На вулiцы маёй
Блог

«В 4 убежал из садика и отправился кататься на автобусе. Так изучал город». Василюк показывает свой Брест

 

Экскурсия, которую форвард провел, когда еще думал, завершать ли карьеру.

Впервые материал был опубликован в ноябре 2018 года.

Утренний поезд Минск-Брест прибывает на конечную около 10. «Мы на стоянке между Варшавской и Московской сторонами. Ждем», – говорит в трубку Роман Василюк. Нападающий «Динамо» редко дает интервью. Если не сказать иначе: с прессой бомбардир общаться не любит. Да и личную жизнь не очень-то раскрывает. Но в последнее время ветеран меняется и становится более открытым. Например, в августе завел страничку на Фэйсбуке и моментально подружился с тысячей пользователей. В сети Роман постит мотивационные видео, фотографии с дочкой и общается с поклонниками.

Василюк бесславно проводит сезон – возможно, последний в карьере. Зато завел страничку на Facebook

А в октябре, когда в Бресте еще было настоящее лето, решился показать «Трибуне» свой город: родительский дом, школу, стадион, где начинал играть в футбол. Ну, а любой город начинается с вокзала.

Машин на парковке много, поэтому Роман, завидев меня в углу привокзальной площади, приветливо машет рукой. Через несколько секунд форвард ненадолго отвлекается от телефонного разговора с дочерью и крепко пожимает руку. Супруга Ольга рядом. Она улыбается, просит поменьше ее фотографировать и сфокусировать все внимание на герое – он готов рассказывать.

Положив трубку, Роман признается, что вокзал для него пускай и не самое знаковое место в Бресте, но воспоминаний хватает.

В детстве много времени провел в дизелях. Лет до 14 каждое лето родители отправляли к бабушке в деревню недалеко от Высоко-Литовска. Детей в деревне собиралось много, и мы всегда находили, чем заняться. Ходили на рыбалку, за грибами, в футбол играли. С появлением машины поездами стали пользоваться редко. В основном в Минск на сессию катался. Последний раз ехал несколько лет назад. Поезд отправлялся рано утром, поэтому лег спать на верхнюю полку и никого не тревожил.

Одно из самых главных и ярких железнодорожных путешествий Василюков (супруга сопровождала мужа во всех поездках) состоялось летом 2001-го – форвард ехал в московский «Спартак».

По дороге меня трижды пытались перехватить конкуренты «Спартака». Звонили из Самары, московского «Динамо», еще откуда-то. Отвечал всем: «Дайте доехать!» А на вокзале поджидал тогдашний помощник [президента МПКЦ] Николая Ященко и собирался отвезти в «Динамо», но представитель «Спартака» подошел первым и увез в гостиницу «Киев». На следующий день состоялась встреча с Олегом Романцевым. Он поприветствовал меня и сказал: «Твоя задача играть хорошо». Больше мы с ним не общались, а только виделись на тренировках. Первые полгода в команде у меня все было нормально. Я играл, забивал, но потом травмировался. А вскоре завертелась история с квартирой, и все пошло наперекосяк.

Эту историю Василюки вспоминать не любят и говорят о ней неохотно. Клуб предоставил форварду московскую квартиру в собственность. Но когда Роман стал выяснять у нотариуса, можно ли ее сдавать на время аренды в минское «Динамо», оказалось, что в квартире прописаны какие-то люди. Решить вопрос в свою пользу нападающий не смог – жилье осталось за «красно-белыми».

Рома каждое утро приходил в офис и ждал разговора с руководством, – добавляет Ольга. – Но у боссов постоянно не хватало времени, все переносилось на завтра. А от меня – я была в Бресте – требовали разрешение на продажу…

Мне вообще Москва не очень понравилась, но квартира была в шикарном месте – на Старом Арбате. Кругом посольства, в ста метрах МИД, почти нет машин, метро в двух шагах. Рому на тренировку на машине надо было час везти. И то, если со светофорами повезет. А на метро выходило побыстрее.

Машина едет мимо Советской, где сейчас тусуется весь Брест. Побродить по «пешеходке», посидеть в кафе или пиццерии очень любят и футболисты «Динамо». Василюки шумные столпотворения стараются обходить стороной и предпочитают тихий и спокойный отдых.

Мы по кафе особо не ходим. Может, раз в пятилетку выбираемся в какой-нибудь ресторан. Чаще любим бывать там, где не так много людей. Отдых за городом – это очень здорово. Ну, еще можем в кинотеатр сходить.

Раньше такого ажиотажа по Советской не было, и народ коротал время в других заведениях. Помню, одно время мы с Олей очень любили первый итальянский ресторан в Бресте «Таормина». Шикарное было место. А когда были совсем молодыми, часто заглядывали в бар «Планета рок», в народе – «Гитара». Так бар назвали из-за фасада. Обычно там командой отмечали конец сезона. А еще возле стадиона «Брестский» была дискотека «Кирпич», где мы собирались после удачных игр.

Сейчас Василюк – домосед, но раньше любил выбраться на природу. В детстве с друзьями почти каждые выходные проводил или в лесу, собирая грибы, или на рыбалке. В лес надо было ехать велосипедом 10 километров в одну сторону и 10 в другую. Рыбу Василюк в основном ловил в деревне. От дома до пруда – метров 200. К обычной бамбуковой удочке Роман приделывал крутой поплавок из гусиного пера и просиживал на берегу часами.

Не поверите, но сейчас все это терпеть не могу. Перестал любить рыбалки, бани и все такое.

Мне, конечно, от этого хорошо, – улыбается супруга. – И не только из-за того, что муж под контролем. Я не люблю, когда мучается рыба. Родители как-то живого карпа купили – месяц никто помыться нормально не мог. Я рыбу в ванне «поселила» и не давала убить. Жалко было.

А помнишь, на охоту ходили? Один хороший приятель приглашал. Ощущения незабываемые.

Точно! – соглашается Ольга. – Это было очень круто и незабываемо. Пока на лодке добирались до острова, видели косулю с детенышем, которые переплывали реку. На острове мужчин встретил егерь и забрал стрелять уток. А мы – жены – отправились кашеварить и отбиваться от комаров, которых было очень-очень много. В общем, это были прекрасные два дня на природе. Хотя сам процесс убийства уток мне не очень нравится. Ром, а ты хоть в одну утку попал?

Конечно :).

Шабловского – небольшая уютная улочка в частном секторе в микрорайоне Киевка. Место очень тихое. Спокойствие нарушают редкие машины и объявления железнодорожного депо по громкоговорителю. Двор Василюка – второй от поворота с главной улицы. Домик небольшой, но аккуратный. Обшит сайдингом. Для некоторых – местная достопримечательность. Рядом живет один из тренеров СДЮШОР. И когда он вместе с воспитанниками проходит мимо, всегда останавливается и говорит: «Смотрите, вот здесь родился и вырос Рома Василюк».

Внутри дома идет ремонт, поэтому туда не заглядываем. Да и не к кому. Мама форварда была на работе.

– Она тут родилась, выросла и до сих пор работает неподалеку – в ОАО «Брест-ВТИ» (организация занимается поставкой и подключением компьютеров в торговле, кассовых аппаратов и так далее – Tribuna.com). Начальник кадровой службы. Считай, главная после директора :). Все слушают Веру Васильевну. Папа работал на «Газоаппарате». Вытачивал детали. К сожалению, папа умер 14 лет назад.

Нападающий рос очень самостоятельным мальчиком и сам ходил в сад. Маме нужно было только перевести сына через дорогу, а потом наблюдать издалека, как сын доходит до калитки. В 4 Роман один ходил в магазин. Благо идти было недалеко – метров 100.

Был обычный советский магазин. А рядом пивнуха, где папа мне всегда томатный сок покупал. Что касается моей самостоятельности, то мама рассказывала, как я в два года тихонечко вышел за калитку и пошел гулять на «Брест-Восточный». А в 4 убежал из садика и отправился кататься на автобусе. Сел на сидение за водителем и поехал. Водитель меня заметил только на конечной. Я не знаю, каким образом меня вернули маме, но тут вся улица стояла на ушах. А я просто так город изучал. Садился в автобус, проезжал одну остановку, выходил, исследовал местность и возвращался. В следующий раз проезжал две остановки и так далее. Так до конечной доехал :).

Еще одним районным развлечением был поход на железную дорогу. Мы запрыгивали в медленно идущие грузовые составы и катались. Нас гоняли, но мы успевали убежать. А еще через «железку» было удобней и проще ходить купаться на форт. По дорогам чуть ли не два района обходить – Киевку и Граевку, а через пути быстрее.

Но главным развлечением был футбол да и вообще любой спорт. Если не ходили на стадион, то играли в футбол или хоккей прямо на дороге. Ворота делали из кирпичей и рубились. Главным было в чужой огород мяч не запулить, а то можно было схлопотать. Зимой строили крепости, играли в снежки. Весело.

Комплекс расположен в пяти минутах ходьбы от родного дома Василюка. Детство форвард провел здесь – все, кто жил в частном секторе, вечерами пропадал на стадионе. Как и сейчас, в 80-е здесь было два футбольных поля: основное и запасное. Хотя старожилы говорят, что еще раньше на этом месте было еврейское кладбище.

Директор стадиона не разрешал детям играть на основном поле и постоянно гонял. Газон берегли для дубля минского «Динамо», который иногда поигрывал у нас весной и осенью. За полем тщательно следили. Но в 6 вечера директор уходил домой, и мы перебирались с песка на травку. Сейчас на запасном поле много травы, а тогда найти травинку было нереально. Место не пустовало: наш район играл, заглядывали ребята с «Восточного». Мы договаривались и рубились между улицами.

Основное поле стадиона

Запасное поле

Со стадионом связана одна интересная история, перевернувшая мое сознание. Во время переходного возраста слегка подзабил на футбол. Не ходил на тренировки, не знал об играх. Даже хотел бросить. Тем более гулялось очень хорошо и весело. И вот сидим как-то с друзьями на лавочке возле стадиона, мимо идет тренер Панасюк. Увидел меня и начал: «Что ты здесь делаешь?! У тебя же игра через час. Ну-ка быстро кеды в руки и сюда!» И так отчитал меня, что стало неприятно и стыдно. Рванул домой за формой, успел на матч, и с тех пор тренировки пропускал только по болезни.

В футбол форварда привело умение следить и наблюдать. Однажды он заметил, что его приятель ездит в футбольную секцию. Спрашивать не рискнул, но решил последить за ним. И когда мальчик поехал на тренировку, Роман рванул следом. Тот зашел в первую дверь автобуса, Василюк – в последнюю. И таким образом прибыл на стадион «Динамо», нынешний «Брестский». А там пацаны готовились к игре. Тренер вывалил на траву гору маек. Кто успел схватить – в основе. Роман не растерялся: схватил майку и сыграл. А потом стал ходить официально.

Мама долгое время думала, что я на гимнастику хожу (ею тоже занимался), а я уже несколько недель на Гоголя ездил. Ребята были немного старше меня, поэтому пришлось накинуть себе годков. Какое-то время тренировался со старшими у тренера Вячеслава Арушанова на песчаном поле, где сейчас фан-зона.

Однажды пошли с друзьями играть в футбол на стадион 6-й школы. Хватаю мяч, обвожу всех и забиваю. Этот проход заметил тренер Кременской, проходивший мимо. Он стал со мной разговаривать и по итогу перетянул в мой возраст.

Школа «Динамо» просуществовала еще пару лет, а потом закрылась. Бросать футбол не хотел, поэтому перебрался в СДЮШОР. Мне стало даже удобней добираться. На «Брестский» надо было ездить на автобусе, а тут 15 минут пешком. Вместе  со мной тренировались Андрей Разин и Андрей Прокопюк. Они уже давно не играют, а я вот все еще в строю :).

Обочина заставлена машинами, но Роман находит небольшой свободный участок и очень точно паркуется. «О, бомбардир!» – смеется Ольга. Футболист тем временем всматривается в старое здание школы и стадион, расположенный рядом. Когда-то поле было песчаным. Сейчас там лежит неплохая синтетика. В 7-й школе Роман отучился 11 лет и последний раз здесь появлялся лет 20 назад.

Особой ностальгии нет. С тех пор мало кто из учителей остался. Знаю, что в строю мой классный, который был в старшей школе. Только тогда он был физруком, а сейчас – трудовик. Обычно дорога от дома до школы занимала минут 20. Шел по Пушкинской, на переезде встречался с друзьями, и дальше двигали компанией.

А ты через рельсы не срезал? – интересуется супруга.

Нет. Я не спешил.

До седьмого класса Роман учился на «хорошо» и «отлично». Все схватывал на лету – и иногда от этого страдал. Например, учительнице математики не нравилось, что Василюк иногда выкрикивал ответ на вопрос раньше, чем она успевала его задать.

Математику знал от и до. Правда, когда сменилась учительница, резко перестал понимать. А может, просто неинтересно стало. Нравились физкультура и история, по которой прилично гонял отец. Это был его любимый предмет. Он некоторые уроки мог не проверять даже, а историю – всегда. Поэтому приходилось основательно учить параграфы и ему рассказывать. Сперва было тяжело, а потом втянулся.

Старшеклассник Рома носил усы и прогуливал уроки, особенно в 11-м классе. Стремления к учебе уже не было. Вместе с друзьями Василюк коротал время во дворах высотных домов неподалеку от школы. Подростки играли на гитаре и пели песни, а кто-то и выпивал, но не Роман. К тому времени он уже играл за вторую команду брестского «Динамо» и тренировался с основой. Василюк признается, что даже тогда еще не верил, что станет футболистом. Сомнения отпали лишь после первого контракта.

– Впервые в основу попал в 95-м, а после окончания школы заключил контракт и получил первую зарплату. Если честно, не помню, на что потратил. Наверное, маме отдал.

С 1979 года у школы есть свой музей. Долгое время он был посвящен дружбе с Германией, а затем превратился в музей знаменитых выпускников. У Василюка в нем свой уголок. Форвард долго не соглашается зайти и посмотреть, как он выглядит, но в итоге сдается. На вахте попадаем под жесткий контроль.

– Здравствуйте, куда? – вахтерша не дает опомниться и сразу идет в атаку.

– Добрый день. Хотим глянуть школьный музей и поискать стенд Романа Василюка.

– Есть музей. А что вы хотите?

– На себя хочу посмотреть, – привлекает футболист внимание.

– Все закрыто. Ключей нет.

– А у кого есть?

– В учительскую поднимитесь. Только один кто-то! Всем нельзя.

Спустя несколько минут нужный ключ найден. Отпирая дверь кабинета, учительница Надежда Капузова, куратор музея, предупреждает, что школа планирует ремонт. Поэтому многие экспонаты собраны в ящики и коробки.

– Надеюсь, про вас еще не убрали, – сказала женщина, запуская внутрь.

Василюка в экспозиции совсем немного: футболка «Динамо» образца 2009 года и небольшая плашка времен «Спартака», на которой форвард почему-то значится лучшим бомбардиром Лиги чемпионов-2001.

По словам учительницы, остальные вещи забрали дети для написания научной работы. На прощание смотрительница попросила у Василюка несколько фотографий, чтобы расширить экспозицию.

Роман и Ольга почти 20 лет вместе. Познакомились в 1998-м во время вступительной кампании. Ольге было 17, Роману – 19. Девушка только окончила школу и поступала на спортфак в Брестский государственный педагогический университет. Форвард пробовался во второй раз.

Я опоздала на консультацию и, запыхавшись, залетела в аудиторию, – рассказывает Ольга историю создания семьи. – Стала искать свободное место, и тут старший брат, который тоже поступал, кричит с галерки, что есть место рядом. Села возле него и Ромы. Они вместе футболом занимались и знали друг друга. Помню, услышала, как он тихонечко спросил у брата: «Это твоя девушка?» А брат ему возмущенно: «Ты че?! Это моя сестра!»

Вскоре Рома пришел к нам в гости. Я собиралась на тренировку, а брат попросил быстренько приготовить что-то перекусить для голодных друзей, но уйти до их прихода. Рома пришел раньше времени, и на тренировку я не пошла. Потом Рома нашел причину заскочить еще. Ну и случилась сумасшедшая любовь. Ночами сидели до утра, болтали, а потом он без сна шел на тренировку. Удивлялась, откуда силы брались. А однажды Рома пришел и сказал: «Не уйду, пока замуж не выйдешь».

Ну и началось. Через две недели после знакомства подали заявление в ЗАГС и вскоре поженились. Рома не смог выдержать разлуку перед свадьбой и пришел в гости. Стал рассказывать какие-то стихи в стиле «Вот она, моя любимая…», которые собирался читать на выкупе.

На свадьбе было 200 человек гостей, и гуляли мы два дня. Чтобы всех накормить, родители зарезали двух кабанов. Было классно. Хлеб, соль, каравай. Нам сказали: «Только не бейте бокалы». Но мы решили разбить на счастье. Помню, у меня еще неделю рот болел от улыбки и целований со всеми.

А в сентябре 1999-го пара обвенчалась.

Сейчас Василюки живут в живописном тихом уголке Бреста недалеко от набережной. Не успела Ольга вставить ключ в замок, как за дверью раздался лай – хозяев радостно встречают собаки Леля и Шакира. Китайские хохлатые – настоящие члены семьи. У них даже паспорта есть. Леля очень любит Ольгу, а Шакира (названа в честь певицы, потому что очень громко поет) – Романа.

 Первую собаку завели по просьбе старшей дочери. Настя болела, и ей захотелось собачку. Сейчас дочь выросла, и теперь за собаками смотрим мы :).

– Настя росла очень самостоятельной и своенравной, – дополняет Ольга. – В Рому пошла: по заборам лазила, убегала из дома чуть ли не под машины. Едем однажды по трассе. Все двери заблокированы, она в кресле пристегнута. Останавливаемся перекусить. Отстегиваюсь, выхожу, открываю заднюю дверь, чтобы ее отстегнуть и выпустить, а ее уже нет в кресле. Поворачиваю голову – стоит чуть не посреди дороги. У меня аж руки затряслись. Просто ракета! Чтобы слегка переформатировать мозги, отдали в музыкальную школу. Сработало. Теперь Настя играет на фортепиано, неплохо поет. Правда, с музыкой себя не связала – учится в Минске в Гуманитарно-экономическом институте.

Младшую дочку Василюка зовут Аурелия. Ей 10, и она без ума от своего имени. А еще очень любит отца, который проводит с девочкой все свободное время: делает уроки, играет в настольные игры и всячески балует. По словам Ольги, Роман – замечательный отец.

Едва ли не каждая вещь в квартире связаны с футболом. На холодильнике магнитик с эмблемой брестского «Динамо», на кухонном столе такие же кружки. По стенам и полочкам висят медали, дипломы, фотографии.

На видном месте в гостиной стоит хрустальный шар, подаренный «Минском» за 200-й гол в карьере. «Горожане» ждали, готовились, но знаковый мяч форвард забил уже после того, как вернулся в Брест. Но при первом же случае минчане Василюка поздравили.

– 199-й мяч забил игр за семь до конца того чемпионата. Думал, сейчас быстренько и 200-й закину, но как отрезало. Моменты есть, но не забиваю. Да и пенальти, как назло, не было. А в последнем матче сезона с «Днепром» мне почему-то вообще не дали сыграть. В итоге забил после возвращения в «Динамо».

Очень много Василюк забивал в «Гомеле» и «Славии». Болельщики это ценили и делали форварду персональные подарки.

Интересно, что напоминания о легендарном покере полякам за сборную в 2001-м нет.

– Мне об этом польские пограничники постоянно напоминают. Смотрят на документы: «Ты тот Роман, который нам забил четыре мяча?» Всегда скромно говорю, что тот :).

Мы останавливаемся возле резервного поля. Фотограф делает пару кадров, как вдруг на улицу выскакивает дежурный и требует прекратить съемку: не положено без разрешения. Василюк пытается разрешить ситуацию. Ему помогает тренер легкоатлетов, занимавшихся на беговой дорожке. Мужчина не сдается. Фотографу приходится прятать аппарат, и дежурный с чувством выполненного долга возвращается в помещение. Он победил.

– Хорошо помню, как ребенком обслуживал здесь матчи – подавал мячи. Раздевалки были там, где теперь пивная зона. На трибунах вместо сидений были скамейки, а верхнего яруса не было вовсе. На противоположной стороне между трибунами росли деревья: можно было в тенечке примоститься и отдохнуть. И трибуны всегда заполнялись. Мужики закурят, разложатся на скамеечке с бутылочкой, смотрят футбол и отдыхают. Был в этом какой-то шарм.

– Я тоже ходила на стадион с отцом, – рассказывает Ольга. – И всегда активно болела. А как встретила Рому, так тем более! Кричала, как сумасшедшая. Меня всегда было слышно. Когда муж в «Минске» выступал, народу на трибунах собиралось мало. И во время просмотров матчей ребята по голосам узнавали, чья жена кричит, и переговаривались: «О, это моя!» – «А это моя!»

В последнее время Василюк на родном поле играет редко. В сезоне он провел всего четыре матча и еще десять раз попадал в заявку. Но несмотря на это форвард, которому 23 ноября стукнуло 40 лет, завершать карьеру не хочет.

Чувствую силы и хочу играть. Контракт закончится – сядем с руководством клуба и поговорим. У меня остались цели. Во-первых, осталось немного матчей до 600. А во-вторых, если ничего не путаю, то за «Динамо» у меня сейчас 96 мячей. Хочу догнать до сотни.

Фото: Александр Сахарчук, из личного архива Романа Василюка.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья