На вулiцы маёй
Блог

Сергей Новиков: «Летом сделаем в «Белшине» ряд изменений. Снова будет много шума и пыли»

Менеджер бобруйского клуба – о себе, футболе и возможном приезде Андрея Тихонова.

БАТЭ, Гончаренко, Шунто

– Как вам старт сезона?

– Не ожидал, что все команды будут настолько равны, а чемпионат – настолько непредсказуем. И это, признаюсь, вызвало удивление. Ожидал большего от БАТЭ. Думал, что с такими возможностями в команде будут другие исполнители.

– Ожидали 11 Иваничей?

– Нет, но БАТЭ благодаря своему финансовому и административному ресурсу имеет возможность собирать всех лучших футболистов в стране, начиная с детского возраста. Я ожидал , что команда, 10 лет подряд становящаяся первой, постоянно играющая в группе Лиги чемпионов, будет выше всех на голову. Но я не увидел этого в матче против «Белшины», которая была собрана за один месяц.

Вот возьмем чемпионат России. Смотришь игру ЦСКА или «Зенита» (они в России, как здесь БАТЭ) с командой второй восьмерки. Разница в исполнителях видна сразу. Качество футбола абсолютно другое. В Беларуси у БАТЭ такого нет. Недавно общался с Виктором Гончаренко на эту тему. Он в шутливой форме сказал: «Посмотрим летом». Наверное, что-то знает.

Но, вообще, чемпионат нравится. Я увидел большой интерес болельщиков. Люди приходят на стадионы, активно обсуждают различные темы в интернете. И неважно – хорошо или плохо говорят. Главное, что вообще говорят. И мне кажется, что есть в этом небольшая заслуга наша, «Крумкачоў» и «Ислочи». Яркости чемпионату мы точно добавили.

– Вы давно знакомы с Гончаренко?

– Несколько лет назад моя компания пробовала устроить его в «Кайрат» и московский «Спартак». Мы организовывали встречи с президентом «Кайрата» и с руководством «красно-белых». Трудоустроить не получилось, но хорошие отношения остались. Виктор глубоко разбирается в футболе, современно мыслит. Интересный собеседник.

– Сейчас много говорят об успехах «Крумкачоў». Вам как человеку, вкладывающему свои средства и время в другую команду…

– Мне немного обидно :). После победы над «Динамо» позвонил Денису Шунто и искренне его поздравил. Мы познакомились в конце прошлого года, когда «Крумкачы» обыграли «Днепр». Уже тогда с партнерами планировали прийти в белфутбол. И «Крумкачы» были одним из вариантов. Хотели работать как партнеры по привлечению легионеров. Однако потом прониклись идей сделать все самостоятельно.

С Денисом мы часто созваниваемся, много разговариваем о футболе и жизни. Он интересный собеседник. Человек с правильной жизненной позицией. Можем обсудить тех или иных футболистов. Правда, больше обсуждаем белшиновских, так как из их состава я могу только про Славу Глеба поговорить :). Да, Денис резко высказывался о наших игроках, но это его право. Понятно, что я с ним не согласен. Если бы слова о том же Комаровском соответствовали действительности, то сегодня Дима сидел бы на лавке. А он выдерживает конкуренцию и постоянно играет.

Денис – большой молодец. Еще никто не понимает, что он сделал на самом деле. Это огромный шаг вперед, это прорыв. «Крумкачы» – золушка. Футболисты отдали 10-12 лет спортшколе и уже повесили бутсы на гвоздь. Он собрал их вместе, и парни доказали, что время в ДЮСШ проведено не зря. Это пример для всех. Если у тебя будет цель, ты будешь работать и идти к ней, добьешься успеха. «Крумкачы» идут верным путем. Футболисты играют, как мальчишки во дворе. У них горят глаза.

– Команда с бюджетом 300 тысяч долларов без шансов обыгрывает «Шахтер» и «Динамо». Это что?

– Такого быть не должно. Лидеры белорусского футбола не должны вчистую проигрывать команде, собранной два года назад. Но благодаря этим результатам мы узнали реальное положение дел в белорусском футболе. Все привыкли к гегемонии БАТЭ, к тому, что есть «Динамо» и «Шахтер», что периодически подскакивает кто-то четвертый – «Днепр», «Гомель», «Минск», МТЗ. Все привычно, а тут появились «Крумкачы», показавшие, что при правильном и профессиональном отношении к делу, грамотном тренерском штабе, можно играть в футбол и давать результат. К примеру, нас в первом туре «вороны» просто переиграли на тренерской скамейке. И хотя мы сыграли вничью, для меня это было поражением.

Седнев, Булыга, АБФФ

– Почему не ладится игра у «Белшины»?

– Мы футболистам задаем тот же самый вопрос. Мне очень нравится немецкая Бундеслига. Игроки включаются на первой минуте, на 80-й добавляют еще, проводят ударную концовку и выключаются только в раздевалке. Мы же включаемся вначале, забиваем быстрый мяч, а потом выключаемся напрочь. Почему так происходит, должен разбираться тренерский штаб.

Вообще, на первых порах у нас было много сложностей в организационном плане. Нас приняли не так, как мы бы хотели. И это отразилось на ребятах. Сейчас ситуация стабилизировалась, мы начали набирать очки. Да, упускаем победы, но и не проигрываем. Это тоже важно. В пелотоне держимся. От третьего-четвертого места нас отделяет всего две победы. Все еще должно поменяться и стать на свои места.

– Как бы вы хотели, чтобы вас приняли?

– Нормально. А изначально «благодаря» журналистам о «Белшине» создавалось представление как о мешке с деньгами. Но у нас бюджет ниже среднего уровня чемпионата. И сегодняшнее место команды ярко отражает это. Кто бы что ни говорил, но выше головы не прыгнешь. Хотя задача стоит бороться за тройку и постараться достичь результата не хуже прошлогоднего.

Что касается нашего прихода в «Белшину», то мы не напрашивались, а нас туда пригласили. Мы приехали, представили свою программу, обсудили условия и решили, что надо попробовать. Ничего плохого для футбола в Бобруйске и регионе мы не сделали. Если бы мы пришли в отлаженную систему и развалили ее, тогда реакция была бы понятна. 

У команды сумасшедшая популярность. В составе хорошие футболисты – Фамейе, Торрес, Замарьян. По-новому заиграли белорусы. Тот же Виталик Булыга расцвел. Антон Амельченко вернулся в большой футбол. Надеюсь, вскоре окончательно раскроется и будет бороться за место в сборной. Радуют многие, но не все. Летом сделаем ряд изменений. Снова будет много шума и пыли.

Мы никого не выгоняли – ни Шагойко, ни Шрамченко. Антону одному из первых предлагали заключить контракт, но он принял решение уйти в «Динамо». Это его выбор. Захотел жить в хорошем городе и играть в хорошей команде. Просто если мы вкладываем средства, то хотим понимать, как они будут возвращаться. При всем уважении к тем ребятам, которые тут были, с ними мы не видели этой возможности.

– Но у Александра Седнева получилось дать результат.

– Седнев – шикарный тренер и классный мужик. И очень здорово, что у него получилось занять четвертое место. Но где финансовый результат? У «Белшины» была куча долгов за последние три года и ни одного трансфера, ни одного заработанного рубля на футболе! Понятно, что это не к Седневу вопрос, а к тем людям, которые руководили.

– Кто конкретно вас приглашал в Бобруйск?

– Было приглашение со стороны региона и города. Я не могу четко вспомнить, с чего конкретно все началось. Футбольный мир очень узкий и специфический. Новости разлетаются быстро.

– Молва говорит, что без Виталия Булыги не обошлось.

– Виталик в свое время играл в Бобруйске и много рассказывал о том, что это футбольный город. Один из немногих райцентров Беларуси, где люди тонко разбираются в футболе и любят эту игру, где есть база для развития. Конечно, его мнение сыграло определенную роль.

– Так вас Булыга приглашал?

– Конечно, нет! Он же футболист. Мы  позвали Виталика в «Белшину», но его мнением интересовались до заключения договора.

– Как на ваше появление отреагировали в АБФФ?

– У нас нормальные рабочие отношения. Перед началом сезона я несколько раз встречался с Румасом и Сафарьяном. Зачем? Чтобы представиться, рассказать о своей программе, о себе. Все-таки мы люди извне. Надо было просто познакомиться. Вот мы с журналистами сразу не с того начали, не познакомились, и на нас вылился ушат грязи. Чтобы этого избежать, надо было обо всем рассказать.

– У вас же это не первая попытка построить клуб?

– Ну, как сказать. В армавирском «Торпедо» команду формировал президент клуба и мой бывший партнер  Валера Оганесян. Наша компания выполняла скорее скаутские функции. В «Улиссе» было что-то похожее – это был полностью проект Оганесяна. Я помогал, но не особо углублялся в дела.

Здесь же работаем самостоятельно. И это единичный случай на всем постсоветском пространстве. Обычно крупная компания все берет под себя, вкладывает сумасшедшие деньги, ставит большие цели. Мы же хотим не только тратить, но и зарабатывать.

Гоу, Комаровский, Афанасьев

– Вы постоянно говорите, что хотите продавать игроков. Но это не всегда удается даже БАТЭ и «Динамо». Как вы собираетесь это делать?

– Ну, это же наш основной бизнес и хлеб, приносящий неплохие деньги. Партнерские отношения с клубами и агентами всего мира налажены неплохо. К тому же мы привезли не Иванова, Петрова или Сидорова, а того же Данилу Буранова – очень перспективного парня. В 17 лет он выиграл чемпионат Европы. Валерий Карпин подпускал его к основе «Спартака» и пригласил с собой в армавирское «Торпедо». И это не потому, что мы имели отношение к этому клубу. Того же Сашу Юшина Карпин не взял. А Буранов в 18 лет играл в первом дивизионе. Тот же Торрес здесь не только для усиления «Белшины», но и для того, чтобы сделать шаг вперед или в Европе, или в России.

Я понимаю, что футбол – это своеобразный бизнес. Торговать игроками это не то же самое, что помидорами на рынке. На продажу влияет много факторов. Вот Жерар Гоу, например. В России за него боролись «Урал», «Рубин» и «Краснодар». Галицкий выиграл, но за год Гоу провел всего два матча. «Быки» резонно отказались от него, а «Кайрату» парень подошел. И ивуариец преобразился. За два года наколотил более 50 мячей. Стал лучшим игроком Казахстана. Приехал за рубль, а сегодня его и за 100 не продадут.

Я не даю 100-процентных гарантий, что у нас получится в «Белшине», но сделаю для этого все возможное.

– Невыход в Лигу Европы осложнит процесс заработка?

– С точки зрения засвета игроков в Европе – да. Было бы здорово, если бы мы играли в еврокубках, но я скажу откровенно, что это было бы незаслуженно. Это не наша Лига Европы. Права на нее добился Седнев. Мы свое проиграли «Нафтану» в четвертьфинале Кубка.

– У белорусов, которых вы пригласили, репутация игроков, бегающих за деньгами. Да и по статистике последних сезонов парни не впечатляют. А вы их еще продавать собираетесь.

– Я бы не назвал наших футболистов отработанным материалом. Как так можно говорить о Букаткине, Комаровском или Матвеенко? Им от 27 до 29. Самый расцвет.

Но вообще, если бы не было в чемпионате лимита на легионеров, играли бы всего три-четыре  белоруса. И это гораздо лучше отразилось бы на белорусском футболе, чем нынешнее положение дел. Молодежь прогрессировала бы лучше. Места в составе никто бы не гарантировал. Хочешь играть – паши. А лимит создает помехи. Сегодня играют белорусы, которые не сильнее иностранцев. То же самое и в России.

– Солигорские и гомельские болельщики, говоря о Комаровском, произносят одну фразу: «Где деньги, там и он».

– У Димы было предложение из другого чемпионата. Не топового, но очень денежного. Но он остался. Мы поговорили, и Дима понял, что пусть сегодня и потеряет в чем-то, но если покажет хорошие результаты, получит возможность перейти в другую команду. Или «Белшина» привлечет хороших спонсоров и увеличит контрактные условия на следующий год. Так что не скажу, что он идет туда, где деньги. Ради футбола сейчас играют, наверное, только в «Крумкачах». Хотя и «воронам» платят деньги. И парни прекрасно понимают, что сыграют сегодня успешно – завтра будет хороший контракт.

– У Михаила Афанасьева за два года статистика 2+0.

– Я помню, как Миша играл в России, знаю его как человека. И я был уверен, что нашу команду он не ослабит. И с его приглашением попали в точку. А статистику не изучал. Даже если бы Миша ни одной игры не провел, взяли бы его. Я в Афанасьева верю. Но давайте не будем про каждого футболиста, ладно?

Ежуров, Романцев, Тихонов

– По первым турам вас не устраивала игра «Белшины». Как должна играть команда?

– Мы много забиваем, играем в открытый футбол. Ребята должны больше думать. Такой футбол всегда будет нравиться зрителям. Надо, чтобы люди на стадионе не просто уныло ждали, когда что-то залетит в ворота, а переживали, обсуждали яркие моменты, тактические идеи, комбинации. Я жду атакующего агрессивного футбола. Пока не все получается, но нужно время.

С детства болею за московский «Спартак» Олега Романцева. Футбол москвичей мне всегда нравился. Кроме того я прекрасно помню «Белшину» конца 90-х. Ходил юнцом на стадион и видел, как агрессивно, мощно и умно играла команда. Хлебосолов забивал под 30 мячей за сезон. Мне очень хочется, чтобы такой футбол был и сейчас. И после игры с БАТЭ было приятно видеть происходящее на трибунах. Да, мы проиграли, но люди провожали наших ребят овацией. Благодарили за игру и отмечали, что в город возвращается футбол.

– Приглашая Владимира Ежурова, обсуждали с ним это?

– Конечно. И тот футбол, в который мы играли на сборах в Турции, мне нравился. Ребята действовали интересно, грамотно. Но в сезоне перестало получаться. Где-то и из-за того, что у Владимира Раимовича возникли проблемы в семье и ему пришлось уехать. Это не просто отговорки. Это действительно так. Ему нужно было уехать. И это слегка встряхнуло ребят. Пошел результат. Мы посовещались с Ежуровым и решили, что пока все оставим так, как есть.

– Есть информация, что «Белшину» может возглавить Андрей Тихонов.

– Андрей – легенда российского футбола. Мы бы очень хотели вместе работать. Мы говорили с ним об этом, но договорились решить все после окончания его контракта с «Краснодаром». Так будет правильно. Пусть Андрей сперва определится со своим нынешним работодателем – будет ли работать вообще. И если появится возможность, с радостью поработаем вместе.

Андрея знаю не только как футболиста и тренера. Нас еще в 2003 году познакомил Виталий Булыга в Самаре. Андрей очень амбициозный человек. Думаю, ему это интересно. Все-таки одно дело быть помощником, а другое – главным. Но все будет зависеть от того, продлим ли мы собственный контракт с «Белшиной». Он истекает в конце года. Если да, то Тихонова продолжительное сотрудничество может заинтересовать.

Витебск, Полоцк, Могилев

– Вы родились в Могилеве?

– Нет, в Витебске. Родители были медиками – оканчивали местный университет. Мы прожили там четыре года, а потом на 10 лет уехали в Полоцк. И только когда мне было 14, переехали на родину отца в Могилев.

Футболом начал заниматься в Полоцке. Ну, если так можно назвать. Просто состояние дел в полоцком футболе было, мягко говоря, очень плохим. Иногда приходилось тренироваться обычным резиновым мячом.

Кстати, рос в одном дворе с Игорем Шитовым. Вместе играли в футбол. Я как старший все время его чему-то учил. Когда у него что-то не получалось, он говорил: «Я все равно стану футболистом». И стал.

В Могилеве занимался в СДЮШОР-7, потом попал в дубль «Днепра», но толком не играл – конкуренция была высокая. Поэтому когда стал выбор учиться или играть в таких командах, как «Вейно», выбрал первое. Я не был сильным футболистом, а несильным быть не хотел. Я привык быть лидером везде и во всем: и в бизнесе, и в спорте, и в семье. Только не надо думать, что я слабый человек, который остановился перед трудностями. Я просто трезво оценил ситуацию.

– Вроде вы еще и с экс-гендиром минского «Динамо» Игорем Пугачем вместе играли.

– Игорь младше меня и моих друзей, но мы взяли его под крыло. Ему было с нами комфортно. И он играл в нашей любительской команде. Когда Игорь стал директором «Динамо», пробовали сотрудничать. Я привозил нападающего Абиолу Дауду, но мы с Чижом не договорились по финансовым условиям. Хотя тогда нигериец забивал много – был вторым снайпером чемпионата Швеции. В итоге, он уехал в «Црвену Звезду». Кстати, Бангуру и Диоманде я тоже предлагал Пугачу в свое время. Но мы не сумели оформить трансферы. А Юрий Шуканов воспользовался информацией через год и привез их сюда через моего партнера.

– В 1998-м «Днепр» стал чемпионом Беларуси. Помните тот год?

– Я как раз был в дубле у Александра Вопсева. Это был классный период. На «Спартаке» всегда собирался полный стадион. Атмосфера была сумасшедшая. Толпы болельщиков встречали автобус на базе в Зеленой роще и гнали его до стадиона и обратно. Тогда Могилев жил футболом и это было круто.

В команде сложилась благоприятная ситуация. «Химволокно» и «Трансмаш» нормально финансировали клуб. Подобрался отличный состав – Болтрушевич, Чайка, Калачев, Огородник, Солодухин. Все было создано для футбола. А дубль был какой! Процентов 70 состава составляли ребята юношеской сборной.

Ну и, конечно, Валерий Стрельцов вел грамотную работу. Правда, футболисты дубля с ним пересекались редко. В основном, он общался с теми, кто привлекался в сборную или подпускался к основе.

Москва, бизнес, Лукашенко

– Почему для жизни и работы выбрали Москву?

– Это такой город, где можно реализовать свои идеи, где можно осуществить все задуманное. Я уезжал в 18 лет. Пока шел домой после футбола, позвонил родителям и попросил помочь собрать сумку, так как через три часа поезд в Москву. Они были ошарашены, но отговаривать не пытались. Я воспитывался в очень демократичной обстановке. Наверное, благодаря этому пришли и мои жизненные успехи. У меня всегда было право выбора. Родители могли только поддержать или посоветовать.

Первое время я жил у родственников. По приезде купил большой толстый талмуд «Работа для вас». Полистал, позвонил домой: «Слушайте, тут работы на тысячу страниц!» Первое время я был под приятным впечатлением от Москвы. Казалось, что все дороги мира сейчас откроются, но иллюзии растворились буквально через месяц. Деньги закончились, а постоянной работы все еще не было. Приходилось даже совершать долгие пешие прогулки от дома до работы. Мне почему-то очень хотелось работать в туризме. Хотел много путешествовать, но приходилось заниматься другим.

Играть в футбол я там не перестал. Благодаря этому появились новые связи и знакомства. Сыграли на турнире, начали общаться, сдружились и так далее. Своему старшему сыну говорю: «Даже если не станешь футболистом, в жизни тебе это очень пригодится». В 2003-м на два году уехал в Самару – открывали с другом представительство одного польского предприятия. Так я ушел в бизнес. Потом был свой крупный бизнес, связанный с черными металлами. Но кризис 2008 года меня сильно качнул, и я понял, что это особого удовольствия не приносит. Вспомнил слова отца, который говорил, что в жизни надо заниматься тем, что ты действительно любишь. И решил уйти в футбол. Это было в 2010-м, а через пару лет  появилось и «СТМ-Спортменеджмент».

– Белорусу трудно жить в Москве?

– Мне несложно. Я хоть и живу там долго, не считаю себя москвичом. Я никогда им не был и не буду. Но я и не могилевчанин, полочанин или витебчанин – я белорус. И очень горд этим. Кстати, в российских регионах не очень любят москвичей. И когда прилетаешь из Москвы, к тебе относятся с прохладцей. Помню, приехал в Грозный. Встретили недоверчиво. Но как только человек узнал, что я родом из Беларуси, да еще и из Могилева, просто расцвел. Оказалось, что он в свое время там немного пожил. Парень сразу преобразился, стал другим.

Политика? Стараюсь ее не касаться. У нас о политике начинают говорить, когда много выпьют. Тогда все вдруг начинают в ней разбираться. А я человек непьющий, поэтому говорю редко :). Я живу в коттеджном поселке недалеко от Москвы. У нас нет высоких заборов, и мы все на виду. Соседи знают, что я белорус. Когда кто-то возвращается из Европы, то рассказывает больше не о европейцах, а о Беларуси: «Переехали границу – будто в другой мир попали. Все чисто, аккуратно, засеяно, спокойно. Можно остановиться где угодно и не бояться». Это всегда лестно и приятно слышать. Они восхваляют политику Лукашенко и я их поддерживаю. Когда еду на родину, просят привезти различные гостинцы. Один сосед зефир любит, другой – конфеты, а третий – мясные деликатесы. Периодически балую их.

Вообще, мотаться между Минском и Москвой тяжело. Все время в самолетах или за рулем. Устаю, но мне хочется, чтобы был результат. Хочется, чтобы в конце сезона и футболисты, и болельщики, и специалисты, и журналисты признали, что мы все это делали не зря.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья