Блог На вулiцы маёй

«В Караганде четыре раза резали барана на удачу. Было неприятно». Что за словак приехал в солигорский «Шахтер»

Юлиус Сзоке – о любви ко сну и негативных людях на аренах.

За зиму «Шахтер» расстался почти со всем легионерами, которые завоевывали «бронзу»-2017 (или теряли «золото» – как вам угодно). На месте только Томислав Киш, Иван Караджов Пири Сойри. При этом велика вероятность, что болгарин и финн в Солигорске не останутся. Караджов может перейти в «Пирин», а Сойри на просмотре в датском «Силькеборге».

От иностранцев «горняки» не отказываются и уже завезли новых варягов. Одним из них стал словак Юлиус Сзоке, перешедший из карагандинского «Шахтера», где отыграл два года. В интервью Андрею Масловскому полузащитник рассказал о родных горах, в которых он никогда не бывал, о сонном марафоне в Казахстане и девизе, который подсмотрел у Мартина Лютера Кинга.

***

Футболисты «Шахтера» весело проводят игровую тренировку. Соскучившись за зиму по мячу, они энергично двигаются по полю под громкие выкрики Марека Зуба, оставшегося рулить «горняками».

«Если моя работа не подходит, и ребята не хотят за меня играть, то или они уходят, или я». Зуб – о проблемах «Шахтера»

Больше других выделяется словак Юлиус Сзоке. Полузащитник здорово действует в отборе и начинает атаки хорошей проникающей передачей. Зуб реагирует на действия словака возгласом: «Отлично!» Юлиус выглядит довольным собой. Длинные развивающиеся на ветру волосы делают его похожим на аргентинца Эрнана Креспо.

– Креспо? Я похож на него только из-за прически :), – улыбается Юлиус. Словак извиняется за небольшой бардак в комнате, плюхается на кровать и начинает рассказывать о себе. – Хотя и дома, и в Казахстане говорили, что я больше похож на Давида Луиза. Бразилец мне гораздо ближе, чем аргентинец. Мне нравится, как Луиз действует в центре обороны, в опорной зоне. Это мой идол.

Такие длинные и кучерявые волосы были у меня всегда. Это от природы. Я их не накручиваю. Как-то в подростковом возрасте хотел сделать короткую стрижку, но вовремя опомнился. Понял, что с длинными волосами буду выделяться. С короткой стрижкой себя не представляю. Да ее и не будет никогда.

– Даже если тренер скажет, что нужно постричься?

– Да, в таком случае будет небольшой конфликт :).

– В Фэйсбуке у тебя есть и второе имя – Вальдерама.

– Маленьким меня так называли папа, друзья и тренеры. Все из-за прически, как у легендарного колумбийца Карлоса Вальдерамы. Сейчас иногда в шутку тоже называют. Если в кафе услышу «Вальдерама», обернусь.

– Ты как-то говорил, что твоими кумирами были Алессандро Дель Пьеро и Сеск Фабрегас. А из словаков кто больше всего нравился?

– Юрай Куцка. Тот самый, который поиграл в «Дженоа» и «Милане», а сейчас выступает в «Трабзонспоре». Он, как и я, выпускник академии «Подбрезова». Когда я только попал туда, говорили, что из меня может вырасти новый Куцка.

– Думал, ты Марека Гамшика назовешь.

– Все Гамшика любят. Мне же нравится Куцка.

– Ты с ним общался?

– Нет. Он большая звезда. А вот с еще одним большим футболистом – Вратиславом Грешко, выступавшим за «Интер», «Парму» и «Байер», – общался. Мы даже играли вместе. Он вернулся в «Подбрезову» заканчивать, а я как раз начинал. Хороший футболист.

– Ты родился в небольшом словацком городке Гнуштя. Что это за место?

– Маленький спокойный городок недалеко от Венгрии, в котором живет всего семь с половиной тысяч человек. Раньше считался рабочим, но сейчас, когда заводы закрыты, Гнуштя потихонечку преображается. Когда-то в городе был завод по добыче какой-то руды, были даже шахты, но сейчас ничего этого нет. Ну и работы тоже нет. Люди уезжают зарабатывать в крупные города страны – Братиславу, Тренчин, Нитру. Но наша семья в большие города ездит нечасто.

– Почему?

– Очень далеко. Братиславу я впервые посетил, когда мне было 14. Ну как посетил… С командой академии «Подбрезова» приехал на игру против «Слована». Сам понимаешь, города не видел. Если честно, по-настоящему, чтобы побродить по улицам, посмотреть музеи, посидеть в кафе, в Братиславе я до сих пор не был. И не очень тянет.

– Рядом с твоим городом есть горы.

– Да. Места красивые. Для Словакии такие пейзажи, когда города окружены горами, – это нормально. Вся страна такая. Возле Гнушти горы не самые высокие – 800-900 метров, может быть, километр.

– Совершал восхождения?

– Нет. Я ленивый.

– И даже в детстве в горы не забирался?

– В детстве я только и делал, что занимался футболом, ел и спал. Меня никогда не тянуло наверх и мне никогда не хотелось взглянуть на город с высоты. Даже не знаю почему.

После школы встречался с друзьями и на несколько часов зависал на поле. Каждый день. Никто из нас не думал ни о чем кроме футбола. Играли и тренировались на небольшом городском стадионе. В Гнуште даже своя команда есть. Правда, играет где-то в пятой лиге. Люди собираются и бегают в свое удовольствие. На трибуны приходят старики, дети и домашние.

– Футбол – единственный популярный вид спорта в Гнуште?

– Одно время очень популярен был волейбол. Городская команда даже выступала в высшей лиге чемпионата Словакии. Кстати, моя мама была волейболисткой. Сперва выступала дома, а потом уехала играть в Венгрию. Но из-за того, что народ уезжал из города, количество занимающихся сокращалось. В итоге не стало детей, чтобы заниматься, и волейбол загнулся.

Семья у меня спортивная. Папа – бывший футболист, играл в словацкой лиге за «Римавску Соботу» и «Дуклу» из Банско-Быстрицы. Но вскоре после моего рождения получил травму и с карьерой закончил.

Маленький Юлиус с командой отца (стоит второй справа)

– На каком уровне находится футбол в Словакии?

– Все крутые футболисты играют за рубежом. Из-за этого чемпионат очень молодой. В Словакии хорошие академии. Поэтому к чемпионату приковано большое внимание скаутов. Как только они замечают талантливого парня, который, по их мнению, может заиграть на хорошем уровне, его сразу забирают. Все футболисты к этому готовы и стремятся себя показать.

Есть три-четыре команды, у которых более-менее все хорошо с финансами. Остальные примерно равны. Зарплата около двух тысяч евро. Если у тебя жена и двое детей, то этого не всегда хватит на жизнь. Поэтому и уезжают люди из Словакии играть в футбол в другие страны.

– Две тысячи евро – это средняя зарплата футболиста в лиге?

– Нет. Средняя где-то полторы тысячи.

– Насколько это выше, чем зарабатывают обычные люди?

– Примерно в три раза. К примеру, рабочий на заводе получает 500 евро. Учитель – чуть больше.

– В комедии «Евротур» главные герои на два с небольшим доллара чувствовали себя в Братиславе королями.

– Это очень смешной момент. В Словакии нормально на это отреагировали. Хотя и не понимали, почему американцы так все показали. Да, в начале нулевых были определенные экономические проблемы, но не такие уж страшные. В нашей семье все было нормально. Папа работал учителем физкультуры в школе, а мама была главным экономистом города – работала в мэрии. В общем, от зарплаты к зарплате доживали спокойно. Иногда даже получалось что-то откладывать.

Словакии здорово помогла подняться Чехия. Это балканские страны после разделения воевали между собой, а мы с чехами настоящие братья. Живем спокойно и без проблем. Чехия экономически более развита. Она растет – мы вслед за ней. Без Чехии в Словакии не было бы так хорошо. Конечно, есть люди, которые не любят чехов и не считают наши народы братскими. Но таких очень и очень мало. Вообще же большинство словаков не любят венгров.

– А что с ними не так?

– Не знаю. Не любят – и все. В деревнях возле границы венгров даже больше, чем словаков. Из-за этого словаки говорят на каком-то особенном диалекте, который никто не может понять. У меня хоть и есть венгерские корни, я тоже ничего не понимаю.

– Известный сайт Transfermarkt.com утверждает, что у тебя имеется венгерское гражданство.

– Это неправда. Я тебе скажу, что словацкий флажок там появился только после того, как я переехал в Казахстан. Изначально был только венгерский. Но паспорт у меня словацкий и другого гражданства нет.

– А корни какие?

– Дедушка родился в Венгрии, прожил там 5 лет и вместе со своими родителями переехал в Словакию. Я в Венгрии вообще не был.

– Помнишь свою первую футбольную зарплату?

– В 16 лет в «Подбрезове» получил 400 евро. Средняя зарплата по стране тогда равнялась примерно 330 евро.

– На что потратил?

– Я уже тогда жил один. Поэтому на себя и потратил: платил за квартиру, готовил кушать.

– С какого возраста ты жил один?

– С 12 лет, как уехал в академию. Было тяжело, но я понимал, что хочу быть футболистом, и шел к цели. Хотя первое время было очень трудно. Даже плакал ночами – так хотелось домой. Старался ездить каждые выходные. Но как становился старше, дома появлялся реже. Сперва на две недели оставался, потом на три, а вскоре через месяц мама звонила: «Может, заедешь уже?»

– Как ты начал заниматься футболом?

– С мячом с трех лет. Папа был тренером и брал меня с собой на тренировки старших ребят. Ну и завертелось. Футбол всегда рассматривал, как возможность уехать играть за границу. У меня есть мечта: играть хорошо, заработать денег, вернуться в родной город, построить дом и тренировать детей. И я к ней стремлюсь.

– Кто-то еще из Гнушты стал большим футболистом?

– Если считать папу, нас двое :).

Вместе с отцом и друзьями

– Когда приезжаешь домой, чувствуешь себя звездой?

– Нет. Хотя на районе меня все знают. Когда играл в Казахстане, то по 11 месяцев не бывал дома. Приезжал – и новость разлеталась быстро: «Юлиус дома!» В магазин не выйти. Обступают и заваливают вопросами. Люди смотрели мои игры за «Шахтер». Серьезно! Даже ставки делали. Знали всех игроков и все про Караганду. Сейчас изучают Солигорск.

Дома у меня всегда много дел. Я стараюсь помогать людям. Дарю форму юным футболистам, например. Или прихожу к ним на тренировки, показываю финты, что-то рассказываю, а потом мы вместе идем на пиццу. Им весело, мне здорово – всем хорошо.

– Как ты оказался в Казахстане?

– Два года назад «Шахтер» тренировал словак Йозеф Вукушевич, с которым мы вместе работали в «Ружомбероке». Он позвонил и сказал, что хочет меня видеть, так как команде нужен шестой номер. Вукушевич хорошо знал меня и мои возможности. Я приехал на просмотр. Был немного травмирован – побаливало колено, – но вышел в товарищеском матче и даже забил, после чего подписал контракт. А уже через 10 дней дебютировал против «Астаны».

Дома было много разговоров о моем переходе. Родные, друзья, знакомые – все говорили примерно одно и то же: «Казахстан!? Куда ты идешь? Оставайся». Отпугивали. Но мне было интересно посмотреть другую страну и узнать другую культуру. И я удивился, что все в Казахстане нормально. Хотя слышал, что голландцам, которые играли в «Шахтере» до меня, не нравилась Караганда. Они говорили, что это старый город. Мне же было нормально. После Гнушти любой город отличный :).

Меня очень поразило отношение болельщиков. Уже после первой игры услышал с трибун: «Юлиус! Юлиус!» А на выходе из раздевалки подбежал парень с криком «Фото, фото!» Было очень приятно! Болельщицкая культура совсем не такая, как в Словакии. Фаны ждут игроков после матчей: просят фото, автограф. Ты постоянно слышишь: «Это наши игроки! Наши ребята!» По городу спокойно не пройдешь: «Юлиус, можно сфоткаться? Юлиус, подпиши карточку!» Я сперва удивлялся, а партнеры говорили, что это нормально. И я после игр всегда шел к болельщикам, а не в раздевалку. Благодарил за поддержку и разговаривал. И в городе никогда не отказывал в общении. И они это ценили.

В Словакии не так. На стадионах собираются или спокойные болельщики, или негативные люди. Народ приходит на стадион просто посмотреть футбол. И никто не ловит игроков, чтобы сделать фото.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь «негативные люди»?

– Это те, кто поливает грязью игроков и отзывается о них плохо во время матчей. Говорят, они зарабатывают больше, чем мы. Мы работаем на заводах сутками, а они работают несколько часов в день, да еще и играют плохо. И так далее.

– В Беларуси в целом похожая ситуация.

– Значит, ты меня понимаешь :).

– Делясь впечатлениями о Казахстане, ты вспомнил 27-часовую поездку на поезде. Почему именно это?

– Просто в Словакии нет таких расстояний. Чтобы проехать страну с Запада на Восток, хватит шести часов. А ближайший к Караганде город – Астана, и до нее 250 километров. А между городами ничего. Пустота. Степи и прямая дорога без поворотов. Глянешь в окно – степь. На полчаса отвлечешься и снова посмотришь – тот же самый вид. И так все 250 километров. Я потом прикалывался над нашими новичками.

– Сейчас поедем в Астану. Смотри в окно – ничего не будет.

– Как ничего?

– Ну, вот так.

Они смотрели и удивлялись.

Что касается той поездки на поезде, то команда выкупила целый купейный вагон. Рядом был вагон-ресторан. Никто не мешал – можно было спокойно спать. Я в принципе этим и занимался :).

Еще запомнился ритуал, когда режут барана. Был период, когда «Шахтеру» не удались несколько матчей подряд. Тогда перед тренировкой пришел какой-то шаман с бараном. Все – игроки, тренеры, работники клуба – стали в кружок, а он резанул животное по шее. Казахи помолились, а некоторые игроки даже обмакнули бутсы в кровь, также помазали штанги. И что самое интересное – сработало. Мы выиграли несколько матчей. Вообще за два года, что я был в Караганде, баранов резали шесть раз! Дважды на праздник, когда это обязательно. Остальные четыре раза – на удачу. Я ни разу не смотрел на это и всегда отворачивался. Убийство животных для меня неприемлемо и неприятно.

– Нашел одну твою цитату про Казахстан: «4 часа тренировки, остальные 20 сон».

– Так и было. Все свободное время я сплю. Ну, может, не сплю, но лежу на кровати. Для меня это важно. Я должен быть готов к тренировке.

Первые полгода в Караганде я особо никуда не ходил: не бродил по городу, не шатался по магазинам. Перемещался только между стадионом и базой. Я не люблю больших скоплений народа. Нашел неподалеку маленький ресторан и ходил кушать только туда. Работники меня запомнили, «выделили» персональный стол и знали, что я люблю кушать. Получился персональный ресторан :).

– Не устаешь лежать?

– Я привык. После обеда 2-3 часа всегда сплю, и в 10-11 вечера спокойно засыпаю.

– Твой девиз – «Ешь, молись, тренируйся». Что ты в это вкладываешь?

– Это слега перефразированные слова Мартина Лютера Кинга «Ешь, молись, работай». Просто моя работа – это тренировки. Вот и переделал. Я тебе уже говорил о своей мечте. Для этого нужно здорово играть. А для этого надо тренироваться и молиться. Я католик. И в каждом городе стараюсь посещать костелы. Но если их нет, молюсь дома перед сном или утром.

– Вижу на твоей тумбочке несколько книг. Что читаешь?

– Сейчас читаю историю «Лестера», но предпочитаю в основном биографии известных людей. Из последних прочитанных понравилась история жизни Арсена Венгера. Книга очень хорошо написана. Не только он рассказывает о себе, но также мнением о нем делятся игроки и другие тренеры. Очень понравилась одна мысль Венгера. Он считает, что футбол всегда справедлив. Что если сейчас футбольная жизнь у тебя что-то заберет, то потом это вернется. Я сразу вспомнил, как, будучи молодым, считал несправедливым то, что тренер выпустил на поле другого парня, а не меня. Сейчас я не такой.

– Ты очень хорошо говоришь по-русски. Выучил язык в Казахстане?

– Да. Хотя когда ехал, ни слова не знал. Но русский и словацкий в чем-то похожи. Поэтому достаточно легко освоил. Я очень хотел побыстрее заговорить. Здорово помогал тренер по физподготовке. Он тоже из Словакии и первое время переводил для меня, а уже через два месяца я свободно говорил.

– Казахский пытался освоить?

– Ой, не. Это очень сложно. Знаю всего три слова: салем (привет – Tribuna.com), рахмет (спасибо – Tribuna.com) и калайсын (как дела – Tribuna.com). Партнеры пытались меня учить чему-то еще, но я был не в состоянии это повторить.

– Как появился вариант с солигорским «Шахтером»?

– Первые разговоры появились в середине прошлого сезона, но окончательно договорились после окончания сезона.

– Твои первые впечатления от Беларуси?

– Я пока особо нигде не был. Минск очень понравился. Большой, красивый, европейский город. Попали с отцом как раз на праздники. Было очень классно. Солигорск? Я кроме базы и стадиона «Шахтер» пока нигде не был. В центр не выбирался. Ты же знаешь мой режим дня :). 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья