На вулiцы маёй
Блог

«За успехи подарили секундомер, а при увольнении сказали сдать». Как экс-игрок БАТЭ тренировал в «Минске» (возился с бумажками, не получил все деньги), а потом уехал в Литву

Йонас Петраускас об этом не жалеет.

Йонас Петраускас, несмотря на имя и фамилию, родился в Минске. Занимался футболом в столичной «Смене», играл за «Минск», БАТЭ и «Дариду». После окончания карьеры полузащитник стал тренером. В 2015-м возглавлял женскую команду «горожан», с которой выиграл чемпионат и впервые в истории клуба вышел из группы Лиги чемпионов. Однако по итогам достаточно успешного сезона специалиста отправили в отставку и предложили работать в детской академии клуба. Так тренер пропал с больших радаров.

Спустя несколько лет Петраускас решил вернуться к корням – собрался и уехал в Литву. Сейчас экс-футболист живет в небольшом городке Шальчининкай и тренирует ребят детского футбольного клуба «Кетера».

В интервью Андрею Масловскому Петраускас рассказал о смене места жительства, болезненном расставании с «Минском» и условиях, в которых приходилось работать, о коронавирусе в Литве и впечатлениях от чемпионата Беларуси.

Почему решился на переезд в Литву?

– Так сложилась ситуация. То, что я делал в «Минске», меня немного не устраивало. В какой-то момент понял, что мне тяжело жить в Минске на те деньги, которые получал. Я не умею обманывать людей. Я слышал, что некоторые детские тренеры едут на турниры и берут с родителей больше денег, чем надо. Я так не умею и не хочу делать. И никогда не делал. Мне родителей жалко. Некоторые свои последние деньги отдают на сыновей.

В общем, мне было непросто, и клуб совершенно не помог. Более того, «Минск» не мог отдать то, что был мне должен. Стал искать лучшей жизни. Отправлял резюме. Откликнулся человек из Литвы. Пообщались и все быстро решили. Несмотря на литовские корни, переезд давался тяжело. Но мне очень повезло с работодателем. Все бытовые вопросы были решены загодя. В итоге я приехал туда, где все было готово к жизни и работе.

Что именно?

– Квартира, машина, компьютер, рабочий телефон – все это уже было. Приехал и буквально на следующий день принялся за работу. Быт налаживать не надо было.

Искал только по Литве?

– По всему миру. И в Россию, и в Украину, и в Беларуси закидывал. Даже в Америку отсылал. Есть сайты с футбольными вакансиями. Если кто-то интересуется, может поискать. Найти работу несложно. Я искал и детским тренером, и главным тренером взрослой команды, и ассистентом главного. И так получилось, что попал в детский футбол.

Было сложно прожить из-за того, что в «Минске» не платили зарплату?

– Нет. Я тебе скажу, что в «Минске» по зарплатам все как раз-таки неплохо. Все было вовремя. Другое дело в суммах. А у меня была сложная финансовая ситуация. Так случилось, что у меня ничего не было: даже негде было жить. Пришлось взять кредит в банке и купить дачу в пригороде.

А клуб мне не заплатил за сезон, который я работал главным тренером женской команды «Минска». Мы тогда чемпионами стали, в Лиге чемпионов хорошо выступили. Так и не отдали положенного до сих пор.

Так это было в 2015 году.

– Да. И я думаю, такая ситуация не только со мной, но и со многими девочками. Вот так вот получилось. А я в тот момент на эти деньги сильно рассчитывал. Пришел к боссу, говорю: «Такая ситуация. Если не можете мне отдать мои, хотя бы одолжите». Вообще ситуация странная. Я просил одолжить свои деньги. Но по итогу не помогли.

Мне казалось, что Игорь Шлойдо достаточно отзывчивый человек.

– Наверное, отзывчивый. Но, видимо, много у него людей вокруг в подчинении и ему тяжело уследить за всеми. С другой стороны, на то он и начальник, чтобы все контролировать.

Да и не только в этих деньгах дело. Может, было ко мне какое-то особенное отношение. Решили с несколькими тренерами отучиться на лицензию В. Пришли к Игорю Михайловичу, рассказали о своем желании, он сказал: «Окей. Все оплатим, идите». Пришел на собеседование к Михаилу Никифоровичу Вергеенко. В конце разговора он спрашивает: «Кто будет оплачивать?» – «Клуб будет», – говорю. А он: «Ну… С вашим клубом вечно проблемы по этой части. Не знаю, что делать». Тогда я сказал, что сам оплачу, а клуб потом отдаст мне. В итоге до сих пор отдают.

Вот тебе для сравнения аналогичная ситуация. В Литве подошел к боссу и сказал: «Надо учиться. Хочу получить тренерскую лицензию «А». – «Окей». И на следующий день перевел деньги за учебу. Вот тебе и разница в подходах. Ты же не в меня вкладываешь, а инвестируешь в будущее клуба. У одного босса клуба как-то поинтересовались: «Не боитесь, что он выучится и уйдет от вас?» Тот очень емко ответил: «Я боюсь, что он не выучится и останется». Вот правильный подход. И я после этого должен определенное время отработать. В моем случае три года.

Но в «Минске» с этим проблемы. Есть очень хорошие тренеры, которые уходят, не выдерживают такого отношения. Есть такой парень Женя Шпаков. Очень талантливый, умный и перспективный. Но за него надо было как-то посражаться. Никто ничего не сделал, и теперь он в федерации работает. Ну как так? Если ты хочешь, чтобы у тебя выросли толковые дети, так вкладывай в тренеров. А получается, что стажировок нет вообще. Сперва говорили, что они только для тех детских тренеров, которые работают с лицензионными возрастами. Окей, но когда я там был, никто никуда не ездил. Только высшая лига и дубль. А надо-то начинать с низов, чтобы тренер видел, как работать с маленькими детками.

Зато делается упор на массовость. Количество в ущерб качеству.

– Я бы так не сказал. Да, в основном по три команды в возрасте, но туда же не берут абы кого. И всегда эти команды были плюс-минус равными. Случались перекосы, но это зависит от тренера.

И много должен «Минск»?

– Сумму не назову, но тогда это была половина моего домика, который я купил. Правда, домик такой… Добираться на работу – вообще трагедия. Зимой много снега, осенью и весной – грязи. Пока до автобусной остановки дойдешь – или промочишь ноги, или перемажешься. Потом 40 минут ехать до «Каменки», и оттуда еще минут 40 до клуба. Года полтора так жил.

Без машины был?

– Поначалу была, но потом пришлось продать, чтобы были деньги. Когда расплачивался с кредитом, одолжил у знакомых. Думал, когда мне отдадут в клубе, а я рассчитаюсь с ними. В итоге «Минск» не заплатил и пришлось продавать транспорт. Не помогли… И я ведь не чужой человек для клуба. Воспитанник, поиграл, тренировал.

Если бы ты мне позвонил года два назад, я бы наговорил гадостей. А сейчас уже чуть поостыл. Да и хорошо же все сложилось в итоге. Если бы не было той ситуации, может, и не уехал бы никогда. Ковырялся бы так.

В 2015-м ты был главным тренером женской команды, а уже в следующем погрузился в детский футбол. Как это произошло?

– Тоже странный момент, который я даже толком и не понял. Увольняя, мне сказали, что надо было обыгрывать датчанок в Лиге чемпионов. Но я думаю, что это отговорка. Ну, как обыгрывать, когда некем. Окей, раз сказали, то возьмите вместо меня тренера, который это сделает. Но вышло так, что еще три года не было побед и тренер спокойно работал.

Что касается своей работы с девочками, то сейчас понимаю, что моя ошибка была в потере раздевалки. Неправильно выбрал тех людей, с которыми приходилось работать.

Имеешь в виду тренерский штаб?

– Нет, штаб мне назначили :). Хотя и там не нашли контакт. Это моя вина… Я как главный тренер должен был пытаться. Я говорил о том, что не сумел наладить до конца контакт с девчонками. Не тех взял. А когда понял, мне не дали это исправить. Когда впрягался в женскую команду, думал, что у меня много времени – пара лет как минимум. И я начал строить команду: взял молодых девочек, работал на перспективу. Из-за того, что мы обновили состав и тем самым усилили конкуренток, год вышел сложным. Но мы стали чемпионами и здорово смотрелись в Лиге чемпионов. А это, я так считаю, основной показатель для нас. Группу мы прошли очень четко. Выиграли все без вариантов. И это для меня был ориентир. Я понимал, что находимся на правильном пути. А с датчанками тогда в 1/16 финала реально было сложно.

Это же был первый выход «Минска» из группы.

– Да. Кстати, в прошлом году девочки под руководством украинца прошли «Цюрих» в первом раунде плей-офф. Мы со швейцарками играли очень давно и не проиграли. А сейчас прошли. Молодцы.

Так вот после сезона меня вызвали и сказали, что контракт продлевать не будут из-за причин, о которых я сказал выше, и предложили перейти в детский футбол. Пошел. Потихоньку освоился, начало чуть-чуть получаться, но… Очень было жалко ребят 2004 года рождения, когда уходил. Из них может что-то получиться. Сейчас там отличный тренерский штаб, они задачи решают.

Ты быстро привык к работе с детьми?

– Нет. Тяжело было после взрослых перестраиваться, но такая работа.

Тренер, с которым работал, как-то сказал фразу, которая запала в душу. Она отражает всю суть моей работы в этом клубе. Мы готовились к тренировке и он говорит: «Иди на поле, проведи тренировку, а я бумажки позаполняю». Окей. Провел тренировку, вернулся в тренерскую и дальше такой диалог:

– Ну что?

– Поработал.

– Поработай, дурачок, мы дадим тебе значок.

Вот это суть моей работы.

И в какой-то момент как-то все накопилось. Финансы не отдавали, учеба и бесконечные бумажки, которые непонятно для кого нужны и зачем вообще. Понятно, что государственная организация и не от людей зависит, но все настолько бесполезно. Ты пишешь ерунду, чтобы просто отчитаться. И все понимают, что это ерунда, но ты должен.

Например, у тебя 28 часов в неделю на команду, и ты должен их расписать. Получается примерно 4,5 часа в день. А поле тебе выделяют на полтора часа в день. Максимум на два. Вот и получается, что расписать надо четыре часа, а у тебя два. Ну и начинаешь выдумывать: ты там, ты тут, ты вон там. Но ты ведь ни за какие локации не отвечаешь. В фитнесс-зал так просто не зайдешь. Там занимается Татьяна Анатольевна [Ловец] и к ней говорят не лезть. Тренажерный зал детям каждый день не дашь – нельзя. Зал теории может быть занят. Вот и получается, что ты пишешь, что будешь проводить теорию, приходишь в нужное время, а там занято и тебе говорят: «Иди отсюда». А потом приходит проверяющий, а тебя там нет. Тогда лови штраф. Такая вот ерунда. Впрочем, может, сейчас что-то и поменялось.

Там в целом много чего нужно менять. Но это государственная организация. А как по мне, так это немножко ничье.

Все вокруг колхозное, все вокруг мое.

– Именно. Никому не надо. Хотя если взяться по-хорошему, надо и с тренерами работать, которых там очень много. Убери несколько человек, распиши свободные ставки тем, кто что-то дает клубу. Их же надо как-то поощрять, а там все плюс-минус ровненько.

Как расставались со Шлойдо?

– Да никак. Зашел к спортивному директору: «Хочу уйти». – «Куда?» – «В Литву». – «Ну, окей. Пока». Ну как я могу жалеть о том, что ушел?

Расскажу про то, что меня вообще добило. После одного из сезонов за успехи с пацанами мне сделали подарок – секундомер. Ну, вот такой подарок. А когда увольняешься, надо подписывать обходной лист. Захожу к завскладом, а она: «Надо сдать секундомер». Ты понимаешь? Ну как так может быть?! Я сдал, но это вообще. Ладно подарили секундомер, так еще и отдай его назад. И самое обидное, что это не вина завскладом. Ей надо отчитаться. Такая система…

В последнее время ходит много разговоров о том, что «Минск» могут объединить с «Динамо». Как на это смотришь?

– Я против. Понятно, что у «Минска» есть проблемы и вопросы, но в целом это большой клуб, который дает какой-то результат, выпускает воспитанников. Хотя вот тоже смотри. Сейчас заявлено, что играют своими. Но я помню, когда мы играли в 2010-м, никто не говорил про это, но у нас в составе играло четвыре-пять воспитанников и еще три-четыре были на заменке. А сейчас смотришь: один-два играют, столько же сидят на лавке.

С другой стороны продают же ребят в брестское и минское «Динамо». Но надо продавать чуть подальше. Надо ориентироваться на более сильные клубы. Вроде как ездил Прищепа в «Зенит», но что-то не получилось. Не выдержал конкуренцию? Если так, то надо об этом задуматься. Почему Васильев не остался в «Брюгге»? Говорят, паспорт не Европейского союза. Но это смешно. Если бы он был лучше всех, никто бы не смотрел на паспорт. Взяли бы.

Значит, что-то в принципе неправильно. Тем более при таких условиях, какие есть у «Минска»… Хотя зимой, например, полей не хватает и тренироваться негде. Лицензия работает на четвертинке поля. Это же не дело. На «Маяковку» детей вообще не пускают – там основа, дубль и девушки. Основное поле для них – на Победителей. Но там всего одно искусственное, а команд много.

***

Из Минска ты переехал в городок Шальчининкай с населением около семи тысяч человек.

– Это не проблема для меня. Все, что мне надо для жизни, здесь есть. А то, что мало населения, то проблема только одна – нет детей. У нас занимается 150 человек. Вроде и не мало, но это все дети, которые есть в городке :). Ну из тех, кто толковые, точно. Потому что просмотрел я всех по нескольку раз. Обошел все садики и школы.

Расскажи о клубе «Шальча», в котором ты работаешь.

– Сейчас мы переименовались в «Кетеру» и сделали ребрендинг. Клуб детский, но в перспективе здесь будет взрослая команда из собственных воспитанников. Самым старшим ребятам сейчас по 13-14 лет. Лет через пять-шесть-семь должна быть команда.

Работаем на стадионе неплохого уровня. Для Литвы и Беларуси так точно. Газон по качеству, как на «Городском» в Борисове. Может, даже чуть лучше. К нам приезжали играть ребята из Минска – им понравилось. Кроме этого стадиона есть у школы коробка с «синтетикой» в местном парке. В общем, инфраструктура приличная.

Клуб частный или государственный?

– Частный. Город вообще ничего не вкладывает. Всем занимается один человек. Как наш Николай Мурашко, у которого, как я слышал, проблемы. Стал просить большие деньги с родителей и те стали уходить. Я когда сумму узнал, подумал, что люди резонно начали искать что-то попроще.

Сколько у вас платят родители?

– В Вильнюсе в среднем месяц стоит 40-50 евро. Мы пока берем по 20 евро в месяц. Это небольшие деньги, тем более для Литвы. Самые маленькие ребята тренируются три раза в неделю, старшим с нового сезона будем делать по пять тренировок.

Сколько тренеров работает?

– Вокруг нашего города есть небольшие городки с меньшим количеством населения – по тысяче человек. И есть один большой в 70 километрах. В двух больших работаю я, а в маленьких – ассистенты. По утрам они преподают физкультуру в школах, а вечерами проводят тренировки с маленькими ребятами. Когда дети подрастают и набираются опыта, мы их переводим в группы, которые занимаются у меня.

Ты же с супругой тренируешь?

– Да, она с малышами работает.

Чем занимается владелец клуба?

– Он не любитель афишировать себя. Отношение такое: «Я деньги даю, но вы меня не трогайте». Занимается бизнесом – у него своя транспортная компания. И вкладывает он свои деньги. Знаю, что в детстве занимался футболом, немного поигрывал, но потом занялся бизнесом. А после того, как родился сын, снова загорелся футболом.

Какая у тебя зарплата?

– С белоруской даже не сравнивал. Потому что тренеры в Беларуси столько едва ли получают. А тут помимо денег еще и квартира с машиной. Наш детский тренер от работодателя даже этого не имеет. А я за это ничего не плачу. И еще мне топливо оплачивают. Есть карточка с каким-то лимитом по бензину, но я его не выбираю.

Фактически думаю только о футболе. Бытовых вопросов нет никаких. Сумму зарплаты не назову, но она на порядок больше, чем было в «Минске».

Шальчининкай далеко от крупных городов Литвы?

– До Вильнюса 40 километров. Даже ближе, чем к городу, куда я езжу на вторую тренировку. Мне очень нравится жить в таком городке. Тихо, спокойно, но если надо весело провести время, столица недалеко. Как и море. Магазины есть, школы есть, детские сады есть, озеро рядом – до городского пляжа 10 минут идти.

Город интересный. Вроде бы много советского наследия, но идет реиновация. Дома обшивают, утепляют, делают красивыми. Получается здорово.

***

Какая сейчас обстановка в Литве с коронавирусом?

– Пока разрешили тренироваться командам «вышки». Если все будет хорошо, скоро начнут чемпионат. И я тебе скажу, что по тому, что видел, «Жальгирис», где Алексей [Бага] работает, должен уверенно брать золотые медали. Причем с отрывом. Нет соперников для них.

А «Судува»?

– Как по мне, так ослабла команда в этом году. Если за время карантина ничего не поменялось и другие команды не усилились, то Бага должен выиграть чемпионат.

У вас был строгий карантин?

– Ну, как строгий. Мы сами себя закарантинили дома. Выходить в магазины можно было. Но такого, чтобы совсем не выйти, чтобы, как в России, такого не было.

В городе были случаи заражения?

– Нет. Был слух, что где-то рядом кто-то заразился, но не более.

Как относишься к тому, что в Беларуси нет карантина?

– Даже не знаю. За ситуацией слежу только по новостям. В основном все пишут, что его надо сделать. С другой стороны, чемпионат страны не остановили и вроде ничего не ухудшилось пока. Только болельщики перестали ходить – в Бресте уже не такие полные трибуны.

Ладно, чемпионат. Это, наверное, не так важно. Играют на свежем воздухе, все спортсмены с иммунитетом. Но парад… Как по мне это пыль в глаза. Лучше эти деньги отдать ветеранам, которые воевали, чем тратить на это. Понимаю, что для ветеранов это важный праздник. Так лучше сделать для них что-то. Если парад делается для ветеранов, то, думаю, им это не сильно надо. Куда важнее помощь с теми же финансами или чем-то другим.

В Литве отмечали праздник?

– Там, где я живу, есть памятник жертвам войны. К нему несут венки, было какое-то шествие даже. Но глобально нет. У молодежи более негативное отношение к этому. У них иное воспитание. Они по-другому думают. Смотри, в 10 километрах от моего городка есть памятник жертвам войны – мирным жителям, которых расстреляли советские партизаны за помощь немцам. А в 20 километрах от того места еще один памятник – мирным жителям, которых расстреляли немцы за помощь партизанам. Вот такое вот рядом.

***

Смотришь чемпионат Беларуси?

– Да, почти все игры. Некоторые как простой зритель, некоторые даже анализирую как тренер.

Какие анализируешь?

– Посмотрел «Минск» – «Торпедо-БелАЗ» и задумался: ну почему пять голов? Понятно, что есть кадровые проблемы в обороне, но все равно нельзя столько пропускать. Да и вообще в целом команда пропускает больше двух мячей за игру. Не все ладно, значит. Что-то Андрею Александровичу [Разину] надо делать, что-то менять.

Понравились некоторые матчи БАТЭ – одна из игр на Кубок с «Динамо» и последние несколько матчей. После поражения в Мозыре как-то у них все поменялось в лучшую сторону. Приятно смотреть. Ну и «Шахтер» в последних турах тоже хорош. Наладили связи, заменили игроков. В составе появились правильные люди, которые должны были играть с самого начала, но не играли по разным причинам.

А «Слуцк»?

– Мне кажется, ребята пока на эйфорийке. Пока у них прет. Их смотрят, за них болеют во всем мире, и это дает определенный эффект.

В Литве топят за «Слуцк»?

– Я вообще не слышал, чтобы кто-то здесь смотрел чемпионат Беларуси. Со мной его точно никто не обсуждал :).

В общем, пока у «Слуцка» больше эмоций. Мне кажется, дальше выдержать такой темп будет тяжело. Думаю, закончат в серединке таблицы. Провал лидеров? Обязательно подтянутся: БАТЭ, «Шахтер», думаю, Кучук «Динамо» поднимет, Брест по идее должен повыше быть. Там тоже много проблем с травмами – значит, что-то неправильно делали, раз столько мышечных повреждений.

Как тебе игра брестского «Динамо»?

– Нет стабильности. Появились в центре защиты Хачериди и Кики – пошла игра, побеждали уверенно. Но как только украинец выпал, что-то сломалось. С «Белшиной» выиграли, но на тоненького. Все решило мастерство исполнителей. Если судить по именам, команда должна подниматься выше. Но вытянут ли на одном мастерстве – не знаю. У меня большие сомнения на счет «Динамо». Едва ли смогут подняться выше третьего места.

Ты отметился в комментариях к двум текстам про Олега Дулуба. Почему не сдержался?

– Меня задело интервью врача. Я смотрю на эту ситуацию как тренер, ставлю себя на место Дулуба и понимаю, что в команде есть такие люди, которые могут вносить смуту. И понимаю, как ему было тяжело в этой ситуации. Надо ведь находить общий язык с ними. Я поработал с Олегом Анатольевичем и в его характере есть черты,с которыми сложно ужиться, но если говорить о работе, то он профессионал. В этом нет никаких вопросов.

Физиотерапевт сказал, что Дулуб не так тренировать начал. Для меня это нонсенс. Так просто не может быть. Дулуб профессионал! Один из лучших в стране. Я однозначно на стороне тренера. Да, я не знаю всей ситуации, но понимаю, что если ты доктор, то у тебя есть главный доктор, перед которым ты отчитываешься. Дальше ты в принципе не можешь никуда лезть. Это не твое дело. Сказал своему начальнику и пусть он разбирается.

Врач такие вещи говорит… Про приводящую мышцу, которую надо восстанавливать четыре недели, например. Если бы мне сказали, что надо столько времени, никогда бы не дал столько. Да я бы сам себя столько не восстанавливал. Неделя – это предел, а то и меньше. Побегал немного вокруг поля и в общую группу. Тебя тянет, но ничего страшного – пройдет.

И правильно говорит Олег Анатольевич: можно общаться и дискутировать до принятия какого-то решения, но если оно принято – оно больше не обсуждается. И если получается, что Ермакович был недоволен доктором, Андрей Капский потом вообще его уволил, значит, что-то было все-таки в нем не так.

Я так понял, что будущую жизнь ты связываешь с Литвой?

– Никогда не говори никогда. Может, и придется вернуться в Беларусь. После интервью в «Минск» меня, может, и не возьмут, но в другой клуб почему нет. Но пока я вижу себя тут. Пока детским тренером, потом буду смотреть: главным тренером, спортивным директором. Хотя признаюсь, хочется адреналина. Хочется решать задачи, но как будет, так будет.

P.S. Связаться с руководством «Минска», чтобы узнать его позицию насчет фактов, приведенных Йонасом Петраускасом, не удалось. Председатель Игорь Шлойдо весь понедельник и утром вторника не отвечал на звонки, а у пресс-атташе клуба Александра Томина телефон выключен.

Фото: из архива Йонаса Петраускаса.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные