Загрузить фотографиюОчиститьИскать
Блог На вулiцы маёй

Петр Качуро: «Пусть люди сами решают, кто им больше нравится – Гуренко или я»

 

Зачем было столько всего говорить про свой бывший клуб? Экс-футболист и главный тренер «бело-синих» объяснил свое поведение.

Через несколько дней после увольнения Сергея Боровского с должности главного тренера минского «Динамо» программа «Время футбола» расспросила бывшего футболиста и главного тренера минчан Петра Качуро о перестановках в клубе. Петр Петрович не ограничился общими фразами, а выдал спич, разошедшийся на цитаты.

«В клубе интриги, подставы и кляузничество». 5 беспощадных реплик Качуро о «Динамо» и Гуренко

Со стороны «Динамо» в ответ высказался пока только Гуренко:

– Качуро посмешил, конечно, перед сном. Думаю, ему просто стало скучно в Лиде. Вот желчь и поперла. Даже не хочу комментировать. Кроме улыбки, это у меня ничего не вызывает.

Сергей Гуренко: «Высказывания Качуро? Посмешил. Ему просто стало скучно в Лиде, вот желчь и поперла»

Мы встретились с Петром Качуро и поговорили о том, почему он решился публично рассказать о своем видении проблем «Динамо», ведь в белорусском футболе такое не очень принято.

– Мне задали вопрос, я и ответил. На самом деле наболело. Точнее, захотелось немного приоткрыть этих людей и рассказать, что происходит в клубе.

– В нашем футболе редко кто открыто говорит о таких вещах.

– Считаю, я достаточно много сделал для «Динамо» и вправе говорить. Я переживаю за будущее клуба, за футболистов.

– Ответной реакции не опасались?

– Какой? Что меня застрелят :)? Я уже давно разучился чего-то бояться. Футбол должен быть более открытым, чистым и прозрачным. Тогда и футболисты будут больше отдавать себя на поле. Будет больше любви со стороны болельщиков. А если постоянно плодить секреты, интриги и скандалы, ничего хорошего не будет.

– Но вроде как не принято внутреннюю кухню клуба выносить на всеобщее обозрение.

– А что я вынес такого? Это при [Алиме] Селимове не принято общаться с прессой, комментировать решения и много чего еще не принято. Но зато принято говорить о том, чтобы футболисты спускались с небес и пахали. Эту фразу слышал от него раз десять. И все никак не могу понять: с каких небес парни должны спуститься? Понятно, что игроки должны выкладываться на поле. Но они будут это делать с большим рвением, если к ним будут по-человечески относится. Будут уважать их – будут уважать они.

Я не идеализирую игроков. Понятно, что у них есть свои недостатки, но нужно их уважать. У меня есть яркая история на этот счет. Как-то Рио Фердинанд впал в полугодичную депрессию. «МЮ» его не вышвырнул. С ним работали, пытались «вернуть». Предоставили паузу в работе. Потом постепенно начали подпускать к тренировкам, и Рио снова заиграл на самом высоком уровне. В «Динамо» возможны такие истории? Это нереально! Когда у футболистов бывают срывы, когда они «сворачивают» не туда, надо с ними разговаривать, ждать, работать. И тогда парень, которому оказали помощь, потом на поле вывернется наизнанку, чтобы поблагодарить руководство за понимание и шанс.

И с молодежью тоже надо работать. На стажировках в европейских клубах видел, как тренеры относятся к молодому поколению. Они взращивают полноценную личность, которая не будет бояться чего-либо на футбольном поле и в быту. Поэтому и вырастают такие футболисты как Роббен и Рибери. А если молодым сказать… Как это помягче выразиться… Если им сказать некоторые слова, которые говорят в «Динамо», не будет никакой расслабленности на поле. Тренер должен быть и педагогом, и психологом, а не говорить: «Бараны, бегайте по полю». А потом требовать от них что-то. Такого не бывает. А в «Динамо» многие годы это происходит со стороны Мустыгиных.

– ?

– Старший Мустыгин (не тот, который играл в футбол в 60-х, а его сын, возглавляющий сейчас дубль – Tribuna.com) такие вещи делает. И сын его тоже. Знаю, что они могут позволить себе сказать в адрес игроков.

Мустыгин и его сын продвигали ребят 1998 и 2000 годов рождения, с которыми работали, а очень хороших парней 1999-го задвигали. Говорили, что те не тянут в сравнении с их пацанами. Делали так, чтобы всунуть своих и показать, какие они сильные тренеры. Но это чистая показуха. Я ничего не выдумываю. Это все знают. Просто те, кто работает сейчас в «Динамо», не вынесут этот сыр-бор на публику. Попробуй футболистов поспрашивать. Они расскажут, что можно услышать от Мустыгина в адрес игроков на футбольном поле.

– Ребята 1999 года сильные?

– Это один из сильнейших возрастов страны. В составе много перспективных пацанов, но вопрос в том, дойдут ли они до первой команды.

– Кто их тренирует?

– Сперва вел Дятлов, а потом Радислав Орловский.

– После ваших слов телевизионщикам были звонки от Сергея Гуренко и Алима Селимова?

– Нет. Почитал только высказывания Сергея Витальевича по поводу желчи и «Лиды». У меня нет никакой обиды на Юрия Чижа. Он мне очень сильно помогал в жизни. Не только в футбольных вещах, но и бытовых. И я его уважаю как человека и семьянина. Юрий Александрович вырастил прекрасных детей, которым дает путевки в жизнь. Я уважаю его. Да, с его стороны не было полного доверия к моей работе, но это другая история.

А вот против таких людей как Гуренко, Селимов, Мустыгин, [Денис] Паречин, который играл у Гуренко в Жодино и сейчас, скорее всего, станет тренером вратарей в дубле, всегда буду высказываться. Не из-за каких-то личных претензий, а из-за их деятельности в «Динамо». Почему таким людям, как Зыгмантович, Широкий, Володенков и другим ребятам, много сделавшим для клуба, не находится в нем места? Зато других превозносят и говорят о них как об очень хороших и великих специалистах. Вот за это мне обидно немного.

– Гуренко говорил, что вам скучно в Лиде, поэтому вы и выступили.

– Абсолютно не скучно. Соглашаясь на приход в «Лиду», принял определенный вызов. В городе созданы все условия для взращивания молодых ребят. Но это процесс не быстрый. И работы много. Надо заниматься не только первой командой и давать результат, но и подтягивать местных ребят.

– В интервью Сергея Витальевича есть фраза, что вы заговорили только после того, как Гуренко стал главным тренером. Явный намек на зависть.

– Абсолютно нет. Я высказывал свое мнение о человеке и специалисте. Признаюсь, не вижу в Гуренко сильного тренера. Что он натренировал? Назови хоть одну команду, которая при нем чего-то добилась?

– «Торпедо-БелАЗ» не вылетело.

– Шикарный результат. Сравним с Рашовичем? Серб вывел «Динамо» в группу Лиги Европы, заработав для клуба солидные деньги, занял второе место в чемпионате, добился положительного результата с БАТЭ.

– Скажем так, у вас тренерских достижений тоже не много. Поэтому и слышатся реплики: кого критикует Качуро, если сам ничего не достиг...

– Да пусть говорят, ради Бога. Пусть люди сами решают, кого они любят, и кто им больше нравится: Качуро или Гуренко. Это их выбор. Я высказываю свою позицию, потому что я «Динамо» отдал частичку жизни. Обид и зависти нет. Пойми, это не только мое личное мнение. Мне звонили знакомые из России и Гродно и подтверждали мои слова в отношении Гуренко.

Пока я работал в клубе, стоял за Рашовича. Много раз говорил, что надо тщательно выбрать тренера, дать ему два-три года и не трогать ни при каких обстоятельствах. И в прессе сказать об этом. На тренера не будет оказываться давление и ему будет легко работать. Да и футболисты станут более мобилизованными. Станут больше проявлять себя как в обычных ситуациях, так и в тех, где надо терпеть. Иначе они думают так: а, пришел на полгодика тренерок, переживем. Хочется видеть в «Динамо» стабильность. И об этом я тоже говорил. Я хочу, чтобы «Динамо» добивалось чего-то. Чтобы все было, как в фанатской кричалке про семью. К сожалению, пока я этого не вижу. И мне очень больно приводить БАТЭ в качестве примера, но там сумели создать семейственность.

И еще насчет зависти и обиды. Чтобы ни происходило плохого в моей жизни, я всегда виню только себя. И футболистам говорю: «Не попали в состав, что-то произошло дома – в первую очередь ищите проблемы в себе».

– Кому вы в клубе говорили о том, что надо тренеру дать два года?

– Селимову. И когда Рашовичу дали карт-бланш, обрадовался. Это было хорошо для клуба. Я видел, как Вук относится к футболистам в разных ситуациях, как он их поддерживает. Но когда Юрия Саныча задержали, кое-кому стало некомфортно, что Рашович самостоятельно решает трансферные вопросы. И это шло от Сергея Витальевича.

– Подождите, тогда спортивным директором был Сергей Боровский. Как Гуренко мог влиять на эту сферу?

– Вместе с Селимовым. В подробности вдаваться не хочу. Я уже объяснял, как это все произошло.

– Вы обобщенно рассказали. Приведите хотя бы один пример.

– Был момент, когда Рашович хотел пригласить одного серба, но Селимов вместе с агентом Валерием Русецким принялись рассказывать Чижу, что Вук хочет отмыть какие-то деньги. Рашович, когда узнал, был в шоке. Я ему больше верю, чем тому же Русецкому, который хотел все вывернуть так, чтобы игрок «прошел» через него.

Вбрасывалась информация и со стороны Сергея Витальевича. Вук не так тренирует, Вук не ставит молодых и так далее… А молодых надо внедрять плавно, что Вук и делал. Того же Никиту Капленко уже хотели отдавать, но Рашович оставил. Потихонечку ввел в состав, и парень заиграл без происшествий. Потому что был готов: и физически, и психологически.

Но надо было убрать Рашовича до трансферного окна, чтобы все переходы шли через генерального директора.

– Почему заговорили об этом только сейчас, а не сразу после ухода Рашовича?

– Я тогда еще работал в клубе. Да и, признаюсь, если бы ребята из «Времени футбола» не затронули тему, я, наверное, и не высказывался бы. Кстати, будь я обижен, нашел бы возможность выплеснуть эмоции раньше

– После того, как освободили Владимира Япринцева, вы вместе смотрели матч «Динамо», а на следующей игре вас видели в компании Юрия Чижа. Говорят, выбирали: на чьей стороне быть, а когда оказалось, что действующей власти не нужны, стали гнобить «Динамо».

– Это мнение людей. Я не выбирал, не метался, а четко занял позицию. Я всегда был на стороне Рашовича. В том, как поступали с ним, видел то, как в свое время поступили со мной. И я пытался ему помочь. Поэтому понимал: убирают его – ухожу я.

Что до просмотра матчей, на одну игру пришел Владимир Геннадьевич, и я с ним сел. Я прекрасно отношусь к Япринцеву. Уважаю за спортивные заслуги. На следующем матче его не было.

– Когда вы возглавляли минское «Динамо» в 2007 году, в клубе были подобные склоки, дрязги и подсиживания?

– Понятно, что они всегда были, но давай не будем углубляться в историю. Мы говорим о том, что происходит сейчас. У меня был шанс в «Динамо», но не стану говорить, почему он не был реализован.

– Ранее в интервью вы рассказывали, что тогда должности лишились во многом из-за закулисной игры опытных футболистов.

– Да, абсолютно верно.

– Почему из года в год «Динамо» «радует» всевозможными негативными историями?

– Почему и что делать – извечные национальные вопросы, на которые мне трудно ответить. Сейчас об этом должны задумываться люди, которые работают в клубе. Поверь, до Чижа доходит любая информация. Он прекрасно знает, кто и что говорит. Другое дело, что шаги не предпринимаются. Но это уже вопросы к Юрию Александровичу.

– Вы понимаете, что после всех высказываний вам в «Динамо» дорога закрыта?

– Пока будет это руководство – да. Я и сам не стану с Селимовым работать. Честно тебе скажу, он многие вещи делает совершенно неправильно. Да и я сейчас хочу доказать, что что-то умею как тренер.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы