android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог На вулiцы маёй

«Мат-перемат с буханием, но так хорошо написано!» Как создавался первый фанатский журнал Беларуси

 

История фанзина The Hooligans.

В наше время узнать любую информацию о фанатах можно в пару кликов. Есть специализированные сайты и паблики в социальных сетках, где выкладываются отчеты о выездах, сдобренные фотографиями и видео, делаются интервью с яркими представителями фанатских движей и пишутся статьи на соответствующую тематику. Современной молодежи трудно представить, что когда-то все было иначе. В эпоху до интернета узнать что-либо о фанатских делах можно было или через знакомых, или с помощью журналов, которые назывались фанзинами - фанаты издавали их исключительно для себя.

В Беларуси мода на фанзины началась в середине 90-х после того, как фанаты минского «Динамо» выпустили журнал The Hooligans. Редактором издания был известный столичный фан Очки, которого в миру зовут Дмитрием (фамилию болельщик просит не называть). Мы встретились с ним и поговорили о первом фанзине в Беларуси.

«Приезжали заранее, встречали электричку и стелили всех!» Каким был фанатизм в 90-х

– В конце 80-х – начале 90-х информации о фанатах был мизер. Мы выискивали и читали любые журналы и газеты, где хотя бы предложение было написано про активных болельщиков. И не важно, о каком клубе писали. Интересно было читать про всех. В 1990 году мир для всех союзных фанатов перевернулся. Известный фан ЦСКА Батумский (в миру Андрей Малосолов – Tribuna.com) выпустил первый советский фанзин «Русский Фан-Вестник». Это было что-то необычное. Да что там – бомба была!

Наполнение журнала было незатейливым: описание выездных матчей ЦСКА, статьи и интервью, которыми воспитывалась молодежь. Кстати, Батумский писал не только о «конях» (прозвище фанатов ЦСКА – Tribuna.com), но и про другие команды СССР. А после распада Союза «Фан-вестник» благодаря связям Батумского начал рассказывать и о фанатизме в Украине, Литве, Беларуси. По сути, только из «РФВ» фанаты могли черпать информацию о том, как живут их друзья-враги в других странах. Увлекательными были и рассказы о том, как москвичи гоняли в Европу. Наши соседи тогда прилично колесили по миру. Ну и, конечно, мы следили за модой: что носить, как себя вести и так далее. Для нас это был познавательный журнал.

Батумского к созданию «РФВ» подтолкнул самиздат советских рок-музыкантов. На стиль материалов повлияло творчество Михаила Зощенко и Даниила Хармса – подача была ироничной и глумливой. В схожем ключе старались писать и авторы других фанзинов. Первый 16-страничный номер «РФВ» Батумский набил на печатной машинке и нелегально размножил до 100 экземпляров в офисе «Внешэкономбанка», где тогда работала его мама. Банк был одним из немногих обладателей ксероксов в Союзе.

Со временем «Русский Фан-Вестник» обрел вес. Именно «РФВ» свое первое интервью дал Василий Уткин. И именно Батумский первым в России поговорил с Дуги Бримсоном – культовым британским автором, который пишет о фанатах.

– Купить можно было купить или у Батумского, или в специальном магазине, которым в Москве владели фанаты. Был еще один вариант. В ту пору в российской «вышке» играла «Балтика», а наше «Тивали» – в МХЛ. И москвичи часто катались в Минск на хоккей или транзитом через нас в Калининград на футбол. Они и привозили нам журналы.

Первые номера вестника в Минске были у нескольких человек. У меня, Леми и еще парочки ребят из фанатского движения. Номера зачитывались до дыр и перечитывались по несколько раз. И неважно, что в 93-м году могли привезти журнал за 91-й. Очередь из желающих почитать была огромной, и выдавали фанзины на руки буквально на день.

Где-то в 1994 году я загорелся идеей сделать что-то подобное у нас. Тогда на секторе было немноголюдно – надо было поднимать народ. Да и хотелось быть, как «кони» и «мясо» (прозвище фанатов «Спартака» – Tribuna.com), на которых все тогда равнялись.

Так летом 1996 года в Беларуси появился первый фанзин – The Hooligans.

– Начали, как полагается, со вступления: «Мы – фанаты «Динамо». Это наш первый журнал. Не судите строго. Если что, будем исправляться». Ну, и так далее. Затем рассказали про события в белорусском фанатизме, случившиеся после развала СССР. Падение интереса к движение было повсеместно. Даже у команд, игравших во второй лиге Союза. Выделялись только мы, «днепры» и столичные «торпедоны». «Днепр» – массовостью, «Торпедо» – боевитостью. Немного рассказали и про эти движи: живы, не скрутились, развиваются.

Много места было отведено под описание наших выездов за 95-й и начало 96-го. Интересно, как быстро все поменялось. В 95-м у нас случались выезды из 4-5 человек, а уже весной 96-го выезжало под 30. Чтобы движение росло, шел на хитрость. Когда приводил статистику с выездов, прописывал всех поименно, кто выехал. Расчет был на то, что раз про человека написали, то он не должен никуда уходить.

Фишкой номера был рассказ о поездке Зеленого и Чайника в Чехию на матч сборной. Тогда из наших только они катались в Европу, но надо было показать всем, что мы тоже ездим. Поездка описывалась со слов Зеленого и лишь немного приукрашивалась, чтобы веселее было.

Делали номер в Москве при помощи «коней» (спасибо фану Коллеге). Точнее, правильно будет сказать, что за меня все делали, а я смотрел и запоминал. Помогали по дружбе, не требуя никаких денег. Я вообще неделю жил в Москве. Нет, не потому, что журнал было сложно делать. Мы просто употребляли :).

В Москву приехал с записанными на дискету статьями (первые пару номеров отчеты писали я и Лемя), но она то ли размагнитилась, то ли сломалась, и все данные потерялись. Пришлось некоторые тексты набирать заново.

Технология печати была интересной. В тексте оставлялись места для фото. После распечатки статей с пустотами на эти места клеили фотографии и затем ксерокопировали. Наш первый номер состоял из 16 страниц формата А4, скрепленных по левому краю скобами. Тираж был небольшим – всего 10 копий.

Журнал стоил недорого, но люди норовили заполучить его бесплатно. Покупали в складчину, а потом читали по очереди. Когда «оригинальные» экземпляры закончились, я делал копии с копии и продавал. Но продажа для меня не была самоцелью. Главное, что нас читали. Причем не только в Беларуси. Радовало наличие спроса.

Второй номер «Хулиганов» вышел зимой 97 года и был посвящен выездам за 96-й. Я вообще не хотел его делать так оперативно, но на меня давили: «Давай, давай журнал». К сожалению, вторая половина 1996 года у нас не задалась в плане выездов, описывать было почти нечего, и я больше рассказывал о «Торпедо».

Этот выпуск печатал дома на машинке. Для того времени это было обычной практикой. Первые номера «РФВ» делались на «печатке». Фанзин «Ураган», который издавали парни из Запорожья, тоже. В общем, получилось 14 страниц. Как показало время, это был наш худший выпуск. Зато было очень много фотографий – писать то было не о чем. Впихивал даже зарубежные фотки. Показывал, как фанатеют в других странах. На ксероксе снимки получались отвратительно, но на то время всех все устраивало.

Многие из нас вели активную переписку с зарубежными фанатами. «Дружбу» заводили по-разному. К примеру, на матче со сборной Чехии в Минске кто-то из наших познакомился с тремя чехами, болеющими за «Спарту». Стали общаться, переписываться. Знаю, что парни до сих пор общаются. Я в основном искал знакомых через газету «Из рук в руки». Подвал объявление, рассказывал немного о себе и указывал страну, с жителем которой хотел общаться. Газета через своих партнеров в той стране публиковала объявление. В белорусской газете печатались аналогичные объявления из других стран. Так я вышел на крутого польского фотографа – фаната «Леха». Помню, он прислал мне фото сектора – три тысячи человек! А я ему в ответ – 30 16-летних «писюнов». Но описал ему все красиво: драка там, драка сям.

Списывались с фанами «Севильи». Очень долго общались с болельщицей «Болтона». Она присылала программки с матчей и фото. Я с английским не очень дружил и заставлял одноклассника переводить ее письма. Потом писал на русском ответ, а он снова переводил.

Постепенно стали попадаться на глаза западные фанзины – итальянский «Super Tifo» и польский «Tu My Kibice». «Просыпались» и российские футбольные газеты. О фанатах писал «Спорт-Экспресс», много рассказывал «Футбольный клуб». В отчетах почти о каждом матче тура показывали сектор и отмечали: «Из Ростова приехало три человека». Эту передачу никто не пропускал.

Картинка кликабельна

Картинка кликабельна

После провала второго выпуска The Hooligans Очки решил больше не торопиться и готовить номера более основательно, также был выработан четкий формат: 80 процентов объема журнала составлял рассказ о «Динамо», 20 – про остальные движи страны. Ну, и в штат был добавлен фанат по прозвищу Шпакъ, отвечавший за контент. Этот шаг стал поворотным в истории «Хулиганов».

– Шпакъ вдохнул новую жизнь в журнал. Два своих главных таланта – умение писать и рисовать – он использовал на полную катушку. Он описывал выезды просто великолепно. Фактически просто рассказывал про свой день – кто куда пошел, кто с кем выпил, когда начали пить, когда закончили, с кем подрались и так далее, – но делал это очень классно.

Третий выпуск отметил сам Батумский. У «РФВ» был номер, посвященный самиздатам фанатов бывшего Союза. По словам россиянина, наш фанзин выделялся. Ему понравились стеб, глум и юмор. Помню его фразу: «Мат-перемат с буханием, но так хорошо написано!»

Со временем матерные слова мы перестали писать целиком, а со временем и просто от них отказались, как это сделал «Фан-Вестник» использование нецензурщины, тоже отказались.

Для примера выдержки из отчета Шпака о выезде в Гродно в 1998 году.

«На секторе стало ясно – с предматчевой разминкой приезжая делегация справилась успешно. На ногах держались все. Некоторые даже уверенно держались. Настроение боевое и как результат — просто сказочная шиза, слэм, «карман в Минске» (элемент хореографической поддержки, при котором весь сектор падает на спину. Назван в честь фаната ЦСКА Кармана, который в 90-м в Минске случайно упал на спину на секторе – Tribuna.com), растяги, куча-мала. Состояние легкой эйфории. Нехорошо чувствовал себя только Очки. Дулся и сквернословил – он нечаянно исполнил «карман» прямиком на гвоздь, после чего пара десятков товарищей организовали на нем дружескую кучу-малу.

Милиция (а в Гродно именно милиция, а не менты или мусора) реагировала на весь наш ваххабизм апатично, мол «а нам все до лампы». Никто не был повязан. Даже замечаний не следовало. Нет, я, конечно, допускаю мысль о том, что весь личный состав ГУВД г. Гродно – зажравшиеся и ленивые снобы, воспитанные в духе пацифизма, но все равно – очень приятно НЕ иметь с ними дело.

За 90 минут футбола гостевой сектор не удовлетворил свои амбиции и почти в полном составе переместился к раздевалкам, устроив там вечер слэма и пляски. Полсотни глумливых мамонтов давали такого жару под «Лабуса Трубецкого», «Иванушек» и Киркорова! Даже «Третий тайм» заснял!

Каждый игрок любимой команды, выходя из раздевалки, подвергался испытанию объятиями-рукопожатиями, а любимец девушек и друг детей вратарь Дмитрий Екимов и вовсе взлетел в небо вместе с сумкой, качаемый склонными к разного рода шалостям почитателями его таланта…»

The Hooligans читали не только в Минске, но и в Украине и России. Даже сейчас, спустя столько лет, есть желающие купить раритетное издание.

– Перед выпуском следующего номера в «руководстве» произошли изменения. Меня с места главного редактора сместил Иннокентий. Вообще, нам с Кешей повезло. Он здорово владел компьютером и, кстати, именно Кеша создал нашу первую интернет-гостевую. Что касается содержания номера, то к описанию выездов добавилось обучение молодежи правильному поведению и статьи про движи в Польше, Чехии и других странах.

Картинка кликабельна

Страниц стало больше. Немного изменилась подача текстов. От использования кличек потихонечку уходили. Вместо «Очки нажрался» писали «Господин О… нажрался». Немного шифровались, а то надоело на себя компроматы строчить :). Номер делали полностью на компьютере: фотографии сканировались, вставлялись в текст и распечатывались.

Еще стало больше фотографий хорошего качества. Если во втором номере невозможно было разглядеть человека, то в четвертом получались почти портретные фотки. Ну и главное – появилась цветная обложка. В плане оформления и наполнения мы от «коней» уже не отставали, а Украину так и вовсе переплюнули (там с печаткой было хуже – издавалось 3-4 «зина» по качеству, как наш второй выпуск). Журнал сшивался не по краям листа, а посередине, и выглядел как книжечка.

Картинка кликабельна

В то же время распространять журнал стало сложнее. Милиция начала проявлять к нам какое-то внимание. Пока нас было мало, силовиков не интересовало, что мы издаем, но с ростом численности движа за нами стали следить. Однажды Шпака с кипой журналов под мышкой задержали, когда он тусовался возле «Динамо» и продавал 6-й номер. Мы тогда еще прикололись и назвали журнал «НЕПериодическое ИЗдание ДИнамиков Минска», но написали только заглавные буквы. Вот с этим «непи###и» его и взяли. Подержали в отделении и отпустили. Это было в 2000-м. Но милиция не особо прессовала и с обысками домой не приезжала. Это сейчас из фанатов сделали экстремистов.

6-й выпуск стал последним для The Hooligans.

Появился интернет, и информацию о фанатах искать стало проще. Да и мы повзрослели. Правда, вскоре некоторые ребята стали издавать фанзин «Наши Ультрас», посвященный всем движам страны (вышло всего два номера) и «Верность» – один из самых мощных и культовых белорусских фанзинов.

На стыке веков по Беларуси  прокатилась целая волна фанатского самиздата – выходили торпедовские «Фан-курьер» (TFK) и Black-White stories, «Бронепоезд» от фанов «Локо», «Земля Бориса» от поклонников БАТЭ, брестский Fortress,  гомельские «Фан-Вестник» и Invasion, Slonim hooligans, мозырские Slavic News и Spais Head, барановичский Stinger, несвижский «Фан-вестник» и многие другие.

– У нас все заглохло, но те же поляки, к примеру, продолжают выпускать журналы. Там совершенно другая культура. Сейчас в Быдгоще фаны «Завиши» не ходят на сектор и просят, чтобы к ним не приезжали гости. Они не согласны с политикой руководства и давят на него таким образом. Чуть раньше в схожей ситуации были фаны «Легии». Они около двух лет бастовали, и клуб пошел на уступки, устав терять деньги. На каждый матч не доходило по 15 тысяч человек. Поэтому фанзины там еще не умерли. Да и милиция не так на все реагирует, как у нас. Понятно, что пресс есть, но у нас совсем фанатизм задавили.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы