На вулiцы маёй
Блог

Как загибается «Спутник»: бойкот футболистов сбили обещанием денег, но их не появилось даже от подписей за режим (все было добровольно)

Рассказывает игрок клуба, который из него уехал.

В прошлом году «Спутник» очень уверенно выиграл первую лигу. Однако уже в последних матчах сезона главный тренер команды Вячеслав Левчук выказывал опасения за будущее. А в ноябре заговорили даже о том, что «Спутник» может прекратить существование из-за того, что новое руководство предприятия «Речицадрев», которое содержало клуб, отказывается вкладывать деньги в футбол. Однако глава АБФФ Владимир Базанов пообещал помочь с поиском спонсоров.

«Крумкачы» могут напрямую выйти в Д1 – «Спутник», созданный по приказу Лукашенко, на грани развала, но Базанов хочет помочь со спонсорами

В итоге речичане заявились в высшую лигу и прошли лицензирование с послаблением от АБФФ по части молодежного футбола.

Чемпионат команда начала с трех сухих поражений и сразу прописалась на дне таблицы. Дела особо не поправила последующая победа над «Энергетиком-БГУ». «Спутник» продолжал проигрывать и барахтаться внизу.

В мае руководство клуба уволило Левчука (при этом «Спутник» даже не дал соответствующую новость) и пригласило российского специалиста Виктора Кумыкова. Но тренер, который устраивал БАТЭ «карагандец», продержался в команде чуть больше месяца. Результаты не сильно улучшились, и россиянин уехал домой по семейным обстоятельствам. Теперь командой руководит Алексей Кравченко, который еще в прошлом сезоне за нее играл.

Проблемы у «Спутника» возникли и с финансами. Оказалось, что с начала сезона футболистам не платили зарплаты, а у клуба долги по взносам в бюджет ФСЗН. Более того, речичане вообще могут прекратить существование, а, часть игроков обратилась в АБФФ с иском о взыскании с клуба задолженности и разрыве контракта.

Артем Соловей так делать не стал. Полузащитник еще в середине июня уведомил руководство «Спутника», что так как клуб не выполняет свои обязанности, то он не будет выполнять свои, и уехал домой в Минск. Андрей Масловский встретился с футболистом и поговорил о ситуации в клубе, директоре Олеге Монастырском, странных тренерских перестановках и брате Андрее, у которого все хорошо.

Последние несколько недель ты находишься в Минске, а не с командой. Почему?

– Ситуация в «Спутнике» нелегкая. Все знают, что есть проблемы с финансами. И те ребята, которые там остались, находятся на пределе терпения. Всем тяжело без денег. Может, только гомельским ребятам легче – они дома и семья рядом. Приезжим же тяжело. Я терпел, терпел, ждал, что все будет… Нам обещали, что вот-вот будет, но все никак: деньги не платят, сижу без семьи. Решил, что хватит. Сказал директору клуба Олегу Монастырскому, что я устал и уеду с 15 июня. Контракт у меня до конца года, но, думаю, он меня понял. Не я первый, кто так сделал. Легионеры уехали тоже. Не знаю, правда, рассчитали их или нет.

Команда не получала зарплату с начала сезона?

– Можно и так сказать.

Что говорило руководство?

– Монастырский обещал, что все будет. Пойми, клубу тоже сложно. «Спутник» добыл путевку в высшую лигу по спортивному принципу, но потом начались проблемы. Заговорили даже о том, что клуба может не быть. Но в итоге решили быть в «вышке». Окей, но без крепкого, хорошего спонсора существовать очень тяжело. Возможно, клуб ошибся, пойдя на повышение. Понятно, у всех было желание, но должна быть материальная составляющая. Растраты ведь колоссальные. На детский футбол приходилось выделять, женскую команду внедрять. Нужно же не просто девочек набрать, но и тратить на функционирование команды. Это все в копеечку обходится.

Ребята рассказывали, в прошлом году зарплата была день в день, без проблем. И те, кто остался в команде, не думали, что Монастырский обманывает. Да и я не думал. Но не от одного него все зависело. Так сложилась ситуация. Возможно, ему что-то пообещали и не выполнили, а он нам пообещал.

У футболистов «Спутника» большие зарплаты?

– Самые минимальные в высшей лиге. Думаю, максимально около трех тысяч рублей. Но ведь и их нет.

За какие деньги ты тогда жил в Гомеле?

– Я жил в гостинице, номер арендовал клуб. Мы квартировали в «Соже» рядом с «синтетикой», где тренировались. Нам выделили почти целый корпус. Жили в одноместных номерах. В плане быта было терпимо. А нас еще и кормили три раза в день. И это огромнейший плюс, когда не платят деньги. Некоторые ребята думали, что все будет хорошо и поснимали квартиры, но по факту вышло не так.

Все время жили в Гомеле?

– Как-то перед стартом сезона заехали в Речицу на пару дней. Видимо, боссы думали базироваться там, но гостиница… Деньги те же, что и в Гомеле, но условия разнятся. Номера такие себе, даже телевизора не было. Левчук приехал, посмотрел на это, увидел, что игроки бубнят и недовольны, и мы там больше не жили. Да и логистически это было неудобно. Команду тогда приходилось возить каждый день на тренировки в Гомель. Это невыгодно.

Много тратил на проезд. Я же, считай, жил на два фронта. Как только выходной – прыгал в маршрутку или поезд и ехал к семье. Ну и по мелочи покушать тоже надо было: шоколадку, фруктик купить. Вообще правильно питаться было сложно без денег.

Знаешь, в «Спутнике» порой ощущал себя бездомным. Своего поля нет. Все время приходилось переезжать. Месяц потренировались в манеже, привыкли к нему, оставляли в раздевалке бутсы, бац – переезд на поле СДЮШОР-7. А потом и на стадион «Луч». Вещи не оставить – своей раздевалки нет, переодеваемся каждый раз в разных. То горячей воды нет, то с какими-то тяжелоатлетами делим помещение. Тренируемся, а параллельно легкоатлеты с копьями, ядрами и молотами. Мы бегаем по кругу, а они копья на поле метают.

Тренировались иногда тоже странно. Сыграли матч – дали выходные и сказали, что в среду собираемся. Но потом в группе сообщение, что тренировки в среду не будет. Играть в понедельник, а команда собирается только в четверг! Такая показательная мелочь.

Приходим на «Луч» – поле дубовое, трава по щиколотку и мяч не катится. Монастырский просит: «Подстригите, полейте», – но сотрудникам плевать. Я не чувствовал себя профессиональным футболистом, скорее, полулюбителем каким-то.

Расскажи про попытку отказа ехать на матч.

– Это было уже при Кумыкове. К тому моменту ребята уже давно кипели. Постоянно спрашивали у директора, что по деньгам. Монастырский обещал, говорил, что вот-вот должны дать. Он все ездил в Минск, утверждал какие-то бумаги по детскому футболу, план развития. С его слов, Минспорта должно было одобрить и выделить деньги. Он говорил нам, что все будет, но ничего не было.

И в какой-то момент всем надоело и мы сказали, что не хотим ехать в Брест на игру с «Рухом». Что устали от постоянных обещаний. Директор тогда снова пообещал, что до пятницы должны дать деньги. Но не дали. Все были злые, но поехали.

Почему?

– Каждый играет за свою фамилию. Ну не поедешь на игру – будет резонанс, но тебе что от этого? Деньги не появятся. А возможно, ты в матче себя проявишь. В общем, подумали, что от недоезда деньги не напечатаются – и поехали.

Да и это опытным ребятам тяжело без денег, а молодежь к этому немного не так относится. Когда я был в Жодино, там тоже были проблемы – долго не платили из-за того, что не могли найти бизнесмена Мироненкова и забрать у него клуб. Так мне тогда деньги были не важны. Я просто хотел играть. Поэтому я наших молодых в «Спутнике» понимаю. Родители помогают: дадут 100-200 рублей на неделю – этого достаточно, особых трат нет.

Без денег в футболе можно, но молодыми, у которых горят глаза. Вот 17-летний Воробьев вышел. Что ему, деньги нужны? Нет! Ему просто хочется играть! Так было всегда.

Перед игрой с «Торпедо-БелАЗ» была вторая попытка не ехать. Вероятность была высокой, но и тогда руководство сказало, что вскоре все будет, и ребята снова поехали.

Деньги так и не выплатили. Что было после матча?

– Ребята отпустили ситуацию и поняли, что ничего не сделают уже. Тренировались, искали варианты и надеялись на чудо. Но, вероятнее, тут повторится история минского «Торпедо», которого просто не стало. Чтобы спастись, надо найти спонсора, который отдаст долги и обеспечит финансирование на второй круг. Тогда получится усилиться и попытаться спастись.

Часть игроков команды подала иски в суд. Ты среди них?

– Нет. Хочу мирно решить вопрос. Но если жизнь заставит и не будут рассчитывать, придется. Но я письмо руководителям написал с просьбой до определенного момента меня рассчитать и объяснил, почему меня нет на тренировках. Клуб не выполняет свои обязанности – не платит, я прекращаю выполнение своих. Мне должны три зарплаты: март, апрель, май.

Расскажи о директоре клуба. Что за человек Олег Монастырский?

– В какой-то степени он заложник ситуации. Зависимый от внешних факторов человек. Он, может, хотел как лучше, обнадеживал нас, но ему денег не давали. И в наших глазах он выглядел обманщиком. Мне иногда казалось, что лучше бы он нам не все говорил. Возможно, следовало говорить так: «Ребята, поеду встречаться. Что будет – обещать не могу».

«Спутник» – это его хобби. У него есть небольшой бизнес в Гомеле. Как я понял, делает школьные парты и стулья. По крайней мере, когда был у него в офисе, эту мебель заметил.

Евгения Поболовца из «Гомеля», который оказался в схожей ситуации, все поливали. А тут ты говоришь, что заложник ситуации.

– Пойми, деньги совсем другие. Одно дело, когда тебе не платят пару тысяч долларов, а другое – семь-восемь. И как потом ребята поняли, Поболовец изначально знал, что не сможет платить, но называл большие суммы, чтобы просто завлечь игроков. Он изначально обманывал. За это его поливали.

Не так давно 19 человек из клуба подписали письмо в поддержку власти. Как это происходило?

– Спокойно. Директор зашел и сказал: «Кто хочет – подписывает, кто не хочет – не подписывает. Потом поеду в министерство, и если мне все одобрят, нам должны поступить деньги. Если не одобрят – не знаю, что будет». Считаю, тут руководство поступило порядочно и демократично. Кто захотел – подписал. Я, к примеру, сразу сказал, что не подпишусь. 

Получил что-то клуб?

– Монастырский говорил, что вроде утвердили [план развития], но денег все равно не было :).

* * *

По ходу сезона у команды сменился тренер. Начинали вы под управлением Вячеслава Левчука.

– Это очень порядочный, хороший и добрый человек. И он очень переживал из-за того, что игрокам не платят. Он же понимал все. Сам в свое время играл и знает, что чувствуют футболисты в таком случае. А требовать результат и не платить очень сложно. До стариков достучаться, чтобы добавить мотивации, сложно. На простых эмоциях выезжают только молодые. Сложно себя заставить рыгать, когда тебе не платят деньги. Нет должного удовлетворения.

Если бы у нас результат был, это бы оттеняло. Мы бы хотя бы от игры получали удовольствие. А так выходим, получаем авоську, наносим 1-2 удара по воротам за матч… Где ж тут радость?! Признаюсь, чувствовал себя ущербным немного в такие моменты. Меня так коробило от этого. Уходил с поля с опущенной головой и думал: «Неужели я настолько слабый?» И самое обидное, что унижали по делу. Без шансов. И на такие эмоции наслаивались бытовые неурядицы.

Почему Левчук ушел?

– Он не сам. Руководители так решили. Дмитрич хотел работать, хотел исправить ситуацию.

Если честно, игроки немного не поняли этого решения. Иногда отставка бывает логична: когда уже слухи ходят или тренер сам намекает о своей судьбе. Мы же работали. Понимали, что тяжело, но не видели, что он куда-то собирается. Он не хотел, что называется, бежать с корабля. Поступал порядочно.

Клуб никак не объяснил это.

– Возможно, руководители не хотели афишировать. Не знаю. Нам же дали понять, что тренера не выкинули на улицу, а подыщут ему место работы. Как смогли, поступили порядочно.

Вместо него пришел россиянин Виктор Кумыков.

– Ему было тяжело. Он работал в хороших клубах и сходил с ума без инфраструктуры. Так и говорил, что мы любители почти. Теорию провести – а места нет. Он понимал, что ему будет тяжело. А репутация порой дороже. Ее легко потерять, а зарабатывается она долго.

Но работал он нормально. Пытался что-то сделать. Перестроились на пять защитников, много уделяли внимания стандартам. А то у нас угловые в обороне – почти пенальти. Каждую игру пропускали, считай. Его это коробило. Объяснял, учил. Но если футболисты не могут выполнить то, что он говорит, разве в этом тренер виноват? Он пытался исправить ситуацию, но в какой-то момент понял, что не получится. Что для этого нужны серьезные вложения, чтобы пригласить нужных ему игроков. Понял – и уехал. Сказал Игорю Ясинскому, что улетает по семейным обстоятельствам, и не вернулся.

* * *

Давай про твою игру поговорим. Девять матчей, ни голов, ни передач.

– А что тут говорить? Не оправдал надежд тренера. Подвел. Левчук очень хотел видеть меня в команде. Мы пообщались, и меня подкупило его желание. Я понимал, что будут проблемы и не будет легко, но поехал. Тем более других вариантов, которые мне бы подходили, не было.

Но сложилось так, что не особо помог. Во многом сказалась скомканная предсезонка. С самого начала все пошло криво. Тренируюсь со «Спутником», набираю форму, жду подписания контракта – говорят, не договорились. Уезжаю домой, ищу другие варианты – снова звонок: «Возвращайся, договорились». Это выбивало из колеи. Да и по ходу сезона то играл, то не играл. Понимал, что тренер был не очень мной доволен.

Плюс атмосфера… Сколько раз просил молодых парней работать быстрее с мячом – а они в ответ на три буквы посылают. Я не пихал за неточный пас, а просто просил расставаться с мячом быстрее, потому что я открываюсь за спину под обострение. Мне грубят, я закипаю, начинается конфликт, за который Левчук штрафовал даже. А потом я махнул рукой и не разговаривал с ними. Неуправляемые парни.

Я в молодости был резким и дерзким, не уступал в борьбе, но я прислушивался к тому, что говорят старики. И никогда не огрызался! А эти думают, что все знают. Но это ошибка! Почему у меня все футбольные друзья старше? У них всегда было (и есть) чему поучиться. Они опытные. Я и малому своему сейчас подсказываю.

Чем тренер штрафовал, если денег не было?

– Когда это было, задержки еще были небольшие :).

Ты брата упомянул. Как Андрей Соловей воспринимает свою успешную игру за «Гомель», разговоры об интересе топов?

– Спокойно. Мне нравится, что он не поддается эмоциям. У него золотой возраст – 26 лет. Он хорошо играет в хорошей команде. Мне «Гомель» Биончика чем-то мне напоминает «Витебск» того периода, когда я там играл. Выстроенная философия и система. Это здорово.

У Андрея есть варианты продолжения карьеры. Лидеры хотят его видеть у себя, но надо взвешивать. Можно уйти на хорошую зарплату, но просидеть полгода и потом отправиться по арендам. Говорю ему, чтобы доигрывал сезон, а потом смотрел. Сейчас же нужно стараться, играть и забивать. А мысли о новом клубе, о том, что агент так долго его ищет, выбьют из колеи. Я был в его ситуации, в свое время сделал пару ошибок и сейчас ему подсказываю, чтобы он их не совершал.

Слушает?

– Сейчас – да :). Он всегда был хорош, но его выбила армия. В Жодино хорошо выглядел: был одним из лучших бомбардиров дубля, тренировался с основой. Но Криушенко особо молодым не доверял из-за того, что нужен был результат. А когда пришел Кубарев, брата забрали в армию – сборы дважды в год. Кому-то везло – сборы выпадали на отпуск, а у него – апрель и сентябрь. Предсезонку проходит – на 40 дней выпадает. Только вернется в форму – снова в сапоги. А возраст перспективный. Считаю, мог бы и раньше заиграть.

Я рад, что он сейчас добился успеха. Классно, что в сборную вызвали. Но не надо довольствоваться только одним вызовом. Нужно работать, чтобы вызывали всегда.

Фото: fcminsk.bydinamo-minsk.by

https://s5o.ru/storage/dumpster/2/cc/baf28cf85bf0e8f207e3cd4581af5.jpg

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные