Блог На вулiцы маёй

Инспектор Петрович – о своих ошибках, полетах с БАТЭ, косяках федерации и исполкоме, о котором нельзя говорить

Неудобные вопросы бунтарю.

 

Летом инспектор Валерий Петрович был отстранен судейским комитетом от работы до конца сезона за опоздание на судейский семинар. Специалист считал, что решение неправомерно. На сторону Петровича встали члены исполкома Александр Зайцев, Сергей Сафарьян, Игорь Шлойдо, Кирилл Альшевский, Олег Чикун и Сергей Куница. Инициативная группа созвала внеочередное заседание исполкома, чтобы во всем разобраться.

Однако борьбу инспектор проиграл. Исполком оставил решение СК в силе. Рассказывать о заседании члены исполкома не хотели (говорили, что им запретили). Глава АБФФ Владимир Базанов в своем повествовании был предельно сух.

Спустя время созрел для интервью сам Петрович. Инспектор рассказал, как проходило заседание, ответил на критику в СМИ, поведал о связи с БАТЭ и в очередной раз объяснил, почему действующая судейская система в АБФФ порочна.

Смены власти в белорусском футболе не случилось – «в теории» дело Петровича могло привести даже к этому

– Перед заседанием исполкома понимал, какое решение будет принято. Ведь бороться с системой очень сложно. Все было согласовано заранее. Хочу напомнить, что я выступал не против того, что меня наказали. У нас есть положение о том, что инспекторов можно отстранять до конца первого или второго круга. Меня возмутило, как это сделали. Я ведь был на семинаре. Да, опоздал, но потом до половины шестого вечера был.

Кроме того, решение [об отстранении] предпринималось без включения его в повестку дня заседания судейского комитета. И когда на исполкоме зашел об этом разговор, Базанов заявил: «Просто по ходу дела вспомнили, что надо еще и вопрос Петровича поднять. Ну и подняли его в разном». А как же юридическая часть вопроса? Ну, действительно, что тут такого – вспомнили и решили... А еще Базанов мне говорил: «Ничего страшного. Посидишь, а в следующем году все будет хорошо». Да не дадут они мне работать. Найдут причину. Да и сам с этим руководством работать не хочу.

Вообще очень жесткие пикировки были у Базанова с Сафарьяном. Сергей Вагаршакович с юридической точки зрения гораздо более подготовлен, чем юристы АБФФ. И он бомбил. А Базанов реагировал одинаково: «Ничего страшного. У нас все хорошо».

– Как вел себя Александр Зайцев?

– Уверенно. Выступал раза три-четыре, задавал уточняющие вопросы.

Еще меня поразил докладчик [заместитель председателя АБФФ Михаил] Ботников. Мне было вообще не понятно, о чем он говорил. Вроде бы юрист, но в юриспруденции разбирается так же, как я. Да и, мне кажется, в футболе тоже не особо понимает. Мяч от картошки не отличит. Я считаю, он случайный человек в нашем футболе. Ему задавали вопросы, но он говорил так, как у него на листочке написано. Все ответы сводились к одному: «Все у нас хорошо. Мы ничего не нарушаем».

А Михаил Вергеенко мне говорил, что надо было по-мужски прийти и объясниться. Так сказать, покаяться в опоздании. И тогда никакого отстранения не было бы. Но ведь началось все не из-за опоздания, а из-за неправильной трактовки эпизодов, странных решениях и бардака, который творится в нашем судействе. Впрочем, Михаил Никифорович такой человек, который как приходит новая власть, сразу на виду. Но со временем его убирают, а при очередной перемене власти он снова выходит из тени.

Кстати, на исполкоме признали, что деление судей и инспекторов на группы все-таки было. Хотя раньше говорили, что не было. Спрашивают у [директора департамента АБФФ судейства и инспектирования Андрея] Чепы, для чего это сделано. Ведь судьи и инспекторы уже и так поделены на лиги перед сезоном. Ответ: «Ну, так чтобы было видно...» По словам Чепы, это деление ничего не дает. Просто документ для себя. Ну, окей. Тогда как объяснить, что инспекторы, которые в первой группе, работают чуть ли не в каждом туре?

Вообще, засуетились в АБФФ конкретно. На заседание собрали весь состав судейского комитета (СК – Tribuna.com), а тех инспекторов, которые подписали письмо в исполком, нет. Федерация была готова в случае принятия решения в мою пользу, провести заседание СК, убрать Дупанова и Чепу, назначить других и на этом закончить. Но не пришлось. За то, чтобы оставить мое отстранение в силе, проголосовало 11 членов исполкома, а за то, чтобы его отменить – семь. Еще один человек воздержался.

– Что будете делать дальше?

– Ничего. Работать. Мне есть чем заниматься и чем зарабатывать на жизнь. К тому же будет еще и отчетная конференция.

– А на ней что может произойти?

– Ну, кто знает. Может, власть и поменяется. Мне кажется, многое будет зависеть от того, как сыграет сборная.

***

– Неприятно удивила заказная статеечка Сергея Кайко из «Прессбола».

Закулисные процессы в белорусском футболе. Похоже, идет борьба с новой властью

– Вы сейчас обвиняете...

– Я говорю, как есть. Федерация финансирует газету, и ему деваться некуда. Но ведь Сергей пишет, что чуть ли не переворот планировался, что такие люди, как Зайцев и Сафарьян никогда бы не вступились за обычного инспектора. Значит, есть какие-то далеко идущие планы.

Но я повторяю: у меня нет никаких революционных целей. Я не та фигура, которая может что-то предпринимать на этот счет. Я пришел решить свой мелкий вопрос. Если бы все было по делу, я бы сидел и не дергался. Просто у меня есть имя, имидж и авторитет. Я в футболе 30 лет и знаю тех людей, которые сейчас пришли к власти, и знаю, что они хотят за счет футбола пропиарить себя и жить спокойно при хорошей должности и деньгах. А вопросы развития футбола и судейства их абсолютно не интересуют.

Понятно, что этой статьей меня хотели дискредитировать. Вот взять тот же ролик с матча 2003 года «Молодечно» – «Гомель», который там вставлен. Там показали, как я плохо судил.

Скажу тебе, что после того матча было заседание судейского комитета. Если мне не изменяет память, из 11 человек девять проголосовали за того, что я правильно назначил пенальти. И только двое считали, что надо было продолжать игру. По их мнению, Близнюк мог перепрыгнуть ногу вратаря. 

– По матчу хватает вопросов и без пенальти. Судейство кажется предвзятым.

– Да ладно!

– Серьезно. Вот хотя бы желтая карточка игроку «Молодечно» – за что? Он же всего только руку поднял после падения.

– Это неспортивное поведение. Ты же не знаешь, что он сказал. Там был обычный момент без нарушения, а он стал возмущаться. Ты обрати внимание на реакцию тренера. Руслан Лукин подбежал, посмотрел и сел на место спокойно. А игрок начал демонстративно не соглашаться с моим решением. Еще и сказал пару словечек. Поэтому и получил желтую карточку. А мог и красную.

Вот в эпизоде со срывом атаки я ошибся. Обрати внимание, я смотрю за моментом, свищу и не вижу, что мяч идет к молодечненцу. И за такое, согласен, оценка удовлетворительная.

Но я могу из любого матча нарезать моментов, в которых судья ошибся. Здесь тоже повырывали эпизоды, где есть шероховатости. А Коля [Ходасевич] выдернул и показал. Может, он сам подтапливал за кого-то и посчитал, что я подтягивал «Гомель»?.. Но никто гомельчан не тянул. Команда шла на первом месте, а «Молодечно» на последнем.

Понятно, что за карьеру я ошибался. Ставил пенальти, которых не было, и которые видел только я. Однажды в Бресте назначил пенальти, который никто не видел. Два игрока бегут параллельным курсом. Я сзади на расстоянии в полтора метра. Защитник «Динамо» хватает нападающего за майку и тот падает – показываю «на точку» и удаляю защитника. Ну, какой здравомыслящий человек в те годы на последних минутах при счете 1:1 поставит такой пенальти в ворота хозяев? Все говорили, что пенальти не было, но я его видел. Я всегда принимал решения не как говорят, а как видел сам.

Я никому никогда не помогал: ни «Гомелю», ни кому-то еще.

- В статье затрагивались и другие вопросы. Например, вы ранее говорили, что за первый круг чемпионата-2019 Юрий Дупанов проинспектировал четыре матча «Шахтера», при этом всего у него было восемь матчей. На деле же оказалось, что Дупанов работал на меньшем количестве матчей «горняков».

– Тут есть и твоя вина. Немного неправильно подал мои слова. Четыре игры «Шахтера – три в чемпионате и одна в Кубке – было на момент моего первого интервью, а не за первый круг. Это важно. И к тому дню у Дупанова всего было восемь матчей. А сейчас он с меньшим рвением сам себя назначает и куда-то ездит. Знаю, что его вызывал Вергейчик и жестко разговаривал по этой теме. А Базанов жестко общался с Чепой и Вербицким.

– Но и ваши четыре игры брестского «Динамо» в прошлом сезоне были.

Да, я говорил, что обычно работаем на двух-трех играх команды в сезоне. Но, скорее всего, я был назначен на «лишнюю» игру просто потому, что опытный и работал в Бресте на серьезных матчах. Вот в АБФФ и посчитали так. Кроме того, четыре – это же за весь сезон. А у Дупанова к 26 августу столько же. У него четыре игры из восьми, а у меня четыре из 16. Есть же разница.

При Андрее Жукове я пару лет подряд работал на всех больших матчах сезона. Подошел к Андрею: «Дай ты мне расслабиться. Отправь куда-нибудь на более низкую по рейтингу игру. Что, других инспекторов нет?» – «Валера, игры принципиальные. Могут возникать конфликты. Поэтому работай». Вот и все.

– Вы говорили, что Дупанова называют «куратором». Во многом из-за того, что он часто работает на матчах «Шахтера». Но как прокомментируете ваши отношения с БАТЭ? Вы и связующим рефери часто бывали на европейских матчах борисовчан, и просто летали с командой на еврокубки.

– Не скрою, с БАТЭ у меня всегда были очень хорошие отношения, но за судейскую карьеру работал всего на трех или четырех матчах с участием борисовчан.

– За десяток лет?

– Да. Можешь поднять статистику. Что касается работы связующим рефери, то назначали, потому что мог работать. И при мне команда впервые попала в групповой этап Лиги чемпионов. И вымпел на фотографии старого рабочего места с тех самых времен.

Но летал я за свои деньги, а не за деньги БАТЭ.

– На одном самолете и за свои?

– Конечно, на одном. Не платили только члены официальной делегации, а у меня была полная стоимость. Я всегда платил сам. Был с клубом в Румынии, Самаре, Казани. Но потом с БАТЭ стали летать только нужные люди: руководители министерств, ведомств и так далее. Обычные болельщики – а я летал именно в таком качестве – полететь на одном самолете [с командой] не могли.

Слушай, я в 1996 году летал с минским «Динамо» в Турцию на игру с «Бешикташем». И тоже за свои деньги. Собралась целая группа знакомых, и мы рванули поболеть за «Динамо». Если деньги позволяют, ничего предосудительного нет. И то же «Динамо» я судил раза три. Да и то с минскими командами. Раньше старались столичных судей больше гонять по регионам.

– Вы ведь и матчи на «Борисов-Арене» из ложи смотрите.

– Конечно.

– Но вы же инспектор. Как потом работать объективно?

– Никто не может сказать, что инспектор Петрович когда-то подтопил за БАТЭ или какой-то другой клуб. Я всегда топлю за судей. Говорю им: «Ребятки, основная ваша задача – судейство по правилам и охрана здоровья игроков. Все остальное будем обсуждать. Но если я увижу, что есть симпатии или антипатии (а я это увижу), мало не покажется». И никаких проблем не было. И за все время я почти не ставил судьям двойки. При мне все старались работать объективно и на максимуме. И у меня никогда не было конфликтов. Все же знали мой характер. Когда работал судьей, был хозяином на поле. Игроки разлетались. Когда стал инспектором, старался выполнять свою работу достойно.

Что ты думаешь, мы с Капским не схватывались на играх? Однажды чуть не подрались из-за судей. На «Городском» дело было. БАТЭ играл против минского «Локо» и вел 1:0. В добавленное время Павла Нехайчика толкают в спину в штрафной. Судья пенальти не ставит, и матч заканчивается минимальной победой БАТЭ. Стою у кромки поля и вижу, как Капский спускается вниз весь красный от злости. Я судей быстро в раздевалку. Подхожу к майору милиции, который стоял у входа в судейскую: «Сейчас будет лететь разъяренный Анатолий Анатольевич. Не пускать».

Капский все равно прорвался, но я перегородил ему дорогу: растопырил руки и не даю пройти. Он говорит: «Валера, пусти. Я зайду, поблагодарю судей». – «Анатольевич, они моются, голой задницей сверкают. Не надо тебе туда. Я передам им твои слова». – «Нет, пусти!» Он уже начал меня за руки хватать. Я говорю: «Анатолич, ты чего? Не пущу». – «Мы что, драться будем?» – «Полезешь – я не уступлю». И тогда он вскипел: «Тогда передай этим пид#####м, что они...!» Вот, собственно говоря, и все.

***

– Кайко выставляет новых руководителей [федерации] большими реформаторами. Да никаких реформ нет. Просто неугодных людей поувольняли, а других, нужных, поставили. Например, в техническом центре Кирилл Альшевский был не нужен, и вместо него пришел Дмитрий Касенок. А это человек Вергейчика. Я не хочу сказать, что новые люди не профессиональны или слабые. Они нужные. И только время покажет, насколько их назначение верное. Может, Касенок в техцентре наведет такой порядок, что наша Академия будет «Барселону» с «Реалом» рвать.

– Мне кажется, свои люди на местах – обычное явление при смене любой власти.

– Это цепное управление. Теперь любое решение будет принято и найдет поддержку везде. Я же пытаюсь объяснить, что всегда должны быть люди, которые против какого-то решения, которые сомневаются, пытаются обсудить и понять. Только в спорах рождается истина. А у нас полный одобрямс. И только восемь человек в исполкоме не согласны. Я как узнал, что Олега Чикуна сняли с должности директора департамента судейства и инспектирования, понял, что будет ахтунг.

– Почему?

– Потому что безразличие и шкурные интересы... Вот почему ошибки идут? Просто один и тот же эпизод постоянно трактуется по-разному.

– А при Чикуне такого не было разве?

– Все решали коллегиально.

– Я про шкурные интересы. Неужели Олег Викентьевич не делал так, как выгодно ему?

– Возможно, что-то и отстаивал. Возможно, чуть-чуть были перегибы с Минской областью, главой федерации которой он является, и судей из этого региона было чуть больше. Но судейские решения всегда обсуждались. И для судей были четкие инструкции: ребята, если такой-то момент произойдет, все делаем вот так. А не так, что сегодня такое нарушение в штрафной – пенальти, а завтра – продолжить игру. Так неправильно.

Понимаешь, организовалась группа, которой подвалило счастье, и которая рулит, а все остальные где-то там... Даже по назначениям можно посмотреть. Не нравится человек – вот тебе Мозырь, Гомель и так далее. Одному одну игру, а другому – три. Раньше мы судили и инспектировали поровну. Я приводил тебе список за прошлый сезон. У меня 16 матчей, у десяти человек по 15, у кого-то 14, у кого-то 12. Равномерная нагрузка. И у Чикуна было чуть ли не меньше всех!

Хотя он мог сам себя назначать хоть каждую неделю. А сейчас подписанты [письма в защиту Петровича] имеют гораздо меньше матчей, чем оставшиеся пять инспекторов высшей лиги. Подними статистику, посмотри. Летяго был инспектором в трех турах подряд. А Ясинский в последний раз работал в 9-м или 10-м туре, а сейчас уже 22-й!

Если мы утверждены судейским комитетом и исполкомом в качестве инспекторов высшей лиги, значит, мы все равны. Да, у кого-то чуть-чуть опыта больше и он благодаря этому имеет на одну-две игры больше. И все. Такого, что один инспектор работает в пять раз меньше другого, не должно быть.

Вот очередной пример странного решения. После исполкома состоялся судейский комитет, на котором принимали решение о внесении судей в списки УЕФА на будущий сезон. Меня просто поразила некомпетентность. Лидером оставили Алексея Кульбакова. Тут все правильно. Сейчас это лучший наш судья. А дальше… Из списка убрали Сергея Цинкевича – судью второй группы УЕФА. Зачем? Он работает в Европе. И ему еще два года можно судить. Зачем убирать? Ведь белорусы не так много судят за рубежом. Вычеркнули и Дениса Щербакова. Хотя тут, считаю, правильное решение. За восемь лет он так и не перешел из третьей группы УЕФА во вторую. Протоптался на месте.

Вместо них включают Виктора Шимусика, который прошел курсы УЕФА, и Амина Кургхели. Появление в списке Кургхели – очень странное решение. Он же только с этого сезона начал судить! Да и то: из десяти матчей три двойки. Как можно рекомендовать? А где Сергей Лобацевич? Где Андрей Василевич? Почему эти парни, одни из лучших в стране, не рекомендованы? Но я знаю, что мне в ответ начнут говорить о возрасте.

– А при чем тут возраст? Лобацевичу – 36 лет, Василевичу – 32 года.

– В УЕФА судья может работать до 45 лет, а рекомендовать туда судей можно до 37-38 лет, чтобы была возможность поработать как минимум восемь лет. Такие в УЕФА порядки. Первое время рефери втягивается, потом работает на очень серьезном уровне и потихонечку заканчивает. Если у судьи впереди как минимум лет восемь карьеры, и он сейчас выглядит здорово, надо подавать его. Ну нельзя рекомендовать человека, который первый год судит высшую лигу! За какие заслуги? За три двойки? Амин судит неплохо, но ошибок пока очень много. Да и что он будет судить? Детские турниры?

– Хотя бы.

– А что делать Василевичу и Лобацевичу? В ближайший год они в УЕФА не попадут. Но если есть топовые арбитры, которые подходят по возрасту, они должны работать в Европе. А время Амина еще не наступило. Ему 28 лет. Его время, возможно, придет.

***

– Вы критикуете теперешний уклад судейских дел, говорите, что там бардак. Хотя раньше, при том же Андрее Жукове, бардак был не меньшим. И истории с коньяками и благодарностями за назначения случились именно тогда.

– Мы с Жуковым не были друзьями, но уважительно относились друг к другу. Он, бывало, приглашал к себе, когда возникал какой-то спорный момент. Мы смотрели, совещались и принимали решение. Что касается этих историй, то я даже не предполагал, что они вообще могут возникнуть!

«Конечно, будем подавать апелляцию. Это ведь жесть!» За взятки экс-главный футбольный судья получил 5 лет и конфискацию

А Олег Мурашкевич (арбитр, отстраненный пожизненно за то, что передал Жукову деньги и бутылку коньяка за назначение на матч – Tribuna.com) – мой воспитанник. Когда узнал, сказал ему, что он мог ко мне прийти и объяснить ситуацию.

Самое интересное, до сих пор нет официальных бумаг, что ребята пожизненно отстранены. Федерация давно должна была все сделать, но ничего нет.

– Самая адекватная система была выстроена при Николае Левникове, который выступал только как руководитель департамента судейства и инспектирования и сам при этом не инспектировал?

– Да. Он только назначал судей и инспекторов и входил в экспертную комиссию. При этом он приезжал на игры и за нами наблюдал. Я и раньше говорил, что директор ДСИ не может инспектировать. Но у нас это в порядке вещей.

Вообще при Левникове было очень много сделано. И было бы еще больше, но ему надо было дать поработать не один год. Начал он очень хорошо. Попытки давления на работу судей пресекал. Звонит ему Капский: «Я не хочу этого судью. Поменяйте». Николай Владиславович в ответ: «Идите лесом». Капский – к Невыгласу, а тот: «Мы туда не лезем. Как он сказал, так и будет». Вот и все.

Когда был Левников, в судейско-экспертной комиссии (СЭК – Tribuna.com) были люди, которые не входили в какие-либо судейские структуры федерации. Там были Якубовский, Петрович, Чикун, Дупанов, Жук, Архипов, Сафарьян и сам Левников. И мы могли высказать любое мнение. И иногда спорили. Я несколько раз зарубался с Николаем по-взрослому.

– Как было при Чикуне?

– СЭК состояла из Сафарьяна, Курбыко, Нерушкина и Вяткина. Ни один человек никуда не входил.

– Ну что вы говорите такое? А Сафарьян?

– Я про судейские подразделения.

– Сафарьян участвовал в назначении судей.

– С ним просто их согласовывали. Это нормальная практика.

А сейчас у нас все на одних и тех же постах. Одни люди назначают судей, они же и разбирают ошибки, они же и наказывают. Ни при ком из прежних боссов такого не было! Конечно, случались пересечения, когда члены СЭК могли входить в судейский комитет, но это были единичные случаи.

Сейчас все делается так, чтобы на каждом участке были нужные люди. В судейском комитете практически нет тех, кто будет задавать вопросы и принимать обдуманные решения. Такая же ситуация и в СЭК. Тишь да благодать. В комиссии пять человек, которые все принимают единогласно. Не верю, что с таким подходом Дупанов и Чепа долго продержатся в судействе.

Фото: из архива Валерия Петровича.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья