На вулiцы маёй
Блог

«Вопрос слышали? У вас рассеянное внимание?» Игрок БАТЭ выбесил судью на процессе о договорных матчах

Захару Волкову досталось не только от прокурора.

– Так, заходим, – командует секретарь судебного заседания по делу о договорных матчах, открывая двери зала, где проходят слушания. Первой среагировала одна из адвокатов. Женщина рванула к секретарю и передала какую-то бумагу. Следом из глубин коридора подтянулись футболисты. Они обвиняются по трем статьям Уголовного кодекса РБ – ст. 253 (подкуп участников профессиональных соревнований), ст. 14 (покушение на такой подкуп) и ст. 209 (хищения, связанные с мошенническим завладением деньгами букмекерских контор). В деле рассматривают 16 договорных матчей – 15 в футболе и один волейбольный, ставший для организаторов последним.

«Чего в рваных джинсах? Буду давить на жалость». В Минске снова судят футболистов за договорняки, организатор не знал, что это незаконно

Игроки ЧБ сами выходили на Ланько, предлагая сдать матч. Айдов говорил, что в Гомеле есть надежные люди, но вопросы только к нему

Футболисты в суде упирают на безденежье и твердят, что сдавали матчи, не сдавая. Лишь Сучков признал, что играл хуже, чем мог

В пятницу судья Лидия Теплица и прокурор Максим Чуприс завершили допрос обвиняемых и отправили всех на мини-каникулы. Сейчас настал черед свидетелей. Начали с Сергея Левицкого, Артура Бомбеля, которые проходят за «договорняк» «Лида» – «Минск», и Захара Волкова, причастного к договорной игре «Нафтан» – «Крумкачы». Ждали и четвертого – Ярослава Богунова, засветившегося в игре «Нафтан» – «Динамо» Брест. Но украинец в суд не явился без объяснения причин.

Этот факт отчего-то немного возбудил обвиняемых, и они принялись оживленно переговариваться.

– Что за бурные обсуждения в зале? – прервала гомон судья. После обратилась к своей помощнице. – На допрос вызывается свидетель Волков.

Защитник БАТЭ за несколько минут до начала заседания успел пообщаться с бывшими партнерами по «Нафтану» в небольшом закутке в холле суда. Разговаривая с Михаилом Горбачевым, Волков улыбался. Да и вообще футболист выглядел спокойным. В зале он даже сел среди обвиняемых. Правда, после того, как секретарь проверила явку свидетелей, ему пришлось выйти в коридор, чтобы потом зайти снова, когда позовут.

Допрос Волкова получился максимально странным. Защитник тушевался (не смог четко назвать свое место жительства, спутав его с регистрацией), не очень четко излагал свои мысли, вынуждая постоянно переспрашивать, и говорил, что чего-то не помнит. Кроме того говорил тихо, заставляя прокурора и судью нервничать и просить говорить погромче.

– В отношении вас имеется постановление о прекращении уголовного преследования? – начал допрос прокурор.

– Да.

– По каким основаниям оно прекращено?

– Признался во всем следствию.

– Полагаю, что в связи с деятельным раскаянием?

– Да.

Далее Волков рассказал, что в июле 2017 года на базе футбольного клуба «Нафтан» к нему подошел Михаил Горбачев и предложил поучаствовать в договорном матче. Когда конкретно подошел партнер, футболист не вспомнил, потому что это было давно. Может, за день до матча или вовсе в день игры. Защитник признался, что после предложения Горбачева сдать игру засомневался и не знал, что ответить. Ведь для него это было впервые, но по итогу согласился. О том, что сдавать игру будет кто-то еще из «Нафтана», он тогда не знал. А после матча за обеспечение нужного результата получил 1450 долларов.

Захар Волков об участии в «договорняке»: «Предложил Горбачев. Я замялся и не знал, что ответить. Но сказал: «Хорошо»

Эти слова прокурору приходилось буквально клещами вытаскивать из защитника. Говорил тот очень плохо, постоянно заявляя, что ничего не помнит.

– Условия вознаграждения с вами оговаривались? – спрашивает прокурор.

– Не помню.

– Могло быть такое, что оговаривались?

– Не помню. Давно было.

– Вы отрицаете или допускаете?

– Перед матчем – не помню. Точно не помню наш разговор с Горбачевым. Может, договаривались… Не помню.

– Денежное вознаграждение полагалось?

– Ну, да.

Очень занимательной вышла часть допроса, в которой прокурор пытался выяснить у Волкова, как проходила игра против «Крумкачоў» и как действовал на поле сам защитник.

– Помните, как проходил матч?

– Нет.

– Почему?

– Давно было.

– На какой позиции вы играли?

– Центрального защитника.

– Какие меры предпринимали, чтобы оказать влияние на результат?

– Играл, как обычно.

– А какие меры предприняли, чтобы достичь оговоренного результата?

– Просто играл.

– Ну вы же договорились с Горбачевым о нужном результате. Так какие действия вы принимали, чтобы его достичь?

– Играл, как обычно.

– То есть никакого влияния на результат матча вы не оказывали? Или оказывали?

– Я же говорю: играл, как обычно.

– Предварительная договоренность повлияла на качество игры в худшую сторону?

– Я играл, как обычно. Не могу сказать… Да, были где-то ошибки, но…

– Вы вопрос слышали? Еще раз повторить? Договоренность повлияла на качество игры в худшую сторону?

– Нет.

– У вас имелась возможность играть лучше или результативнее?

– Я играл, как играл…

– Вы слышали вопрос?

– Не знаю… играл, как играл.

– Еще раз повторить вопрос? Только внимательно слушайте и отвечайте четко: в данном матче у вас имелась возможность играть лучше и результативнее?

– Нет.

(...)

– Как команда достигла проигрыша? Как вы считаете?

– Проиграли.

– Это связано с предварительной договоренностью между вами?

– Не знаю.

– Почему не знаете?

– Потому что мы могли проиграть и без договоренности.

– Тогда зачем вообще эти договоренности?

– Я не знаю, влияют ли договоренности на проигрыш или нет.

– А по себе как думаете?

– Не могу ничего сказать. Давно было.

В этот момент не выдержала судья, которая до этого просто слушала. Лидия Телица завелась и сама задала несколько вопросов.

– А вы так часто участвовали в договорных матчах, что не помните?

– Это же в 2017 году было.

– Какая разница?

– У меня после этого еще много матчей было.

– Договорных?

– Нет.

– Если бы у вас было много договорных, я могла бы понять, что вы могли что-то путать. Но у вас один матч. Вы, наоборот, должны помнить, как он проходил и как вы договаривались. Особенно в свете того, что уголовное преследование в отношении вас прекращено. А вы говорите, что не помните.

– Некоторые моменты не помню.

– Детали можно не помнить, но вы даже по сути не высказываетесь. Почему вы вообще согласились сдавать матч? Сказали бы: я не умею играть в футбол, я игрок низкой квалификации, я плохо играю. Для чего соглашаться, если из ваших показаний складывается впечатление, что поражение – просто стечение обстоятельств? Я так понимаю, что просто у команды был такой низкий уровень, что вы все время проигрывали.

– (пауза без ответа).

– Так для чего соглашались?

– (пауза без ответа).

– Вы сказали, что ничего не предпринимали для того, чтобы проиграть. Играли так, как умеете? Показывали свой лучший футбол, выходит? Вы это хотите сказать?

– Нет.

– А что вы хотите сказать?

– Я играл, как обычно.

– Всегда так играете?

– Нет. Как обычно, играю.

– Я не знаю, как вы играете. Вы всегда плохо играете?

– С чего вы так решили?

– С ваших слов. Поражение почему команда потерпела?

– Соперник был сильнее.

– Понятно…

Допрос перешел в стадию перекрестного огня: прокурор и судья задавали вопросы по очереди.

– Скажите, вы хотели этот матч выиграть? – интересуется прокурор.

– Нет.

– А что-нибудь делали для того, чтобы достичь нужного результата? – не унимается судья.

– Я в защите играю.

– И что? Это никак не влияет на вашу команду?

– Влияет.

– Так какие меры принимали?

– (длительная пауза без ответа).

– Вопрос слышали? У вас рассеянное внимание? Какие меры вы принимали, чтобы выиграть матч или, наоборот, не принимали с учетом договоренностей?

– Не предпринимал меры, чтобы выиграть.

Что интересно, в 2017 году по данным сервиса InStat Волков за чемпионат сделал 14 голевых ошибок – он был лидером лиги по этому показателю.

В конце допроса прокурор зачитал показания Волкова из предварительного следствия, которые не соответствовали тому, что защитник говорил в суде.

– В ходе матча «Нафтан» – «Крумкачы» я играл, как обычно, – читал Чуприс слова Волкова. – Я для себя решил, что не буду целенаправленно забивать голы в свои ворота и сбивать игроков соперника в своей штрафной. Но также решил, что не буду мешать Горбачеву обеспечивать нужный результат, не буду сильно напрягаться в матче, но умышленных ошибок допускать не стану. Так я себя и вел.

Свои показания, данные ранее, Волков подтвердил. После этого допрос первого свидетеля закончился. Судья попросила Захара дождаться окончания заседания в зале, однако он спросил разрешения уйти.

Выйдя из зала, Волков облегченно выдохнул и перекинулся парой фраз с Артуром Бомбелем, ожидавшим своей очереди. Хотя по правилам общение свидетелей друг с другом запрещено. От интервью борисовчанин отказался, но признался, что из-за всей ситуации, конечно же, переживает.

Свидетелей судья и прокурор будут допрашивать еще два дня, после чего процесс снова уйдет на небольшой перерыв.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные