На вулiцы маёй
Блог

Не осуждает Глеба, поддерживает экс-босса БАТЭ, разочарован сборной: экс-футболист вышки дважды залетал на сутки (и оба раза странно)

Когда-то поддерживал Лукашенко, сейчас восхищается Северинцем и Статкевичем.

Бывшего футболиста столичной «Звезды» Евгения Веревку после выборов задерживали дважды. Сперва в августе вскоре после протестов на сутки, а в феврале в дни проведения ВНС продержали за решеткой 72 часа. В промежутке между этими событиями нападающий, который постигал футбол в одной школе с Александром Глебом, познакомился со спортсменами из Свободного объединения, снялся в нескольких роликах SOS_BY и даже выиграл с командой единомышленников рождественский турнир.

Андрей Масловский созвонился с Евгением и поговорил про задержания и сутки, поступки своих одноклубников по футбольной школе «Динамо» (Михаила Залевского, выбросившего милицейскую форму в мусорку, и Александра Глеба, купившего участок в Лапоровичах), прежнюю поддержку Лукашенко и протестную Березе, где Веревка живет больше 10 лет.

Вы активно участвуете в различных акциях Свободного объединения спортсменов. Как оказались в этой компании?

– Где-то недельку после появления первых высказываний от спортсменов по ситуации в стране я к ним присматривался. А когда появился чат в телеграме, списался со Степаном Поповым. Дело в том, что в инстаграме мы получали одни и те же угрозы. Сперва обсудили их, а потом стали просто общаться. Через какое-то время мне позвонила Саша Герасименя и предложила сняться в ролике о моем задержании. Меня задерживали еще в августе. Правда, на одни сутки всего. Тем не менее Саша, предложила сняться вместе с другими спортсменами. Приехал в Минск, сняли ролик, и после этого я стал участвовать в других мероприятиях SOS_BY.

Раньше у меня не было близких знакомых в других видах спорта. Всегда общался только с футболистами, а тут – известные люди в своем виде спорта. Тот же Костя Яковлев играл в таких командах, о которых даже я слышал. Про Степу Попова и говорить нечего. Всегда гордился им за его поступок [когда Попов вынес травмированного соперника с ковра]. Васю Хомутовского знал по минскому «Торпедо». Рад был его увидеть, потому что давно не общались. Так я нашел новых друзей. Все ребята умные, позитивные. С ними приятно общаться.

Сыграли уже турнир по футболу, а в планах турнир по баскетболу и другим видам спорта.

– Видео, в котором предложила сняться Герасименя, это где вы и другие спортсмены рассказываете о своих задержаниях и условиях содержания под стражей?

– Да. Участвовали я, Ваня Ганин, Андрей Кравченко, Костя Полей из Гомеля, Саша Ситникова и Мария Шакуро. Снимали, кстати, на английском языке. Я в школе неплохо его знал. Да и в Литве, когда играл, ребята английским владели. Так что было несложно. Записался с первого дубля. А вот Косте, к примеру, пришлось помучаться. Он в школе немецкий учил и произношение было соответствующее. Поэтому решили подстраховаться и написали ему английские слова русскими буквами.

Мне интересно это делать. Цель же у нас позитивная: прекратить насилие.

Про угрозы вы, кажется, писали в своих социальных сетях.

– Да, точно такие же слова получил Степан Попов и, насколько мне известно, Лена Левченко, – оскорбления и угроза убить. Все шаблонно. И когда начал отвечать, все сводилось к тому, что мы вас убьем, изнасилуем и так далее. Тогда появилось еще больше желания не останавливаться и что-то делать.

Зачем отвечали?

– На эмоциях. Я достаточно эмоциональный человек. Ну и не сдержался. Знаю, что другие ребята ничего не писали.

Что-то пытались доказать тому, кто угрожал?

– Ничего не пытался. Просто спросил, сможет ли он это мне в глаза сказать, и так далее. Пытался взять «на мужика» :). Давай поговорим в открытую? Почему пишешь с левого аккаунта и так далее. Но потом просто перестал на него реагировать.

Как вас задерживали в августе и за что?

– За день до выборов ко мне пришел сотрудник РОВД и дал подписать бумагу, что я [после выборов] не планирую участвовать в мероприятиях, связанных с митингами и так далее . И перечень статей, что мне за нарушение грозит. [По этому документу] мне нельзя выезжать в Брест или Минск. А в Березе нельзя было выходить на массовые мероприятия.

Почему такое внимание?

– Меня знает почти весь город. Когда собирали подписи за выдвижение кандидатов, я подписывался за Тихановскую, и у меня брал интервью корреспондент «Першага рэгіёну». К тому же меня видели на митинге, когда к нам должна была приехать Тихановская. Видимо, предполагалось, что я смогу подтянуть спортсменов для каких-то массовых протестов. Ну и этой бумагой перестраховывались, видимо. Ясное дело, что в планах у меня ничего такого не было.

Но я все равно пошел в центр города 9 августа вечером. Старался сперва стоять в сторонке, неподалеку от сотрудников милиции. И я не предполагал, что у нас в Березе такая жесть будет. Когда увидел, что взрываются гранаты, пущен газ, отошел от милиционеров и пошел поближе к народу. А когда пошла зачистка, удалось уйти. На следующий день меня пригласили в РОВД написать объяснительную. Я пришел – меня закрыли.

Ничего ужасного не было. Сутки отсидел, потом суд, 23.34 и 5 базовых штрафа. Тогда меня пронесло. Несколько дней назад забрали на трое суток: вода ледяная, туалет не смывается, помещение подвальное, морозы. Спать приходилось в верхней одежде. У меня с иммунитетом все в порядке, но все равно простудился.

Как проходил августовский суд?

– У нас был адвокат, которого нанимали «народники», попавшиеся по статье 23.34. Он брал только дорожные расходы. Мы все прекрасно понимали, что адвокат ничем особым не поможет, но хоть что-то. В общем, каких-то доказательств того, что я был в центре, у милиции не было. Я не участвовал, руками не махал и ничего не кричал. Просто стоял на той же стороне, что и народ. Но суду предъявляют фотографию, на которой я днем (!) иду, а рядом со мной какой-то человек. Больше ничего.

Свидетелями были старший участковый и заместитель начальника РОВД. Они сказали, что видели меня. Суд дважды переносился, потому что больше никаких доказательств, кроме этой странной фотографии, милиция представить не смогла. В итоге все равно судья сослалась на показания свидетелей (мне не поверили) и дала пять базовых штрафа. Получил минимально.

Недавнее ваше задержание было вообще очень странным. Понимаете за что?

– Отчасти. Из спорта я ушел и занимаюсь грузоперевозками. И есть определенные моменты с налоговой. И из-за штрафа перед налоговой меня ограничили в праве управления автомобилем. А меня где-то заметили за рулем и позвонили: «Евгений Иванович, можно взять объяснение? Милиционер написал рапорт, что вы передвигались по Березе без прав». Ответил, что нет проблем. Вышел из дому, а там ГАИ: «Проедемте». – «Мне же только объяснение написать надо». – «Сегодня вы уже ничего писать не будете. Вас сказали доставить в РОВД». Доставили, составили протокол, что я ездил без прав. Без доказательств абсолютно. Ладно, думаю. Утром выпишут штраф, и я поеду домой. Но на следующий день на суд меня не повели. Когда в камеру заводили пополнение, конвоиры передавали, что меня просто закрыли на 72 часа. Как потом оказалось, так решил начальник РОВД.

На третий день меня пригласили на беседу сперва с ребятами из уголовного розыска, а потом – из отдела по борьбе с экстремизмом. Общались достаточно корректно. Спрашивали: «Зачем вам это нужно? Переходите на нашу сторону. Все не так однозначно. Очень много было радикального. Мы только защищались». Показывали мне шрамы, говорили, что в них кидали камни. В общем, делали себя героями, а не наш народ. И когда истекли 72 часа, отправили домой. А на прощание похлопали по плечу и сказали: «Ты обязательно подумай, на чьей стороне быть».

Эти 72 часа как раз пришлись на время ВНС. И понятно, для чего им это было нужно. Но я безобидный. И не собирал бы никакие мероприятия. Да и это сложно в Березе. Активных людей не так много. Да и не буду я кого-то подставлять. Все, что я делаю, я делаю сам: посты выкладываю или высказываюсь в интервью. Видимо, была просто задача закрыть.

* * *

Вы родились и выросли в Минске. Как так вышло, что живете теперь в Березе?

– Я играл в «Звезде» у Владимира Антоновича Пигулевского. Прошел все лиги, был капитаном команды. Но в 2008-м получил травму на семашковской «синтетике»: бил пенальти, и оторвалось «прикрепление» от бедра. Пока лечился, решил что-то поменять в карьере. И тут как раз позвонил Юрий Тюшкевич из Березы. Заслуженный специалист, который подготовил Артема Соловья. Колоритный персонаж, которому уже лет семь в городе просто не дают работать. В общем, он мне рассказал о планах развития команды, о своих желаниях, и пригласил поиграть. Я немного поупирался, но он меня уговорил. Подумал: «Полгодика поиграю за «Березу», открою что-то новое для себя». Доиграл второй круг, набрал форму и уехал в Минск. И тут меня накрыла депрессия. Решил, что, скорее всего, завяжу с футболом. И снова звонок из Березы – от зама председателя местного райисполкома: «Евгений Иванович, тут проблема. Мы начали новый сезон, но идем плохо. Не хочешь стать играющим тренером?»

Две недели подумал и согласился. Мне предоставили жилье, которое теперь уже в моей собственности. Вскоре познакомился с девушкой, создали семью, родился ребенок, и я остался насовсем. Что касается тренерства, то проработал три года. В первый год получалось неплохо. Команду принял на последнем месте, а чемпионат закончили восьмыми. Хорошо выступали и в последующие годы. А потом пришел Юрий Александрович Чиж, создалась команда «Береза-2010». Тренером назначили Игоря Гуриновича, а мне предложили побыть директором. Я зарегистрировал клуб, а потом ушел работать на область.

Голосовали в Березе?

– Нет, съездил в Минск и в тот же вечер вернулся.

Читал, что в городке было жарко: взрывы, выстрелы, столкновения.

– Все это было. Минимум три-четыре гранаты взорвали, было пару выстрелов. Не знаю чем: резиновыми пулями или нет. Ну и газа было очень много. В первый день разгона били ребят и на моих глазах даже разбили пару машин, которые стояли на стоянке. Бежит омоновец за каким-то парнем, на пути машина – он разбивает стекло и дальше.

В этот же день парень сбил милиционеров на машине. В МВД говорят, что он специально разогнался и как кегли их разбросал. Парень же уверяет, что просто убегал от милиции, потому что та вела себя агрессивно. Как силовики себя вели, мы все видели. Поэтому я больше верю автомобилисту.

В общем, было жестко. В Березе забирали всех, кто пришел. Попадались даже бизнесмены. Пытались у них узнать, финансируют ли они массовые выходы в Березе. Потому что в первые дни на улице собиралось по несколько тысяч человек. В городе есть серьезный предприниматель Постоялко. У него около 80 фур. И он дал указание примерно 30 своим машинам сделать круг почета по городу, когда женщины 12 августа выходили с цветами. Это достаточно смелое решение. Насколько знаю, потом около трех недель машина ГАИ дежурила возле его базы и проверяла всех выезжающих оттуда. Пытались наказать.

В городе активности были и до выборов. Правда, Светлана Тихановская так до нас и не доехала. На митинг в ее поддержку собралось очень много народу. Светлана позвонила по телефону, и ее слова запустили через громкоговоритель. Она сказала, что планируются провокации, и поэтому она приняла решение не заезжать к нам. Но пообещала, что когда станет президентом, первый город, который она посетит, будет Береза.

* * *

Вы начинали заниматься футболом в СДЮШОР «Динамо» в одной команде с Александром Глебом и бывшим директором БАТЭ Михаилом Залевским. Так?

– Не совсем. Начинал я в «Таркторе», а в девять лет вместе с Юрой Водовозовым попал в СДЮШОР, где уже занимались Саша и Миша. Нас Владимир Иванович Синякевич где-то заметил и пригласил.

Миша мой очень хороший друг. Я его ценю и уважаю. С ним мы очень близко общаемся. Знаем друг друга с детского сада – росли в одном районе: велозавод, кинотеатр «Ракета».

Как вам его поступок с милицейской формой, которую он выбросил в мусорный бак?

– Наша команда «Динамо-81» каждый четверг играет в футбол на «Маяковке». Собираются все наши динамовцы и ребята постарше: Челядинский, Корытько, Леденев, Александр Хацкевич, когда руководил сборной, и так далее. Все динамовцы.

У нас пуля, баня и все такое. И естественно, мы общаемся, но на эту тему переговорили лишь однажды. Спросил у него: «Миша, будут ли у тебя проблемы, связанные с работой?» Он ответил, что уже начались волнения, но они борются. А потом через пару дней он написал заявление.

Он знает, что я его очень сильно поддерживаю. Это сильный поступок. Он столько лет шел к тому, чтобы работать в футболе. Мечтал об этом. И у него бы получилось. Но он своим поступком прекратил то, к чему шел столько лет. И я очень горжусь им.

Второй ваш одноклубник Александр Глеб – полная противоположность Михаилу: молчит и никак себя не проявляет.

– Я Сашу защищаю везде. Я его очень уважаю и ценю за карьеру, за его благотворительность. Мы с ним общались не так, как с Мишей: в баньке после футбола поговорить могли или с днем рождения друг друга поздравить – и все. А сейчас и это сошло на нет. Саша отстранился, я – не горю желанием. Понятно, что ему от этого ни холодно ни жарко. Он от меня никак не зависит. Ему, наверное, даже все равно.

Понятно, что у каждого есть определенные нюансы. Ему припоминают эту аварию и так далее. Я ему писал как-то: «Саша, будь осторожен. Ты пока не высказываешься ни в каком ключе. Было бы неплохо, чтобы так и осталось». А потом я увидел, что он на костылях пришел к Анне Эйсмонт. Это меня по-хорошему разозлило.

У вас есть фото, на котором вы, Глеб и Корытько. В подписи говорите про Корытько и его решение подписать письмо в поддержку власти.

– Я вообще не ожидал, что он подпишет это. Некоторое время назад Анна Эйсмонт снимала программу про наш возраст. И у нас был матч против команды белорусского телевидения. Телевизионщики укрепились Сашей Шагойко и Володей Корытько. После «пульки» мы хорошо поговорили. Он рассказал, что работает в АБФФ, поделился планами. А потом я узнаю, что он подписывает письмо. Меня это обескуражило просто. И о Володе свое мнение в корне поменял. Сплошной негатив к данному человеку.

А к Глебу?

– Поменял в эмоциональном плане, но уважение никуда не делось. Сейчас я просто разграничиваю его карьеру и гражданскую позицию. Значит, он просто не готов. Я знаю точно, что Саша все понимает про ситуацию в стране, но он... В общем, есть определенные моменты, из-за которых он так себя ведет.

А как же история с приобретением Глебом земли в Лапоровичах?

– Мне не очень нравится, что педалируют эту тему. Я знаю, сколько Глеб шел к этому и насколько сложно было эту землю получить. Саша человек домашний. В том плане, что он легко бы мог жить за границей, но всегда говорил, что он белорус и хотел бы жить тут. Речка, домик, природа и все.

Я много раз с ним был на рыбалке, и мы говорили на эти темы. Он лет 10 мечтал именно об этой земле, об этом месте. Так что это не сейчас все возникло. Да, с учетом случившегося, выглядит все не очень красиво, но началось все не сейчас.

Повторюсь: меня больше покоробил его приход к Эйсмонт, чем то, как был куплен этот участок.

Как относитесь к футболистам, которые не высказываются по ситуации в стране? В фейсбуке вы неоднократно виртуально обращались к ним.

– Поначалу относился очень эмоционально, но сейчас не так. Я даже звонил ребятам, которых знаю, и спрашивал, в чем дело. Почему тишина? Пара ответов меня удивила. А кто мою семью будет кормить? За нас потом никто не заступится и так далее. Отвечал им, что всегда можно поехать в Литву или куда-то еще. Уехать можно. Уровня хватит. Но нет. Все за свои контракты боятся.

Но сейчас футболистов достаточно много высказалось. Это не самый последний вид спорта в плане высказывания своего мнения.

Я вообще очень многого ожидал от сборной, когда она поехала в Грузию. Думал, что ребята как-то должны поддержать народ. Ну что мешает собраться вместе и обсудить. Взрослые обеспеченные мужики и так промолчать… Мы играем за страну, за народ. За какой народ вы играете?! Кому эта сборная сейчас интересна? Очень плохое мнение сложилось о сборной и о таких известных футболистах.

Михаилу Мархелю тоже от вас доставалось после его появления на тайной инаугурации Лукашенко.

– Вот есть Александр Хацкевич. Он приходил в сборную со своим мнением, и на сборную приятно было смотреть. Команда играла в футбол и не позорилась. Александр Николаевич всегда держал слово, а руководители ему свое мнение не навязывали. Мне кажется, Хацкевич не присутствовал бы на этой инаугурации. И высказался бы по ситуации в стране. Он, кстати, это уже сделал. И ничего бы в его словах не поменялось, будь он тренером сборной.

И с другой стороны вот это, что сейчас… Я даже тренером не могу назвать этого человека. Он просто присутствует. Да и как он ведет свою работу в сборной… У меня такое ощущение, что у команды нет тренера. Кругом приспособленцы. Вася Хомутовский правильно сказал.

Как вам деятельность руководителей АБФФ Владимира Базанова и Юрия Вергейчика?

– С Вергейчиком мы пересекались раз пять-шесть за карьеру. Было понятно, да и слухи ходили, что это скользкий человек. Хотя как к тренеру вопросов к нему нет. В 2005-м со «Славией» попали под «Шахтер». Великолепная команда была. В футболе разбирается. Но то, что сейчас он продвигает в массы, это полный деструктив. Такое ощущение, он работает только для того, чтобы развалить футбол, а не поднять.

Про Базанова вообще говорить нечего. Мне кажется, он никаких решений не принимает. Базанов словно в гамбургере. Снизу неверно подсказывает Вергейчик, а сверху накрывает руководство спорта страны. Сам он никаких решений не принимает и ни в чем не разбирается. А его гражданская позиция на виду. С ним наш футбол точно не поднимется никуда. Только стагнация.

То, что они делают с «Крумкачамі», невозможно представить ни в одной стране.

Это очень странная позиция. Согласен.

– Все очевидно: это пример репрессии в спорте. Целую команду, заслужившую право играть в «вышке», туда не пускают. Законодательства нет, но зато есть команда сверху – не пускать. Не знаю, как на это будет реагировать ФИФА. Футбольные федерации не должны иметь отношения к государству и должны подчиняться ФИФА. Если от ФИФА к АБФФ не будет санкций, я тогда не знаю... Это беспредел.

Не удивлюсь, если вдруг у «воронов» обнаружатся проблемы с прохождением лицензирования даже в первую лигу. Но если так будет, это подтвердит, что от команды просто хотят избавиться.

* * *

В фейсбуке у вас есть пост-благодарность Николаю Статкевичу и Павлу Северинцу за их работу. Политикой давно интересуетесь?

– Нет. Когда играл в футбол, в политике не участвовал и не особо ей интересовался. Даже кое в чем «болел» за Лукашенко, защищал его. А остальные моменты были скрыты от моих глаз. Я был сырой, узко мыслил. Потом начал читать, стал меняться.

Знаете блогера Александра Кабанова? Он березовский парень. Я его знаю достаточно давно. Мы плотно общались. Он же каратист сам, владеет школой. После бесед с ним начал интересоваться, узнавать. О Статкевиче и Северинце узнал только в этом году. И это мой пост поддержки. Я за три дня за решеткой чуть с ума не сошел, а они по полгода сидят. И не в первый раз. Как они борются! Настолько сильные личности. Я могу с ними расходиться по части политики, но они сильные люди. Такими белорусами я горжусь. Если бы такие люди занимали руководящие должности, в стране все было бы хорошо.

Вы голосовали за Светлану Тихановскую. Но если бы была возможность голосовать за всех, кому отдали бы голос?

– Светлана крепкая женщина. Я ее очень уважаю. Латушко мне нравится подачей, как он говорит, насколько он образованный человек, но больше других нравится Сергей Тихановский. Как он поднял народ! Эмоциональный, умный парень. Мне не очень нравится, что все говорят, будто он такой же хамоватый, как и Лукашенко. Это не так. Он умный и независимый человек. Он не совсем из простого народа, но ввязался в бой. И сейчас ни за что сидит. Сергей для меня герой. Мне бы хотелось, чтобы он какой-то руководящий пост занимал в новой Беларуси.

Говорите, когда-то «болели» за Лукашенко. Что подкупало?

– Говорю же, узко мыслил. Мне нравились его комментарии и высказывания. Мне нравилось, как он гонял подчиненных. Но потом я начал читать книги, а не женские романы. Надо мной даже Денис Паречин в «Нафтане» смеялся, что я читаю женские романы, а он – настоящие книги. И я начал читать более серьезную литературу и начал понимать, что это неправильное управление. Так вести себя не удел президента.

Кроме того, у меня складывалось впечатление, что он такой спортсмен, который развивает спорт. Но по итогу поддерживался только хоккей. Да и то за счет денег налогоплательщиков и предприятий, с которых буквально выкачивались баснословные деньги. Даже наш березовский сыродельный комбинат вместо того, чтобы помогать местной команде, отчислял суммы хоккейному «Динамо». Поэтому мне захотелось, чтобы [к власти] пришел нормальный адекватный человек, с хорошим кругозором, который не хамит своим подчиненным, не считает людей за быдло. И если придет человек, который нормально мыслит, все у нас будет хорошо во всех сферах. И народ не будет в рабстве.

Фото: из архива Евгения Веревки.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья