Блог Ни слова про футбол

«В школах поставят жопами, и никто не видит, куда бюллетени кладут». Олимпийский чемпион Парфенович – о выборах

Говорит, их нет. 

Продолжаем обсуждать со спортсменами главное событие 2020 года в Беларуси – нет, не пандемию коронавируса, а выборы президента, назначенные на 9 августа. Очередной спикер – Владимир Парфенович, трехкратный олимпийский чемпион в гребле на байдарке. Еще Парфенович успел побыть депутатом. В июне 2004-го он с другими представителями парламентской группы «Республика» Сергеем Скребцом и Валерием Фроловым устроил голодовку, чтобы добиться рассмотрения в парламенте изменений в Избирательный кодекс. Голодовка длилась 18 дней, однако главной цели не достигла. Сейчас Парфенович работает детским тренером, но внимательно следит за ситуацией в стране.

– Читали высказывания гребцов, где они поддержали действующую власть?

– Читал, конечно. Девочки пока некомпетентны в ситуации.

– А реакцию Гуркова видели?

– Как он про них сказал: Гребибля и Гребубля. Я от души посмеялся.

Виталий Гурков: «Сложилось устойчивое впечатление, что капли, падающие с весел на темечко, гораздо опаснее и разрушительнее действуют на работу головного мозга, чем удары Прамука»

– Как вам сейчас ситуация с выборами? Кажется, что события развиваются активно.

– Вы знаете, если вспоминать 2004 год, когда я еще был депутатом, вы, может быть, помните голодовку нашу – вот и вся история. Надо исходить из этого. До тех пор, пока не будет изменен Избирательный кодекс, выборов в Беларуси не существует. Пока не будет изменен избирательный кодекс по прозрачности, по открытости выборов. Мы конкретно тогда вносили три предложения: формирование избирательных комиссий, отмена досрочного голосования, где больше всего фальсификаций, и наблюдение на выборах – наблюдатели должны видеть, куда кладутся бюллетени. Вы же знаете, каким образом сегодня формируются избирательные комиссии. О каких выборах мы говорим? Нет выборов в Беларуси. Нет!

– Это основная причина, по которой Александр Лукашенко так долго находится у власти?

– Вот скажите, если вы сформируете нормальную, человеческую комиссию, если там будут люди разных взглядов, разве кто-то посмеет фальсифицировать выборы?

 

– Возможно, люди честно считают, а потом на выходе получается другой результат.

– Где люди честно считают? Когда в школах поставят жопами и никто не видит, куда бюллетени кладут. Вы когда-нибудь видели, чтобы наблюдатель своими глазами видел, куда положили бюллетень? Нет? О чем тогда мы с вами говорим?

– А как вам высказывания Лукашенко про своих оппонентов? Одного назвал шелудивым, другого с хряком сравнил.

– Это хамские высказывания человека, который не уважает свой белорусский народ. И своих людей не уважает, то есть он живет в стране, которую не уважает. Разве с такими пенсиями уважают людей?

– Читал, что сейчас повышают пенсии, но в долларовом эквиваленте они все равно будут меньше, чем в начале года.

– Да, цены поднялись, и курс доллара же обвалился. То, что произошло сегодня с ценами – это обдираловка белорусского народа. Люди себе в элементарных вещах отказывают. И уважение Лукашенко потерял. Просто потерял у людей уважение и доверие.

– Но на выборы пойдете?

– Я же вам сказал – нет выборов. На какие выборы можно ходить, если нет выбора?

– Может, что-то поменяется?

– Ничего не поменяется. Даже не сомневайтесь. Правильно Светлана Алексиевич сказала: пока каждый не осознает, что стоит бороться за свое личное счастье, ничего не изменится. Люди думают, что все на халяву к ним придет. Не будет халявы.

– Надо все равно надеяться.

– Не надо ни на что надеяться. Прекратите базар этот. Вы что, Библии начитались?

– А что делать? Не хочется же уезжать из страны.

– Не уезжать надо, а валить надо, пока молодые. Пока молодые – валите, и побыстрее, из этой страны!

У нас сейчас все враги народа. Если ты имеешь другую точку зрения, то ты враг народа. Ты толстый, ты придурок, ты недогнутый, ты изогнутый – ну как так можно?! Я вообще просто в шоке. Раньше у него [Лукашенко] поведение было еще адекватное, а сейчас совершенно неадекватное.

– Некуда бежать. Да и не хочется.

– Да, конечно, некуда бежать. Из своей страны куда бежать? Вопрос, как убедить людей не обманывать, не фальсифицировать. У нас кто основные фальсификаторы? Врачи, учителя и госслужащие. Мы просили в 2004-м изменить три позиции, и кто тогда нас поддержал? Кто поддержал трех депутатов, которые голодали?

К сожалению, вы уже выросли при этом режиме. А наша жизнь не только при этом режиме была, но и при том режиме. И у нас на сегодняшний день, как говорил один французский дипломат, система султаната. Я считаю, что самая грамотная оценка действующей системе – султанат.

Еще вопрос заключается в России.

– В России молчат.

– Они и будут молчать. На сегодняшний день россияне как бы не могут вмешаться и не могут подействовать, хотя они его и поддерживают. Я думаю, что поддерживают не только финансово, но и думаю, что приезжают в черной форме и дубасят наших, белорусов – у меня есть такие подозрения. Потому что белорус белоруса не может так бить дубинами по голове.

У России есть определенные интересы к Беларуси. Если мы за все время Союзного государства получили где-то, может, 50-100 миллиардов долларов, то Россия вправе предъявлять определенные претензии к действующей власти. Серьезные деньги были вложены со стороны России в Беларусь, поэтому еще раз говорю: халявы не будет. И за деньги, взятые у России, надо будет отвечать.

А какие у нас золотовалютные резервы на сегодняшний день? Что-то в последнее время никто ничего не говорит. А почему вы не задаете вопрос, где второй бюджет? Когда мы были в парламенте, [депутат] Валера Фролов задал этот вопрос президенту, тот ему четко ответил: «Не ваше дело. В надежном месте». Разве такое может быть?

– Слышали про инициативу Виктора Бабарико о проведении референдума по возвращению Конституции 1994 года?

– Совершенно правильные изменения. Первая позиция, которая должна быть изменена, – количество сроков. Разделения ветвей власти сейчас у нас тоже не существует. Почему у нас 800 человек отделены от коррупции? Которые не преследуются по коррупции. Если президента подозревают в коррупции, то он должен сидеть, как и во всем мире. А если у нас кто-то подозревает президента в коррупции, то кто сидит? Тот, кто подозревает :). Вот и вся история.

– Что думаете по поводу Валерия Цепкало?

– Ничего не думаю. Цепкало – это не кандидат в президенты.

– Вы с ним знакомы?

– Нет, но по его высказываниям... У нас нет ни одного кандидата в президенты на сегодняшний день. Может быть, Бабарико и был бы кандидатом в президенты и президентом. Но вообще нужно было идти в президенты не за три-четыре месяца. Нужно было готовиться к этому, потому что все начали говорить о них последние два-три месяца.

– Бабарико вроде бы давно известен. Он и раньше давал очень критичные интервью в отношении действующей власти.

– Поэтому я и говорю, что единственный, кто мог бы двигаться дальше и дальше бороться, и люди бы его поддержали, – это Бабарико. И я бы тоже его поддержал, если бы он смог бы дальше двигаться.

Фото: mlyn.byglavred.info

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья