жаль только, что смотреть матчи не получается. Телевизор в казарме есть, но еврокубки идут в такое время, когда у нас отбой, а во время игр чемпионата Беларуси я сам на стадионе.

Иногда получается и поиграть в футбол. Обычно в неделю у нас три занятия по спортивно-массовой работе и два – по физподготовке. И когда есть несколько свободных минут, можно поиграть в футбол. Ну, если офицеры разрешат. Хотя они обычно позволяют. А еще у нас в части проходит традиционный турнир по мини-футболу «Кубок Эдуарда Малофеева». Прошлым летом удалось поучаствовать и мне – входил в сборную части. Кроме нас играли представители Академии МВД, Военной академии, департамента исполнения наказаний. А еще Альберт Скороход привез команду артистов. Мы выступили неудачно – проиграли три матча из трех. Но больше запомнился Эдуард Васильевич. Очень пламенную речь выдал!

Алексей Бутаревич сидит 11-й слева в черно-синем спортивном костюме

Ощущения от игры? Было немного тяжеловато, но чувствую, что навыков не растерял. Помню, как перестраиваться, какой ногой лучше отдавать пас, с какой силой его отдавать. Все это осталось.

Служить Бутаревичу осталось 9 месяцев. Дни в календаре Алексей пока не зачеркивает, но ждет дембеля, чтобы вернуться.

– Очень хочу после армии попробовать вернуться в футбол. Надеюсь, получится. Я поддерживаю отношения с теми же Рогожкиным и Родненком. Кроме них звонили и  интересовались моими делами Алексей Вергеенко и Кирилл Альшевский. Поговорили о моем возвращении, но раньше времени не буду озвучивать. Остаться в армии на контракте? Пока такого желания нет, но, возможно, ближе к дембелю что-то и изменится. Кто знает.

Фото: guvd.gov.by, автор, Тарас Щирый, из архива Алексея Бутаревича.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья