Блог New Generation

Кристиан Хенкель: «В МХЛ игроки во время отпуска в Турцию ездят. За океаном ребята работают»

Кристиан Хенкель, Летбридж

В прошлом сезоне перспективный белорусский защитник сменил МХЛ на юниорскую лигу Канады. В интервью Tribuna.com Кристиан Хенкель рассказывает об индейцах, загадочном душе, отцеплении из сборной и навыках, которые, как выяснилось в WHL, провисают.

«Перед переездом в Канаду возникли трудности, но я сам в них виноват»

-- Прошлый сезон ты провел в Америке. Общие впечатления?

–- Отличные впечатления! Люди добрые и доброжелательные – меня отлично встретили. Хоккей там тоже очень отличается от нашего, ведь размер площадок меньше. Мне очень понравилось.

-- В детстве ты видел себя в хоккее за океаном?

–- Я всегда мечтал играть в Северной Америке. Можно сказать, это был мой первый сезон на пути к большой мечте – сыграть в НХЛ.

-- В любимой команде «Сан-Хосе»?

–- Раньше хотел играть именно там. Теперь просто хочу попасть в НХЛ: это нереально круто. Мы как-то на матч выбирались в Калгари – с трибуны я уже увидел это своими глазами.

-- Расскажи историю твоего отъезда: как появился вариант с «Летбриджем» и почему ты решил, что пора отправляться в Канаду?

–- Я ведь прекрасно понимаю, что пробиться в НХЛ можно только через минорные лиги. После юниорского чемпионата мира со мной связался агент. Он предложил поиграть в Канаде. Естественно, согласился: вряд ли есть люди, которые отказались бы выступать за океаном. Еще год поиграл в МХЛ, а в июле 2013 меня задрафтовали. Так я и оказался в «Летбридже».

-- Известно, что переходу сопутствовали определенные трудности. На руках у тебя был действующий контракт с «Юностью». Минчане не хотели тебя отпускать?

–- Да, были трудности. Сначала уехал на месяц в Канаду. Это было моей ошибкой, потому что я не договорился с «Юностью». Виноват в том, что не доделал все дела в Минске и отправился за океан. Вернулся, отыграл до декабря, попутно решив все вопросы. А потом снова полетел в Летбридж.

-- «Юность» не в обиде из-за твоего отъезда?

–- Да нет, у нас все гладко прошло. Просто не нужно было спешить с отъездом изначально.

-- То есть, минчане были не против варианта с «Харрикейнз»?

–- Нет, конечно. Просто нужно было уладить вопросы. В итоге, в декабре я оказался в Канаде. Спасибо агенту и родителям, которые участвовали в урегулировании всего этого.

-- Агент из Беларуси?

–- Нет, из-за океана.

-- В 14 лет ты подписал контракт с «Юностью» на пять лет. Весьма долгосрочное соглашение для такого возраста. Помнишь, как его подписывал?

–- Это мой первый профессиональный контракт. Мне тогда мой первый тренер сказал, что меня хотят подписать. Я очень обрадовался, позвонил сразу отцу. Он приехал, разговаривал с директором клуба. Сошлись на том, что «Юность» отпустит нас, если появится вариант с Канадой. Появилась возможность – отпустили.

-- Но ведь не сразу.

–- Так получилось. Я уже сказал, что сам виноват в той ситуации. Пришлось приехать в Минск. Но все-таки в декабре я оказался в Канаде, чему очень рад.

-- То есть, тебе не за что обижаться на бывший клуб?

–- Нет, у нас продолжаются нормальные рабочие отношения. Вот, скоро буду с «Юниором» начинать предсезонку. В Канаде ребята летом сами тренируются, а собираются ближе к августу. А я буду изначально с командой тренироваться. Пусть и в тысячах километров от Северной Америки.

«До сих пор не знаю, как в канадском доме пользоваться душем»

-- Итак, Канада. Твои впечатления от этой страны?

–- Летбридж – маленький город, как Новополоцк. 75 тысяч жителей. Сходство с Новополоцком, конечно, условное. В Летбридже и центр есть – много ресторанов, дворец на семь тысяч. Несмотря на то, что мы проигрывали чуть ли не каждый матч, на игры приходило по пять-шесть тысяч человек. Каждый раз, когда выходил на лед, получал незабываемые эмоции от атмосферы на трибунах.

-- В Бобруйске, когда «Юность» встречалась с «Динамо-Шинником», ты играл почти при четырех тысячах зрителей. Сравни атмосферу в Канаде и в Бобруйске.

–- В Бобруйске я играл два раза всего. А там антураж, чтобы никого не обижать, в любой игре в любом городе не хуже, чем в Бобруйске.

-- Это как-то на твою игру влияло?

–- Да, я впервые почувствовал, что играю не только за себя и команду, но и за болельщиков. Понимание того, что после разгрома тебе будет стыдно выйти на улицу, мотивирует. Идешь по улице в клубной куртке, а к тебе могут подойти и спросить: «Что такое? В чем дело?» Но играть никто не учил – наоборот поддерживали.

-- Что отвечали?

–- Говорили, что исправимся, выиграем следующую игру. Что мы еще можем сказать?

-- Что еще удивило?

–- В МХЛ игроки во время отпуска отдыхают, в Турцию ездят. За океаном же летом ребята работают. Некоторые в бейсбол играют. А в свободное время мы ходили по ресторанам и кинотеатрам – в принципе, здесь то же самое. На время выходных мы договаривались не говорить о хоккее. Собирались где-нибудь – могли поиграть в теннис, бильярд. Но о хоккее на выходном ни слова.

-- Что еще запомнилось кроме хоккея?

–- Кварталы, в которых жили индейцы. У них очень часто были праздники, на которых они шумели и танцевали. Если честно, меня это даже пугало поначалу. Помню, какой-то праздник был. Индейцы его отмечали на катке – было много народу, люди бегали. В итоге они растопили этот лед. Вот главное отличие от Европы.

-- Где жил?

–- В семье. Условия отличные! Комната своя на нижнем этаже. Жил с молодыми хозяевами – родителям по 38 лет всего. Двое детей у них – тоже спортсмены.

-- Цены в магазинах отличаются от белорусских?

–- Нет. Я вот только из Германии приехал, до этого в Канаде был – примерно одинаково все стоит и там, и в Беларуси.

-- А поведение сверстников другое?

–- Естественно. Они более профессиональные. Вот в Беларуси я даже подумать не мог, что можно приходить на арену за два часа до тренировки. У меня башка потом взрывается от такого! Они приходят, делают растяжку, велосипеды – у каждого своя программа. Еще там все на авто ездят. У меня, правда, пока прав нет. Думаю получить в ближайшее время.

-- Свободное время ты проводил так же, как и канадские ребята?

–- Да, старался не отличаться от остальных. Поначалу было тяжело: языковой барьер сказывался. В школе-то я много английского не выучил. А там постоянно смотрел хоккей по телевизору, фильмы – в Канаде ведь все на английском. По ходу и с ребятами общался. Понятно, что в совершенстве я английский не знаю, но если что, парни подстраивались под меня. Под конец с этим вообще проблем не было. А то, что тренер говорил, я изначально понимал. Там с немецким все термины схожи.

-- Новости по ТВ смотрел?

–- Да нет, что их там смотреть? Хоккей по TSN круглосуточно крутили, передачи про него – вот что смотрел. В раздевалке тоже – приходили за несколько часов до тренировок, пока упражнения делали, хоккей по телику включали. Через два месяца я просто не мог уже на него смотреть :).

-- Одноклубники знали, где Беларусь находится?

–- Не все, если честно. Для них это то же самое, что и Россия. Многие не отличают. Говорят: «Какая разница, если вы все равно на русском языке разговариваете?»

-- А ты знаешь белорусский?

–- Если честно, нет. Мне даже немного стыдно. В школу пошел с шестого класса, поэтому не особо и старался. Зато немецкий знаю. К слову, белорусский все равно не буду пытаться выучить. Не думаю, что он мне пригодится.

-- Насколько сильно атмосфера в «Летбридже» отличалась от той, в которой ты был в «Юности»?

–- Там постоянный позитив. Мы проигрывали почти в каждом матче, но все равно все приходили на следующий день в раздевалку веселые. Тренеры тоже подбадривали. Мне поначалу было тяжело перестроиться. А ведь нужно забывать об игре, как только ты уходишь со льда. То же касается и неудачных смен. Когда садишься на лавку, нельзя загонять себя. Тренеры учат, что прошлое нельзя исправить – нужно вынести что-то из ошибки и не повторять этот момент.

-- В Беларуси не так?

–- Совершенно. В «Летбридже» ты заходишь в раздевалку и все улыбаются. У нас в «Юности» не такая раскрепощенная обстановка была. За океаном тренеры одной из задач ставили, чтобы был хороший, сплоченный коллектив. Поэтому и на льду в Канаде все в кайф делать!

-- Тренеры разносы устраивали?

–- Иногда кричали, но все в меру. В Беларуси значительно больше и жестче с этим дело обстоит.

Кристиан Хенкель

-- Как тебя приняли в команде? Приходилось слышать истории, что в североамериканских коллективах не очень любят выходцев из бывшего СССР и стараются устроить им «сладкую жизнь».

–- Да нормально приняли. Все помогали. С кем-то общался больше, с кем-то меньше. Когда приехал, была вечеринка новичков. Девчонки были, много народу. Новички должны были танцевать – кто-то стриптиз, кто-то еще что-то. Один раз в кинотеатре все новички пошли на сцену, чтобы спеть песню. Весело, смешно и интересно было.

-- Самый запомнившийся розыгрыш в коллективе?

–- Так постоянно весело было! После тренировок, например, каждый писал на бумажке шутку над кем-нибудь другим. Капитан по очереди читал их, но никто не знал автора шутки. Весело было. Да и вообще, полно всяких игр и занятий. В Беларуси такого нет.

-- Что насчет пива у хоккеистов?

–- Иногда были безалкогольные вечеринки. Например, после трехматчевой победной серии или в дни рождения. Капитан идет к тренеру, объясняет ситуацию – нам разрешают погулять до двух часов ночи. Вообще, нам в одиннадцать надо дома быть. Приходишь домой – звонишь тренеру. Если не позвонил, то звонит уже сам наставник. Если родители поднимают и говорят, что тебя нет дома, то вся команда получает наказание.

-- Опаздывал когда-нибудь?

–- Нет, я самым примерным игроком был. Всегда в девять дома :).

-- Другие опаздывали?

–- Да, иногда. Раза три. На следующий день бегали челноки.

-- Самая забавная история, которая случилась с тобой за океаном?

–- Я до сих пор не знаю, как дома в Канаде душем пользоваться. У меня с самого начала хозяйка спросила: «Знаешь, как включать?» Я не сообразил, что она спросила, поэтому ответил: «Yes». Через неделю понял, что я не знаю, как им пользоваться. У хозяйки не переспрашивал – не хотел выглядеть дураком. Вот я только в раздевалке и ходил в душ :).

«Какой защитник может занести себе в актив сезон с «-21»?

-- WHL – что за лига?

–- Мне очень понравилось. Уровень высокий: все делается быстрее, намного больше силовой борьбы. Отдельное внимание уделяется защитникам и нападающим. Мне показывали там такие моменты, о которых в Беларуси я даже не знал. Например, в какую часть борта нужно бросить, чтобы шайба выскочила на пятак. За два-три дня до игры нам давали программу питания. Наверное, это все показывает уровень лиги, в которую я попал.

-- Почувствовал ли, что играл против парней, у которых уже нереальный уровень и которые скоро могут жечь в НХЛ?

–- Да. Особенно запомнился Сэм Райнхарт из «Кутини Айс», который сейчас идет на первом месте в преддрафтовом рейтинге. Зверь, конечно. Он в первой пятерке как раз играл против меня в матчах между нашими командами. В той игре у меня смены по четыре минуты длились: забрать шайбу у него было просто нереально. Как ни подкатись – результат один. Да и вообще тройка классная – с ним играли Тим Бозон, который недавно перенес кому, и еще один парень. Не выпускали из зоны, в общем. Никита Щербак из «Саскатун Блэйзерс» запомнился. Эдмонтон – классная команда. Там играет много канадцев, идущих на первый раунд драфта. В Калгари Джейк Виртанен играл – тоже в первом раунде будет задрафтован. Да в каждой команде есть человек, который выделяется.

-- Может, жалеешь, что покинул МХЛ? Все-таки этот турнир позиционируется как довольно крутой…

–- Думаю, что WHL посильнее будет. Конечно, пока ты не увидишь матчи между лидерами WHL и МХЛ, говорить ничего нельзя, но, думаю, в Канаде команды посильнее. Хотя «Красная Армия» или «Локомотив» поборолись бы за победу.

-- Твоя команда стала последней в конференции, установив антирекорд по набранным очкам. Чем это можно объяснить?

–- У нас была очень молодая команда, под которую взяли нового тренера. Что тут говорить, мы были значительно слабее соперников. Но ничего страшного – жизнь не заканчивается. Я уверен, что в следующем сезоне мы сыграем лучше. Команда создавалась не на один год, поэтому я уверен, что никаких перестановок не будет, а состав сохранится.

-- Та «Юность», за которую играл ты, в WHL была бы выше «Летбриджа»?

–- Минчане в Канаде не играют – ничего конкретного сказать нельзя.

-- А если сравнивать уровень WHL и ОЧБ?

–- Нельзя сравнивать. Во-первых, разные размеры площадок и, соответственно, стили игры. Да и одно дело молодежь, а другое – взрослые хоккеисты. В первом случае выше скорости, во втором – больше опыта. Там – что-то свое, здесь – что-то свое.

-- Твой показатель полезности в «Летбридже» «- 21». Можешь занести себе в актив?

–- Безусловно, нет. Какой защитник сможет занести себе в актив «-21»?! Хотя это не худший показатель в команде, но я ведь не весь сезон там играл. Я всегда старался, выкладывался на 100 процентов, но чего-то не хватило.

-- Не жалеешь, что не выступал в команде-лидере?

–- Но ведь я играл, где играл. Что сейчас говорить об этом? Конечно, у меня был бы какой-то плюс, если бы находился в составе лучших клубов лиги. Уверен, в следующем году, если все получится, у меня будет «+21» и в Летбридже.

-- По прошествии первых матчей в Канаде какие хоккейные навыки у тебя провисали больше всего?

–- Во-первых, скорость принятия решений. Во-вторых, просто скорость. Нужно и игру на синей линии улучшать. Мне, безусловно, надо добавлять в этих компонентах. Если честно, когда туда приехал, я об этом не знал. В МХЛ этого просто не замечал – мне об этом никто ничего не говорил. А приехав за океан, сыграл пару матчей – сначала был просто в шоке. Я не ожидал, что у меня столько проблем – и с броском, и с подключением в атаку. В принципе, со всем были проблемы.

-- И как прогресс? Что тебе дала Северная Америка в хоккейном плане?

–- Опыт и скорость. Да и вообще, игра заставила улучшать все компоненты.

Кристиан Хенкель, Летбридж

-- Забросить в WHL защитнику трудно?

–- Там все забивают. Есть позиция для броска – нужно бросать. Бесконечно шайбу по зоне соперника никто не возит.

-- Ты только однажды забросил.

–- Первая игра, первый период. Крайний нападающий вошел в зону, я скатился в центр с синей линии. Он отдал передачу – я бросил, не прицеливаясь. И кое-как шайба залетела.

-- Забрал трофей?

–- Да, мне ее в торжественной обстановке подарили. Красиво все сделали: подписали и со статуэткой перед всей командой вручили.

-- Это первые предметы в коллекции?

–- Да, в Беларуси каких-то официальных подарков не было.

«В Канаде ребята с вбрасывания договариваются о драке»

-- Раньше не приходилось драться 1 января?

–- Нет. Даже играть раньше 1 января не приходилось. Но все бывает в первый раз.

-- Из-за чего с Хантом из «Регина Пэтс» в кулачный бой вступил?

–- Обычный игровой момент. Если честно, я даже не ожидал такого: просто толкнул его. Парень, наверное, был полностью заряжен. Сначала я пропустил пару ударов, а потом, вроде бы, выровнял ситуацию.

-- Тафгаи затем разобрались с обидчиком?

–- Нет, я сам ведь за себя постоял. Кстати, я ведь жил с бойцом. У него 16 или 17 драк за сезон. Этим он и занимается – дерется, силовые приемы проводит. Я у него спрашиваю: «Ты голы любишь забивать?» Он ответил, что это не его работа. Он играет в прессинг, играет в тело. А голы должны забивать те, у кого задача забивать голы. У капитана тоже 16 драк в сезоне. Были ребята, которые драться любили.

-- В Беларуси дрался до этого?

–- Все дерутся, это же хоккей. А официальные драки один на один в Беларуси запрещены. Сразу судьи разнимать едут. У нас в Канаде ребята с вбрасывания договариваются на драку. Только шайба падает на лед – краги уже скинуты.

«Маловероятно, что попаду на драфт»

-- Перед отъездом в Северную Америку ты должен был сыграть за юниорскую сборную Беларуси в первом дивизионе, но в последний момент тебя отцепили от команды. В чем причины?

–- Недопонимание с тренером возникло. Возможно, я не проходил в состав. Я же не тренер, поэтому не знаю.

-- Как Андрей Ковалев объяснил свое решение?

–- Сказал, что я не подхожу под его стиль игры.

-- В интервью наставник говорил, что некоторые игроки, ты в том числе, зазвездились. В чем это проявлялось?

–- Не знаю, зазвездился или не зазвездился. Может, и я был виноват. Считаю, ничего страшного не произошло. Жалко, конечно, что был отчислен из сборной, но ничего не поделаешь. Получил какой-то опыт и в этом. Зато съездил на молодежный чемпионат мира.

-- Где планируешь провести следующий сезон?

–- Пока не знаю. На данный момент у меня контракт с «Юниором». Там и начну предсезонный сбор.

-- Надеешься попасть на драфт НХЛ?

–- Если честно, то это маловероятно. «--21» – не лучший показатель полезности для защитника. Но, конечно, это моя мечта. Для ее осуществления мне надо многое сделать. Играть в НХЛ – мечта каждого!

-- Хотя бы какие-то предпочтения есть?

–- Раньше «Сан-Хосе». А теперь совершенно без разницы. Это же НХЛ!

-- Ты говорил о матче, на котором побывал.

–- Да, тогда играли «Калгари» с «Лос-Анджелесом». От Летбриджа до Калгари сто километров – мы в марте с семьей, в которой я жил, выбрались. Круто, что тут сказать? Огромная под завязку забитая арена. На разминке игроки без шлемов катаются. После голов атмосфера непередаваемая. Такие моменты не забываются. «Динамо»? В НХЛ все-таки атмосфера лучше. Люди приходят на шоу. У них там поп-корн, кола. К нам ведь тоже приходили пиво попить да драки посмотреть – их у нас было две-три за игру. В общем, зрители просто получают удовольствие.

-- У тебя кумир по-прежнему Лидстрем?

–- Нет. Роман Дюков :).

-- Расстояние не помешало лучшим друзьям общаться?

–- Нет, конечно. Вот, тренироваться будем скоро вместе.

-- У него с WHL не получилось. Не в курсе, почему?

–- Думаю, правильно будет у самого Ромы и спросить.

Фото: lethbridgehurricanes.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья