Реклама 18+
Реклама 18+
Блог На вулiцы маёй

«Делаю двери, но понимаю, что это не мое». Сазанков был крут в «Днепре», играл в «Динамо», судился в Польше – узнали, как он

 

Помните такого игрока?

Александр Сазанков – фигура для «Днепра». Нападающий дебютировал за «речных» еще в 2002 году. Могилевчанин причастен ко всем значимым событиям местного футбола последних десяти лет. Вместе с командой он брал «бронзу» в 2009-м, вылетал из «вышки» в 2014-м, в борьбе за возвращение в элиту проигрывал «Крумкачам» в 2015-м. Последние два года Сазанков играет во второй лиге за «Горки». На поле 35-летний нападающий выходит редко и с большим футболом уже попрощался.

В интервью Андрею Масловскому форвард рассказал о том, чем зарабатывает на жизнь, об увлечении рыбалкой, хитрых соседях в Польше и детской поездке в Германию. А также признался, что новый «Дняпро» пока ассоциируется у него только с Минском.

– Как ваши дела?

– Могло быть и лучше, конечно, но неплохо. Нормально, в общем. Друг устроил «на двери» – делаю входные металлические. Второй год пошел. Профессиональный футбол уже все. Впервые после «Орши» задумался, а сейчас, наверное, закончил играть профессионально. Возраст.

– Устанавливаете двери в квартиры?

– Нет, делаю. Хоть научился руками работать. До этого все ногами да ногами. Гвоздь не мог прибить, а сейчас более-менее :).

– Тяжело?

– Не сказал бы. Футбол тяжелее.

– Серьезно?

– Конечно! Я после тренировок, особенно на предсезонке, уставал больше, чем после работы. Да и там усталость была приятная, а это так… Хоть и приходится тяжелое поднимать, мне не трудно.

– Делать двери прибыльно?

– С футбольными зарплатами не сравнить, конечно. Считай, ничего. В этом плане тяжеловато.

И, если честно, понимаю, что это не мое. Может, из-за того, что неинтересно стало. Первое время был запал, мне нравилось. Что-то новое. А сейчас – неинтересно. Думаю, что-то менять и искать другое.

Хочется быть в футболе, но стать тренером не могу пока – нет высшего образования. Только сейчас пошел в университет. Когда мог – не учился. Сейчас наверстываю. Жизнь заставляет.

– В физкультурном учитесь?

– Нет, в горковской академии на экономическом. На ФИЗО (факультет физического образования – Tribuna.com) в наш могилевский институт хотел поступать в прошлом году. Сдавал ЦТ, но немного не добрал по баллам. Биология и английский язык – хорошо, а по русскому не хватило четырех баллов. Обидно.

– К тестированию готовились?

– Нет :). А как готовиться? Я 20 лет назад учился. Все забыл. Да и особо не знал ничего. Наугад крестики ставил, что более-менее помнил. Хотя биологию нормально сам написал. Когда учился в парнате, нас там дрючили по ней. Видимо, отложилось в памяти. А вот с русским не сложилось – немного не добрал. Хотелось на ФИЗО, но через год пошел на экономику.

– И как вам учится?

– Первую сессию сдал нормально.

– С высшей математикой справляетесь?

– Она как бы высшая, но нас пока особо не грузили. Сказали, первые два курса будет нормальная математика. А там посмотрим.

***

– Когда мы договаривались об интервью, вы сказали, что выходные проведете на рыбалке. Давно увлекаетесь?

– Лет пять. Помните, у меня травма мозжечка была? Мне тогда на несколько месяцев запретили физические нагрузки. Вот я и начал на рыбалку ездить и втянулся. Спокойный, хороший отдых. Классное времяпрепровождение. Сейчас на карпика езжу. Интересно.

– Помните, как травмировались?

– Не особо. На тренировке накануне кубковой игры с «Гомелем» получил по голове. Глаза стали смотреть друг на друга, но в Гомеле два забил и еще раз по голове получил в одном из стыков. А после игры плохо стало – голова закружилась. Сделали МРТ – маленькая гематома в мозжечке. Но сейчас уже все нормально.

– Боялись после того, как вернулись, первый раз бить по мячу?

– С головой не боялся. Когда после коленей выходил, тогда опасений было больше – при передачах, ударах, стыках. Вообще с коленями проблема возникала постоянно. Три операции. Я же толком полные сезоны не проводил – все больше частями.

– Давайте к рыбалке вернемся. Где ловите?

– У нас много мест, чтобы порыбачить, но я очень люблю одно озерцо в Чаусах. Там знакомый «заправляет». С удовольствием езжу к нему отдыхать.

– Снастей много?

– Ничего серьезного нет: три удочки фидера и все.

– Какой ваш рекордный улов?

– Я не взвешивал, но в районе четырех килограммов карпа вытаскивал. Рыбу я не отпускаю обратно, а везу домой. Когда отпускаешь, нет какого-то удовлетворения, интереса. Если поймал, то надо принести, показать. Обычно даю рыбу маме, сестре, друзьям. Себе одного оставляю, чтобы жена приготовила.

– С ночевкой ездите?

– В последнее время без. Жена раньше все трындела, что я все выходные провожу вне дома. Была недовольна. Пару раз съездила со мной, посмотрела, что я там делаю, и теперь нормально отпускает. Сейчас, правда, все больше один катаюсь – ей рожать в августе.

– Поздравляю.

– Спасибо. Старший сын активно со мной ловит. Ему нравится. Дома снасти перебирает, кормушки, поплавки пересчитывает – ищи их потом по всей квартире.

***

– В каком районе Могилева вы выросли?

– На Пушкина. Это Заднепровье. Обычный спальный район. Мы жили в общежитии от «Лавсана» (так назывался Могилевский комбинат синтетического волокна – Tribuna.com) – родители работали на заводе. Двор у нас был очень большой: два поля – асфальтовое небольшое и песочное побольше – турники, брусья, горки. Все время только мяч гоняли, в ножики играли, по крышам новостроек бегали. Ну и дрались, конечно. Класс на класс, двор на двор. Любили это дело :). Правда, участвовал я нечасто – раза три-четыре. Это все подростковый максимализм какой-то.

Однажды у нас лопнул мяч во время игры и один из друзей предложил пойти на тренировку в ДЮСШ «Химволокно», выбить мяч за стадион и потом забрать его себе. Я хоть и не любитель воровать, но пошел со всеми. В итоге мне понравилось на тренировке, и тренер сказал, что я могу заниматься. И уже где-то через полгода мы поехали на турнир в Германию.

– Ого!

– Самое прикольное, что до этого мама не особо отпускала меня на футбол. Думала, что это просто баловство какое-то. А я хотел заниматься и даже скрывал иногда, что хожу и тренируюсь с другими возрастами. Почему? Потому что это вместо школы было :).

Наша общага недалеко от школы стояла, и из окна хорошо просматривался вход в школьный двор. Мама из окна смотрела, а я входил туда. Потом выходил через другой выход и бежал на тренировки. И только потом, когда мы поехали в Германию, она поняла, что это серьезно и немного изменила свое отношение. Иногда даже будила по утрам: «Саша, футбол».

– Что поразило в Германии?

– Играли мы в мини-футбол. И даже неплохо выступили – стали пятыми. А команды были хорошие. Точно помню, что ребята из дортмундской «Боруссии» были.

В Дрезден добирались на автобусе. Пока ехали, только и делал, что вертел головой – поражали красивые дома. Это больше всего запомнилось. Ну и колбаски немецкие. Организаторы турнира нам давали талоны на питание, которые можно обменивать на еду. Сперва колбаски брали, а потом на сладости меняли. А еще сводили на экскурсию на завод «Опель». Показали все, что можно было, и в столовую завели: поели и кока-колой обпились просто :). Для нас все бесплатно было.

Помню, купил маме и сестре какие-то кремы и забыл их в автобусе. Не довез. По горячим следам попытались вернуть, но не нашли.

– Как оказались в «Днепре»?

– Сперва в 16 лет уехал в Россию, в «Нику». Это академия, которая растила игроков на продажу. Особо не хотел, но мне обрисовали хорошие перспективы, и я поехал. Месяца три прожил. Было интересно. Каждую неделю играли с ребятами из «Спартака», «Торпедо», других московских команд. В теории я должен был куда-то перейти, как Паша Пласконный (защитник тоже прошел через «Нику» и оказался в дубле московского «Локомотива» – Tribuna.com), но всегда мечтал выступать за «Днепр». Ну и несчастье помогло – паспорт украли. Точнее, украли кожаную куртку, а вместе с ней и паспорт. Приехал домой делать новый, и тут звонок от Валерия Стрельцова. Буквально на следующее утро после приезда позвонил и пригласил на разговор. В итоге с удовольствием подписал контракт. И почти сразу получил первую серьезную травму – перелом мыщелка в колене. В игре против «Минска» на Хрустальный мяч выходил один на один, и вратарь всем телом прыгнул мне в колено.

– Каким вам тогда показался Стрельцов?

– Его все уважали: тренер команды, президент клуба. Кое-где даже немного побаивались. Он умел раскрывать футболистов, видел в них что-то такое. Наверное, и в минское «Динамо» благодаря ему перешел. В ту пору он там был генеральным директором, и нас с Матвеем (Антон Матвеенко – Tribuna.com) забрал. А чуть раньше туда Саня Гаврюшко пришел.

Переход в «Динамо» воспринял с воодушевлением. Мне хотелось что-то поменять в карьере, расти дальше как футболисту. Интересный период. В Минске очень нравилось. Коллектив, атмосфера были хорошие. Хотел доиграть год до конца, но поступило предложение от «Лехии». А от такого не отказываются. Хотя жена не хотела переезжать. Мы жили неподалеку от Комаровки, и ей очень нравилось – было место, где с маленьким сыном погулять.

– Как вам Гданьск?

– Там три города в одном: Сопот, Гдыня и Гданьск. Мы ближе к Сопоту жили. Поначалу тяжело было. Поляки в команде «душили»: «Учи польский! Учи польский!» С первых дней буквально. А я еще не успел толком адаптироваться, а они уже «Учи польский». Вот любят, чтобы все по-польски разговаривали. Но я его не учил специально и на курсы не записывался. Да и не было желания после тренировок куда-то ехать. В итоге язык как-то самостоятельно выучился.

– Как скоро стали понимать беседы поляков в раздевалке?

– Месяца через два. Но только когда они медленно говорили. Когда быстро все равно тяжело. Благо в команде были два прибалта, которые мне что-то объясняли и переводили, еще сербы и хорваты, которые тоже знали русский.

– Бывало, что не понимали установку тренера?

– Да постоянно :). Общий смысл понимал, но без особых подробностей и деталей. А переспрашивать и уточнять стеснялся.

– Как вы играли тогда?

– Как-то играл :). Я же в основном на замены выходил. Когда тренер у бровки объяснял, он говорил медленно – мне было понятно.

– Нравилась атмосфера на стадионе?

– С нашей не сравнить во всем! Телевидение, болельщики, антураж – все на уровне. В клубе постоянно проводились какие-то акции, фото-, автографсессии. Каждую неделю приходилось то школу открывать, то в торговом центре что-то делать, то мячи кому-то подписывать в раздевалке и так далее. Даже уставал от этого порой.

– Где вы жили?

– Километрах в двух от моря. Правда, вода холодная даже в жару – купался нечасто. У нас был длинный трехэтажный домик семей на 15. На каждом этаже по две квартиры. Рядышком рыночек, где армяне, грузины и даже белорусы зеленью торговали. По условиям вопросов никаких. Но поляки соседи так себе. В лицо улыбаются, а за спиной... Как-то на выезде со двора сломалась машина – полетела коробка. Не успел вызвать эвакуатор, как на меня кто-то из соседей вызвал полицию. Пришлось разбираться, объясняться.

Да и некоторые люди принципиально делали вид, что не понимают по-русски. Покупали мороженное себе и сыну. Объяснили продавщице, что надо два рожка с мороженным и один, для ребенка, – без. Объяснили так, что даже китаец понял бы. А она специально накладывает во все. Сказал бы по-польски – проблем бы не было.

– С чего начались ваши проблемы с руководством «Лехии»?

– Возникла проблема с коленом, и меня отправили в дубль, перестали платить зарплату. Я не хотел уходить. Было желание восстановиться и играть, но так получилось, что отправляли. Тогда пытался забрать свои деньги.

– Вам выплатили?

– Не до конца. Точнее, чисто технически – все. Но если по совести, то нет.

– Это как?

– Оставалось три года контракта и мне должны были порядка 180 тысяч долларов. В итоге выплатили только за год – так сумели договориться. Когда вернулся в Могилев, позвонили из «Динамо» и пригласили на просмотр. А я после травмы был, уставший от разбирательств. Ну и не поехал. Да и, если честно, не особо хотелось в тот момент куда-то ехать. Ну а потом снова появился «Днепр». Отыграл почти шесть лет и оказался не нужен.

***

– На футбол ходите?

– Если честно, редко. В этом году выбирался на стадион раза четыре. Понимаете, «Дняпро» для меня еще как «Луч». Как не своя команда. Вроде, и «Дняпро», но… Вот ходил на игру с «Динамо» и такое ощущение, что две минские команды почему-то в Могилеве играют. И я не знаю, сколько времени должно пройти, чтобы ассоциации с «Лучом» прошли.

– Как вы в принципе относитесь к слиянию двух клубов и к тому, что произошло с «Днепром»?

– Я особо не читал новостей об этом. Больше от друзей узнавал. Я не любитель читать новости. Даже когда играл, не сильно интересовался. А что касается этой истории, то воспринял негативно. Забирают днепровскую историю, наше прошлое. «Днепр» – клуб с традициями. А сейчас «Дняпро» какое-то.

Я с ностальгией вспоминаю наш коллектив, когда мы в Лигу Европы вышли. Нас тогда Андрей Скоробогатько тренировал. Он нашел контакт со всеми ребятами. Не ставил себя выше нас, а делал равными. Может, это и сработало в тот год. Все было как-то легко и непринужденно. Чувствовал себя раскрепощенно.

– Из «Днепра» вы ушли в 2017 году посреди сезона. Почему?

– Не нужен был [Александру] Седневу и все – сказали до свидания.

– Так просто?

– Почти так :). Играть хотелось, поэтому пошел в «Оршу». Вместе с другими поигравшими ребятами работали наездами – приезжали дважды в неделю на тренировки и игры. Жить там за 800 рублей для меня это не выход. Мне не 18 лет.

Сезон доиграл и пошел в «Горки». Подкупило то, что команда базируется в Могилеве. Тренируемся здесь один раз в неделю по четвергам, играем в Горках, в 70 километрах. Стадион там неплохой, поляна искусственная.

– Одной тренировки в неделю хватает?

– Нет, конечно, но команда такая – много кто работает. Из тех, кто прилично поиграл, – Артур Левицкий, Леша Тупчий, Руслан Копанцов. В основном же собраны ребята, у которых не получилась карьера. Но все равно все люди с футбольным пониманием.

Горки – городок аккуратный. Люди приходят на стадион и хорошо нас поддерживают. Мне кажется, для второй лиги посещаемость нормальная. Поддерживают как везде в Беларуси. Фанатов нет, но трибуны активные. После игр особо не допекают. В основном автографы просят у Антона Сийяки. Помните такого?

– Да. Не сложилась у него как-то карьера.

– Он очень экзотично выглядит. Вот ребята и бегают к нему. Меня вообще болельщики особо не атаковали. Хотя, помню, в «Днепре» как-то мы плохо по таблице шли. Проигрывали часто. Так костяк фанатов – человек 12 – приехал к нам на базу на серьезный разговор, чтобы как-то нас встряхнуть.

– Помогло?

– Насколько помню, нет :).

Фото: horki.infodniapro.by.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+