Блог На вулiцы маёй

«Хуже, чем в Белостоке, быть уже не может». Зубович – о четырех годах неволи в «Ягеллонии»

Самый странный легионерский опыт в истории белфутбола.

Мечты о европейском клубе зимой 2011 года привели 21-летнего Егора Зубовича в «Ягеллонию» из Белостока. Подписывая с поляками долгосрочный контракт – сразу на четыре года, – нападающий уж точно не мог предположить, чем все для него обернется: постоянные скитания по арендам в чемпионате Беларуси, ноль матчей в экстраклассе, финансовые разногласия с работодателем и тяжелейший процесс по расторжению трудового договора, завершившийся только на днях (1 марта футболист расторг контракт в одностороннем порядке). О своем легионерском опыте Зубович рассказал Андрею Масловскому.

Купили за 100 тысяч долларов

– После успешного сезона-2011 в «Белшине», когда я забил 11 мячей, на меня вышли представители «Ягеллонии» и пригласили на просмотр. Приехал и в первом же товарняке забил. Тренеру этого хватило, и мне предложили контракт на четыре года. В большом сроке не видел ничего плохого – европейский все-таки клуб (мне так казалось тогда). Да и поляки всегда, если покупают игрока, подписывают долгосрочные соглашения. Чтобы была возможность продать. А у «Белшины» меня выкупали за 100 тысяч долларов. Тогда еще в Бобруйске заключали контракты не на один сезон :).

Увольнение тренера, который приглашал, и ожидание шанса

Главный тренер «Ягеллонии» Чеслав Михневич на меня рассчитывал. Говорил, что буду играть, но через две недели его уволили. Пришедший Томаш Хайто решил сделать ставку на местных. И начал избавляться от легионеров. Из клуба ушли литовец Андрюс Скерла, проведший 84 матча за сборную, армянин Роберт Арзуманян. Мне же тренер четко дал понять, что я играть почти не буду. А впереди была Олимпиада. Нужна была игровая практика. Поэтому нашел вариант с арендой в «Нафтане». Подписался перед первым туром чемпионата. Аренда был полугодичная, но постоянно продлевалась. В общем счете, провел в Новополоцке полтора года. Летом 2013-го поляки сказали, чтобы я шел в «Неман». Ко мне приехал человек из клуба и пояснил просьбу тем, что так им проще за мной следить.

Отыграл в Гродно полгода. За это время в «Ягеллонии» сменился тренер. Питер Стойковец пригласил на сбор в Турцию. Он был мной доволен, но после сбора сказал: «У тебя есть уровень, но два конкурента за первую часть сезона забили по шесть мячей. Мне будет тяжело кому-то из них сказать, что он не будет играть». В общем, намекал на то, что лучше мне уйти в аренду. Тем более он знал об интересе «Немана». Так я уехал в Гродно на год.

Вранье капитана и спарринг, который все предрешил

За это время в Белостоке снова сменился тренер. Под руководством Михала Пробежа начал готовиться к возобновлению польского сезона. На сборе в Польше, за пару дней до отлета в Турцию, сказал, что летят все. Оставалось сыграть последний товарняк. Но я до конца не понял установку на этот матч. Первые 15 минут надо было играть в обороне, вторые 15 – в прессинге. А что делать в третьи – не понял. И вот 31-я минута, а я понесся в прессинг. На меня все смотрят, а тренер орет. Я ему показываю, что не понял. Он в ответ: «Не будешь выполнять установку, будешь играть в другой команде!» И спрашивает у капитана: «Подсказывал ему?» Тот спокойно отвечает, что да. Я обомлел! Никто и слова не сказал. Ясно же, что если бы мне подсказали, не побежал бы. Капитан прикрыл свою задницу, чтобы самому не получить. Через пару минут меня меняют, а после ужина тренер говорит, что в Турцию я не лечу.

Вынудили продлить контракт

И вот тут начинается самое интересное. Зимой 2015-го приезжаю в клуб: «Отпустите, дайте свободного агента. До конца контракта год».Руководство сказало искать команду. Нашел «Слуцк». Но председатель правления «Ягеллонии» Цезарий Кулеша говорит: «Уходишь, но продлеваешь контракт на полгода и отказываешься от зарплат за январь и февраль». Естественно не согласился. Я же работал на сборе со всеми. Тогда он начал запугивать. Говорил, сделает так, что я год в футбол играть не буду, а буду тренироваться с командой из третьей лиги. Пытался найти компромисс. В итоге, согласился продлить контракт на полгода (все-таки год без футбола много), но попросил выплатить зарплату, так как «Ягеллония» за четыре года выплатила мне всего две зарплаты. Это было еще в 2012-м, сразу после перехода! В Беларуси мне платили клубы, которые арендовали. Контракты заканчивались 30 ноября, и до февраля я сидел без денег. В Польше ничего на этот счет толком не отвечали, хотя первоначально была договоренность, что рассчитаются, когда буду покидать клуб. И я надеялся, что мне выплатят за месяцы, которые провел на сборах и тренировках. Но Кулеша категорично отказывался выплачивать мне какие-либо деньги, повторяя при этом, что в «Ягеллонии» у меня нет шансов заиграть. В итоге, вынужденно подписал соглашение на условиях клуба – продлил контракт и отказался от зарплаты за январь и февраль 2015 года – и уехал в «Слуцк».

Снова не нужен, но опять проблемы

Вернулся в Польшу 2 декабря 2015-го после окончания аренды. Руководство клуба было удивлено моим приездом и сказало, что в моих услугах не нуждаются. Тогда я попросил отпустить меня, так как до конца контракта оставалось полгода, но меня решили продать. Начались переговоры. Пока была виза, ходил в клуб каждый день. По возвращении в Минск просил (сперва устно) выслать приглашение и разрешение на работу, чтобы открыть рабочую визу. Потом слал письма с такими же просьбами, а также по поводу погашения задолженностей передо мной. Ответов не было. За два месяца написал шесть официальных писем. В итоге, выслали только приглашение, по которому можно было открыть туристическую визу. Самостоятельно сделал шенген в литовском посольстве. На переговоры приехал в феврале 2016 года. Снова просил меня отпустить, но теперь был согласен и от зарплаты отказаться. Но Кулеша в ответ: «Мы за тебя заплатили и теперь хотим эти деньги отбить». В свою очередь просил встать на мое место: три года по три месяца без денег, жена рожает. Он понимающе кивал, но стоял на своем: «Надо заплатить. Найди клуб».

Попытка срочной продажи

Мной в ту пору настойчиво интересовалось минское «Динамо». Начали переговоры. Первоначально поляки хотели за меня 100 тысяч долларов, однако ни «Динамо», ни любой другой клуб не выплатил бы такие деньги за игрока, у которого заканчивается контракт через полгода и который не сыграл ни одного матча за сам клуб. В какой-то момент, насколько мне известно, клубы договорились о бесплатном трансфере («Ягеллония» даже отправила проект трансферного контракта) с условием выплаты определенной суммы компенсации, если проведу нужное количество минут за «Динамо». Минчане были согласны, но поляки снова попросили отказаться от всех зарплат, которые были должны. В этот раз я не мог согласиться, так как все время и так шел на уступки. Как итог, не договорились, и переход сорвался.

Польские виляния

В один из моих приходов в клуб директор «Ягеллонии» Агнешка Сычевская неожиданно сказала, что меня отпустят свободным, если я все-таки подпишу отказ от зарплат. Отлично, говорю, давайте подписывать – вся эта ситуация уже надоела. Но схема оказалась следующей. Во-первых, поляки хотели, чтобы я подписал отказ сейчас, а они со своей стороны соглашение о расторжении контракта подпишут позже. Во-вторых, я должен буду найти клуб, который захочет меня купить. Я предложил подписать все бумаги сразу же и разойтись. Начали соскакивать: «Подпиши сейчас, а мы в понедельник и тебе вышлем». Нет, говорю, тогда в понедельник и я приеду. Приезжаю к назначенному времени, а Сычевской и Кулеши нет. Звоню – трубки не берут. Сычевская появилась в обед: «Начальника нет – будет в четверг. Без него я ничего не могу сделать». Это нормально? Я был злой, как собака! Тащился восемь часов, просидел день и – «начальника нет»! Все это время ко мне относились, словно я враг народа и украл их деньги.

Освобождение

Вернулся в Минск, поговорил с агентом. Решили поискать варианты расторжения контракта. Изучили регламент ФИФА по статусу и переходам. Оказалось, если футболисту не платят зарплату более двух месяцев, он может расторгнуть контракт в одностороннем порядке. Написал об этом в клуб, дал срок, который прописан в регламенте, на погашение. Даже несколько дней сверху накинул. Конечно, никто не заплатил. Тогда составил уведомление о расторжении и отправил. Копии послал в Польский футбольный союз, в АБФФ и ФИФА. Последним толчком к такому решению стало отсутствие запроса от «Ягеллонии» в АБФФ по поводу возврата моего международного трансферного сертификата до закрытия трансферного окна в Польше. Это нужно для моей заявки. Как оказалось, этот сертификат уже три года находится в Беларуси, несмотря на то, что после каждой из аренд я возвращался в клуб! То есть на меня не рассчитывали в клубе давно. Намеренно лишили всех возможностей для продолжения карьеры в Польше. В общем, наконец расторг контракт и стал свободным агентом. Сейчас подаю соответсвующую жалобу в ФИФА на действия поляков.

Что дальше?

До чемпионата страны месяц – нужно искать команду. Трудность в том, что многие уже укомплектованы. А я не мог заниматься поисками, потому что не знал, чем все закончится. Сейчас буду находиться в споре с «Ягеллонией» – зарплаты же так и не отдали. Но, надеюсь, это не осложнит поиски новой команды. Есть интерес со стороны «Слуцка», «Минска» и «Белшины», а также нескольких казахских клубов. Будем вести переговоры, а дальше посмотрим. По крайней мере, хуже, чем было в Белостоке, быть уже не может.

Акционер «Ягеллонии» Веслав Волошин, которому якобы принадлежали права на меня? Очень удивился, когда прочитал подобное в белорусской прессе. Это просто какой-то бред. Я заключал контракт исключительно с «Ягеллонией» и все переговоры всегда вел с Кулешей и Сычевской, которые являются уполномоченными и официальными представителями клуба. Что касается Волошина, то я только знаю со слов знакомых в Белостоке, что он посещает игры «Ягеллонии», но какова его роль или должность в клубе затрудняюсь ответить.

P.S. Уже после интервью стало известно, что Зубович находится на просмотре в минском «Динамо».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья