На вулiцы маёй
Блог

Экс-комментатор «Беларусь 5» – о 15 сутках ареста: соседство с Ивулиным, тюремные забавы, передачи на выходе

Ярослав Писаренко не все может рассказывать.

В пятницу около 13.00 после 15 суток административного ареста на свободу вышел монтажер проекта «ЧестнОК» и бывший комментатор телеканала «Беларусь 5» Ярослав Писаренко. Встречать журналиста около Центра изоляции правонарушителей на Окрестина собрались родные, близкие и друзья.

ВИДЕО

Немного отойдя от здания, в котором журналист провел две недели, он рассказал о том, как его задерживали вместе с другом Александром Ивулиным и об условиях, в которых приходилось сидеть. Кроме того Писаренко поделился историями о том, как держал себя в норме, и отметил, что его друг Саша чувствует себя бодрячком.

Как вас задерживали?

– Пришли просто и задержали. Ничего такого сверхъестественного не было. Наверное, обычно это так и происходит. Меня раньше не задерживали, поэтому не могу ни с чем сравнивать. С Сашей пришли. Они, наверное, даже и не знали, что я там был.

Жестко было?

– Нет, жести не было. Просто психологически стремно, но нормально. Как проходил обыск? Я особо ничего не видел: стоял в другой комнате.

Как проходил суд? Что было с флагом?

– По решению суда флаг висел… Больше ничего не могу сказать.

Расскажи про условия, в которых сидел?

– Первые дней пять мы были вместе с Сашей… Во второй половине [срока] было все нормально. Были и матрасы, и белье. Все было хорошо. Бывало, что в камере накапливалось много людей. Но вообще по этим вопросам не очень хочется давать комментарии.

Известно, что Саша собирался книжку писать. У тебя какие увлечения были?

– Просто ходить :). А так мы устраивали отжимательную лесенку. Пытались как-то тренироваться, держать себя в форме. Но вообще развлечений не очень много. А, были сканворды еще.

И как успехи?

– Нормально :).

На разговоры вызывали?

– Бывало, но беседы на самом деле были какие-то формальные. Я ходил – ничего такого не происходило.

Спрашивали про нынешнюю ситуацию или про разное?

– Были и отвлеченные темы, но без каких-то конкретных вопросов все проходило. Не знаю, для чего это делается. Приезжали к нам из Фрунзенского РУВД.

Сколько вас в камере было? Какие бытовые условия?

– Вторую часть срока нас было четверо в четырехместной. А потом даже трое.

А до этого?

– Было больше людей. По остальному пока без комментариев.

Передачи и письма не приходили. Что тебе помогало держаться?

– Вот только сейчас отдали (показывает на пакет с письмом и едой – Tribuna.com)! А помогало общение. Простое общение. Там очень много интересных людей. Сидел директор фирмы, прокурор, просто комментаторы [по ситуации с погибшими пилотами в Барановичах]. Они, кстати, шутили, что я тоже теперь комментатор. А я ведь комментатор. Такая вот игра слов.

Шашки из хлеба делали?

– Пытались что-то делать, но не получилось.

Как ты себя внутренне поддерживал?

– У нас был парень, который часто говорил: «Отпусти». И это реально. Отпускаешь ситуацию и просто сидишь. Разговариваешь, спишь, ходишь по камере. Подкинут кого-то новенького – интересно о нем узнать. Можно было узнать результаты Евро. Правда, я мало чего знаю.

За кого болеешь? Сейчас скажем.

– Как англичане?

Одна победа пока.

– А Украина Турции проиграла 2:3?

– Нидерландам. Но потом выиграла у македонцев. Тебе кто там результаты говорил?

– Те, кто опрашивал (имеет в виду тех, кто приходил и вызывал на допросы – Tribuna.com), говорили результаты. Новые люди тоже рассказывали.

Говорили, что Саша всех отжиматься заставляет.

– Наверное :). Когда мы с ним были, мы отжимались. Видимо, он это дело не бросил. Я потом пересекался с людьми, которые с ним сидели. Говорили, устраивает отжимательные лесенки до десяти и обратно.

Когда ты его видел последний раз, в каком он был настроении?

– Позитивный. Очень позитивный. Я был более грустный, чем он. Саша нормально. Очень бодро держался на тот момент. Нас раскидали на пятые сутки. Меня перевели на другой этаж.

Кстати, мне как-то показалось, что слышал его смех в коридоре. Он же у Саши такой выразительный. Я даже подорвался и стал прислушиваться. Ну и на перекличках старался слышать знакомые фамилии. Но фамилии Ивулин не слышал. Видимо, все-таки был на другом этаже.

Что ты чувствовал сегодня с утра?

– Время очень медленно тянулось. Я проснулся часа в четыре… Наверное. Понимаешь, там со временем сложно. Никогда не знаешь, сколько на часах. Проснулся – темно. Блин, думаю… Спать не хочется. Повалялся на кровати, провалился в сон, снова проснулся и так далее. Встал, походил по камере. Ожидание, большие надежды. Очень хотелось выйти…

Я вышел – и меня солнце слепануло. У меня не было очков, а зрение не очень хорошее. Этими (снимает очки с глаз – Tribuna.com) сокамерник поделился. У него оказалось две пары, но они не совсем мне подходят.

Вышел и по ощущениям много пропустил лет… Слава Богу, только 15 дней.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья