Блог На вулiцы маёй

«Принимаем в состав учредителей «Минск-Арену». Босс столичного «Торпедо» анонсирует перемены в клубе

 

Михаил Мироненков – о невезении с тренерами, переезде на новый стадион и высшей лиге.

15 января минское «Торпедо» определилось с главным тренером: Андрея Пышника сменил Сергей Кабельский. Накануне тренерских перестановок Андрей Масловский встретился с владельцем «черно-белых» Михаилом Мироненковым и поговорил о попытке переманить из «Луча» Ивана Биончика, проваленном сезоне-2017, «Крумкачах», высшей лиге и сотрудничестве с «Минск-Ареной».

– Сразу после игры с «Лучом» вы отказались подводить итоги сезона. Спустя время можете это сделать?

– Завершение сезона стало для меня большим разочарованием. Рассчитывал, что мы чемпионат пройдем ровно и уверенно. Как по спортивному результату, так и по наличию игры. Но перед последними матчами присутствовала очень большая нервозность. В первую очередь у тренерского штаба и футболистов. Я это чувствовал и даже специально приезжал, чтобы пообщаться с игроками без тренеров, чего, кстати, не делал никогда. Старался поделиться уверенностью и дать понять, что я вместе с командой и в сложные моменты рядом.

После матча у меня было много эмоций, которые не должны были выплескиваться наружу. Надо было все взвесить, обдумать. Но не в части моего дальнейшего пребывания в «Торпедо». Мыслей отказаться от клуба не было.

– Где собирали команду и что говорили футболистам перед решающим матчем?

– Последние тренировки сезона проходили на СОК «Олимпийский». Арендовали там конференц-зал, чтобы собраться. Разговор был о том, чтобы ребята верили в себя, чтобы поняли, что они сильнее соперника, и чтобы играли в тот футбол, в который умеют.

– Почему собирались без тренерского штаба?

– Думал, что тренеры в этой ситуации будут отвлекать от моих слов. Андрей Пышник и его помощники были в курсе, что я собираю игроков. Я ничего не делал за их спиной. С тренерским штабом всегда общался отдельно и не прекращал этого делать в трудные минуты. Просто тогда не считал нужным устраивать общее собрание. Хотел переговорить только с игроками.

– Почему вы никогда так не делаете?

– Чтобы спрашивать с людей, надо им доверять. Поэтому всегда стараюсь оказать доверие тем, кто стоит во главе или подразделения в бизнесе, или футбольного коллектива. Никогда не переступал через голову и не считаю правильным так делать. Тренер отвечает за свой кусок работы, а я – за свой.

– Обычно после окончания сезона руководители заходят в раздевалку к игрокам и что-то говорят. Вы не пошли.

– Не считал нужным это делать. Мне нечего было сказать ребятам. А просто прийти и постоять молча не имело смыла.

«В двух матчах с «Лучом» в наши ворота ставят пенальти». «Торпедо» пролетело мимо высшей лиги

– Как вам игра с «Лучом»?

– Отражение всего сезона. Считаю, коллектив на чемпионат был недонастроен. У игроков была какая-то расслабленность и чувство, что достаточно вовремя приходить на тренировки, спокойно работать, выходить на игры, и все само собой произойдет. Мы ведь лучше всех. Мы лучше экипированы. У нас лучше зарплата. Мы тренируемся в хороших условиях. И результат придет автоматически. Но так не бывает. А в последних матчах добавилась еще и определенная растерянность от того, что не все идет так, как надо.

Считаю, мне не удалось достучаться до коллектива. Хотя первое собрание сработало: крупно переиграли «Гранит». Но перед игрой с «Лучом» сработал эффект привыкания. Игроки, видимо, решили, что раз я снова разговариваю, то и результат будет снова победным. Но не вышло. Против нас играла хорошая команда с квалифицированным штабом.

Самоуспокоенность – основная причина такого сезона. Я другой не вижу. Считаю, у нас был неплохой тренерский штаб и один из сильнейших составов в лиге. У игроков не было никаких вопросов по бутсам, форме или зарплате. Можно говорить, что ребята попали в зону комфорта, к которой не привыкли.

– Есть мнение, что выход в высшую лигу «Торпедо» проиграло не в матче с «Лучом», а раньше – с «Лидой», «Оршей», «Химиком». Именно упущенные победы в матчах с середняками привели к такому результату.

– Те осечки еще можно было исправить в последнем туре. Но когда выходишь на последний бой, должен быть определенный эмоциональный заряд и настроение. А я этого не увидел. Более того, увидел растерянность. Большую растерянность. Как у ребят в команде, так и у некоторых сотрудников клуба. Признаюсь, видеть это было неожиданно.

Думаю, в уме ребята держали еще и то, что для выхода достаточно было сыграть вничью. Хотя лично я категорически против подобных мыслей, но знаю, что некоторые тренеры говорили об этом с футболистами.

– «Луч» выиграл чемпионат, начиная сезон с «-10» очков. Почему так произошло?

– Хороший тренерский штаб, и в первую очередь – сильный главный тренер.

– То есть это сила одной команды, а не слабость лиги в целом?

– Это сила конкретной личности – главного тренера «Луча». Иван Биончик смог подобрать коллектив, сплотить его, нацелить на задачу и выполнить ее. Считаю, «Торпедо» было по силам выиграть чемпионат с большим запасом. Проблема в нас. Мы оказались слабыми, а не лига сильной.

– За зиму хоть раз проскочила мысль, что хотите все бросить?

– Такая мысль может возникнуть, когда ты доходишь до конечного результата. Допустим, поставил цель выйти в высшую лигу за определенный промежуток времени и не получилось. Либо захотел создать инфраструктуру и не получилось. Вот тогда есть выбор: продолжать или нет.

Я в прошлом сезоне не ставил задачу: или войду в высшую лигу, или брошу. Это несерьезный подход. Из жодинского «Торпедо» я уходил так, чтобы клуб продолжил существовать и хорошо работать. И если я когда-нибудь приму такое решение в отношении минского «Торпедо», клуб не пострадает.

***

– Обычно, когда команда не выполняет задачу, тренеры уходят в отставку или подают соответствующее заявление. Как я понимаю, Андрей Пышник этого не сделал. Ваша реакция?

– Андрей Юрьевич был членом нашего коллектива. Я бы не хотел говорить о нем плохо. А больше мне сказать нечего.

– Вам не кажется, что «Торпедо» все никак не может попасть с главным тренером? Николай Бранфилов, Павел Батюто и Андрей Пышник оказались не способны решить задачу.

– Так и есть. Решаем эту проблему. Нельзя же к чему-то прийти, не ошибаясь. Моя задача дать возможности. А задача приходящих людей ими воспользоваться. Если они этого не делают – это их проблемы.

– Новым главным тренером стал Сергей Кабельский. Расскажите, как проходил выбор.

– Мы выбирали тренера, исходя из двух критериев. Во-первых, нужен человек, который даст результат. Во-вторых, научит ребят играть. Тренеров, сочетающих в себе и то, и другое, не так много. Их практически нет. В основном или-или.

Ну и нам не нужен был тренер-диктатор, который придет и заставит высокими тембрами голоса футболистов бегать, как ошпаренных. В «Торпедо» еще не такой обученный, квалифицированный и управляемый коллектив.

Рассматривали около пяти кандидатов, с которыми вели переговоры одновременно, чего не скрывали. Всем, с кем общался, говорил, что есть еще кандидаты. Наши встречи считал ознакомительными. Тренеры рассказывали о себе, я – о «Торпедо». Мне необходимо было сложить личностные впечатления и ощущения о людях, которых я не знал.

Кандидаты были разные – титулованные и квалифицированные, – но я понимал, что многих, если не всех, отпугивал фактор первой лиги. Всего пару человек сказало мне, что хотят быть в «Торпедо» вне зависимости от дивизиона. Один из них – Сергей Кабельский. Помогать ему будут экс-тренер БАТЭ Владимир Невинский и наш бывший директор Александр Климович.

– Вы ведь хотели видеть тренером Ивана Биончика из «Луча».

– Да. Я следил за его работой не один год. Еще в позапрошлом году он достиг определенного результата при минимуме возможностей как в исполнителях, так и в финансах. Мне было интересно познакомиться с Биончиком. Хотя мой звонок Иван Сергеевич воспринял настороженно. Посчитал, что ему будет сделано какое-то недостойное предложение. Успокоил и сказал, что ничего плохого предлагать не буду. Встреча понравилась. Это тренер. Его команда играет и она управляемая. Футболисты понимают и выполняют то, что от них требуется.

Биончик достаточно молодой специалист. И мы хотели предоставить ему ступень для дальнейшего роста – считаю, «Торпедо» имеет больше возможностей, чем «Луч». Но Биончик выбрал свой нынешний клуб. Это достойно уважения.

– Правда, что предлагали ему зарплату на уровне Александра Ермаковича в БАТЭ?

– Я не знаю, сколько получал Ермакович. Биончику предлагал зарплату на уровне топ-6 высшей лиги. И наш нынешний тренер будет получать больше, чем многие в «вышке».

– Сергей Кабельский способен привести «Торпедо» к тем целям, которые вы ставите перед командой?

– Всегда есть риск. Даже когда приглашаешь суперизвестного и успешного тренера.

Мне было важно с ним познакомиться и посмотреть на его поведение. Я изучил его историю, посоветовался с людьми. Услышанное и прочитанное меня устроило. А получится или нет – зависит только от него.

Сергей Марьянович никогда не работал главным тренером. Но когда-то вторым работали и Кучук, и Дулуб. Мы сошлись на том, что если не сейчас, то когда?

– У Кабельского есть нужная тренерская лицензия?

– Конечно, у него лицензия «Pro».

– «Торпедо» сильно изменится по составу?

– Я редко вмешиваюсь в работу тренерского штаба. Пока у меня только одно пожелание: команда не должна измениться больше, чем на 20 процентов. Мне бы хотелось идти дальше с теми игроками, которые были с нами в прошлом году и хотят остаться.

– Но пока футболисты только уходят.

– У нас не было тренерского штаба, и мы не могли набирать игроков. У ребят закончились контракты. После сезона я почти с каждым переговорил лично. Сказал, что как только будет ясность по новому тренеру, будем говорить о продлении соглашений. Кто-то не стал ждать и ушел, а кто-то подождал. Например, на днях договорились, что Шумилов и Гаев продолжают работать. Думаю, те, кто нам нужен из прошлогоднего состава, останутся.

Должны быть и стержневые игроки. Они формируют микроклимат, ведут за собой молодежь. Для себя давно решил, что их должно быть 2-3 человека. Остальные – задорная голодная молодежь. Большие приобретения? Важно понимать, что нам они сейчас не нужны. Мне всегда было интересно создавать, а не забирать созданное кем-то. Получу огромное удовольствие, когда у нас вырастет своя звезда.

– «Торпедо» будет готовиться к сезону в Беларуси или за границей?

– Я не сторонник заграничных сборов. В Беларуси есть спортобъекты, которые должны быть задействованы. Я убежден, что это тренерские инициативы: работаем на сборах в хороших условиях, а потом будем месить грязь тут. Мы будем и работать здесь, и грязь месить тоже будем здесь. Мы два года подряд предсезонные сборы проводили дома. Хорошие условия, питание, проживание, тренажерный зал, два поля – занимайся.

– Команда будет играть на стадионе «Торпедо»?

– Нет. У нас есть договоренность о том, что на следующей неделе мы принимаем в состав учредителей «Минск-Арену». На собрании учредителей кандидатура этой госорганизации нашла одобрение. Осталось только подать необходимые документы.

Так вот, «Минск-Арена» в прошлом году взяла под себя стадион «Домостроитель». Рассчитываем играть там. Сейчас идут проектные работы, и скоро начнется реконструкция, которую планируем завершить к 1 июля. Где будем играть до лета – пока не знаю. Это работа администрации клуба.

– Футболисты говорят, на «Домостроителе» не очень хорошее поле.

– А как оно могло быть хорошим, если мы его убивали? Кроме тренировок основного состава «Торпедо» там играли наши молодежные команды и работала молодежь БАТЭ. Нагружали поле сознательно, понимая, что в 2018-м там будет другой газон. Сперва хотели постелить синтетику, но планы поменялись. Наняли агронома, провели определенные работы. Надеюсь, поле будет хорошим.

– Как еще надо доработать стадион?

– Список солидный. Надо поработать с подтрибунными помещениями, расширить поле, поставить мачты освещения, сделать звук, достроить трибуны, организовать VIP-сектор и так далее. После реконструкции стадион будет готов и к проведению матчей высшей лиги.

***

– «Торпедо» подало подтверждение на участие в первой и высшей лигах. Поясните.

– Я этим не занимался. Андрей (директор клуба Андрей Салангин – Tribuna.com) сказал, что так ему посоветовали сделать в федерации. Даже не посоветовали, а сказали так сделать. Говорят, это обычная практика для первых шести команд второго дивизиона.

– Есть вариант, что «Крумкачы» могут прекратить существование. В таком случае на повышение пойдет «Торпедо». Вы готовы?

– (после долгой паузы)… Я вижу, как развивается ситуация. Вижу, что руководитель «Крумкачоў» не сдается. И я отдаю ему в этом должное. Мне не интересно за этим наблюдать. Я не могу в своей работе – в поисках тренера, в селекции – отталкиваться от гипотетических событий. Мы работаем, как нам надо. А когда что-то свершится, оценим: готовы или нет.

Если «Крумкачы» все, «Торпедо» сможет заменить их в высшей лиге? Сравниваем две команды

– И может так оказаться, что игроки будут подобраны под первую лигу, а планы придется менять.

– Минутку, мы в прошлом сезоне подбирали игроков под высшую лигу. Как и говорил, ротация будет небольшая. Что касается высшей лиги, то мы уже проверили себя на этом уровне в Кубке. Считаю, по игре ни в чем не уступили сопернику.

Поэтому, полагаю, нельзя говорить, что под первый дивизион надо готовиться так-то, а под второй – иначе. Мы готовимся играть чемпионат.

– Была информация, что «Крумкачы» могут объединиться с «Торпедо». Насколько она правдива?

– Всегда следил за Денисом Шунто. По ходу сезона мы встречались и обсуждали сложившуюся ситуацию, но никаких договоренностей или планов по объединению не было. И я не представлю, как это можно было сделать. Есть два самодостаточных коллектива, которые не поменяют имя и историю. А объединиться ради того, чтобы было через тире «Энергетик» или еще что-то… Я всегда был против двойных или тройных названий.

– В данном случае самодостаточно только «Торпедо», а не «Крумкачы».

– Они борются до конца. Два года назад у меня была возможность быть в «Крумкачах». Я этого не сделал. И ничего меня не толкает на этот шаг сейчас. Я хочу добиваться целей со своим коллективом.

– Говорят, вы ездили в АБФФ и сказали, что если «Торпедо» не сделают «вышку», прекратите финансирование.

– В федерации я не был с весны. Это легко проверить: есть охранники, видео и все что угодно.

Я не могу брать за основу общения Шунто. Я никого не шантажирую и лишь могу надеяться, что то, что мы делаем, будет интересно футбольному сообществу. Если будет не интересно и не важно, действительно буду думать: что я здесь делаю? Но пока таких мыслей нет.

Мы развиваемся и мечтаем о том, чтобы заявить о себе и показать: то, что было растоптано, выросло и хорошо себя чувствует.

***

– Как стало возможно сотрудничество с «Минск-Ареной»?

– Сотрудничать начали почти сразу, как мы оказались в первой лиге. Знакомство произошло на фоне поиска спортобъектов. На «Арене» мы нашли спортзал, тренажерный зал, кафе, конференц-зал и много чего еще, что позволило нам прирасти.

– Как это поменяет жизнь «Торпедо»?

– Во-первых, сразу вырастает статус клуба. Когда есть госучреждение, есть определенная форма доверия. Во-вторых, стабильность. Это не калиф на час и не проекты а-ля «Белшина» Новикова. В-третьих, основательность. Союз позволит развивать инфраструктуру «Торпедо». Есть планы по загородной базе, по тренировочным полям, и по искусственному газону.

Два года назад я говорил в интервью, что с голым задом не собираюсь идти в «вышку». Клуб – это не колосс на глиняных ногах. Он должен опираться на свою школу, спортобъекты и все остальное. Если этого нет, то и будущего нет. Как бы «Крумкачы» или кто-то еще ни старались, они всего лишь 2-3 человека. Когда эти люди устают или куда-то уходят, клуба нет.

Также у нас в планах найти более тесный контакт с заводом МАЗ, который является «праматерью» «Торпедо». Но пока мы эти шаги не предпринимаем – есть другие дела. Но мне бы очень хотелось, чтобы команда ассоциировалась с МАЗом.

– Приход «Минск-Арены» изменит распределение акций в уставном фонде. Сколько процентов акций останется у вас и сколько будет у госорганизации?

– У «Минск-Арены» будет неконтрольный пакет акций. А контрольный останется не у меня даже, а у людей, которых я представляю. Я не являюсь официальным учредителем.

– А кто является?

– Физические лица :).

– Бюджет изменится?

– Наш бюджет постоянно возрастает. Когда только вышли в первую лигу, он равнялся 300 тысячам долларов. В прошлом году был без одной тысячи 400 тысяч. В этом сезоне, думаю, будет выше. Какой – не знаю. Зависит от нескольких факторов. В том числе и от того, в какой лиге будем играть.

– Если будет высшая, сдержите слово и вложите в команду 1 миллион долларов?

– Во-первых, не будем говорить «если». Когда будет факт, тогда и будем разговаривать. Во-вторых, я нигде не говорил, что бюджет будет миллион. Журналист задал вопрос: «Правда, что вы готовы на высшую лигу потратить миллион?» Я сказал: «Да, еще вчера». Но будет он потрачен или нет – это другой вопрос.

Поймите, не миллион долларов, не два и не три являются критерием достатка клуба. Куда важнее эффективность использования средств. На мой взгляд, мы можем эффективно использовать наши средства. Например, в Жодино у нас практически всегда был самый маленький бюджет лиге, но это позволяло бороться за тройку. 

Фото: из архива Михаила Мироненкова, Анна Занкович, dinamo-minsk.by, tarpeda.org

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.