Блог На вулiцы маёй

Сергей Варкалов: «Когда заговорили, что заявление на Япринцева написал Чиж, «Динамо» потеряло около 2 миллионов долларов»

 

Экс-коммерческий директор «Динамо» – о своей работе в минском клубе.

Сергей Варкалов пришел в «Динамо» в декабре 2014 года. Менеджер отвечал за развитие хозяйственно-материальной базы, за привлечение болельщиков, за поиск спонсоров и улучшение маркетинговой деятельности клуба.

Сергей Варкалов: «Чтобы на «Тракторе» стало комфортно, его проще всего снести»

Через два года контракт специалиста закончился, и Варкалов клуб покинул. Мы встретились спустя шесть месяцев и поговорили о проблемах «бело-голубых» и всего белорусского футбола, о трудностях работы со спонсорами и о взаимоотношениях Юрия Чижа и Владимира Япринцева.

– Чем занимаетесь после ухода из «Динамо»?

– Искренне признателен руководителям федерации футбола и различных клубов, которые приглашали меня на работу, но на некоторое время для себя дорогу в футбол закрыл. Для меня существовал и пока существует только один клуб. В другом работать не хотелось. Это было бы нечестно и неискренне в отношении работодателя. Поэтому остановился на велоспорте. Хочу поблагодарить председателя федерации Николая Александровича Ладутько и начальника управления спорта Мингорисполкома Сергея Александровича Фурманова за содействие. Они приняли меня в велосипедную семью и помогают осваиваться. Полагаю, наши проекты будут успешны.

Супермен, хоккеист и человек-дерево. Как люди отрывались на велокарнавале «Viva ровар-2017»

– Какие клубы вас звали?

– Считаю, что отвечать на этот вопрос не очень корректно. Тем более я ответил отказом.

– Это топ-клубы Беларуси?

– Да. Звали не только в футбол. Были предложения из разных областей спорта, но я решил «пересесть на велосипед». Не скажу, что я активный велолюбитель. Скорее фактором послужили имена. Я с большим уважением отношусь к экс-мэру Минска [Ладутько], два года плотно работал с Фурмановым, дружен с Натальей Цилинской. Вот эти три человека сыграли большую роль в моем приходе.

– В чем заключается ваша работа?

– Делаю то же, что и в «Динамо» – занимаюсь поиском дополнительных спонсорских денег. База наработана, люди меня знают. Правда, при встрече немного удивляются, что я теперь не в футболе. Но, по большому счету, это никак не влияет на приток денежной массы.

– Искать спонсоров для велоспорта сложнее, чем для футбола?

– У нас немного неправильно воспринимается спонсорство. Основная масса денежных средств, поступающих в спортивные организации, приходит благодаря возможности легально «играть» с налогом на недвижимость. Малый процент бизнесменов достают деньги из своего кошелька. Поэтому и трудностей нет. Выезжаю на старом багаже, на сформировавшихся за два года личных отношениях. И теперь люди знают, что у нас есть Цилиниская, Гутарович, Кучинский и много-много других больших спортсменов. Да, велоспорт пиарится мало, но только за прошлый год велосипеды «принесли» стране порядка 70 наград международных соревнований. И немного удивительно, что об этом мало говорят. Но в последнее время таких новостей появляется больше.

– Получается, спонсорам не особо важно, куда вкладывать деньги: в футбол, хоккей или велоспорт? Или вам все-таки приходится их убеждать и перетягивать?

– Рецепт работы с такими налогоплательщиками – либо четкая уверенность, либо слезливые просьбы «помогите». У меня первый вариант.

Я никого не отговариваю помогать «Динамо», никого не переманиваю и не хаю клуб. Да, раньше мы сотрудничали в рамках «Динамо», но сейчас я работаю в другом месте и предлагаю людям другие проекты и возможности. Кому интересно, идут за мной. Кому нет – остаются. Главное, что есть у людей – свобода выбора.

– Многие спонсоры и партнеры «Динамо» ушли за вами в велоспорт?

– Повторюсь, никого не уводил. Скорее, некоторые бизнесмены сами звонили и спрашивали: «Куда направить деньги?» Я говорил. Причем ушли спонсоры не только в велоспорт, но и в другие спортивные организации, с которыми нахожусь в прекрасных отношениях.

– Вы как-то обмолвились, что титульное спонсорство в «Динамо» стоит около миллиона долларов. Были случаи, когда подбирались к подписанию партнера на такую сумму?

– Да. В конце 2014 года, когда я еще был помощником руководителя, мы с Владимиром Япринцевым начали интересный проект с компанией Samsung. Сперва разговаривали с московским представительством, но вскоре дошли до Кореи. Корейцы приезжали в Минск на переговоры. К сезону 2016 года мы выходили на долгосрочный контракт титульного спонсорства под эту сумму в год. Однако с их стороны была просьба пролоббировать кое-что. Скажем так, просили помочь войти в рынок. Но, к сожалению, «Трайпл» уже был не тот. Мы не смогли, и на этом все закончилось.

– Миллион долларов за логотип на майке команды, которая 13 лет не была чемпионом и не играла в Лиге чемпионов – откуда такая сумма?

– От желания того, кто продает. В конкретном случае от моего. Но я прекрасно понимал, куда прихожу, с кем говорю и какой порядок цифр надо озвучивать. Если бы назвал 100 тысяч долларов, это выглядело бы смешно. Но я пришел на крупнейший концерн с готовым предложением, сумасшедшей харизмой и большим количеством наглости. И я ничего не терял. Я же не пришел просить деньги, а предлагал сотрудничество.

– Вот честно – какой интерес белорусский футбол может представлять для спонсоров? Нет ни болельщиков, ни арен…

– Ни о каком чемпионате Беларуси с Samsung мы не говорили. Это не уровень данной компании. Только Лига чемпионов и Лига Европы. И приглашали исключительно под эти турниры и, конечно, под лоббирование их интересов на белорусском рынке.

В Беларуси титульное спонсорство случается или по знакомству, или по любви, или с расчетом на перспективу. Лучше всего продается последнее. Но, повторюсь, мы путаем спонсорство и господдержку. Спонсорство – добровольное вложение заработанных денег. Единственная компания, которая оказывала «Динамо» чистую спонсорскую поддержку из своих доходов, – «Белгосстрах».

– Как удалось договориться с компанией, сотрудничающей с БАТЭ? В чем заключался ее интерес?

– Для меня это был определенный вызов. Я пришел к директору Сергею Леонидовичу Якубицкому и предложил сотрудничество. Он был немного шокирован и смотрел на меня, как на человека с другой планеты. Я предложил место на спине и все объяснил: «БАТЭ защищаете с груди, «Динамо» – со спины. И при этом ваше лого есть на майках у судей». И это сработало.

– Вспомните самые сложные переговоры со спонсорами.

– Все было обычно и схематично. Я выполнял свою работу. А вот однажды пришлось участвовать в переговорах при подписании контракта. Не помню, почему не было Селимова, но со стороны «Динамо» с Нивалду и его агентом разговаривали я и Вук Рашович. Мне было сложно. Во-первых, я не так хорошо владею английским. Во-вторых, чисто футбольная особенность разговора. Но торги были интересными. Нивалду и его агент были несговорчивыми и выдвигали высокие требования.

– И как договорились?

– Уменьшили выплату агенту и здраво сбили те пожелания, которые Нивалду хотел в дополнение к контракту.

– Сколько Нивалду хотел зарабатывать?

– Если я не работаю в «Динамо», это не значит, что стану раскрывать все цифры. Следующий вопрос :).

– Вспомните самый счастливый день в «Динамо» в качестве коммерческого директора.

– Такого, что я вышел с МЗКТ, «Белтелекома» или «Белгосстраха» и сжал руку в кулак и сказал «Йес», не было. Я не добывал деньги на сегодня, я предлагал взаимовыгодное партнерство. Самые яркие впечатления связаны с футболом. Проход «Ред Булла». После серии пенальти испытал эмоции, схожие с эмоциями после рождения детей. Проход «Цюриха», когда Беча [Фатос Бечирай] на 118-й забил. Или как победили БАТЭ в Борисове! Впрочем, здесь куда больше эмоций вызвало поведение Анатолия Капского после матча. Стоим с Вуком на улице. Мимо проходит Капский. Видно, что абсолютно без настроения. По походке понятно, что борется с собой. Отошел метров на 30, развернулся, подошел и поздравил нас с победой. Тогда я понял, что Капский – человек огромной силы воли. И его рейтинг вырос капитальнейшим образом. Он умеет создавать коллектив и умеет признавать поражения. Хочу пожелать ему удачи и скорейшего выздоровления. Дай Бог, чтобы у него все побыстрее наладилось.

– Вы как-то говорили, что белорусский футбол – это невспаханное поле в плане маркетинга и бизнес-отношений. Вам удалось его вспахать или сделать хоть что-то, чтобы оно было более благодатным?

– Когда говорил эти слова, представлял наш футбол как какую-то большую семью. Но оказалось, мы все были разрознены. Каждый клуб отстаивал свои интересы и тянул лямку в свою сторону, как лебедь, рак и щука. А надо, наоборот, собираться вместе. Одному строить очень тяжело. Приятно, что появляются новые проекты и интересные подходы в работе с болельщиками. Брестчане в этом плане большие красавцы. «Крумкачы» второй год выжимают из нуля хороший результат. Но только совместные действия в рамках федерации, в рамках содружества клубов могут изменить ситуацию в корне.

– Заметили желание объединяться?

– Со стороны АБФФ в прошлом году появились подвижки только после прихода Владимира Бережкова. Начались семинары по маркетингу, но они носили лирический характер. Я на одном побывал и больше не ходил. Все было на уровне уроков выживания: как при помощи кремня добыть огонь. Мы живем немного в другом веке, где нужен другой подход.

Я всегда считал, что федерация должна быть властной и силовой. Должна вырабатывать стратегию развития всех лиг. Я сейчас не только про изменения в регламенте. За два года никаких движений по объединению клубов не увидел. Клубы жили по своим законам, а общий регламент не направлен на сближение.

– «Майстар-лига» – тот самый шажок к сближению?

– Это была неплохая попытка, но вышел какой-то фейерверк. Что-то вспыхнуло в небе на 30 секунд, все покричали и похлопали, а небо снова стало темным. Где эта идея сейчас? Растворилась в воздухе.

– Назовите три ключевые проблемы, которые мешают белорусскому футболу развиваться.

– В первую очередь, зрелищность. Люди ходят на шоу. Какой бы мы не сняли прекрасный фильм, если не будет звучных актерских имен, сборы будут низкими. Так же и в футболе. Ключ к решению – яркие футболисты. Чем их больше, тем лучше. К сожалению, для нас это в основном легионеры.

– Когда у клубов были возможности, легионеры приглашались сильные. Сейчас денег нет. Как повышать зрелищность без иностранцев?

– Это спортивный вопрос. Я не профессионал в этом деле и не хочу людей вводить в заблуждение своими домыслами.

– Окей, идем дальше. Вторая проблема.

– МВД. А точнее правильная работа с этим ведомством. Отсюда и возникают проблемы с фанатами. Взять динамовских. Как только приближается выездной матч, УВД любой области напряжено. Буква «Д» воспринимается очень воинственно. Я сталкивался с такими смешными штуками... В 2015-м ехал на матч в «Витебск» в компании Игоря Гуриновича, Кирилла Савостикова и Вука Рашовича. У меня к машине были прикреплены динамовские флажки. Во-первых, нас начали останавливать километров за сто до Витебска. А во-вторых, когда мы пытались въехать в город, нас тормознул ОМОН и сказал флажки убрать. Даже после того, как объяснили, кто мы и куда едем, все равно требовали. Отстояли и принципиально не сняли. Для Вука это было шоком. А затем нас на посту ГАИ стали переписывать. Когда у Вука спросили, какое у него отчество, он вообще перестал что-либо понимать. С тех пор называли его Вук Бранкович.

Я не один раз общался с милиционерами и прекрасно понимаю этих людей. У них есть свои правила игры, свой регламент проведения праздничных и спортивных мероприятий. Даже при входе в метро есть правила. За каждым сотрудником стоит семья. И потерять работу – значит, оставить ее без куска хлеба. А кто хочет терять работу? Никто. Поэтому и выполняют люди свою должностную инструкцию. Да, может, нам что-то не нравится, но это правила игры, которые надо принимать. Мы можем злиться, писать негативные посты, оскорблять милиционеров, но этого не стоит делать. Люди выполняют свою работу.

– Хоккей – точно такое же спортивное мероприятие, как и футбол. Но люди, которые ходят на «Минск-Арену», не воют от досмотра и неуважения, как посетители «Трактора».

– Я не могу до конца говорить о хоккее, так как мне не известны все внутренние документы милиции на этот счет. Возможно, правила прохода на закрытые и открытые арены немного различаются.

– Вы ходите на мини-футбол в «Уручье»?

– Конечно.

– Насколько я знаю, досмотра на входе там нет вообще.

– К сожалению, там нет и зрителей, да простит меня «Сталіца» :).

– Выходит, проблема с милицией на стадионах нерешаема?

– На уровне клуба – практически нет. Масштаб проблемы всебелорусский. Ее должна решать федерация. Не разовыми встречами и совещаниями, а четким подходом по каждому клубу и каждому стадиону. Нужно контачить с областными и городскими властями. И только собрав всю концепцию воедино, можно изменить ситуацию. Но надо понимать, что это случится не за два месяца. Работать надо долго.

– Какая третья проблема?

– Время проведения футбольных матчей. Приятно, что букмекерская компания заплатила федерации за трансляции футбола. Но получается, что просмотр удобен для ставочника из Германии, а не для меня. Никого не интересует, что я работаю до 5 часов вечера и не успеваю на игру. Мы пришли к тому, что иностранная компания определяет, как должен проходить белорусский чемпионат. А где же мы тогда?

– Подождите, сейчас все матчи по будням начинаются вечером.

– В этом сезоне пока все хорошо, но вспомни, что было в прошлом. Катастрофа. Игры в два часа дня. Летом. В пятницу. Где тут собирать арены? А потом «Трибуна» рисует сумасшедшие графики падения посещаемости.

– Думал, вы про инфраструктуру станете говорить.

– Это то же самое, как говорить, что днем на улице светит солнце. Все настолько избито... Я говорю о том, что можно изменить.

– У вас есть объяснение, почему «Динамо» теряет болельщиков?

– Во-первых, вечная тренерская чехарда. Просто раньше «Динамо» всегда имело сильный состав, и народ ходил на имена. К тому же мне, например, казалось, что в некоторых случаях руководство поступает правильно. Но я тогда не работал в клубе и многого не знал. Ну, а во-вторых, сказалась ситуация между Юрием Чижом и Владимиром Япринцевым. Все же читали прессу, видели показания в суде и наверняка сделали выводы.

– Вы хотели собирать на «Тракторе» по шесть тысяч человек, но даже близко не подобрались к этой цифре. Почему?

– По большому счету это была мечта. Вероятно, слишком много времени уделял поиску спонсорских денег по сравнению с маркетингом. Не смог раздвоиться. А небольшой состав отдела маркетинга на скромные деньги, которые выделялись, не смог сильно улучшить ситуацию. Хотя мы очень старались, проводили большую работу и не сидели без дела. Много рекламировались. Кстати, как показали исследования, наружная реклама – афиши на информационных тумбах – не работает. А вот реклама в метро, наоборот, цепляла.

– А вам не кажется, что цифра сама по себе завышена? Последние лет 10 «Динамо» по средней посещаемости редко добиралась даже до 3 тысяч.

– Сейчас понимаю, что завышена, но тогда казалась выполнимой. Я видел состав, видел тренерский штаб и был уверен, что все получится. Можешь поставить минус мне. Это моя вина.

– Еще один противоречивый момент в вашей работе – создание фанатского клуба.

– Если помнишь, я сразу сказал, что это фикция, спущенная сверху. От АБФФ пришла директива – создать. Затея ерундовая, но выполнять надо. В итоге в состав клуба входили Иван Иванович Савостиков – председатель – и 10 сотрудников «Динамо». Все.

– За два года в «Динамо» много было подобных фиктивных штук?

– Я стараюсь не запоминать плохое.

– У вас было желание сделать больше точек питания на «Тракторе», но не получилось. Почему?

– Сперва была проблема с электричеством. Когда ее решили, оказалось, что это не самое главное. Пригласили на арену коммерсантов на безвозмездной основе. Занимайте место и работайте. Люди пришли, поработали, посчитали и положили цифры мне на стол – даже зарплата продавца не окупилась. Нет потока людей, который может помочь окупить затраты. Бизнесмены считают свои деньги.

– Замкнутый круг какой-то. Люди не ходят в том числе из-за отсутствия возможности купить пирожок или чай, а не продают их, потому что нет спроса.

– Да. Вот на «Борисов-Арене» у предприятий есть стационарная точка, где подведена вода, где есть электроприборы, которые не надо возить и подключать. На «Тракторе» все иначе: «Динамо» может обеспечить только розетку.

– В клубе одно время работал нумеролог. Он рассказывал, что пытался переставить ваш стол по какой-то системе, чтобы в клубе водились деньги.

– Он мебель не двигал, но что-то такое говорил. Я ему кратко и емко ответил на его предложение. Больше он ко мне не подходил. И я не связываю отсутствие денег у клуба с этим.

«Моя задача – чтобы команда соответствовала матрице». Как нумеролог помогал Боровскому в «Динамо»

Я абсолютно спокойно отношусь к людям со странностями. От гениальности до безумия один шаг. Но если нумеролог был нужен команде, это не значит, что он был нужен мне. Каждый должен заниматься своим делом. Но нумеролог пытался быть везде и всюду… Может, это и повлияло на то, что он так мало проработал. И, кстати, как только его уволили, у команды началась беспроигрышная серия.

– Одно из направлений вашей деятельности – реконструкция стадиона «Динамо-Юни». Скажите, для чего надо было все там разваливать?

– Стройка на «Юни» происходит в рамках инвест-проекта, подписанного Мингорисполкомом и «Динамо». Он имеет определенные сроки и огромнейшие штрафные санкции, измеряемые десятками миллионов долларов, за их неисполнение. И со стадионом надо было что-то делать. Арену и гостиницу должны были сдать в сентябре 2016 года. Срок заканчивался, но ничего так и не было сделано. Мы три месяца вели переговоры с Мингорисполкомом, чтобы продолжить сотрудничество. Город пошел навстречу, и проект продлили.

– Почему проект реконструкции постоянно меняется?

– Я никого не удивлю ответом. Как скажет Чиж, так и будет. И никаких других вариантов нет. При «Трайпле» есть компания, которая контролирует стройку. Участие «Динамо» сводится лишь к оплате счетов.

– Сколько было выделено средств на реконструкцию?

– Целевого выделения не было. Был определенный процент – в районе 25 от общей суммы денег, которые «Динамо» получало с налога на недвижимость.

Что из стадиона «Динамо-Юни» хотели сделать и что пока получается

– Насколько клуб вообще зависит от Чижа и его группы компаний «Трайпл»?

– Ни насколько. За два года, что я работал в «Динамо», от «Трайпла» не поступило ни копейки чистых спонсорских денег.

– Выходит, слова Анатолия Капского и Дениса Шунто о том, что «Динамо» получают большую господдержку…

– Стопроцентно верны.

– Какая атмосфера была в клубном офисе после того, как стало известно о задержании Юрия Чижа?

– Вообще, атмосфера поменялась в момент задержания Владимира Япринцева. Совладелец «Трайпла» – и вдруг в тюрьме. Все ждали, что Чижом будут вестись активные действия по освобождению партнера и друга. Многие не понимали, что происходит. А после задержания Чижа у всех был только один вопрос: «Что будет дальше?»

А в офисе было все, как в кино: люди в черном, маски, пистолеты. Когда все это началось, я был на рабочем месте. Было неприятно, но коллектив у нас хороший. Никого откачивать не пришлось. Все были шокированы, но быстро выдохнули и продолжили работать.

– В определенный момент два главных человека клуба оказались за решеткой. Можно говорить, что «Динамо» тогда было бесхозным? Или Сергей Чиж пытался что-то делать?

– За время отсутствия Чижа-старшего с Сергеем пообщались лишь раз. Через неделю после задержания Юрия Александровича пошел к нему сообщить, что у клуба будут финансовые проблемы. Сказал, что нужно активизироваться информационно и успокоить людей. Дать понять, что у нас все хорошо. Нужно встретиться со спонсорами, поговорить и объяснить. Но это не должен делать коммерческий директор. Это уровень самого высокого руководства. В то время высоким руководством был именно Сергей. Он меня выслушал, а потом сказал: «Не будет денег – распущу «Динамо». Я тогда еще не знал всех тонкостей, которые произошли между его отцом и отцом Казбека [Япринцева], и был крайне удивлен реакции. Вернулся к себе, прикинул, что на год денег хватит, и больше не поднимал тему.

Уже потом мне Владимир Геннадьевич написал из СИЗО, что заявление на него подал Чиж. Мы много общались с Япринцевым по динамовским вопросам и очень сблизились. Чиж и Япринцев – два разных руководителя. Если к Чижу в кабинет не особо хотелось ходить, потому что все было на уровне жесткого драйва, то к Япринцеву можно было приходить, спорить и дискутировать. Мне он больше нравился. Да и сам вызывал чаще и расспрашивал о делах и проблемах.

– Вы отмечали, что были спонсоры, отказавшиеся от поддержки «Динамо» в связи со всей этой историей. Насколько серьезные предприятия откололись?

– Как только стала просачиваться информация, что заявление на Япринцева написал Чиж, «Динамо» на ровном месте потеряло около двух миллионов долларов. С распространением информации клуб только и делал, что терял. Люди просто переставали перечислять деньги.

– Как на это реагировали Алим Селимов и Сергей Чиж?

– Да никак. Меня на разговор не вызывали. Я один раз сказал и больше не собирался. Тем более мое мнение о некоторых людях тоже кардинально изменилось.

– Это был самый сложный период вашей работы в «Динамо»?

– Их было несколько. Первый – когда задержали Япринцева. Я реально тяготел к общению с ним и ценил наши отношения. Для меня это была потеря (слава Богу, временная) близкого человека. Второй – увольнение Рашовича. С Вуком очень сдружились. Я присутствовал на всех тренировках. Он научил меня смотреть на футбол с другой стороны. Не как болельщик, а как функционер. Познакомил со многими людьми. Вук очень открытый человек. После его увольнения понял, что результат в этом клубе не решает ничего. Решает только близость к одному человеку. Ну, и третий – после показаний Чижа на суде.

– Петр Качуро, работавший в «Динамо» тренером, сказал, что в клубе много сплетен и закулисных игр. Откуда это идет? И вы почувствовали это на себе?

– Все то, что сказал Петр Петрович, абсолютно правильно. Я даже повторять не буду. Все так и есть. Откуда это идет? Точечный источник не знаю, но у Юрия Александровича очень много советчиков, которые знают, как играть в футбол, как управлять клубом, как покупать и продавать футболистов, как Витус «сдал» игру «Вильярреалу», а Политевич и Сулима – «Неману». И Чиж, наверное, опирается на их мнение. В этом отношении доставалось всем. И сотрудникам клуба тоже. Места на трибунах не такие мягкие, в аэропорту автобус к трапу не так близко подъехал. Доходило до такого маразма, что стыдно говорить. Статусные люди – друзья Чижа – во многих зарубежных командировках вели себя так, что мне было просто стыдно перед настоящими спонсорами. И эти друзья не единожды звонили Чижу из Австрии, Испании и других стран и рассказывали, что не так.

«В клубе интриги, подставы и кляузничество». 5 беспощадных реплик Качуро о «Динамо» и Гуренко

– Как бы вы описали Юрия Чижа как человека?

– Изначально мне нравилась его сумасшедшая харизма. Целенаправленный, уверенный в себе мужчина. Бизнесмен, умеющий слушать мнение, отличное от своего, особенно если ты не боишься это мнение высказывать. Могу привести пример. Как-то сильно спорили по поводу оснащения подтрибунных помещений на «Динамо-Юни». После беседы я изучил вопрос дополнительно, пришел к нему и сказал: «Вот 10 пунктов. По восьми я был прав и буду настаивать. А по двум – нет. Извините». В ответ он сказал: «Мне нафиг твои извинения не нужны. Главное, что у тебя есть своя точка зрения. Иди и работай». Эти слова запомню на всю жизнь.

Вообще, интересно, когда пришел в «Трайпл», заметил, что сотрудники боятся ездить с Чижом в лифте. Не хочу сказать, что я смелее всех, но Юрий Саныч такой же человек, как и остальные. Да, он шеф, которого все уважают. Но уважение не проявляется в прятках по коридорам.

Я безгранично Чижа уважал, но не разделял с Япринцевым. Их дружба вызывала у меня просто огромную зависть. Вспомнил показательный случай. К Владимиру Геннадьевичу из Украины прилетел на переговоры по бизнесу один деловой человек. Кстати, владелец футбольного клуба. Назовем его Петр Петрович. Переговоры прошли успешно, а на ужине украинец говорит: «По бизнесу отлично, но друг твой, Володя, – негодяй». И это я смягчил слова. Так вот, если бы Петр Петрович был ровесником Япринцева, думаю, мог получить по лицу. А так Владимир Геннадьевич просто сказал, что никаких дел не будет, и ушел. Надо ли говорить, что сделка не состоялась. Вот такие у Япринцева к Чижу были дружеские чувства.

– Юрий Чиж – это благо для «Динамо»?

– Применять к человеку слово «благо» неправильно. Человек должен быть полезен в чем-то. В 2014-15 годах я видел, как Юрий Александрович переживает за клуб, как он его любит. Понятно, что любовь своеобразная, но он босс. Но сейчас, считаю, эта раздача карт отыграна, а прикупа нет, и надо ее просто сбросить. Всем известно, что у «Трайпла» достаточно своих проблем, и частных вливаний в клуб не будет. А то, что есть сейчас, это не «Динамо». Это просто для Чижа чемодан без ручки, который жалко выбросить.

– Мне казалось, что после того, как оба руководителя оказались на свободе, динамовский офис разделился на два лагеря: те, кто за Япринцева, и те, кто за Чижа. Например, вы стали смотреть футбол не там, где условная VIP-ложа.

– Во-первых, я с первого дня никогда там не сидел. Я не придворная свита и не должен по щелчку пальцев нести стакан воды. Да, я сотрудник клуба. Я приходил за два часа до матча и уходил одним из последних со стадиона, хотел насладиться игрой. А во-вторых, офис не разделился, а его разделили. Несмотря на торжественную речь Чижа после освобождения о том, что ошибки учтены, и мы будем жить по-новому и мирно, началась чистка. Кто писал Япринцеву письма, кто носил ему передачи, кто с ним дружит, кто был на суде – всех уволили. Причем увольняли и друзей друзей Япринцева. Так работы лишился специалист по безопасности «Динамо» Александр Федосеев, который дружит с Подобедом, который в свою очередь дружит с Япринцевым. И я прекрасно знал, что и меня по окончанию сезона 2017 уберут.

Я вообще хотел уйти еще весной. Сразу после того, как мне Япринцев сообщил, что Чиж написал на него заявление. И только письма Владимира Геннадьевича, в которых он убеждал, что я работаю на «Динамо», а не на Чижа, и в которых он просил подумать о работающих рядом людях, остался. Но работал на зубах. Потому что с моей моралью это не особо вязалось. Признаюсь, верил, что люди встретятся, пообщаются и все уладят. Но этого не случилось до сих пор. И конфликт тикает, словно мина замедленного действия.

– Сейчас клуб принадлежит Юрию Чижу, но Владимир Япринцев не прочь его забрать.

– Я уполномочен говорить, что Япринцев подтверждает свои намерения в отношении «Динамо». За Владимиром Геннадьевичем стоят российские бизнесмены, готовые при передаче активов «Трайпла» Япринцеву вложить денежные средства в клуб.

– И как развивается ситуация?

– Никак. Пока будут деньги от налога, клуб будет существовать. Но будет ли эта «лазейка» в следующем году? «Трайплу» надо решить, зачем ему «Динамо». Когда это произойдет? Этот вопрос задавай на Победителей 51/2.

– Как поживает Япринцев? С прошлого года его невидно на футболе.

– Живой, здоровый. Занимается бизнесом. Так получилось, что старт чемпионата прошел без него – были дела. Но абонемент он себе купил.

Фото: dinamo-minsk.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья