Блог На вулiцы маёй

«Люди хотели не про «пидоргов» услышать, а что я ко всему этому причастен». Жуковский выступил в суде

Тренер «Ислочи» не желает никому тюрьмы, хотя команда из-за договорняка может погибнуть.

В столичном Доме правосудия продолжается рассмотрение дела о договорных матчах в белорусском футболе. Первые два дня ушли на то, чтобы опросить всех обвиняемых. Напомним, на скамье подсудимых 15 человек. 14 белорусских футболистов и тренеров и один украинский бывший баскетболист, дисквалифицированный на родине за попытку подкупа игроков. По версии обвинения, все эти люди в разной степени влияли на результаты пяти матчей чемпионата и Кубка Беларуси.

Кто уже засветился в скандалах вокруг белорусского футбола

Обвиняемым инкриминируют 253 статью Уголовного Кодекса Беларуси – подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований. Статьей предусмотрено наказание от штрафа до 4 лет лишения свободы.

«Меня вынудили шантажом». В Минске начали судить нечестных футболистов

«Почему взял деньги? Жадность сыграла». Футболисты «Ислочи» объяснили, зачем они сдали матч

Одним из свидетелей, проходящих по делу, является главный тренер «Ислочи» Виталий Жуковский. Его выступление в суде ожидалось с большим интересом. Во-первых, это команда Жуковоского находится в эпицентра скандала и начала сезон с очковым штрафом. А во-вторых, Жуковский известен эмоциональностью и взрывным характером. Его мощные пресс-конференции про ублюдков и пидоргов, сдавших матч, помнить будут еще очень долго.

Огненная пресс-конференция Виталия Жуковского то ли про киборгов, то ли педоргов

«Никто не может отвечать за кучку ублюдков». Жуковский – о скандале в «Ислочи»

***

– Ты как на работу сюда уже ходишь, – встречает у входа в Дом правосудия один из обвиняемых.

– Сегодня Жуковский будет.

– Пошли внутрь. Не хочу его видеть.

– Все равно придется.

– Здороваться не хочу. Идешь?

– Нет.

Виталий Леонидович вынырнул из-за угла в компании офицера честности АБФФ Виктора Сокола спустя минуту. У лестницы к тренеру подскочил Сыроквашко и принялся что-то рассказывать. Бывших футболистов «Ислочи» вокруг не было. Жуковский был в хорошем расположении духа. Улыбался и даже шутил.

– От люди у нас. В твоем утреннем тексте всего одно предложение про меня, а комментариев куча. И все крови моей хотят :).

– Вы же не читаете ничего.

– Я и не читал. Жена с утра стала зачитывать. Я попросил этого больше не делать.

В это время мимо прошел Андрей Порываев. Тренер спокойно пожал руку бывшему подопечному и заспешил к секретарю заседания:

– Моя фамилия Жуковский. А можно меня первым вызвать. У меня теория через час.

– Хорошо я с судьей переговорю. Проходим в зал.

***

Когда Жуковский вошел, Маковский, Тишкевич и Порываев опустили головы вниз и даже не косились в сторону тренера. Рыжко и Лебедев голову не прятали и взгляд не отводили. Жуковский в свою очередь и не думал смотреть в сторону обвиняемых. Тренер поздоровался, снял куртку и вышел к кафедре.

Сперва рассказал все, что знал об обстоятельствах договорного матча его команды. А потом принялся отвечать на дополнительные вопросы прокурора и адвокатов. Происходящее очень походило на обычную пресс-конференцию Жуковского после футбольного матча. Тренер вел себя открыто и раскованно. Разве что шутил меньше обычного.

– После того, как вы отчислили футболистов из команды, вы с ними общались? – вопрос от прокурора.

– Долгое время мы не виделись. Где-то через год встретил Лебедева. Он пришел в клуб за какими-то документами. Еще раз извинился, сказал, что принимал участие в «договорняке». Также говорил, что не понимает, как все произошло.

– С Тишкевичем общались? Сообщал ли он вам о каких-то деньгах?

– Общался, но о деньгах он ничего не говорил. У Саши такая манера говорить… Его сложно понять. Он мельтешит. Через какое-то время пришел: «Извините еще раз. Что мне делать?» Я в ответ: «Саша. Уйди и успокойся». Он потерялся. Паниковать начал. Стал в суды подавать.

– А с Александром Папушем?

– Он работает в клубе, но это последние дни… Когда-то говорил, что не при чем, но когда стало известно, трансферное окно было закрыто. Да и играть было некому… Поэтому я и пошел на такой шаг.

С таким же вопросом «Что делать?» звонил мне и Алумона. Не помню, что ответил. Мы поговорили секунд 15. Я не мог с ним нормально общаться. Для меня этот человек не существует просто.

Денисевич доиграл сезон по одной причине. Когда я спросил у Тишкевича: «Был ли замешан Денисевич?», Саша ответил, что нет. И Денисевич мне в разговоре это подтвердил. А в конце года, когда все вскрылось, попросил прощения. Сказал, что не участвовал, а деньги ему просто принесли.

Ожидать от таких ребят чего-то подобного я не мог совершенно. У Порываева была хорошая карьера. Он большие деньги зарабатывал в Казахстане. Как-то признавался, что есть средства. А потом за 1000 долларов «делает» игру. Ну, как так!? Лебедев продает машину и одалживает всем деньги. Но назад ничего не получает. А потом за 1000 долларов сдает игру. Или Маковский. Владимир последнюю рубашку отдаст, а тут…

Или Тишкевич, например. Когда он переходил в «Ислочь», я поинтересовался мотивами. Он в ответ: «Леонидыч, не могу играть в Литве. Там сдают матчи. А я этим заниматься не хочу, и никогда не буду».

Пристальное внимание суд уделил и самому матчу «Ислочь» – «Динамо» Брест. Жуковского просили охарактеризовать действия каждого футболиста. По словам тренера, действия его игроков не заставляли задумываться о том, что игра была нечестной. Команда здорово боролась, а футболисты выиграли много единоборств. Жуковский вспомнил также, что в перерыве матча сказал ребятам: «Если бы я не знал, что вы порядочные люди, поверил бы, что вы делаете это специально».

Более подробно тренера попросили остановиться на действиях Рыжко (о да, это все тот же адвокат защитника «Нафтана»).

– У Юры был огромный процент выигранных единоборств. Под 80 процентов, если не путаю. Это очень солидный показатель. Так не выходят проигрывать. Да, он допустил ошибку при пенальти. Но это классическая ошибка Рыжко. Его часто ловят на опорной ноге, качают в другую сторону и он вынужден фолить. Это закономерность.

– Полагаете, что Рыжко играл честно?

– Давайте так. Я говорю, что его ошибки – это закономерность. Игре он отдавался. У меня не было к нему претензий. Надеюсь, что фолил он не намерено.

– Как оцениваете Рыжко как футболиста?

– У него хороший возраст для футбола. Он прошел хорошую школу, поиграл за «молодежку». Юра не может быть некачественным игроком. Мне было приятно с ним работать.

– Нужно ли для страны сохранить такого игрока?

– Я это не решаю. Не хочу отвечать на вопрос.

Также Виталий Леонидович рассказал о материальном положении футболистов и тренеров «Ислочи» в апреле 2016 года:

– игрокам были должны премиальные за победу в первой лиге. В зависимости от вклада футболиста в общее дело цифры колебались от двух до трех тысяч долларов;

– средняя зарплата футболистов «Ислочи» в 2016-м составлял 1000 долларов;

– оклад тренеров был на 15-20 процентов ниже.

В потоке вопросов про Рыжко потерялся один – о последствиях «договорняка» для «Ислочи»:

– Клуба может в следующем году не быть, – спокойно ответил Жуковский. – Федерация нас наказала семью штрафными очками. От спасительного места мы сейчас отстаем прилично. Если клуба не будет в вышке, он не сможет получать должное финансирование по 191 Указу. Не будет ничего: ни команды, ни детской школы.

– Какова вероятность, что останетесь?

– Процентов 10-15.

***

Допрос Жуковского продолжался 40 минут. Закрыв за собой дверь, Виталий Леонидович глубоко выдохнул. По дороге к машине (тренер спешил на тренировку) он поделился своими впечатлениями.

– Эмоции от посещения суда не самые приятные. Да, с некоторыми ребятами я поздоровался, но не более того.

– Сильно сдерживали эмоции во время дачи показаний? Все ждали «пидоргов» или чего-то подобного.

– Не сильно. Люди хотели не про «пидоргов» услышать, а про то, что я ко всему этому причастен. Этого хотела вся страна. Ты и сам это прекрасно понимаешь :).

Мне жалко пацанов… Среди них много порядочных людей, которых просто втянули в это… Жалко их! Но, слава Богу, что эту ситуацию вскрыли и обо всем рассказали. Если бы это не стало известно сейчас, было бы еще больше людей и матчей. Этот гнойник надо было вскрыть. Это зараза, сифилис, который начал расти.

Да, у «Ислочи» из-за этого много проблем, но пускай лучше будет так, чем всю жизнь занимать 13-е место и бороться за выживание.

– Вы сказали, что у «Ислочи» немного шансов на спасение. Не верите?

– 11 очков – это много, но мы не опускаем руки и заряжаем ребят на борьбу. Я и сейчас спешу на теоретическое занятие. Мы готовимся серьезно и будем сражаться.

– Я так и не понял, почему у вас играл Папуш, если он замешан в «договорняке».

– Со стороны АБФФ не пришло никаких документов на его счет. В отличие от тех же Лебедева и Тишкевича. Не было запросов о том, чтобы его убрать. И мы исходили из документации. Сейчас понимаю, что Александр [Папуш] у нас больше работать не будет.

– Можете пояснить слова Тишкевича по поводу вашей вины и Будакова?

– Тишкевич подошел и сказал: «Леонидыч, это вы виноваты, потому что взяли Будакова. Все началось с него». Я ему чуть не зарядил по лицу за это, и он съехал на другую тему. Будаков мне потом писал, что не при чем, но ведь его не просто так вели на видео…

– Вы придете на оглашение приговора?

– А зачем? Я эмоциональный человек. А такие люди быстро отходят. Разве я похож на того, кто хочет чьей-то крови? Не желаю парням чего-то плохого. Я за правду.

Ладно, там (махнул в сторону суда – Tribuna.com) есть ребята, которых никто в футболе не знает, но Маковский… Человек с таким именем и с такими человеческими качествами… может оказаться в тюрьме. Я с ним хлеб делил, помогал, когда было трудно. Да и сам Маковский мог последнюю копейку отдать. Я ему тюрьмы не желаю.

Неприятно осознавать, что меня предали люди, которые помогали выводить «Ислочь» на новый уровень, с которыми у нас было много побед и ярких моментов. Я, кстати, сейчас стараюсь больше вспоминать хорошее. И мне становится немного легче.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья