Блог На вулiцы маёй

«Чуть не положил весь цвет союзного спорта». Байки футболистов об армии

Защитник жодинского «Торпедо-БелАЗ» Игорь Бурко вновь отдает долг Родине. Чтобы ему не было скучно, Tribuna.com собрала 10 веселых историй белорусских футболистов и тренеров о службе.

«Запрягли нас с одним молодым. Говорят: «Ройте яму»

Кто: Юрий Антонович, тренер

Фото: vk.com

Слова: «Девять месяцев я, в общем и целом, провел в армии. Периодически приезжали люди из части, говорили, что проверка, вот меня и запирали в стройбат. Дней на 30. Капитану гараж строили. Я дембелем уже был. Запрягли нас с одним молодым. Говорят: «Ройте яму». Ну, эту, чтобы днище у автомобиля смотреть. Хорошо. Мы вырыли. Обложили ее кирпичом. В один ряд. А оказалось, надо было в два. В общем, одна стена той ямы почти сразу обвалилась. Я знал, что мой билет военный уже лежит у начальника физической подготовки. Посмотрел я на эту стену обвалившуюся, и сказал духу: «Работай, тебе еще долго служить». Такой у меня дембельский аккорд получился. Это числа 25-го произошло. А оказалось, 20-го меня уже уволили :)».

Юрий Антонович: «Стрельба слышится. И из-за угла дома крик: «Давай, уходи отсюда быстрее!»

«Чуть было не расстрелял тех, кто стоял рядом»

Кто: Юрий Пудышев, тренер.

Фото: Надежда Бужан

Слова: «Я служил во внутренних войсках, так как был членом «Динамо». За те два года, что провел в армии, повидал и узнал многое. Мы же, спортсмены-динамовцы, вместе служили. Поэтому дедовщины у нас не было, а царила дружественная атмосфера. Помню, однажды повезли нас на учения под Саратов. Там холодно было, градусов под сорок нижу нуля. Вывели на стрельбище, дали автоматы: учитесь, мол, стоя стрелять. Я взял автомат, и как дам очередь. Отдача оказалась настолько сильной, что меня повело в сторону, и я чуть было не расстрелял тех, кто там стоял. Хорошо, что мой товарищ меня вовремя оттолкнуть успел. А так положил бы весь цвет союзного спорта».

«Положил бы вес цвет союзного спорта» – как белорусские спортсмены служили в армии

«Все в портянках, я один в носках – наказали весь полк»

Кто: Виктор Гончаренко, экс-тренер «Кубани».

Фото: Риа-новости

Слова: «Провел три недели до присяги. Отвечал за какой-то аппарат в полку связи. Когда надевал на себя общевойсковой защитный комплект, только и думал, как бы поскорее оттуда убежать. На время проверки один майор отправил меня в медсанбат: «Если кто подойдет, говори, что приболел. Сиди тихонько». Потом у нас было построение, а я не знал, как с портянками обращаться. Спрашивают: «Все в портянках?». – «Все!». – «Всем снять правый сапог!». Сняли: все в портянках, я один в носках. Так весь полк и наказали».

Виктор Гончаренко: «Не мог уснуть до пяти утра»

«Пока меня ведут, слово за слово… Уже не двое, а десять суток губы»

Кто: Михаил Хлус, генеральный директор «Торпедо-БелАЗ»

Фото: Надежда Бужан

Слова: «Служил в вооруженных силах с 1983 по 1985 годы. Попал в легендарный учебный центр Печи. Там красили траву. Там стрясали с деревьев лишние листья. Там могли поднять в четыре часа утра из-за снегопада. Нужно было бороться с осадками. С неба падает снег, ты отгоняешь его к бордюру. Потом снегопад заканчивался. Задание менялось. Нужно было откинуть снег еще на метр от бордюра, сделав кантик, чтобы смотрелось красиво. Вот такой бесполезной работой занимались. Лужи еще по плацу разгоняли. Асфальтовое покрытие-то неровное, а солдата нужно чем-то занять. Но мне повезло. Армия — это же ограничения. Начальники не всегда умнее тебя. А их поручения нужно выполнять. У меня все это вызывало внутренний протест. Вот приходит командир. А я ко сну готовлюсь. Стою себе в какой-то спортивной майке с надписью на груди. В общем, в неуставном виде. Он сразу: «Двое суток». Пока меня ведут, слово за слово… Уже не двое, а десять суток губы :). Там посидел, еще что-то не то сделал — плюс дополнительных десять суток. Так и служил».

Михаил Хлус: «В «Динамо» для меня многое было дико»

«В учебке кран включали два раза в день. Умывались под присмотром сержанта»

Кто: Вадим Бразовский, тренер

Фото: Юлия Чепа

Слова: «Шел разговор о том, что служить придется в кремлевском полку. Стали собирать характеристики на меня–соседи, школьные преподаватели и т.д. Родителям сделали запрос в Ямало-Ненецкий округ, папа там работал. Но на каком-то этапе дали мне плохую характеристику. Честно, в кремлевский полк мне и не хотелось. Полтора часа стоять неподвижно… Приехали мы в военкомат. Народу со всей страны–человек тысяча. Выходят представители военно-морского флота–на плацу гробовая тишина. Гробовая! Три года же служить. Назвали они несколько фамилий, вокруг вздох облегчения. Выходит еще один начальник, говорит: «Команда 20А» (подготовка для службы в Афганистане – Tribuna.com). Вот в нее я и попал.

У меня вытатуирована группа крови на груди. Нас всех заставляли это делать. Хотя подобная служба не забывается и без татуировок. Нас офицер сопровождал, прапорщик. Мы говорим: «Как поедем?»–«А, нормально поедем…»–«А куда?»–«Да в теплые края». Вот мы, не зная, и поехали. Неделю в поезде. Узбекистан проехали–жара. Стали из брюк и джинсов делать шорты. Любую обувь превращали в сланцы. Приехали в учебку. Афганскую учебку. Туркменский город Теджен. Хотя сложно то место городом назвать–аул в песках. С водой был жесткий напряг… У нас в учебке кран включали два раза в день. Умывались под присмотром сержанта. Потому что вода была не питьевой. У нас, кстати, функционировали пункты кипячения верблюжьей колючки, на которых работали специальные наряды. Она там–в пустыне–растет и имеет целебные свойства. С виду, как зеленый чай. Подходит рота или взвод. Каждому во фляжку наливают. Пить охота. Но кипяток. Так ты берешь и в крышку от фляжки по чуть-чуть льешь. Вот так все и происходило».

Вадим Бразовский: «Из дому брали закатки, а потом тару сдавали»

«Оставил вместо себя шинель, скрученную на кровати. Но все равно засекли»

Кто: Олег Конопелько, футболист минорных лиг.

Фото: из личного архива Олега Конопелько

Слова: «Я в морской авиации служил. В Николаеве. В 89-м призвали — 19 мая. В 91-м закончили с братом службу. В самоволку разок сходил. Оставил вместо себя шинель, скрученную на кровати. Но все равно засекли. В итоге сел на губу. На пять суток. Вот еще история. Я, значит, убежал. Но перед этим оставил документы и ключи от своей машины брату. Водителем служил. В тот день меня назначили оперативным дежурным. И тут звонок: «Оперативного на выезд». Все в панике, а братик мой спокоен: «Я все знаю, ключи есть». Андрюха вместо меня садится за баранку, подъезжает к штабу. В салон садится подполковник со словами: «Олежка, едем туда, где были сегодня днем»… Андрей в шоке: «Здравия желаю». — «Ты чего, поехали!» Андрюха выезжает из ворот, не знает, куда рулить. «Ты, что, Олег, не проснулся еще?» — спрашивает подполковник. — «Не проснулся». — «Так, бери правее». В итоге Андрюха справился. Нас все равно никто не различал особо».

Олег Конопелько: «Раз-два-три — и рефери на поле появляется красивый»

«Сунули в руки пожарный ствол, пнули ногой внутрь»

Кто: Олег Чернявский, экс-футболист

Фото: из личного архива Олега Чернявского

«Служил в «пожарке». Лето, июль. В восемь утра поступил сигнал — горит крыша казармы. Старослужащие из Средней Азии втихаря курили и кинули окурок в голубиный пух, который начал тлеть. В итоге все загорелось, и очень сильно. Шифер стрелял на 100 метров. Приехали и сразу обрубили провода — обесточили здание. Это первое дело. Тушили же водой. Было страшно, когда передо мной открыли дверь, а там дым, ничего не видно. Сунули в руки пожарный ствол, пнули ногой внутрь и как дали давление в три атмосферы! Меня чуть не сдуло с крыши! Потушили часа за четыре. Получил звание сержанта. А командир части разрешил официально играть в футбол. Он знал, что я бегаю нелегально и без увольнительных: видел меня в городе в спортивном костюме и с сумкой, но закрывал глаза».

Олег Чернявский: «В Гомеле страшно было играть»

«Служил в жаркое время выборов 2006 года»

Кто: Марк-Фредерик Аддо, бывший футболист

Фото: Анастасия Жильцова

Слова: «Бригадой спецназа тогда руководил Дмитрий Павличенко.  Очень хороший командир. Для нас всех он был очень уважаемым человеком. Мы его называли Батей. Он относился к нам, как к своим братьям. Вставал с нами на каждую зарядку в шесть утра. Зимой, летом — без разницы. Бегал марафоны. Не сторонился простых солдат. Жал руку и старался вникнуть во все требования. А на Новый год наряжался Дедом Морозом. Можете себе представить! Человек о чем-то не может сказать точно, пока не попробует это на себе. Хотя друзья меня пытались отговаривать: «Блин, Марчело, ты куда идешь! Сапоги! Зомбируют!» Зомбирование там только в чувстве плеча. Разгонные акции? Бывало. Я служил в жаркое время выборов 2006 года. 2 марта на Немиге перекрывали дорогу. При палаточном городке тоже был. Понимал, что происходит, но рядом стоят пацаны, с которыми пробежал невероятное количество километров, ползал в грязи, рыгал, меня несли, я нес... Я никого не бил. Единственная стычка случилась, когда народ Козулина шел освобождать. Там стояла наша бригада. Со стороны обывателя это выглядело по одному. С нашей стороны выглядело по-другому. Это служба. Мы были вне политики. Это не плохо и не хорошо. Это просто так есть».

Марк-Фредерик Аддо: «Павличенко называли Батей»

«Три часа ночи–кто-то ходит на моем участке. Я по уставу кричу: «Стой, кто идет!»

Кто: Сергей Вехтев, главный тренер «Витебска»

Фото: Иван Уральский

Слова: «Явился в военкомат, мне там говорят: «Выбирай–или Москва, или Минск». Я решил поехать в Минск. Все-таки поближе к Витебску. В итоге попал в роту охраны штаба округа. Через сутки заступал в караул. Охраняли штаб белорусского военного округа. Случился со мной однажды один забавный случай. Поставили меня на пост, чтобы охранял дом командующего нашим военным округом. Три часа ночи — кто-то ходит на моем участке. Я по уставу кричу: «Стой, кто идет!» Присмотрелся, вроде, идет сам командующий. Подходит он ко мне: «Служишь? Молодец, смотри, чтобы меня не украли!»

Сергей Вехтев: «С Заммером сложились не очень теплые отношения»

«Одного парня приволокли бухого в сопли, положили куда-то в угол и забыли»

Кто: Роман Астапенко, экс-футболист

Фото: Екатерина Гарбулько

Слова: «Мы с Димкой (Дмитрий Макар – Tribuna.com) в армии служили. Мне 19 лет. Родители слились из дома на отдых. Хата пустая. Думал, сейчас девчонок наведу. Звонок: «Завтра в армию надо». Ну, надо так надо. Я из Советского района один такой футболист явился. Пришел налегке в спортивной костюме. В руках ничего. Являюсь в положенное время, а возле военкомата прямо ДМБ. Гармошка играет, китай людей. Нас сгрузили в машину, повезли на Немигу в отстойник. Там продолжение ДМБ – музыка, слезы. Пацанам через ограждение водку кидают. Одного парня приволокли бухого в сопли, положили куда-то в угол и забыли. Кино самое настоящее.

После присяги нас отпустили погулять. В увал. А из части нужно выходить строем. Да и после прохождения КПП вдоль забора – тоже маршировать. И пилить так до самой остановки общественного транспорта. Мы вышли. А Макарена, как всегда, что-то где-то забыл. Сказал, мол, догонит. Ну, мы, красивые, как положено, строем выходим из части и топаем на остановку живенько, чтобы никто не развернул. И тут из-за ворот вылетает Макар: «Е##ны в рот, меня подождите, пи###болы!» А это день присяги. Все расположение в офицерах. Понятное дело, один из них Макару: «Сюда, рядовой!» Мы же быстрым маршем побежали к остановке. Макарика в итоге часа через три отпустили. Он до сих пор не рассказал, что с ним там делали :)».

Роман Астапенко: «Я по-доброму троллил одноклубников. Но только не Черника. Боялся, не поймет»

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.