Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог На вулiцы маёй

«Всем стало ясно, что телефон оказался нашим врагом». Как живет судья, пожизненно дисквалифицированный АБФФ

 

Андрей Сорока рассказывает, как провел первый год без футбола.

Прошлым летом наш футбол сотряс громкий скандал. Главу департамента судейства и инспектирования АБФФ Андрея Жукова задержали за получение взятки от тренера «Сморгони» Николая Рындюка. В ходе следствия выяснилось, что деньги за назначение на различные матчи Жукову приносили еще и арбитры Вадим Панченко, Андрей Диваков, Олег Мурашкевич и Андрей Сорока. В результате Жуков получил 5 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

«Конечно, будем подавать апелляцию. Это ведь жесть!» За взятки экс-главный футбольный судья получил 5 лет и конфискацию

Рындюка приговорили к двум годам исправительных работ, а остальные фигуранты дела, благодаря сотрудничеству со следствием, уголовной ответственности избежали. Тем не менее, 27 апреля 2017 года футбольная федерация пожизненно дисквалифицировала замешанных в «деле Жукова» арбитров.

Сейчас каждый из них занимается собственными делами. Панченко – директор представительства НОК по Могилевской области. Мурашкевич сотрудничает с брестским «Динамо» по вопросам судейства. Диваков ушел из Могилевского государственного университета продовольствия, где был старшим преподавателем кафедры технологии хлебопродуктов, переехал в Минск и устроился в фирму по установке окон. Сорока место жительства не менял – экс-судья по прежнему возглавляет смолевичскую СДЮШОР.

***

Последний официальный матч в карьере Андрей Сорока провел 6 июня 2016 года. В первом четвертьфинале Кубка Минской области «Жодино-2007» переиграло «Березино» (1:0). Через несколько дней футбольная федерация отстранила его от работы до выяснения всех обстоятельств по «делу Жукова». Еще раньше, 22 мая, прошел последний, 78-й, матч Сороки в «вышке» – столичное «Динамо» минимально переиграло «Витебск». Всего за карьеру уроженец Смолевичей отработал 627 матчей в различных турнирах.

– Первое время после дисквалификации было очень тяжело без футбола. Я в высшей лиге мог работать до 48 лет, а мне тогда было 40. И я планировал, что буду дальше судить и развиваться. Я всегда был хорошо готов и физически (не случалось такого, чтобы я не сдал нормативы), и теоретически.

Сразу после отстранения от работы до выяснения всех обстоятельств дела Андрея Михайловича хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Было сложно переживать допросы, суды, шумиху в прессе и так далее. Перед заседаниями не очень волновался. Спал нормально. Линию поведения не выстраивал и ничего заранее не заучивал. Знал одно: говорить надо так, как было. Вот и все.

«Передал деньги в честь моего дня рождения». В Минске судят бывшего босса футбольных судей за взятки

Сорока родился и вырос в Смолевичах, но футболом начал заниматься в соседнем Жодино у Петра Михеева. Экс-арбитр вспоминает, что мог сделать футбольную карьеру, но выбрал учебу.

– Я всю жизнь в спорте. В пять лет у отца на коленях отсмотрел весь чемпионат СССР-82. Болел за наше «Динамо». После этого видел себя только в футболе. Поэтому и записался в жодинскую школу. По юношам совмещал тренировки с игрой за смолевичский «Кристалл» в третьей лиге. Но после того, как поступил в Институт физкультуры, стало сложно разрываться между тренировками в Жодино, играми в Смолевичах и занятиями на дневном в Минске. И я выбрал учебу. Решил стать тренером, но в итоге стал судьей.

Первый матч в карьере Сорока отсудил в 2002 году. В чемпионате Минской области «Слуцк» разгромил «Узду» 5:0.

– В судейство пригласил мой учитель Георгий Валентинович Гоман – первый директор жодинской СДЮШОР БелАЗ. Мы хорошо знали друг друга, и он неоднократно предлагал мне стать судьей. Я долгое время отказывался, но после армии, в 24 года, согласился. Параллельно устроился тренером в смолевичскую СДЮШОР.

Сперва судил область, а потом меня подключили к «Хрустальному мячу» и Лицензированию. В 2004 году Вадим Жук порекомендовал на вторую лигу, а спустя четыре года я дебютировал в «вышке».

Кстати, перед тем сезоном на сборе в Турции случился забавный эпизод. Отдыхаю в номере, как вдруг залетает координатор сборов Олег Чикун и говорит, что нужно срочно работать матч «Терека» и «Берои». С арбитрами, которые изначально планировались, что-то случилось и мы должны их заменить. На сбор вещей дал три минуты, так как до начала матча оставалось меньше часа, а ехать надо было в соседний город. Загрузились в машину, стали общаться, и вдруг выяснилось, что я забыл карточки и свисток. Олег Чикун в шоке:

– Ты что, смеешься?

– Нет. Быстро собирались, не сообразил.

Благо карточки нашлись у помощника Сергея Василевского, а со свистком беда. Приехали на стадион, когда команды уже готовились выходить. Мы в судейскую переодеваться (понятно, что никакой разминки не было), а Чикун побежал искать свисток. Время идет, а Олег Викентьевич не возвращается. Вышли на поле – свистка нет. Рукопожатия – свистка нет. Монетку подбросили – аналогично. Уже пора начинать. И в этот момент к кромке поля подлетает взмыленный Чикун и протягивает мне свисток. Повезло, что рядом со стадионом был магазин спорттоваров. Не представляю, как работал бы без свистка. Кстати, он до сих пор у меня хранится на память.

Среди восьми десятков матчей на высшем уровне Сорока выделяет два.

– Если говорить об атмосфере, то запомнилась игра БАТЭ – «Торпедо-БелАЗ» летом 2014-го. Команды играли на новенькой «Борисов-Арене». На трибунах собралось около семи тысяч зрителей. Работалось просто шикарно! А с точки зрения психологии тяжело далась встреча БАТЭ и «Шахтера» в 2013-м, когда 0:0 сыграли. Это был первый мой «большой» матч в карьере – Андрей Михайлович Жуков доверил. Как помню, отсудил ни шатко, ни валко, но опыта поднабрался. На разные выкрики болельщиков с трибун старался внимания не обращать. Самая странная вещь, которую слышал о себе? Ай, в комментариях потом почитаете, что обо мне напишут. Но вообще на стадионах всякое можно было услышать.

О том, что его дисквалифицировали пожизненно, судья узнал из интернета.

– От АБФФ не было никакого уведомления. Ни писем, ни звонков – ничего! Хотя когда комитет по этике принимал решение о временном отстранении, сообщали не только по телефону, но и письменно. А сейчас даже никакого письма не получил – прочитал в интернете новость. Звонить и узнавать подробности не стал. Да и не хотелось. Больше задумывался о том, что делать и как жить.

Мог ли запить? Нет. Совершенно не хотелось этого. У меня жена и двое детей, любимая работа – я директор смолевичской СДЮШОР, в которой занимается почти 400 ребят. Я люблю спорт и не мог себе позволить остаться без него вообще. Поэтому не было времени впадать в депрессию или садиться на стакан. Кроме того, сказалось и то, что дисквалифицировали не сразу, а спустя полгода после отстранения. Уже привык, что не сужу. Да и после такого резонанса понимал, чего ожидать и морально готовился к худшему. Таким уж сильным ударом решение федерации не стало. Впрочем, скажу честно, до апреля еще теплилась надежда, что разберутся, поймут и все вернется.

Арбитр отмечает, что справиться с трудностями ему помогала поддержка семьи, друзей и коллег.

– Я женат второй раз, но даже первая супруга интересовалась делами и поддерживала. Но больше других близких поддерживал лучший друг – Витя Фомин. Мы с ним много матчей отсудили в одной бригаде. Фактически я его привел в футбол. Видимся почти каждый день, а созваниваемся еще чаще.

Судьи и инспекторы от меня не отвернулись. Многие поддерживали словами «держись», «бывает». С теми ребятами, с которыми общался чаще, продолжаем общаться. Если встречаемся, никто не отворачивается. Недавно вот по приглашению бывших коллег поучаствовал в турнире памяти Станислава Строева. Стоял в воротах, забил два мяча и стал лучшим футболистом нашей команды. Все понимают, что любой мог оказаться в таком положении. Всем стало ясно, что телефон оказался нашим врагом.

Среди моих знакомых нет людей, отвернувшихся от меня после всей этой истории. Да и среди незнакомых – тоже. На улице не останавливают и не говорят, как я плохо поступил. Наверное, есть люди, так считающие, но они не решаются сказать мне это в глаза. Слабые, значит, боятся. Я же считаю, что лучше все время говорить правду.

А вот контактов с кем-то из руководства АБФФ нет. Да и смысл? Ну, придет какое-то письмо, но ничего не изменится. А звонить тому же Сергею Сафарьяну не вижу смысла. Сергей Вагаршакович неоднократно предупреждал всех судей: «Думайте, что делаете, и берегите репутацию!» Поэтому в том, что случилось, его вины нет. Понятно, что негативная волна докатилась и до него, но он и так делал все, что мог.

Сейчас Сорока занимается исключительно спортшколой. Последние пять лет Андрей Евгеньевич совмещает директорство и тренерскую работу – работает с ребятами 2005 года рождения.

– Даже не допускал, что футбольная дисквалификация потянет за собой проблемы на основной работе. В городе знают, что я люблю спорт, футбол и свою спортивную школу. Конечно, была мысль бросить все и уйти, но сотрудники просили держаться. Говорили, что я нужен школе. Я ведь для нее сделал очень много. Когда стал директором, здание школы было в ужасном состоянии: дощатый пол, который проваливался под ногами, обшарпанный фасад, старый инвентарь. За полтора года, пока шел ремонт, мы изменили облик школы до неузнаваемости. Не было и нет проблем с родителями моих юных футболистов. Никто не забрал ребенка со словами: «Моего сына не будет тренировать такой человек». Общение у нас нормальное.

История с Андреем Жуковым не повлияла и на еще одну занятость Сороки. С 1995 года Андрей Евгеньевич судит матчи по хоккею на траве.

– Вообще в Смолевичах приличные хоккейные традиции. В конце 80-х в город приехал двукратный чемпион СССР по хоккею на траве, игрок сборной Союза – Самвел Каграманян. И так вышло, что он оказался моим соседом. Он постоянно видел меня с мячом, и мы часто общались о спорте. Однажды Самвел предложил мне стать судьей. Я отказывался, а он не отступал. Приглашал на тренировки, рассказывал нюансы игры, подарил книгу с правилами и уломал-таки. Затянуло и в 1998-м я судил первый молодежный чемпионат Европы, который проходил в Москве, а в 2007 году международная федерация хоккея на траве присвоила мне международную категорию. И я благодарен нашей федерации за то, что вопрос о моей дисквалификации даже не поднимался. Может, решили проверить меня, а, может, поверили – неважно. Спасибо, что не отвернулись.

Кстати, с хоккея на футбол перекочевало железное для меня правило: если принял решение, никогда не меняй. Ведь чаще первое решение оказывается правильным. И я всегда ему следовал. Даже если помощник говорил, что фола нет, от своего решения не отступал.

От большого футбола экс-рефери не отошел. Его по-прежнему часто можно встретить на стадионе.

– Когда играет «Смолевичи» СТИ, я всегда на стадионе. Тем более «Озерный» в ведомстве СДЮШОР. Там работают наши люди. Езжу на матчи и в Жодино. Я уже рассказывал, что с этим городом в моей жизни многое связано. Но перестроиться полностью на болельщицкие рельсы пока не удалось. Когда смотрю футбол, обращаю внимание на действия арбитров. Больше не за игрой смотрю, а за тем, как судят.

Андрей Евгеньевич признается, что историю с Жуковым вспоминает, но не очень часто.

– Хорошо, когда есть время не думать о случившемся. Когда много работы, подобные тяготы переносятся легче. Отвлекаешься – и здорово. Но когда остаюсь один, мысли накатывают. Тем более, посмотрите вокруг – кабинет увешан вымпелами и уставлен кубками. Куда ни посмотри – везде футбол. Поэтому иногда о прошлом думается. О чем конкретно? Об ошибках, которые наделал и за которые теперь приходится расплачиваться.

С Андреем Жуковым я никак не общаюсь. Обо всех его делах узнаю из интернета. Как и о других дисквалифицированных ребятах. Периодически созваниваемся только с Вадимом Панченко. Зимой был у него в Могилеве. Встретились, поговорили, попили чаю и пришли к выводу, что нечего зацикливаться на прошлом. Надо смотреть вперед. Да, ситуация не самая приятная, но надо жить.

Очень хочется вернуться в футбол. Я очень скучаю по атмосфере матчей, по эмоциям, по коллегам. Хорошо еще, что снов особо не вижу – так бы еще хуже, наверное, было. Если бы сейчас разрешили судить – сделал бы все возможное. Физическую форму не растерял – тест Купера пробегу хоть сейчас. Судейская форма не продана и не пропита. Лежит аккуратненько в шкафу. Хочется, чтобы ее моль не ела. Надеюсь… В жизни ведь все бывает. 

Фото: dinamo-minsk.by, kraism.by

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы