Блог На вулiцы маёй

Владимир Журавель: «Не был в курсе прихода Милевского и Нехайчика. Команду подбирали под другого тренера»

Тренер объяснил, почему его не будет в БАТЭ, а также рассказал о работе в Бресте и Казахстане.

В январе 2018 года Владимир Журавель уехал тренировать карагандинский «Шахтер». Экс-тренер брестского «Динамо» давно хотел поработать за рубежом. Однако долгой и успешной побывка белоруса в Азии не получилась. В начале июля контракт между ним и «горняками» был расторгнут. «Шахтер» к тому времени спикировал почти на дно турнирной таблицы – в 8 последних матчах команда потерпела 7 поражений.

Журавель уехал из Казахстана. Последние результаты его команды – просто кошмар!

Мы встретились с Журавелем через пару дней после его возвращения в Беларусь и поговорили о первом легионерском тренерском опыте, затронули возможное назначение в БАТЭ прошлой зимой и попытались расставить все точки над «i» в истории с уходом из брестского «Динамо». Правда, рассказывать все о динамовском этапе карьеры тренер пока не готов – говорит, еще не созрел.

– Что-то вы какой-то замученный и уставший.

– Адаптируюсь к возвращению домой и нашему часовому поясу.

– Когда узнали, что уходите из карагандинского «Шахтера»?

– После ответного полуфинала с «Атырау», который мы проиграли 1:3, подошел к руководителю и сделал устное заявление, что хочу уйти по собственному желанию. Но из-за того, что у нас был двойной выезд, все вопросы закрыли официально уже по возвращении в Караганду. Контракт мы расторгли по обоюдному согласию.

– Как на ваше желание отреагировали руководители?

– Нормально. Просто настал момент, когда нужно было принимать решение. Это была не спонтанная реакция на поражение в Кубке. Хотя останавливаться в шаге от финала было обидно. Я думал не день и даже не два, а около месяца все взвешивал. Ситуация была чем-то похожа на прошлогоднюю брестскую: в чемпионате не получалось, а в Кубке шли неплохо.

Хочу добавить, что кроме результатов – серии поражений – были и личные моменты, которые не позволили остаться в Караганде дольше. И что поспособствовало больше – вопрос. Время покажет.

– Давайте немного про результат поговорим.

– У команды была серия из 6 поражений подряд, но у меня на душе не было тревоги и обеспокоенности.

Журавель о четвертом поражении подряд: «Ситуацию мы обязательно исправим. Здесь никакой паники нет»

– Почему?

– Впереди был целый круг. Я уже изучил все команды лиги, знал их сильные и слабые стороны. Да и по таблице мы не сильно просели. В той группе команд, которые рядом с «Шахтером», разница в один-два очка. И очки теряли все. Просто соперники делали это равномерно по ходу чемпионата. Мы же умудрились это сделать серийно. Из шести матчей четыре проиграли по 0:1. Причем из-за нелепых ошибок. В одной игре, к примеру, выпустил парня на 85-й минуте, чтобы немного освежить игру. В итоге он на 92-й минуте сделал необдуманный пас в нашу штрафную площадь вместо того, чтобы аккуратно выбить мяч по бровке. Случился перехват и гол. Не выпустил бы – не проиграли бы. С «Тоболом» бьем пенальти – не забиваем, а потом пропускаем гол. Может, удача отвернулась. До этого была серия без поражений, а потом все перевернулось. Засветились на всю страну. Чередуй мы победы с другими результатами, был бы спокойный ход по дистанции. Поэтому и не видел проблем. За исключением тройки лидеров, которая убежала в отрыв, чемпионат ровный. Борьба за пятое место будет вестись до последнего тура. И у «Шахтера» неплохие шансы.

Я команду постоянно поддерживал на пресс-конференциях и часто говорил, что все в порядке. Но это отчасти была и установка для ребят. Они же читают все. Если я буду излучать негатив и говорить, что все плохо, на них это скажется. А я хотел их поддерживать. Они ведь тоже, как и тренеры, переживали из-за результатов.

– Как работали над психологией внутри команды?

– Разговорами. Я всегда стараюсь работать с ответной реакцией, чтобы ребята слушали. Какие-то параллели проводил с прошлым. В Солигорске в 2013-м было пять поражений подряд. Помню, моментов в каждом матче создавали много, но забить не могли. А нам залетало все. Руководство нервничало. Опасалось, что «Динамо» догонит, но запаса прочности хватило. В общем, нельзя было давать команде раскисать и опускать руки. Следил за эмоциями в тренировках, упрощал упражнения. Делал так, чтобы парни работали, потели и думали о будущем, а не о проигранных матчах.

– Что за личные моменты, повлияли на ваше решение?

– На то они и личные, чтобы о них не говорить. Скажу только, что они не связаны с футболом.

– Для вас это был первый тренерский опыт работы за рубежом. Что из него вынесли?

– Я не один год вынашивал идею посмотреть на себя в других условиях. Год назад была попытка уехать в Казахстан, но не сложилось, и я оказался в Бресте. О чем не жалею, кстати. В 2018-м получилось. Это интересный опыт. Ты попадаешь в новую среду, где тебя никто не знает. Появляется возможность проверить себя и методики. Это была основная цель. И я полностью удовлетворен опытом.

Например, были нюансы в подготовке, которых у нас нет. Климатические условия такие, что работать было сложно. В Караганду в этом году весна приходила аномально долго. Аборигены сами удивлялись такому. Грубо говоря, я только полтора месяца назад снял пуховик. К тому же рядом Байконур. После взлета ракеты погода может неожиданно испортиться на пару дней.

Из-за имеющейся инфраструктуры было сложно выстраивать и тренировочный процесс. Мы не могли работать в двухразовом режиме. До места тренировок нужно было ездить в другой город. В Караганде не было качественной синтетики, и мы работали и играли весной в соседнем Темиртау. Почти все игры первого круга проводили на искусственных газонах не самого высокого качества. Поля были жесткими, как цемент. В Беларуси, наверное, таких полей и не встретишь уже. Только ко второму кругу команды постепенно начали выходить на свои основные поля.

Также мне было интересно: смогу ли я объединить команду и завоевать доверие ребят. Считаю, смог это сделать. Понятно, что Азия – это Азия, но отношения выстраивались хорошо. Меня окружали хорошие люди. Все хотели помочь и поддерживали, за что всем благодарен. На свой день рождения пригласил всех тренеров и был рад, что все пришли. Отношения были искренними и дружескими.

– Как себя чувствовали в быту?

– Очень комфортно. База «Шахтера» находится рядом со стадионом. В здании местного спорткомплекса второй этаж полностью отдан команде. Первое время думали с Дмитрием Новицким найти квартиру, но, пожив на базе какое-то время, поняли, что нет смысла. Жилье мы бы нашли в 5-7 минутах от стадиона. Не было смысла каждый день таскать с собой необходимые вещи. Да и мы не знали, как долго проработаем :). Но большинство футболистов снимали квартиры. С нами на этаже жили буквально три-четыре человека.

– За сезон в Бресте вы лишь пару раз побывали на главной улице города – Советской. По Караганде успели погулять?

– Раза три прошлись. Посмотрели центр города, заглянули в парк и ЦУМ с моллами. Посчитал, что этого достаточно – было много работы.

– Быстро привыкли к постоянным перелетам?

– Для меня было непривычно, что чуть ли не на каждый выезд надо было добираться самолетом. Причем у нас еще и логистика была не самой удобной. В Караганде есть аэропорт, но из-за расположения города направление рейсов нам не подходило. Поэтому сперва 250 километров ехали до Астаны, а уже там садились в самолет. Такой же маршрут был обратно. Пару раз добирались поездами. Кстати, не все футболисты команды любили летать. Поэтому когда была возможность, мы их отправляли на поезде. В основном они так возвращались домой с выездных матчей. Вся команда летит, а они поездом.

– Как у вас с боязнью летать?

– Меня забавляло другое. Как только оказывался в самолете, сразу казалось, что или на сборы в Турцию летим, или на игру еврокубка. В Беларуси же других случаев не было :).

– Вы родились в Семипалатинске. Не было ностальгии по родным местам?

– От Караганды до Семипалатинска далековато – 700-800 километров. Я хотел попасть и посмотреть места детства, но не нашлось возможности. Но вообще я мало что помню о городе – когда мне было четыре года, родители переехали в Калинковичи.

***

– Зимой этого года ходило много слухов о вашем будущем после брестского «Динамо». Например, говорили, что Анатолий Капский предложил вам возглавить БАТЭ, но вы отказались.

– Предложения со стороны Анатолия Капского не было. Мы с ним общаемся не очень часто, но наши редкие встречи и разговоры проходят спокойно и душевно. Можно сказать, у нас такие дружеские отношения на расстоянии. По ходу моей карьеры Анатолий Анатольевич неоднократно меня поддерживал и заступался.

– Перед кем?

– В том числе и перед прессой. Вы иногда писали что-то неадекватное, и он выступал в мою защиту. Делал добро. А я хорошие вещи всегда помню. И отношусь к Капскому с большим уважением. Что касается работы в БАТЭ, то это и тогда, и сейчас – неосуществимая штука. В том числе и по причине того, что я всю жизнь был динамовцем. Пусть надо мной и будут иронизировать на этот счет, но для меня этот переход невозможен.

– Как вам история под названием «Олег Дулуб в БАТЭ»?

– Сложно ответить… Я ведь даже не был в курсе, как идут переговоры.

– Вы же друзья.

– Если у тебя не спрашивают мнения, то не в моих правилах его навязывать. Так что я Олегу Анатольевичу абсолютно не мешал. Мы не созванивались: ни во время его переговоров, ни после. Иногда надо оставить человека или одного, или с теми людьми, с которыми он готов это обсуждать, чтобы было принято правильное решение, на которое никто не повлиял. Я поэтому и по ходу чемпионата ему ни разу не звонил. Планировал встретиться во время паузы, но так вышло, что общались мы уже, когда он был безработным.

Мне, конечно, было интересно, что получится. И показалось, что Олегу Анатольевичу было тяжело войти в систему и вносить в нее изменения из-за той преемственности, которая всегда есть в БАТЭ. Не знаю… Я не особо хочу рассуждать на эту тему.

– Вы реально могли возглавить «Славию»?

– Ой, эта история длилась где-то месяц. Я попал под давление [директора Мозырского НПЗ и куратора «Славии»] Виталия Павлова, который не первый год хотел меня видеть в команде. И я немного был не прав в том, что во время переговоров несколько неоднозначно высказался. Дал ему большой шанс на то, что это случится. Из-за этого потом много переживал. Но я надеюсь, мы друг друга поняли.

Сейчас «Славия» на первом месте, у Миши Мартиновича хорошо получается. Значит, сделали все правильно. Да и, если честно, в Мозыре надо было набираться сил и терпения. Как оказалось, я был к этому не готов.

– Пугала первая лига?

– Нет. Я ведь там уже работал. И с «Гомелем» наконец-то удалось занять хоть где-то первое место :). Просто в Мозыре долгосрочный процесс. Надо формировать команду, выводить ее, работать над инфраструктурой и так далее. Виталий Петрович хотел от меня помощи в спортивном плане, но не получилось.

– Насколько тесна ваша дружба с Павловым?

– Сферы деятельности не пересекаются, поэтому видимся редко. Стараемся в декабре встречаться в Минске с женами или отдельно. Пока такой формат нас устраивает. Конечно, есть и разговоры по телефону, но не столь часто.

– Он звонил после «Шахтера»?

– Нет. Мы говорили месяц назад.

Журавель покинул Брест ради перволиговой «Славии»? Это звучит как шутка, но все может быть очень серьезно

– Зимой у вас был разговор еще и с Михаилом Мироненковым, который предлагал стать главным тренером минского «Торпедо».

– Это было еще в ноябре даже. Мироненков был одним из первых, кто сделал мне предложение. Я объяснил ситуацию, рассказал о вариантах и своем желании попробовать себя за рубежом. И я благодарен Мироненкову за то, что он дал мне очень много времени на раздумья. «Торпедо» ждало моего решения до середины января. И я отказал минчанам в самый последний момент.

***

– Вы говорили, что решение уйти из брестского «Динамо» зрело почти целый год.

– Если быть точным, то вызревать оно начало в середине чемпионата. Я тогда дважды встречался с руководителем клуба. Первый раз после «Городеи» в конце первого круга. Второй – после старта команды в новом розыгрыше Кубка. Ситуация была такая, что надо было что-то делать. Первый круг мы прошли не очень хорошо. А я к таким моментам всегда отношусь с ответственностью. Надо было встряхнуть команду сменой тренера. Мы беседовали серьезно, но я остался работать до конца сезона.

Затем в команде появились хорошие ребята – Милевский, Нехайчик, Веретило. Мы стабилизировали состав, и второй круг прошли очень мощно. Кто-то мне говорил, что по набранным за 15 туров очкам мы были вторыми. Я в какой-то степени был даже удивлен тем, как мы смогли настроить ребят на борьбу за четвертое место. Им самим было интересно. Нравился процесс. Кроме того, у нас многое получалось на поле. Было много интересных комбинаций, голов. Креатив – это то, чем сейчас «Динамо» явно выделяется среди всех остальных. В итоге заняли четвертое место и оставили шанс на Кубок, выйдя в четвертьфинал.

– Была информация, что вы прощались с командой перед ответным матчем с «Альтахом».

– Ничего такого не было. Не знаю, откуда вы это взяли.

– В эти же сроки появилась информация по польскому тренеру Мацею Бартошеку, который будет работать вместо вас.

– По этому польскому тренеру я вообще некомпетентен. Если мне готовили замену, наверняка делали это тихо. О том, что такой процесс действительно шел, я узнал лишь по прошествии определенного времени. Кто этим занимался и какие цели преследовал, мне непонятно. Но такова тренерская доля. Можно идти на первом месте, а тобой будут недовольны. На эти моменты надо смотреть проще.

– В каком ключе проходили два ваших разговора с боссом клуба Александром Зайцевым?

– Говорил руководителю, что наше движение по турнирной таблице идет не так, как хотелось бы. Что надо что-то делать и принимать определенные меры. Я не знал тогда всех планов по усилению и думал, что исчерпал свои возможности. И предлагал уйти.

Хотя первый круг 2017 года – самое сложное время для становления «Динамо». Фактически, это точка отсчета нового клуба. У нас были сложные сборы, вместившие в себя не только подготовку к сезону, но и формирование команды, создание костяка и так далее. Это дело не одной недели. Поэтому и было сложно.

– Босс был за то, чтобы вы уходили?

– Он меня выслушал и предложил другие варианты сотрудничества в клубе, но в итоге я остался главным тренером.

– Какие должности предлагались?

– Скажем так, были варианты офисной  работы, но я отказался. Я все-таки тренер и хочу работать на поле, а не в кабинетах.

– Как близко Зайцев был возле вас и команды?

– Он уделял «Динамо» достаточное время. С учетом его занятости и загруженности не оставлял нас без контроля и постоянно был на контакте: или визуально, или любыми другими способами. Команда всегда чувствовала, что он где-то рядом.

– Он часто приходил в раздевалку?

– Да. Заходил и до игр, и после. Это нормально. Понятно, что есть руководители, которые вообще не приходят, но брестский – более открытый человек.

– Как он себя обычно ведет?

– Может, лучше следующий вопрос :).

– Перефразирую. У вас в карьере был Юрий Чиж. Насколько поведение брестского босса совпадает с поведением владельца минского «Динамо»?

– Юрия Чижа за год работы я вообще не видел в раздевалке. Он не вмешивался, смотрел футбол сверху и потом делал замечания. В Бресте – наоборот. Если руководитель был в стране в день нашего матча, он старался присутствовать на игре. И, конечно, заходил в раздевалку поддержать, мотивировать или завести игроков. Это у него очень хорошо получается. Бывало даже, что слишком эмоционально говорил. Но все люди подвержены эмоциям. Это нормально.

– Вашу работу критиковал спортивный директор «Динамо» Валдас Иванаускас. Как сработались с ним?

– В клуб пришел человек с новыми взглядами, а результаты не ладились. Так что критика заслуженная. Я к ней относился спокойно. Что касается совместной работы, то функции у нас были разные.

– Слышал, что Иванаускас ушел из Бреста не без претензий со стороны руководства клуба. А у вас были к нему вопросы?

– Мы с Валдасом мало времени поработали. По большому счету, не было времени сработаться.

– Он имел влияние на трансферы и на определение состава?

– Окончательное решение по составу всегда было за мной. Я в этом плане очень принципиален и подобные вещи пытаюсь минимизировать.

Что касается трансферов, могу сказать, что не был в курсе прихода Милевского и Нехайчика. Уже по этому можно сделать вывод, что команду подбирали под другого тренера. Ведь до этого всех футболистов перед тем, как подписать, я просматривал. Каждую кандидатуру мы обсуждали, и я давал добро.

– И нападающего Александара Вуячича тоже вы брали?

– Уже как-то говорил, что да. У нас было три претендента, среди которых нам больше понравился Вуячич. Но его статистика и игра за «Динамо» в очередной раз говорят о том, что формирование команды должно быть профессиональным. Должны быть медосмотр и тестирование, чтобы тренеры понимали физические возможности и качества футболиста. Потому что нарезки в Инстате и WyScout полной картины не дадут. Или попробуй во время предсезонки, когда у тебя две тренировки в день, отсмотри матчей пять нужного игрока. Поэтому и должна быть отдельная группа, которая будет этим заниматься. Но мы это делали сами.

Брест полгода готовился, чтобы совершить одно из самых нелепых подписаний в своей истории

Ответственность за все трансферы я беру на себя. А перекладывать ответственность не в моих правилах. Без ошибок в трансферах не бывает. Да и что вы с этим Вуячичем?! Не получилось, так не получилось. Я тебе сейчас в каждой команде такого игрока найду.

– У «Динамо» это не единичный случай.

– Но это пока и не системная ошибка. Этих людей приглашали разные тренеры, а не один. Один раз – случайность. Второй – совпадение. Третий – закономерность. Дождитесь три, четыре или пять и тогда и можно говорить о системе.

Похоже, у брестского «Динамо» фишка: раз в сезон подписывать бесполезных форвардов

 

– Были случаи, когда перед матчем встречаетесь с Иванаускасом, и он, как бы в качестве пожелания, говорил, что было бы неплохо поставить определенного игрока?

– Не было. Ни Ковальчук, ни Иванаускас себе такого не позволяли. Конечно, после матчей мы обсуждали, какую ротацию можно применить на следующую игру, но не более того. 

– Вам мешали работать агенты, которых возле «Динамо» было немало? Сейчас иногда агенты заходят в раздевалку перед матчем.

– Агенты – составная часть современного футбола. У них своя работа, и они участвуют в формировании команды. Но ни одного агента я в раздевалке не видел. У нас там и так было много людей – массажисты, администраторы, переводчики. Не знаю как сейчас, но при мне такого не было.

– История вашего ухода из «Динамо» очень туманна. По одной из версий, клуб хотел вас сохранить, но вы, услышав о нереальных целях, попросили об отставке. Вы же говорили об определенных причинах, но их не раскрыли. Расскажите, как все было на самом деле.

– В конце года я проанализировал ситуацию и сопоставил возможности на следующий сезон. Спрогнозировал развитие событий и понял, что надо что-то поменять. Решил, что приход нового тренера даст больше эффекта и больше пользы команде. Я донес это до руководства и все. Никто меня не упрашивал остаться. Расстались, пожав друг другу руки. Как и не было каких-то заоблачных целей. Насколько я понял, в «Динамо» главное не спортивная цель – первое место в ближайшем будущем, – а главное выстроить систему, при которой клуб бы развивался. Поэтому и задачи изменить подход к футболу, изменить менталитет игроков и болельщиков. А результат обязательно придет со временем.

В общем, я понял, что лучше уступить место новому тренеру. И, думаю, принял правильное решение.

***

– Чем планируете заниматься сейчас?

– У меня появилось много свободного времени, которое посвящу решению проблем. Также съезжу на дачу, отдохну. Хотя скорее это не отдых, а обязаловка :).

Фото: dynamo-brest.by

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.