На вулiцы маёй
Блог

Чалый – о том, почему топит за «Манчестер», о федерации футбола, которой плевать на болельщиков, и о спортивном проклятии Лукашенко

Неожиданная сторона главного популяризатора экономики в Беларуси.

Сергей Чалый не нуждается в представлении. Много лет он в прямом смысле «на пальцах» рассказывал нам про экономику, с лета прошлого года говорит белорусам, как жить дальше и чего ждать, а недавно аналитик еще канал на YouTube завел.

Однако Чалый интересуется не только экономикой и происходящим в стране, но и спортом. В этом убедился Андрей Масловский, проведший в компании экономиста полтора часа. В интервью Чалый рассказал, чем были примечательны выборы нового босса Национального олимпийского комитета, об уникальности «Крумкачоў» и федерации футбола, которая по его мнению плюет на болельщиков, о безупречной Хижинковой и о том, почему активно болеет за «Манчестер Юнайтед».

В одном из последних стримов на ютубе вы прошлись по выборам в НОК.

– За пару дней до эфира в телеграм вывешиваю пост и прошу людей задавать вопросы. На меня вываливается порядка 600-700 вопросов. Смотрю повторяющиеся и те, которые как-то связаны между собой, и выбираю. На этот раз были вопросы и про выборы в НОК.

И как вам процедура?

– Самое важное то, как не может молчать Лукашенко в подобных моментах. Он постоянно встревает и вставляет пять копеек. Казалось бы, простая процедура на пару минут. Просто достойно проведи, может быть, не совсем приятную для тебя операцию. Но мы же понимаем, что [такое для него] избавиться от статуса президента, пускай и НОК. И было видно, что он не может отпустить ситуацию. Настолько важна для человека ценность контроля. Даже в таких мелочах. Удивительно.

Очень похожие вещи были, когда к нему приезжала российская журналистка Наиля Аскер-Заде. Я внимательно посмотрел видео. Там был кусок, где она пыталась общаться с Николаем, а Лукашенко не дает, постоянно отвечая за него. Очень четкий момент. И он это делает так, что всем, кто в этом участвует, неловко.

Кажется, Виктор Лукашенко был не в восторге от происходящего.

– Понятно, что НОК для него не подарок. Ему был гораздо важнее пост помощника по вопросам безопасности. Эта рокировка – очевидная попытка убрать НОК из-под удара [МОК]. Есть же вероятность, что мы не сможем выступать на Олимпиаде под государственным флагом.

Как по-вашему, в НОК что-то изменится?

– Нет, конечно. Тем более эта организация – представительская больше. Куда важнее спортивные федерации. А вот там все традиционно плохо. Какие-то непонятные силовики возглавляют виды спорта, в которых они ничего не понимают. Я могу понять еще КГБ и биатлон, который «вышел» из гонки патрулей. Но все остальное это дурдом.

Насколько устройство спорта в Беларуси кажется вам адекватным и нормальным?

– Я совсем не понимаю нашей системы [в спорте]. Мы развалили все, что осталось от СССР. Возьмем хоккейную сборную первых десяти лет независимости. Состав же был офигенный. Все игроки в своих клубах были не на последних ролях. Но результаты, которые они показывали, явно не соответствовали уровню сборной. Уверен, что команда могла выступать лучше. Видимо, что-то было с подготовкой, с тренерами, с психологией. Ну нельзя выходить на полусогнутых, уже испугавшись соперника. Помнишь, как в «12 стульях», когда гроссмейстер устраивал сеанс одновременной игры, соперники смотрели в учебники, как проиграть не раньше 20-го хода? Так и в хоккее: лишь бы проиграть не позорно.

А все потому, что идет надзор. После любого результата у нас начинается: либо всех расцелую и квартиры раздам, либо всех казню. Это же ненормально. Спорт – это долгий процесс. Спортсмены взращиваются долго. Если хочешь моментальных побед, не иди в спорт, а иди в казино и играй там в «однорукого бандита». В спорте так не бывает. Почему я люблю «Манчестер Юнайтед»? Потому что школа классная. Я вижу, как из года в год в состав команды приходят молодые ребята – собственные воспитанники. И система ведь так должна работать, а у нас очень странно все работает. Спорт завалили желанием моментального результата. И если плохо, сразу всех снимать.

Всю школу похерили. Своих спортсменов нет. Что в хоккее, что в биатлоне, где уничтожен весь женский сегмент. Закончилась плеяда и давай, завози – смотрим, кто не вошел в сборные своих стран. Но ведь это к белорусскому спорту имеет очень опосредованное отношение.

Ну и Лукашенко какой-то проклятый по части спорта. За какой вид не возьмется, там становится все плохо. Почему у нас теннис неплохо развивается? Потому что теннисистки, черт возьми, в Испании и Америке работают с персональными тренерами. И им пофигу, что этот товарищ от них требует. Они сами вкладываются. И все!

Наш спорт весь дотационный. Это правильно?

– Спорт – это пена на всей экономике. Если экономика не будет работать нормально, то не будет работать и спорт. Возьмем бюджет любого иностранного футбольного клуба или отрасли, [такой] как хоккей или американский футбол в США. Они все прибыльны. Это целая индустрия. В МЮ, например, чуть ли не половина заработка клуба – это продажа абонементов. Остальная половина – трансляции и мерч. Но у нас на телетрансляциях не заработаешь, с посещаемостью все тоже сомнительно.

При этом была классная попытка вернуть людей на стадионы. Я про «Крумкачы». И ходили люди семьями, с детьми. А почему? Потому что до этого поход на стадион был неприятным экспириенсом. Я, черт возьми, не хочу идти в зону, где меня два раза досмотрят и так далее. Не говоря уже о культуре на самой трибуне – женщину побоишься вести из-за качества выкриков. А там реально была классная, домашняя, уютная атмосфера. И не так важны были результаты команды. Важно было то, что видно, как футболисты стараются. Почему в Англии даже на минорные лиги ходят? Потому что люди видят, что игроки отдаются, а не просто выходят отбыть номер. Они стараются. В спорте ведь должны быть видны усилия, а не безнадега с самого начала. Если вы выходите с опущенными руками, то почему рассчитываете, что это кто-то смотреть будет?

В Бресте досмотр был серьезный, но люди ходили.

– Там работали понты и региональный патриотизм. А в столице на футбол никого не затянешь. Должно быть комфортное посещение. Должен быть отдых, а не стресс. Федерация, кому важно, чтобы я пришел на стадион? Мне или вам? Вам! Так сделайте тогда приятное людям. Я ходил достаточно часто, пока это не стало стрессовым.

Футбол, к слову, одно время развивался в нормальном направлении. Попадание команд в группы еврокубков и зарабатывание там – это было хорошо и здорово. Это был пример, к чему надо стремиться. Если ты вкладываешь, ты и получаешь. Это работает. Есть хороший пример – Нидерланды. Чемпионат смотрят немного, но клубы успешные, потому что продающие. Они все построены на то, чтобы выращивать игроков. А чтобы это сделать, нужны школы. Путь малых стран – путь попадания в группы еврокубков. Весь наш футбол на это и должен быть заточен.

Окей, как быть с другими видами?

– Я бы на вопрос смотрел так: развивать нужно те виды спорта, которые хорошо смотрятся по телеку. Там, где есть солидное болельщицкое внимание, там деньги. Сейчас классно развиваются телевизионные виды спорта. И надо идти туда. А наши попытки развить подводные шашки, потому что мы там будем единственными, не работают. Никому это не интересно. Если стремиться к экономической устойчивости, надо участвовать там, где есть деньги.

Условная стрельба сейчас может существовать в двух видах: либо на дотациях государства, либо через спонсорскую помощь.

– Да, но второй способ не работает. А что спонсор получит от этого? Реклама же должна иметь какой-то нормальный KPI – количество просмотров той же спонсорской наклейки на винтовке, нашивки на форме, рекламные акции и так далее. Должны быть осязаемые вещи. А какой смысл бизнесу вкладываться, если никто не видит? У нас же сейчас все выглядит как социальная нагрузка. Этому дадим одно, тому – другое. В итоге «Беларуськалий» вроде бы дает деньги на спорт, но компании все равно: будут результаты или нет. Нет заинтересованности. В том числе и потому, что компании не нужна реклама. На этом рынке всего три-четыре крупных игрока. Битвы за рекламу нет.

Наш спорт способен существовать иначе?

– Пока нет. Нам нужно дорасти до того уровня, когда мы станем серьезной частью мирового спорта. Когда про нас будут говорить, когда на наших будут останавливаться камеры. Это работало в теннисе, в биатлоне и даже немного в хоккее. Я, кстати, считаю, что чемпионат мира 2014-го был очень хорошим с этой точки зрения.

Кроме того, оказалось, что можно не бить людей – и на улицах спокойно.

Но тогда превентивно посадили многих неугодных.

– И выселяли студдеревню, как перед Играми в Москве в 1980-м. Но в целом это был невероятный разгул. Оказалось, что милиция может не трогать пьяных, например, и ничего страшного не происходит. Беспорядок никто не нарушает :).

Но система не может так. Я очень хорошо помню полночь после финального матча. Зона гостеприимства у студдеревни. Ровно в 12 откуда-то вываливаются космонавты: «Так, все, праздник закончился. Расходимся!»

Как отреагировали на перенос чемпионата мира-2021 из Беларуси?

– [Лукашенко это] совершенно заслужил. А что все ожидали? Что можно купить главу Международной федерации хоккея и все? Пытались перенять логику русских, которые купили себе Олимпиаду в Сочи. Бабки решают.

Мне доставляло эстетическое удовольствие наблюдать, как Фазель вертелся, как флюгер: я встречался, нет не встречался, я говорил, нет не говорил и так далее. Это было так смешно.

При этом звучат обвинения в предательстве.

– Да-да, у детей забрали. Так возьмите деньги, которые собирались заплатить Фазелю, и свозите всех желающих детей в Ригу на хоккей. Думаю, денег с лихвой хватит.

Государство много тратит на спорт…

– Я не знаю точных цифр, но это ведь вложение в понты. А понты, как известно, дороже денег. Спорт – заменитель войн ради патриотического подъема. А в войнах нет какого-то экономического смысла. Уже после Первой мировой стало понятно, что война перестала быть способом заработка. Войну заменяет спорт, где нет экономики. Надо результат – вбухиваем. Особенно туда, где у тебя есть принципиальный соперник. Например, наши матчи в хоккей с Россией, в которых очень важно было победить. И победили же в Питере в 2000-м.

Кстати, с тем матчем интересная история. Я работал в финансовой компании и мы решили съездить на игру. Шеф говорит: «Надо ж флаг белорусский». Говорю: «В чем проблема? В любом магазине…» – «Нормальный флаг». – «Окей». Сходили на «сядзібу БНФ», где нам дали огромный флаг, который использовался в первом ряду на митингах. Сели на трибунах растянули сперва на четверых, а потом к нам россияне стали подсаживаться и размеры флага увеличивались. Потом мне говорили, что по телеку российские комментаторы удивлялись: «Что-то с каждым периодом белорусский флаг на трибуне становится все длиннее и длиннее».

В общем, та победа будет помниться всегда. И вот как ее измерить в деньгах? Сложно.

Коль уж зашла речь о хоккее. Разделяете скепсис в отношении большого количества ледовых дворцов?

– Да. Это очень дорогая штука. Хоккей – дорогой вид спорта: экипировка, лед, аренда. В итоге дворцы вынуждены работать как концертные площадки. Если бы их строили с таким расчетом, что занятия на льду будут бесплатны, тогда это бы было похоже на государственную политику. Убирали бы барьер входа для людей в этот вид. Тогда это работало бы. И мы бы эти затраты не считали, понимая, что они компенсируются чем-то другим. Но так не происходит. Мы строим дорогое сооружение и делаем высокий барьер входа. И, естественно, оно не окупается.

* * *

Насколько вы сами спортивны?

– Когда-то занимался прыжками в воду и плаванием во Дворце водного спорта. Но это было очень давно. Еще в школе, во времена СССР. Тогда тренеры ходили по школам, загребали в секции всех, кого только могли, а потом отсеивали, причем очень быстро. Союз позволял себе просмотреть практически всех детей. Система была пирамидально построена очень эффективно. Меня так и отобрали, а потом со времени появились проблемы с сердцем, и я бросил.

С 10 метровой вышки прыгали?

– Да. Страшно, капец! Когда сверху вниз смотришь, кажется, что мимо бассейна пролетишь. Кажется, что он маленький. Но вообще львиная доля тренировок у нас была не на воде, а на батутах и в поролоновой яме, куда мы прыгали. «Вода» была по большим праздникам.

Другими видами спорта занимались?

– Футбола я боялся. Всегда считал, что это очень травмоопасный вид спорта :). А вот в хоккей во дворе играл. Хотя сейчас, смотрю, с этим совсем заглохло. Когда была нормальная зима, был каток у школы. Сейчас же почти ничего нет.

Я вообще довольно болезненным ребенком был и много времени проводил в больницах. Но сейчас с сердцем все в порядке.

Как болельщик много смотрите спорта?

– Ну смотри. У меня на телефоне есть приложение «Софаскор», где приходят уведомления о результатах матчей. Основные виды: футбол, баскетбол (американский), немного хоккея и американский футбол. Я очень давно смотрю его. Я был свидетелем – смотрел еще по спутнику на «НТВ+» – первого Супербоула Тома Брэди. Это было в 2002-м. А сейчас видел его последнее чемпионство. Это было очень красиво. Смотрели в «Ямайке». Тех, кто болел за «Тампу», было мало. В основном все топили за Патрика Махоумса и «Канзас-Сити». Молодость против опыта. Но в итоге мы победили.

Махоумс провел слабый матч.

– Все было предопределено, но не в смысле «договорняка». Просто Брэди – очень опытный квотербек. И тренер у команды сильный. Спокойный и рассудительный. Не прыгает, не кричит. Ну и Брэди вытянул из пенсии себе ресивера Роба Гронковски. История настолько фантастическая... Человека давно списали в утиль, а он его пригласил. Кругом говорили, что это сбитый летчик, пенсионер, а он стал основным принимающим в финале.

Кроме того, «Чифс» были уязвимы из-за травм двух игроков на линии защиты своего квотербека во время атак. Поэтому можно было против них выставить меньше людей, направив больше на принимающих передачи. И как только Махоумсу отрезали возможность пасовать, игра развалилась. Он не видел адресата и не понимал, куда давать. Хотя он, несомненно, талант. И совершенно ясно, что этот человек будет править в лиге годами. Он и рекорд Брэди (7 чемпионств – Tribuna.com) может побить легко. Махоумс – как Тайгер Вудс в гольфе или Майкл Джордан в баскетболе: будет определять этот вид спорта.

Вообще Супербоулы редко бывают неинтересными. Я помню боул, когда «Сиэтл» проиграл чемпионство «Пэтриотс» на последних секундах, когда игроки вместо заноса решили сыграть передачу. Ситуация абсолютно киношная. Несколько секунд до сирены. «Сиэтл» проигрывал один тачдаун, но мяч был у соперника. Все указывало на то, что «Сихокс» проиграют. Но внезапно случился перехват из-за неудачной ловли новичка. В итоге «Сиэтл» донес мяч до линии. Оставался один ярд и третий даун. Ситуация стала абсолютно выигрышной. У команды был лучший бегущий в лиге. Заносите мяч за линию и примеряйте перстни. Но они играют пасом и тот самый новичок «Пэтриотс», который ошибся в ловле, подставляет руку – и пас не проходит. Поражение! Шикарная развязка просто. А еще помню финал, когда «Пэтриотс» отыграли безумные 25 очков у «Атланты» за вторую половину. Даже пересматривал несколько раз.

Если возвращаясь к вопросу о просмотре спорта, то слежу за нашими теннисистками.

С целью позлорадствовать?

– Нет, почему?

Из-за позиции многие перестали поддерживать ту же Арину Соболенко, например.

– Мне кажется, спортсмены – не те люди, которых надо спрашивать о политике. В советские времена это были люди вообще изолированные от общества. Постоянные сборы и кратковременные встречи с семьей – все. Их жизнь такая, что они всем, абсолютно всем, пожертвовали, чтобы заниматься единственным делом, которое у них при этом еще и короткое. Так что нельзя многого требовать.

Я давно за женским теннисом слежу. Еще со времен успехов Натальи Зверевой, с которой одно время тренировался на кортах за цирком. Она – первая белоруска, вышедшая в финал турнира Большого шлема. Правда, там проиграла 0-6, 0-6 Штеффи Граф.

Женский теннис люблю больше, чем мужской. В мужском слишком много определено силой, а у девушек эмоциональный фактор играет большую роль. В нем возможны подвиги. Кроме того масса интересных девочек, за чьим развитием интересно наблюдать.

Мне интересно было смотреть за карьерой Соболенко. Азаренко? Ее Санта-Барбара в личной жизни прилично подпортила карьеру. А до этого все было круто. Я был в США в 2012-м и говорил американцам: «Вы вообще в курсе, что первая ракетка мира сейчас – белоруска?» – «Да, ладно!?» – «Смотрите». Это классные ощущения.

Есть спортсмены, от которых вы в восторге?

– Это очень сложный вопрос… Я очень хорошо помню времена в киевском «Динамо», когда в центре играли Белькевич и Хацкевич. Это было что-то невероятное. Я помню выигрыш у «Барселоны» в гостях. Это было невероятно круто!

Все восторгаются Еленой Левченко и Александрой Герасименей.

– Александра – без вопросов, топ, конечно. У нее и достижений много. Но вообще количество белорусов, которыми можно восторгаться без привязки к тому, чем они занимаются, просто гигантское. Люди прекрасны. И главный миф, который мы разрушили [за последнее время], это неверие в себя. Мы узнали о невероятной системе взаимопомощи, которая началась еще с весны. А потом была солидарность и самоорганизация на митингах.

Мне очень понравилась история с Хижинковой. Очевидно, что это такая мелкая месть со стороны власти. Ну это же просто... И с каким достоинством это все выносится. Выходит человек и все... Никакое говно не прилипает! И мы видим, кто на той стороне.

Вы как-то обмолвились, что у вас есть шарф «Крумкачоў». Как состоялось ваше знакомство с клубом?

– Мне о «Крумкачах» рассказали ребята с TUT.by, когда команда только вышла в высшую лигу. История была красивая. Есть же два способа, почему ты начинаешь болеть за ту или иную команду. Либо прекрасная хистори, о которой ты с упоением рассказываешь другим, либо глорихантерство. Меня упрекают, например, что я болею за Михаэля Шумахера, за которого легко болеть. Ребята, я за него с 1993 года, когда он только в «Джордане» появился.

Так вот у «Крумок» была красивая история. Все же подавалось так, что почти любительская команда вышла в высшую лигу. И внезапно выяснилось, что люди без особого финансирования показывают результат. Более того, за ними нескучно наблюдать. Это было круто.

Обидно, что потом ребята влезли в долги и все это закончилось. Но я бы на месте федерации придумал все, что угодно, чтобы им помочь. Это же была история, которая привлекла людей на трибуны. Она реально повысила интерес к футболу. Надо было использовать эту популярность. Но вместо этого АБФФ показала, что ей посрать на что-то важное. Нынешняя история тоже идиотская. Правила для всех одинаковые, но для вас они немного другие. Что это вообще? Почему во главе футбола люди, которым плевать? И зрители никому не важны. В нашей системе зритель – человек, который мешает. Он потенциальная угроза.

«Крумкачы» – классная лакмусовая бумажка, которая показала, что футбольным функционерам плевать на болельщиков. Можно говорить все, что угодно, но когда появляется клуб, к которому примыкают поклонники, никогда ранее не ходившие на футбол, – этот клуб нужно на руках носить. Но в федерации такие: «Пффф, нафиг их!» Для них футбол то, чем они не умеют управлять. Они считают, что все должно расти по их позволению и велению. И когда что-то прорастает само, это воспринимается как угроза.

Что касается других моих футбольных пристрастий, то летом 1982 года я начал болеть за минское «Динамо». В тот год благодаря чемпионату мира у команды появилось небольшое окно возможностей, чтобы стать чемпионом. После поездки в Испанию киевляне были уставшими, и нужно было пользоваться этим шансом. И «Динамо» воспользовалось. Это было классно, хотя до сих пор есть сомнения в том, что это был некупленный чемпионат. Уж очень удивительны были победы в московском манеже. Это все пахло дурно. Видимо, соперники очень хотели не дать выиграть Киеву.

Я был на стадионе, когда со «Спортингом» в Кубке чемпионов играли «ответку» после 0:2 в гостях и по пенальти прошли дальше. Это была удивительная история. Я сидел на 4-м секторе, и пенальти били в мою сторону. Помню отношение болельщиков к Ивану Жекю. Он только пришел из одесского СКА (это даже не высшая лига) и к нему относились очень скептически. Заезжий парень и все такое. Но после того матча на него обрушилась народная любовь.

* * *

На TUT.by есть проект со ставками на спорт. Вы в них очень хороши.

– Сейчас у меня плохой период. Я конкретно облажался с матчем «Барселона» – ПСЖ. Был уверен, что испанцы победят. Ведь французы традиционно плохо играют с ними в гостях. Думал, традиция продолжится. К тому же у ПСЖ не было Неймара. Но вышло иначе.

Тем не менее как-то у вас было пять выигрышных ставок кряду. В том числе угаданный исход игры «Эвертона» и «Ливерпуля».

– Я просто плотно слежу за английским футболом. Пытаюсь понимать, что происходит, пытаюсь представить, как будет матч протекать, что у тренера в голове. Будет игра тягучей или нет, и так далее. В прошлом сезоне у меня были классные успешные ставки, когда МЮ выигрывал у грандов за счет контратак. Мы (имеет ввиду «Манчестер Юнайтед» – Tribuna.com) еще не могли действовать первым номером, но могли терпеть и за счет очень быстрых флангов побеждать. Я это понимал и на это ставил.

В конторе играете?

– Повторяю свои ставки, иначе нет смысла. Базар же нужно подтверждать :).

На этом можно заработать?

– Определенный плюс есть, но не большой. Для меня это не заработок. Это просто штука, которая позволяет острее смотреть игру. Дополнительный интерес. Только и всего.

Максимальная ставка, которую делали?

– Не буду говорить. Она гораздо больше ста рублей. Но я проиграл.

Максимальный выигрыш?

– Не отвечу. Это никому не интересно.

* * *

Несколько раз по ходу беседы вы говорили «мы» про «Манчестер Юнайтед». Болеете за эту команду?

– Очень давно. Наверное, главным фактором моего интереса к МЮ был Алекс Фергюссон. Было здорово видеть, как у него меняется состав, но команда все равно играет. Первое время я не был каким-то рьяным болельщиком, но потом случился 1999 год и победа в Лиге чемпионов. Если честно, с самого начала знал, что у нас никаких шансов. Мы всегда играли плохо с немцами. Всегда. И перед игрой сказал: они один забьют, а потом будет мучительная игра и никаких шансов. Так и вышло. Но потом случилось какое-то чудо, благодаря которому ты понимаешь, что такое английский футбол. Мы играли до конца. И не просто, чтобы показать всем это, а с реальными шансами. Фергюссон же Сульшера не зря выпустил. Это же не тренерское везение. Он знал, что норвежец не станет игроком основы, но станет лучшим игроком, выходящим со скамейки. И то был его звездный час. И его будут помнить по этому голу всегда.

Топ-3 ваших любимых игрока МЮ за все время.

– На первом месте Эрик Кантона, тут без вариантов. Затем Рой Кин, наверное. Ну и Дэвид Бекхэм третий.

Без Руни.

– Бекс был необычайно ценен для команды. У него были самонаводящиеся пасы. Это было что-то невероятное. Пас справа на скорости без остановки – форварду оставалось только ногу или голову подставить. А Руни я всегда воспринимал как человека из «Эвертона». Да, он пришел к нам в 19 лет, был бесстрашен, но воспринимался как приобретенный футболист.

С Сульшером во главе «МанЮнайтед» станет чемпионом?

– Думаю, да. Но я сейчас удивлен, что мы так высоко. И когда команда шла на первом месте, всем говорил, что мы занимаем его незаслуженно. Что команда еще не сделана, что еще масса вещей, которые нужно усиливать, и масса позиций, которые нужно закрывать. У нас, например, работает только левый фланг – связка Шоу и Рэшфорд. Но я верю в Сульшера. Вспомни МЮ, который оставил этот Избранный (Жозе Моуриньо – Tribuna.com). Он же загнобил всех игроков. Шоу до травмы считался самым талантливым левым полузащитником страны. Но при португальце он потерял веру в себя. А сейчас, с моей точки зрения, он лучший в Европе на своей позиции. Он расцвел.

В этом сезоне я наконец понял, во что мы играем. Я вижу схему и рисунок. К Сульшеру у меня только одна претензия: он слишком осторожен в больших матчах. Но он, несомненно, обладает большей информацией, чем я. Он понимает, что делает, и понимает, что еще рано. Но я уже сейчас хочу видеть в середине поля не столь защитную связку Мактоминай – Фред, а что-то повеселее.

В Минске есть фан-клуб МЮ. Смотрите футбол с этими ребятами?

– Я их побаиваюсь :). Очень агрессивные ребята. И болеют так… Я не люблю, когда боление сопряжено с унижением соперника. Мне такое не нравится. Но я был на большущем слете фанов в «Друзьях», регулярно хожу в «Винни Джонс паб» смотреть игры.

Знаешь, мне удивительно, что в Минске много фанатов «Арсенала», хотя команда этого просто не заслуживает. И если бы не Глеб, никто бы никогда за эту команду не болел. Это специально напиши. Это важно.

Фото: tut.by, nn.byilinterviews.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья