Блог На вулiцы маёй

Владимир Хващинский: «Угрин не понравился. Нынешний тренер «Динамо» во многом уступает предыдущим»

Фото: Надежда Бужан

Новичок «Минска» рассказал Андрею Масловскому, как пытался доказать свою пригодность Душану Угрину, вспомнил заходы Юрия Чижа в раздевалку и признался, что не жалеет о сорвавшемся переходе в БАТЭ.

– Что изменилось после подписания полноценного, а не арендного, контракта с «Минском»?

– Ничего. В клубе же те же люди, что и полгода назад. Все были рады меня видеть. Связи с партнерами за эти несколько месяцев не потерял. Хотя все же изменение есть. Я почувствовал себя нужным. Все-таки зимой в «Динамо» подобного не ощущал. На сборах играл мало. Так что теперь чувствую себя лучше.

– Была надежда, что останешься в «Динамо»?

– Конечно. Надеялся закрепиться. Тем более в начале зимы Вук Рашович сказал моему агенту Валере Русецкому, что видел матчи за «Минск», что я ему очень понравился, что новый тренер хочет всех имеющихся игроков посмотреть. Но, видимо, я все-таки оказался не нужен.

Параллельно прорабатывал различные варианты продолжения карьеры и имел предварительную договоренность с «Минском». В конце сезона Андрей Пышник сказал, что в случае чего меня будут ждать.

– Сейчас ходит очень много разговоров о том, во что играет минское «Динамо». За два сбора сумел понять?

– Угрин хочет играть в атакующий футбол, и мы чаще всего действовали по схеме 4-4-2. Еще тренер говорил, что его команды забивают много. Но в двух форвардов сейчас мало кто играет. Чаще в одного и трех опорных. Из-за перестройки центральным хавам тяжело. Контроль мяча не такой, как был год назад. Игра строится на флангах и через подачи.

Скажу откровенно, Угрин не понравился. При мне в «Динамо» сменилось четыре тренера. И нынешний по многим параметрам уступает предыдущим. На первое место поставлю Журавля, на второе – Протасова, а на третье – Масканта.

Владимир Иванович всегда общался с командой, говорил тебе правду в глаза, прислушивался к мнению футболистов. Кроме того, у него интересные тренировки. Роберт Маскант больше на публику играл. Мне кажется, он ни к кому не прислушивался. А легионеров ставил выше белорусов. В отличие от Журавля, который не делил футболистов. Однако при этом мог к себе вызвать на разговор. Часто объяснял свои решения. Каждому, кто спрашивал, пояснял, почему тот не играет. Все рассказывал. Протасов тоже понравился. Ничего плохого сказать о нем не могу. Но результата особо не было. Хотя, если бы Кубок выиграли, думаю, продолжил бы работать человек.

– Ты хоть раз общался с Угриным?

– Не было ни одной беседы. На установках и теоретических занятиях пару раз обратился ко мне. Говорил, куда бежать. Может быть, с легионерами он больше и чаще общается. Но мне показалось, что с белорусами контакт у чеха не очень хороший. В отличие от Масканта Угрин – закрытый тренер. Спокойный ли? Нет. Проявляет эмоции. На тренировках может прикрикнуть.

– Но во время матчей не особо активен.

– А что во время игры подсказывать? Ты же ничего не поменяешь уже. Смысл кричать? На сборах во время спаррингов он тоже вел себя спокойно. Мог раз-два за матч крикнуть. Да и то когда действовали совсем уж не по установке.

– Какие перспективы ты видишь у «Динамо» при чехе?

– Трудно сказать. Пока все складывается плохо. Но если в Кубке «Витебск» пройдут, ребята могут встрепенуться. Этот матч многое решит.

– Когда тебе сказали, что не нужен «Динамо»?

– Мне никто такого не говорил. Хотя догадываться стал на втором сборе. В товарняках сыграл всего тайм! Фактически только тренировался. Было непонятно, почему не дают шанс. Стало ясно, что в «Динамо» не останусь. Ближе к концу сбора и агент сказал, мол, будем расторгать контракт. Хотя Угрин почему-то включил меня в делегацию на третий сбор. Ситуация вообще комичная. На последней теории он сказал, что все присутствующие летят. Может чех не знал тогда обо мне или забыл?.. В общем, спустя пару дней мы встретились с Алимом Селимовым, переговорили и расторгли контракт.

– Какое сложилось впечатление о новом генеральном «Динамо»?

– Нормальный мужчина. Видно, что спортсмен, понимает спорт. Правда, как сам признается, в футболе не особо разбирается. Но он вникает. И хорошо, что не мешает. Есть же такие руководители, которые не понимают ничего, но любят советовать. А Селимов четко разграничивает: он занимается бумагами, а тренер и спортивный директор – футболом.

Вообще динамовское руководство иногда подливало масла в огонь. В прошлом году играли здорово, шли на первом месте, а потом бац – Дулуба убирают

– На твоей памяти кто-то из директоров вмешивался в футбол? Павлюкович, к примеру.

– Сергей Васильевич – человек футбольный. Он мог посоветовать. Это, считаю, нормально. Я говорю о тех, кто вообще в футбол не играл. Шлойдо? По моим впечатлениям, нет, никуда не лезет. В «Минске» все тренер решает. Игорь Михайлович тоже четко разграничивает полномочия.

– В «Динамо» из тебя настойчиво пытались слепить крайнего полузащитника.

– Было дело. Когда пришел, в составе играли Куреля и Сычев. Ясно, что они должны были находиться впереди. Но особого дискомфорта на фланге не испытывал. Я ведь на этой позиции в Бресте часто выступал. На сборе в «Минске» тоже наигрывали в полузащите. Сейчас уже даже подзабыл, когда последний раз в официальном матче действовал на острие. Года полтора точно не играл. А все продолжают меня считать нападающим и статистику ждут соответствующую.

Фото: Надежда Бужан

– А ты себя кем считаешь?

– Даже не знаю. На краю легче играть. За форвардами всегда следят центральные защитники. Их двое, а ты один. Когда играешь на фланге, в соперниках всего один человек. Легче. Тем более у меня скорость хорошая, могу убежать. Хотя есть свои минусы – приходится в оборону возвращаться. А так до центра добежал и стой. Правда, забивать надо :).

– Ты сильно переживал, что не закрепился в составе «бело-голубых»?

– Конечно. Кому нравится играть за дубль? Ладно бы мне 17 лет было, а так… Не очень приятно. Но я все равно выкладывался по полной. Надо же физически себя поддерживать. Играть не будешь – потом команду не найдешь. Но есть такие игроки, для которых ссылка в дубль – позор. Дима Молош, например, играл, а тот же Диоманде вышел на один матч, пешком походил, а в перерыве попросил замену. Показательно.

– Три главных разочарования за динамовский период.

– Поражение в финале Кубка. Я на поле не выходил, но был в заявке. Все очень расстроились. Юрий Чиж после матча в раздевалку зашел. Высказался конкретно. Сказал, что плохо играли. Это раз.

Ситуация с Политевичем и Сулимой – это два. Было очень неприятно. Вроде все идет нормально, а потом вдруг началось. Но ведь так можно любой пропущенный мяч разобрать и найти виновных. А от этого микроклимат портится. Вообще клубное руководство иногда подливало масла в огонь. В прошлом году играли здорово, шли на первом месте, а потом бац – Дулуба убирают. Ну, как это понимать!? Это же сказывается на игроках.

А третье, даже не знаю… Вроде не порол стопроцентные моменты. Хотя был один матч на сборах. Играли с литовцами. Выхода четыре один на один не реализовал. Мы в итоге проиграли.

Я был в шоке, когда приехал в Брест. Никогда столько людей на трибунах не видел. Человек 50 сидело!

– Теперь радостные моменты вспомни.

– Когда вышел на замену в игре с БАТЭ при Масканте и забил. Мы тогда 2:1 победили и третье место заняли. Второе – завел много хороших друзей. Это тоже важно. Ну, и поработал в команде высокого уровня. Понял, что в таких коллективах тяжело играть. Надо постоянно побеждать, не терять концентрацию. Три матча выиграл, а в следующем ничья – руководство уже пихает. Если в Бресте после трех побед сыграешь вничью, никто плохого слова не скажет! А тут много не совсем позитивных эмоций. Вроде и победили 1:0, но играли плохо. Спрос очень строгий.

– За эти полтора года Юрий Чиж, если не считать случая после финала Кубка, часто заходил в раздевалку?

– Раза четыре. В основном, когда негативный результат, бывал. Помню, еще в первый мой сезон, когда проиграли БАТЭ, зашел. Был недоволен, но не ругался особо.

– Директор брестского «Динамо» Николай Хорошун заходил?

– По-разному. Когда зарплату три месяца не платил, не заходил. А когда выплатил – появлялся :).

– Личные беседы с Юрием Александровичем были?

– Вообще не разговаривали. Я даже контракт подписывал не в его кабинете и не с ним. Но Чиж со мной здоровался, знал.

– Ты понимаешь его тягу к смене тренеров?

– Ну, он хочет результата. Не видит его – меняет. Это его клуб. Что хочет, то и делает. Тем более бывали тренеры, которых реально требовалось менять. Правда, работали и такие, как Журавель. Мало кто понял, почему его сняли.

– Когда «Динамо» валилось во второй половине прошлого сезона, не было мысли, что пригодился бы и зря ушел в аренду?

– Я не люблю эти «бы». Вышел бы, забил бы! Пацаны тоже говорили: «Хващ, ты бы не помешал». А, может, я два подвез бы и не забил в пустые! Не люблю сослагательное наклонение. Перешел и перешел. Хоть нормально поиграл, удовольствие получил, пару мячей забил. А так сидел бы на замене. Это же психологически тяжело. Когда понимаешь, что нужен, что от тебя ждут чего-то, играть хочется. А когда ничего не ждут, а только говорят: «Докажи», сделать это сложно.

– Правда, что в «Динамо» ты получал десять тысяч долларов?

– Давай не будем это обсуждать. Если бы клуб хотел – раскрыл бы информацию. А так начнутся разговоры.

– В «Минске» меньше или больше?

– Конечно, меньше.

– В прошлом году в клубе максимальная зарплата равнялась четырем тысячам долларов.

– У меня не четыре :). Давай, закроем тему денег.

– Переход в «Минск» удовлетворяет твоим амбициям? Не смущает, что в прошлом году команда финишировала во второй шестерке?

– Не смущает. Клуб по нашим меркам хороший. Ребята подобрались играющие. Ждем, какие задачи озвучит руководство. Жаль, в прошлом году не попали в первую шестерку. Но когда я пришел, отрыв уже был большой. Мы боролись до конца, но не попали. Зато потом играли здорово – много побеждали.

– Премиальных себе заработали.

– Их отменили на втором этапе. И победы пошли. Мы потом шутили на этот счет. Мол, надо было сразу отменить. Сейчас деления не будет. Хорошо. Так как атмосфера во второй шестерке это… Я был в шоке, когда приехал в Брест. Никогда столько людей на трибунах не видел. Человек 50 сидело! Сколько там играл, меньше тысячи не приходило. Я знал, что мало ходят, но чтобы настолько! Возможно, сказалась плохая игра команды. Сейчас вот Цеван вернулся, Юрченко пришел, Рома (Василюк – Tribuna.com) есть. Может, дела получше пойдут, и болельщики вернутся.

– Как со стороны оценишь все, что происходит, с родной командой?

– Ничего положительно нет. Задолженности. Вообще, мне не очень понятно. Зарплаты же в «Динамо» небольшие – полторы-две тысячи долларов. И их должны по полгода. Неужели город не может помочь погасить?

Фото: Юлия Чепа.

– Прошедшей зимой не хотел вернуться в Брест?

– Были звонки от Сергея Петровича Ковальчука. Но я, во-первых, в Минске уже обжился. Дочка в садик ходит. Менять место – сложно, да и трудно это для детей. А во-вторых, финансы. Перешел бы, а потом семь месяцев без зарплаты сиди. В «Минске» хотя бы стабильно все.

– У твоих бывших клубов фанатов и болельщиков всегда было много. Как теперь играется для 200 человек?

– Никак. Мне поэтому больше нравятся выездные матчи. Больше болельщиков. Хоть какая-то атмосфера. А на «Торпедо» ощущения товарищеского матча. Никакого ажиотажа, эмоций. Очень сложно себя психологически настроить. Когда на трибунах хотя бы пять тысяч – заряжаешься от них эмоциями. У тебя есть силы. А так: выиграли – никто не радуется. Забил – тишина.

– Как находить силы?

– Стараюсь себя заставлять. Играть то все равно надо. Как привлечь болельщиков? Не знаю. Вон «Динамо» не может этого сделать. Команда половину чемпионата шла на первом месте – ходили те же две тысячи, что и всегда. Что уж о «Минске» говорить.

– В тебя одно время верил Георгий Кондратьев. Вызывал в сборную.

– Ну, я и играл тогда нормально. В Бресте забивал. Тем более с сильными соперниками лучшие игры получались. Он и приметил. Спасибо Георгию Петровичу за то, что в сборной поиграл. Пусть и немного. Когда приезжал, атмосфера была нормальная. Правда, я на товарняки вызывался. В последнее время он меня не приглашал. Я же два раза в чемпионате забил. Какая сборная?

Роберт Маскант больше на публику играл. Мне кажется, он ни к кому не прислушивался. А легионеров ставил выше белорусов.

– В свое время ты долго выбирал, куда уехать из Бреста: в БАТЭ или «Динамо». Даже дал предварительное согласие на переезд в Борисов. Но потом сменил решение. Почему?

– Я не менял ничего. Подробностей особо не знаю, так как всеми делами занимался агент, но вроде брестчане не договорились с БАТЭ по деньгам. А так как в Бресте не хотелось оставаться, перешел в «Динамо».

– Как на это отреагировал Анатолий Капский?

– Не знаю. Все решали агенты. Я с ним не разговаривал.

– Не жалеешь о том, что не стал борисовчанином?

– А чего жалеть?

– Чемпионат бы выиграл.

– Тогда в атаке серьезная конкуренция была: Родионов, Мозоль (Дмитрий Мозолевский – Tribuna.com), Концевой. Отдали бы меня в аренду – и все. В «Динамо» мне было хорошо. Сам виноват, что не заиграл. Но и мне тоже могли чуть больше доверять.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья