Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог На вулiцы маёй

    «С августа пригласили психолога. Она работала с командой до конца сезона». Как игроки «Луча» привыкали к высшей лиге

     

    Тренер Иван Биончик – о том, как менялся сам и как менялись его футболисты.

    В прошлом году «Луч» уверенно выиграл первую лигу, несмотря на десятиочковый штраф. Тренерский штаб команды во главе с Иваном Биончиком решил, что в «вышке» будет играть тот же состав, который путевку в «элиту» добывал. В итоге «часовые» лишь в последнем туре спаслись от вылета. Мы встретились с Иваном Биончиком после одной из постсезонных тренировок и поговорили о концовке чемпионата и переменах, которые специалист заметил в себе и футболистах.

    – Для чего «Луч» тренировался еще две недели после завершения чемпионата?

    – Так правильно. Начался переходный период и нужно завершить процесс: как в физиологическом плане, так и в психологическом. Считаю, должен быть плавный выход в отпуск, а не мгновенный: сыграли последний матч и разбежались.

    – Почти все команды высшей лиги так и делают.

    – На здоровье. Нам нравится проводить время вместе, и мы с радостью отработали еще две недели. Тем более занятия не были тяжелые – мягкий переходный период. Тренерский штаб, например, участвовал в двусторонках. Это, кстати, полезный опыт, позволяющий, пусть и на короткий период времени, побыть игроком.

    К тому же мы присматривались к потенциальным новичкам. Знакомились с ними. Если подойдут нам – пригласим 14 января, когда выйдем из отпуска, и будем работать.

    Новичок белорусской высшей лиги закончил отпуск, когда высшая лига еще играла. Зачем так рано?!

    – В «вышке» клуб остался только в последнем туре. Это тяготило?

    – Меня – нет. Финалы крупных турниров всегда играются в последний день. А для нас это был своеобразный финал. Понятно, что это был стресс: для футболистов, тренеров, руководителей. Но с другой стороны – это хороший опыт. И в какой-то степени я рад, что с 2014 года мы много задач решали в предпоследних и последних турах. Это хороший опыт, как добиваться положительного результата и как к нему идти.

    Понятно, что хотелось бы до этого не доводить и в последних восьми турах не штамповать ничьи, а побеждать. Радует, что в итоге положительно для себя решили вопрос. Поэтому от сезона у всех только позитивные эмоции.

    – Сложно было настроить игроков на последний матч со «Смолевичами»?

    – Настроя у них хватало. Важнее было не накрутить чрезмерно, чтобы не перегорели. У нас все восемь последних туров был финал. С «Ислочью» нельзя было уступать, с «Днепром», «Торпедо», «Шахтером» – нельзя. Поэтому было важно подвести ребят в оптимальном эмоциональном состоянии и нормальном физическом тонусе к решающему матчу.

    Признаю, не все получилось. Первые 20 минут «Смолевичи» играли хорошо, а на моих ребят все-таки давил результат. Но потом мы перестроились, адаптировались – и все хорошо сложилось.

    – «Луч» долго не мог забить спасительный мяч. Сильно волновались?

    – Какое-то время действительно было напряжение на этот счет. Но после разговоров с помощником Игорем Кунашем понял, что наш гол – дело времени. Гораздо важнее было сохранить структуру игры и не получить второй в свои ворота. А в том, что мы забьем, был убежден.

    – Откуда такая уверенность?

    – Ну, на то тренер и нужен, чтобы видеть подобное. Мне казалось, что ребята были уверены в себе и с 20-й минуты первого тайма знали, что нужно делать. Тем более в перерыве мы сместили акценты в выходе из обороны, использовании флангов, центра и штрафной. И плоды работы мы видели во втором тайме. И структура не развалилась даже после удаления Яшина.

    Драма дня. «Смолевичи» вели почти весь матч с «Лучом», но пропустили в концовке и вылетели

    – Решающий мяч забил Дмитрий Осипенко, который появился на поле незадолго до гола. Сработала тренерская чуйка?

    – Можно говорить и так :). Хотя мы четко понимали, что в тот момент на поле нам нужен был именно Осипенко. Все тренеры сошлись во мнении, что Дима будет наиболее эффективен по той игре и забьет. По этой же причине еще решили, что Леша Иванов должен сыграть не защитника, а крайнего нападающего. Ребята вышли и сработали. Так что я не сказал бы, что это угадывание с заменами. Мы готовимся к матчам и понимаем, кто более эффективен в определенных ситуациях.

    [Пресс-секретарь клуба] Петр [Заяц] нашел интересную статистику. Футболисты, выходившие на замену, забили 27 процентов голов «Луча». Я не знаю общие цифры по лиге и не могу сказать, много это или мало. Но, на мой взгляд, это хорошо.

    – Когда вы спали лучше: перед первым туром или перед последним?

    – Я всегда сплю хорошо :). А волновался в обоих случаях. Другое дело, что формы волнения были разными. Перед дебютом жил ожиданием нового турнира, а перед последним туром волновался за будущее в глобальном плане. Но отволновался дома, а потом думал только об игре и о том, как сделать так, чтобы победить.

    – После матча босс «Смолевичей» и председатель местного райисполкома Михаил Загорцев жестко высказался о «Луче» и «Торпедо». Ожидали подобной реакции?

    – Не ожидал и не хочу оценивать его слова. Мне кажется, это будет не очень корректно. Другое дело, что чиновник позволил себе высказаться таким образом в адрес «Луча» и «Торпедо». Как по мне, это характеризует его как руководителя и человека, который не уважает труд других участников чемпионата.

    «У «Луча» нет будущего. То же могу сказать про минское «Торпедо». Босс «Смолевичей» итожит выступление команды в вышке

    – Как думаете: обида?

    – Думаю, его просто понесло. Понятно, что у человека досада за результат. Вот он и высказался. На здоровье. Мне интересно другое. А «Смолевичи» не забыли, почему они в высшую лигу попали? На хамство можно ответить хамством: «Луч» дал, «Луч» взял. Извините. Работайте дальше».

    – Почему клуб никак не отреагировал на эти слова?

    – А какой ответ нужен? Написать что-то в стиле «сам дурак»? Не считаю, что мы должны были как-то на это отвечать.

    – Но ведь Загорцев в чем-то прав. У «Луча» действительно проблемы со стадионом, базой и болельщиками.

    – Ребенок рождается без ничего и по ходу жизни приобретает опыт. Вот мы этим и занимаемся. «Луч» развивается. Не так динамично, как хотелось бы, но становится лучше и лучше. Мы прибавляем как в организации, так и в структуре.

    Стадион? Мы поездили по «вышке», и я не могу сказать, что СОК «Олимпийский» сильно отличается от стадиона в Городее, Смолевичах или Слуцке. Поле у нас ровное, например. Да, синтетическое. Да, весной немного переборщили с крошкой и песком, но за зиму вопрос решится. И особой разницы с тем же городейским стадионом не увидел. Хотя одна была – поле там не самое хорошее.

    – Как руководство оценило сезон?

    – Подведения итогов пока не было, но задача была сохранить прописку в «элите», и мы ее выполнили. Я понимаю, что с теми ресурсами, которые имелись, это хороший результат. Задачи на следующий сезон пока не проговаривали. Общаемся о комплектовании, планируем подготовку и сборы. А о местах в таблице говорить рано – не стоит бежать впереди паровоза.

    – Перед сезоном Дмитрий Карповский попал в неприятную историю из-за разбирательств по договорным матчам и на два года лишился возможности непосредственно руководить клубом. Это как-то осложнило жизнь «Луча»?

    – Не заметил больших изменений. Как работали, так и работали. Лучше у Дмитрия спросить, но, думаю, ему не очень приятно.

    ***

    – Год назад, говоря о высшей лиге, вы произнесли такую фразу: «Я, может быть, не совсем себе представляю уровень турнира». Насколько ваше представление совпало с тем, что вы увидели?

    – На начальном этапе подготовки к сезону не совпало совсем. Например, появились вопросы по комплектованию. Анализировали ситуацию и исправляли все по ходу дела. На втором этапе – с четвертого и до восьмого тура – сложилось ощущение, что вообще в чем-то ошиблись. Было смятение, смущение. Высшая лига – турнир с сильными исполнителями, которые могут решить эпизод. Какую бы ты структуру не вязал, один эпизод – и бах.  Но в конце сезона понимал, что изначально все делали правильно.

    – Футболисты обычно говорят о более высоких скоростях и меньшем времени на принятие решений. Может и вы стали немного иначе вести себя на бровке, по-другому анализировать соперников?

    – Когда резервным арбитром работает Ольга Терешко, то надо вести себя по-другому – она и наказать может :). А если брать все остальное, то как анализировал матчи в первой лиге, так это делал и в высшей. Так что сказать, что со мной случилась ломка, не могу. Я за собой такого не заметил. Но надо у других спрашивать. Может, коллеги что-то приметили.

    – Может, серьезней стали…

    – Я всегда был серьезным.

    – В первой лиге не все тренеры дотошно разбирают соперников. В «вышке» же к «Лучу» готовились основательно. Этот фактор как-то сказывался на матчах?

    – Во-первых, я рад, что тренеры работают и готовятся. Во-вторых, меня это только мотивировало становиться лучше. Мы и сами стали уделять больше внимания деталям, на которые ранее не особо смотрели. Турнир потребовал – мы изменились. Например, зимой понимали, что высшая лига – другой уровень физподготовки, и дали команде в предсезонке больше нагрузок. И мы физически нигде не просели. Также стали готовить больше материалов о соперниках. Но сейчас это воспринимается как должное.

    – У вас стало меньше свободного времени?

    – Да.

    – От чего пришлось отказаться? От чтения книг по истории или просмотра дополнительного футбола?

    – Я не задумывался об этом. Отказался от ненужного. Мы поглощены работой, мы хотим работать и мы работаем.

    – Был момент, когда поняли, что не хватает каких-то опытных знаний?

    – Что вы имеете в виду под опытными знаниями?

    – Например, не до конца понимаете, как себя вести во время матча, как общаться с тренером соперника, что говорить на пресс-конференциях.

    – А что пресс-конференции? На наших обычно собиралось два человека – пресс-секретарь Петр [Заяц] и [его помощник] Дмитрий [Сугоняев]. Я не испытал от высшей лиги никакого дискомфорта. Только удовольствие.

    Понятно, что новые ощущения были. Но о них уместнее было говорить в тот момент, когда они случались. А сейчас, когда чемпионат закончился, для меня это уже обычные вещи. Я уже все в голове подбил и думаю о будущем: с кем продлевать контракты, на чем акцентировать внимание, чтобы быть конкурентным и не болтаться в хвосте, а попытаться стать весомым участником турнира.

    – Вы один из тех тренеров, которым нравится обилие вопросов на пресс-конференциях.

    – Верно. Для чего нужны пресс-конференции?

    – Чтобы болельщикам стало понятнее происходящее на поле.

    – Правильно. Есть вопросы – озвучивайте. Мне это нравится. Это замечательно.

    – Меня улыбнула ваша реакция на окончание пресс-конференции в Городее. Вы реально были удивлены тем, что никто не собирался ничего спрашивать?

    – Это нормальная ситуация для Беларуси – и это ненормально. Для чего проводить такие пресс-конференции? Только из-за того, что написано в регламенте? Смысл делать одолжение документу, когда в зале два пресс-секретаря и массовка из работников клуба и стадиона. Это не пресс-конференция, а пустая трата времени. Поверьте, мне есть чем заняться после игры.

    – Ну, не добрались журналисты до стадиона.

    – Это уже вопрос освещения турнира. Как-то надо над этим работать.

    – Вас задели слова Сергея Яромко?

    – Скажем так: я изначально понимал, для чего все делается, и к чему ведется.

    – Поясните.

    – Это стоит пояснять?

    – Да. «Городея» всегда проводит совместные пресс-конференции. Вы же хотели раздельную. Зачем?

    – Я не очень понимаю, зачем нужны эти совместные и скоротечные разговоры. Выходит какое-то бах-бах-бах. Когда рядом сидит коллега, ты не можешь говорить долго. Подспудно ты понимаешь, что надо отвечать кратко и быстро. А мыслей после игры много, хочется сказать. А если результат неудачный, то вообще не совсем приятно сидеть и слушать других.

    Например, в Витебске изначально говорили о совместной пресс-конференции, но мы попросили, и ситуация разрешилась: Сергей Михайлович [Ясинский] пошел первым, я – вторым. В Городее после игры попросил нашего пресс-секретаря узнать о традициях на этот счет. И, если можно, провести пресс-конференцию раздельно. В итоге договорились о раздельной, но она почему-то вышла совместной. Это вопрос опыта. Мы выучили урок и сделали выводы.

    – Есть известная фраза «Три очка не пахнут». Вы говорили, что для вас пахнут. После сезона в «вышке», где очки были нужны как воздух, по-прежнему так думаете?

    – Мне хотелось верить, что три очка или одно не пахнут. Взяли и взяли. Но понимая, что никакого удовлетворения это не приносит, считаю, что все-таки пахнут. Футбол должен приносить радость и тренеру, и игрокам, и болельщикам – всем, кто в нем участвует.

    У нас были победные игры, но… Вот, например, в матче с «Днепром» стартовые минут 20 в атаке смотрелись хорошо, но дальнейшие события меня просто угнетали. И хотя мы победили 2:0, удовлетворения не было.

    – Вспомните лучшую игру «Луча» в «вышке».

    – Не назову одну – их было много. Вот вроде бы первый тайм со «Смолевичами» не фонтан, но в перерыве перешли на план Б – и сработало. И в целом игра вышла хорошей. До этого играли с БАТЭ. Замечательный первый тайм и 20 минут второго: хорошо защищались, держали структуру. А потом пошли сбивающие факторы: травма Шелихова, падение на мяч жопой, пенальти. И парни эмоционально поплыли. Была хорошая игра в Жодино. В общем, не могу сказать, что какая-то конкретно игра – эталон.

    Если говорить о негативе, то самая ужасная игра была с «Ислочью» в первом круге (1:1) и с «Минском» во втором, когда проиграли 1:3. Хотя с «Минском» начали хорошо, придерживались плана (это даже статистика показывает), но потом началось: там просели, там недобежали – и все. Это как раз то, о чем мы говорили чуть раньше: в высшей лиге индивидуальные действия часто решают многое.

    – Часто устраивали разносы в раздевалке?

    – Случалось. Это были эмоциональные порывы. Я понимал, что надо выплеснуть эмоции, показать игрокам, что недоволен тем, что происходит, и надо что-то менять.

    – Вспомните хотя бы один матч.

    – С «Неманом» в первом круге (1:2) пропустили первый мяч с подбора. Хотя перед матчем много проговаривали эту ситуацию. Обозначали точки подбора и людей, которые за них отвечают. И в игре получаем, потому что кто-то побежал туда, куда не должен был даже двигаться. Был очень раздосадован.

    – И что сделали в раздевалке?

    – Что сделал, то сделал. Был недоволен :).

    – Спрошу у вас снова: что случилось позапрошлой зимой в «Крумкачах»?

    – Я уже как-то и не помню.

    – Да ладно! Почему покинули клуб через неделю после того, как пришли?

    – Говорю же, не помню. Шунто молодец. За время в высшей лиге он и его команда сделали очень много в плане работы с болельщиками и околофутбольной движухи. «Крумкачы» – большой пример того, как надо работать и развиваться. А что между нами там было, слабо помню. Две зимы прошло и много всего случилось. Как-нибудь, может быть, вспомню.

    ***

    – Вы хотели сохранить состав, который выходил в «вышку», на 70 процентов.

    – Считаю, удалось. В первом туре на игру с «Минском» вышли восемь дебютантов. В последнем было семь футболистов, которые прошли с нами первую лигу. Меня это радует.

    – Насколько тяжело было держать данное себе слово, понимая, что многие не дотягивают до уровня высшей лиги и нужно укрепиться опытными исполнителями?

    – Не было никаких сложностей по одной причине: у нас не было возможностей что-то менять. Мы не могли пригласить опытных футболистов. Во втором круге возможности появились, и мы пригласили ребят, которые нам помогли.

    – Насколько помогли?

    – Сильно. И Залеский, и Яшин, и Премудров, и Сороко, и Роткович, и Осипенко, и Шило – все помогли. Да, не каждый играл много, но футбол – это не только матч. Это еще и раздевалка, тренировки.

    – Лука Роткович здорово начал, забил мяч в игре с «Динамо», но потом перестал играть – почему?

    – Вообще я рад, что познакомился с Лукой, и рад, что он у нас был. Это замечательный профессионал и человек. Желаю ему успеха и дальше. А не играл он из-за решения тренерского штаба. Это наши определенные тараканы.

    – Не показалось, что он уже больше боксер, чем футболист?

    – Нет. Ну, хобби у него такое :).

    – Летом случилась странная история с Александром Логуновым. Игрок подписал контракт, сыграл против «Славии» в Кубке и уехал. Что произошло?

    – Мотивация. У легионеров мы ежедневно хотим видеть стремление и мотивацию. Логунов это показывал до подписания контракта. Но потом, к сожалению, все это куда-то пропало. Нас это не устроило.

    – На одной из пресс-конференций вы рассказывали о том, что ваш 41-летний помощник Игорь Кунаш может заявиться на второй круг. На вопрос журналиста вы отвечали вроде бы серьезно, но не покидало ощущение, что это стеб.

    – Люди спросили в шутку, я решил поддержать :). А Игорь Евгеньевич действительно в замечательной форме. И когда у нас Лукашевич и Иванов травмировались, и мы еле-еле наскребали игроков на заявку, то такие мысли были. Понятно, что где-то шутливые. Тем более Кунаш и сам не горел особо желанием.

    – Насколько тяжело проходила адаптация к высшей лиге тех футболистов «Луча», которые там никогда не играли?

    – Случаи бывали разные. Например, во втором туре играли в Бресте, и одного из наших можно было менять уже на 20-й минуте. Парень себя настолько эмоционально истрепал, что был просто бледным. Но сказать, что это плохо, не могу. Это замечательно. Он начал осознавать, куда попал. А когда футболист попадает в высшую лигу, он понимает, что не хочет возвращаться назад. И парни хотели остаться и менялись постепенно. Адаптация – дело не одного дня, а месяцев, полугодий или даже года.

    – Кто этот парень?

    – Он сейчас совсем не такой, каким был тогда. И мне кажется, не совсем корректно будет об этом говорить. Таких случаев было очень много, и мы достаточно очков потеряли в том числе из-за этого. Это очень тонкие психологические вопросы. Вот почему мы только минское «Торпедо» обыграли дважды? Потому что в первой лиге обыгрывали, и ребята знали, как это делать.

    – Как вы ускоряли процесс адаптации?

    – Использовали разные методы. Общались с каждым по одиночке, проводили беседы в группах. С августа пригласили психолога, которая работала с командой до конца сезона. Встречи были два-три раза в неделю. Были и групповые занятия, и индивидуальные. Проводили различные анкетирования. В общем, почву рыхлили хорошенько и изучали все.

    Мы понимали, что процесс адаптации рано или поздно закончится. Надо только работать. И итог показал, мы замечательно со всем справились

    – Как футболисты отреагировали на психолога?

    – В футболе психолог – это всегда что-то новое и непонятное. Но современный мир показывает, что он должен быть. Причем охватывать должен не только футболистов, но и тренерский штаб с руководством. В «Луче» работает много человек, и между всеми нами должна быть коммуникация. Не будет ее – не будет движения.

    Но некоторые игроки категорически не приняли психолога. Некоторые делали вид, что не приняли. Считаю, те, кто отторгал, больше навредили себе, чем что-то приобрели. Я скажу, что отрицание было даже у тренеров. Некоторые не понимали, почему должны это делать. Надо было объяснять, почему это надо. Когда приходило понимание, взгляды менялись. И это нормально. Игроки – молодые люди, которые должны принимать в себя что-то новое. Если не меняешься, ты в хвосте и перестаешь развиваться.

    – Отношение к таким игрокам как-то менялось?

    – Нет, не менялось. В основе выходили люди, которые категорически отвергали психолога и совершенно не хотели идти на сессии.

    – На групповых занятиях вы больше слушали психолога или следили за реакцией футболистов?

    – Она работала самостоятельно. Я на занятиях не присутствовал, и она не рассказывала мне, что там происходило. Раз в какой-то промежуток времени давала небольшой отчетик о восприятии футболистами ее слов, о том, как идут дела и как стоит вести себя с некоторыми ребятами, к кому вообще надо изменить отношение. И так далее.

    – Вы посещали индивидуальные сеансы?

    – В клубе – нет.

    – Какой процент игроков принял психолога?

    – Точных цифр не знаю. Информацию о тех, кто полностью все отторгает, она мне доводила только в самых крайних случаях, а локальные конфликты решала сама. Но как мне показалось, большинство ребят принимало. Может быть, из-за стеснения не все выполняли ее задания на групповых занятиях.

    – Работа психолога помогла?

    – Я видел, что она эффективна. Я видел, что люди на происходящее стали реагировать иначе. Я видел, что они иначе общаются и строят диалоги. Но я не могу сказать, что все проблемы решила только работа психолога. Все в комплексе.

    – Какие еще шаги, кроме приглашения психолога, применяли?

    – В начале сезона были шаги такого же направления. Что-то вроде психологии, но не совсем психология.

    – Запутали.

    – Определенное анкетирование, определенные разговоры. К нам приходили определенные специалисты, которые пытались понять коллектив и предположить, что поможет быстрее адаптироваться и войти в турнир. А остальное – рабочие моменты.

    – Когда поняли, что команда адаптировалась?

    – Не могу сказать, что это произошло. Процесс бесконечный. Сейчас мы адаптировались к высшей лиге. Завтра должны будем адаптироваться к тому, что хотим претендовать на более весомые места.

    – Был футболист, который неожиданно для вас легко адаптировался к «вышке»?

    – Не выделю кого-то. В сезоне было много игр. Кто-то лучше выглядел в одном матче, кто-то в другом. Я в целом рад тому прогрессу, который случился. Благодарен ребятам за то, что они так внимательно и сконцентрировано к этому подошли. Они изменились. Они принимали наши новые взгляды и посылали импульс, что готовы к еще более новым идеям. Это здорово. Более того, ребята заставляли нас самих изменяться и немного иначе смотреть на определенные моменты. Мы стали куда чаще использовать то, чего раньше не использовали. Например, ведем технико-тактический анализ тренировок, снимаем их на видео. Ведем индивидуальный контроль игроков. Раньше мы это использовали редко. А сейчас – повседневно.

    – Перед сезоном много говорили о лидере команды Юрии Козлове. Довольны его сезоном?

    – Я доволен тем, как он реагировал на то, что с ним происходит. Думаю, Юра сам от себя ожидал лучшей игры. И он не очень доволен. Но я не могу сказать, что он провел плохой сезон. Нормальный год. Ему приходилось решать наши вопросы. Когда не было опорных, он выходил в опорную зону. Был и крайним защитником, и крайним полузащитником, и нападающим. Юра на всех позициях играл и быстро адаптировался.

    – Как он реагировал на происходящее?

    – Он очень здорово справлялся, принимал трудности и эффективно их решал.

    – В следующем сезоне за «Луч» будут играть эти же ребята или случится переформатирование на опытных? Тем более летний приход поигравших футболистов пошел в плюс.

    – Не скажу, что сезон перевернули летние трансферы. Тут комплекс. Ребята, которые начинали, приобретали опыт и решили задачу. А насчет переформатирования... У нас есть организация игры, есть взгляды, есть требования к футболистам, которые должны быть в команде. И если наш Семенов соответствует требованиям, то мы его оставим. Вот и все. Я не делю никого на игроков первой лиги и опытных парней. Сейчас вся команда – игроки высшей лиги. И это футболисты «Луча».

    ***

    – Как планируете провести отпуск?

    – Съезжу с женой и ребенком на море. После съездим к родителям жены, а потом за работу. Понятно, что работа – непрекращающийся процесс, который будет и на отдыхе.

    – У вас намечается период, когда вы не будете думать о футболе?

    – Думал, что он у меня будет сразу после чемпионата, а оказалось, что сейчас этап даже более насыщенный и динамичный, чем в сезоне. Много чего надо решить, спланировать и подкорректировать. Выходит, наверное, нет.

    – Неужели, лежа на пляже, будете работать?

    – Появится какая-то идея, помечу в блокнотик :).

    Фото: fc-luch.by

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+