Ни слова про футбол
Блог

«Террористы, осторожнее – вам противостоит регбист». 11 сентября 2001-го он был среди тех, кто спасал захваченный самолет

20 лет назад во время атак, организованных «Аль-Каидой» (запрещена в РФ), в США погибло 2977 человек, раненых насчитали около 6300.

Ответственность за теракты на себя взял Усама бен Ладен. Всего в 2001-м состоялись 4 координированные атаки террористов-смертников, которые захватили 4 пассажирских коммерческих авиалайнера с целью направить их на конкретные объекты. 

Два самолета врезались в Башни-близнецы Всемирного торгового центра, и здания получили такие повреждения, что через некоторое время обрушились. Еще один лайнер влетел в Пентагон, а четвертый упал недалеко от Вашингтона – пассажиры оказывали сопротивление на борту, поэтому террористам не удалось разрушить Капитолий (в прессе утверждалось, что самолет направлялся именно к зданию Конгресса США). 

В таких ситуациях всегда находятся герои, предотвращающие появление большего количества жертв.

Один из них – пассажир самолета, упавшего в поле. Бизнесмен и экс-регбист Марк Бингэм – знаковая фигура для американского спорта, о наследии которого развернуто рассказывал ESPN.

Когда захваченный авиалайнер стал разворачиваться к Вашингтону, Марк оказался одним из тех, кто штурмовал кокпит, чтобы отбить самолет у террористов. Его отличная физическая форма оставалась чуть ли не единственной надеждой пассажиров. На всякий случай Марк попрощался по телефону с мамой, которую называл богиней. 

Голоса тех, кто разговаривал со службами спасения и родственниками с угнанных самолетов, можно послушать здесь

Из них не выжил никто. 

***

Марк родился в городке Лос-Гатос (Калифорния). Когда ему было два, родители развелись. «Я побежала с сыном в аэропорт, сжимая его подмышкой как футбольный мяч», – вспоминала тот день в интервью Advocat мама мальчика.

Вся ответственность за воспитание ребенка легла на Элис Хоглан, у которой не было постоянной работы. 

Элис переезжала с места на место – сыну пришлось жить в Майами (там он влюбился в команду Miami Dolphins), Южной Калифорнии, Сан-Хосе. Когда мальчику исполнилось 10, он впервые проявил характер, огорошив мать решением сменить имя. Собственное – Кэрри – он считал девчачьим, и потому выбрал более брутальное – Марк.

Денег постоянно не хватало, и порой, когда нечем было платить за жилье, Элис и Марк ночевали в кузове пикапа – однажды это длилось почти месяц. Еще сын навострился ловить рыбу, чтобы желудки не пустовали.

Когда дела на работе наладились – Элис устроилась стюардессой в United Airlines – они вернулись в Лос-Гатос, где сын стал учиться в старшей школе. Не только учеба интересовала Марка.

Его выдающиеся физические данные заметили тренеры регбийной команды (на пике его рост составил 193 см, вес – более 100 кг). Он выступал на позиции «восьмерки», был связующим звеном, человеком, от которого на поле зависело почти все. И из неуклюжего, немного застенчивого мальчика превратился в экстраверта, лидера. 

В отличие от американского футбола, в регби – тоже контактном виде – не предусмотрена защитная амуниция. Родители крепко думают, прежде чем вести ребенка в секцию, резонно предполагая, что могут быть последствия в виде тяжелых черепно-мозговых травм, переломов. Недаром школа Лос-Гатоса вывела команду за пределы своей территории, опасаясь проблем со страховкой. 

Но Элис доверяла тренеру Дэну Смиту, который взял ее сына под опеку. Марк был капитаном команды последние два года в старшей школе, а шеф так отзывался о нем в интервью Baltimore Sun: «Отличался быстротой и бесстрашием, абсолютным бесстрашием. Получил больше травм, чем любой другой игрок, которого я знаю». 

Бингэм был открыт новому, постоянно ездил за границу, изучая опыт зарубежных игроков – побывал в Австралии, Новой Зеландии, Европе.

В Калифорнийском университете Беркли Марк оказался благодаря тому, что Дэн Смит позвонил своему приятелю Джеку Кларку, который тренировал местную команду. Смит сообщил, что для Кларка есть особенный игрок. 

Звездный статус Бингэма в университете не поменялся: он выполнял большой объем работы на поле и вел за собой остальных. Его команда «Золотые медведи» дважды выигрывала чемпионат университетов США (Collegiate Rugby Championship) – в 1991-м и 1993-м. 

Грубая сила Марка, его умение в прыжке, с мясом вырвать мяч страшила соперников – один из них даже вызвал полицию, когда Бингэм чересчур грубо атаковал его. Тогда у Марка взяли отпечатки пальцев, которые годы спустя пригодились для опознания жертв 11 сентября. В другой раз Бингэм набросился на... маскота другой команды, устроив потасовку на глазах у болельщиков. 

Но когда матчи заканчивались, истерзанные регбисты, потирая шишки и синяки, направлялись в бар вместе с бывшими соперниками, где проводили всю ночь. Обычно Марк капитанил и на таких вечеринках.

Помните вежливого судью, который успокоил регбистов? Вот его монолог об уважении и традиции третьего тайма (пивас для всех после игр)

В жизни Бингэм тоже мог проявлять жесткость. Однажды он, гуляя с другом, обезоружил двух грабителей, здоровенных верзил. Тот из них, который был с пистолетом, бил Марка оружием по голове, но регбист, истекая кровью, продолжал драться, пока не перехватил инициативу. Выбив пистолет из рук грабителя, он обратил обоих в бегство. 

Несколько раз Бингэм спасал незнакомцев – например, официанта, которого пытались избить дебоширы в баре.

Свой брутальный образ он закреплял и с помощью хобби. Ему нравился хэви-метал, он фанател от группы Queensryche. Когда Элис уезжала в командировку, сын использовал ее средства для макияжа и вместе с друзьями переодевался во фронтменов Metallica или Iron Maiden. 

*** 

А еще во время учебы в университете Бингэм окончательно понял, что он – гей. Догадки у него возникали с 12 лет. 

Как рассказывала в интервью для ютуб-канала World Rugby Films его лучшая подруга Аманда Марк, в 1992-м он даже пытался ухаживать за девушками, но чувствовал, что обманывает себя. Однажды он стал рассказывать Аманде о том, как он классно проводит время с Крис – подруга подумала, что речь о девушке, но оказалось, что так звали его сожителя в общажной комнате. «Определенно, то, как он описывал их отношения, было не о дружбе, а о чувствах», – вспоминала Аманда.

Однако нетрадиционную сексуальную ориентацию ему приходилось скрывать – в США каминг-аут спортсменов тогда был редкостью. Поэтому большим шагом для Бингэма стал разговор с 38-летним Марком Вильгельмом, которому он доверил свою тайну. «Если мои друзья или родственники узнают, мне придется покончить с собой», – откровенничал Бингэм. 

Беседа с Вильгельмом придала 19-летнему Марку уверенности: вскоре он сообщил о своей ориентации самым близким – матери и лучшей подруге. «Я была потрясена, – вспоминала Элис. – Я и понятия не имела, что мой сын – гей. До этого момента я была даже смутно настроена против геев. Но как только он рассказал, для меня началось путешествие в новый мир».

Правда, прошло несколько недель, прежде чем она все окончательно осознала и смогла снова обнять сына. А вот когда Марк рассказал обо всем подруге Аманде, та, смеясь, ответила: «Я давно об этом знаю».

Через некоторое время Марк стал официально встречаться с бизнесменом Полом Холмом, к которому подошел на вечеринке, а уже на следующий день они стали парой. 

«Мы проводили время как хотели – могли поторчать перед телевизором, а могли вместе поехать во Францию», – вспоминал позже Пол. Его всегда удивляли способности бойфренда заводить друзей – Бингэм напоминал лабрадора-ретривера, который притягивал любого человека… «Дар, за который любой политик убил бы. Но мало у кого такой дар есть», – резюмировал Холм.

В 1993-м Марк окончил университет со степенью в области социальных наук и стал работать в PR, предпочитая организации, имевшие дело с высокими технологиями. 

Через 6 лет он открыл фирму Bingham Group на Lafayette Street в Сан-Франциско. Он и его команда занимались разработкой рекламы для известных компаний. На стене кабинета Марка висела табличка, выражающая суть его отношений с матерью: «Элис Хоглан – богиня».

Но о регби Бингэм не забывал никогда. Однажды он познакомился с Дерриком Миклом, и тот предложил поучаствовать в создании команды, в которой играли бы только геи. Поначалу Марк был категорически против, сочтя, что регбийный союз страны не одобрит идею. Да и достаточного количества игроков, решившихся открыть ориентацию, найти не получится. Но Микл все же основал San Francisco Fog, и в 2000-м к команде присоединился Марк. 

«На первой тренировке он просто пропахал поле, оставив на нем кучу сшибленных тел», – вспоминал Деррик. 

Марк стал лидером коллектива, человеком, за которым тянулись остальные, восхищаясь его мощью и скиллами. Вскоре команду официально признала Northern California Rugby Football Union. 

Бингэм обрадовался и в тот же день разослал товарищам по команде электронное письмо: «Когда я начал играть в регби в 16 лет, всегда думал, что мой интерес к другим парням предадут анафеме. Я любил эту игру и при том знал, что мне придется всегда хранить свою ориентацию в секрете. Но когда мы работали, потели, бегали, много болтали все вместе в этом году, я наконец почувствовал, что меня приняли как гея и как регбиста. Два моих непересекающихся мира наконец слились в один. 

Мы можем подать отличный пример геям, которые жаждут заняться спортом, но сомневаются в себе. Но что еще важнее, мы можем показать другим командам в регбийной лиге, что мы ничуть не хуже. Что мы хорошо играем. Хорошо тусуемся. И вообще – что мы хорошие люди».

***

В 2001-м Бингэм был без пары, но счастливым: появились большие планы, он собирался расширять фирму, несмотря на экономический кризис. Например, открыл второй офис в Нью-Йорке, где снял квартиру. 

У него было много друзей, он умел классно отдыхать, кутить. Дважды участвовал в Энсьерро – беге быков в Испании, занимался клифф-дайвингом на Гавайях, пробовал лыжный спорт и сноубординг. Дышал полной грудью и с оптимизмом смотрел в будущее. И даже немного увлекся политикой, спонсируя кампанию сенатора Джона Маккейна в Сан-Франциско – позже несостоявшийся президент оплакивал регбиста на его могиле. 

А главное, Марк познакомился в Нью-Джерси с Мэттом Холлом, проводил с ним много времени и уже начал намекать другу на вспыхнувшие чувства. Холл был очарован, когда однажды Бингэм спросил: «Что заставляет тебя «тикать»? Что приводит тебя в движение? В чем твоя главная страсть?» И когда не получил внятного ответа, серьезно посмотрел на Холла и сказал: «Мы обязательно это выясним». 

В свой последний вечер Марк находился у Мэтта в Денвилле: друзья ели в таунхаусе мороженое и смотрели телевизор. А утром Бингэм не услышал будильник, поэтому Холл посадил его в машину и помчался с ним в аэропорт Ньюарка, откуда Марк должен был улетать домой в Сан-Франциско. Опаздывать было нельзя, поскольку ему назначили важную телефонную конференцию по работе, а еще он был шафером на свадьбе близкого человека.

В самолет Бингэм зашел последним, позвонил Холлу, а потом, как и все остальные, отключил мобильник – по просьбе стюардессы. «Он сказал мне: «Привет, спасибо, что довез с ветерком. Сижу в самолете, в первом классе, пью апельсиновый сок». Я ответил: «Хорошо, счастливого пути», – вспоминал Холл.

Некоторые события, происходившие затем на борту, подлежат реконструкции – с той или иной степенью достоверности. 

Авиалайнер Boeing 757-222 авиакомпании United Airlines выполнял плановый рейс в Сан-Франциско, на борту находилось 44 человека. В 8:42 утра самолет взлетел, причем с 42-минутной задержкой. 

В 9:24 пилоты увидели сообщение диспетчера Эдварда Баллинджера: «Остерегайтесь вторжения в кабину – два самолета врезались во Всемирный торговый центр». Летчик Джейсон Даль решил уточнить: «Эд, подтверди последнее сообщение». Но было поздно, всего через две минуты начался штурм кабины. 

Четверо террористов с красными повязками на головах напали на командира, второго пилота и стюардессу. С борта был послан сигнал SOS, диспетчеры во время радиопередачи слышали крики и звуки борьбы в кокпите. Лайнер, пролетая над восточным Огайо на высоте 10,5 тысяч метров, резко снизился на 2 тысячи метров. 

При подаче второго сигнала бедствия диспетчеры услышали мужской голос, полный отчаяния: «Убирайтесь отсюда! Мы все здесь умрем». Затем пилотов убили, после чего нападавшим оказывала сопротивление лишь стюардесса Дэбора Уэлш, пока не убили и ее – во всяком случае, в кабине раздались слова на арабском: «Порядок. Я закончил». После этого стюардессу уже не было слышно.

Управлять лайнером стал лидер преступников, уроженец Ливана Зияд Джаррах, который прошел курсы пилотов малой авиации и рукопашного боя. А еще съездил в 1999-м в Афганистан, где пообщался с Усамой бен Ладеном – и потом уничтожил паспорт, чтобы скрыть факт поездки. 

«Я никогда не забуду крики и вой сирен». Теракт на Олимпиаде в США – охранник всех спас, но его сделали главным подозреваемым

Один из погибших пилотов успел сделать так, чтобы диспетчеры слышали все объявления по самолету. Джаррах сказал пассажирам: «Дамы и господа, это командир. Пожалуйста, сядьте и оставайтесь на местах. У нас на борту бомба. Так что сидите». Три террориста погнали перепуганных людей в хвостовую часть, чтобы предельно отдалить от кабины. Самолет был заполнен только на 20%, так что со свободными местами проблем не возникло. 

У пассажиров, которые находились в хвосте, появилась возможность звонить по телефонам, чтобы выяснить, что происходит – террористы не отходили далеко от кабины, где находился их лидер. В итоге пассажиры узнали о печальной судьбе других авиалайнеров, захваченных террористами. Благодаря разговорам телефонным разговорам картина происходившего в самолете выглядит более-менее полной. 

Террористы оказались чрезвычайно опасными, непредсказуемыми. И безжалостными. Так, один из заложников сообщил жене, что преступники зарезали у всех на глазах человека, летевшего первым классом. Позже стало известно, что террористы в тот день убивали людей, перерезая им глотки, либо использовали слезоточивый газ. 

Джаррах сменил курс на восток. И сделал второе (и последнее) объявление: «Это командир. Хочу, чтобы вы оставались на местах. У нас на борту бомба, мы возвращаемся в аэропорт, и у нас есть требования. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие». Это была ложь, сказанная, чтобы люди не сопротивлялись.

Примерно через два часа после взлета Марк Бингэм позвонил своей матери. Элис была у брата в Калифорнии, и к телефону подошла его жена. Услышав, что говорит ей Марк, она поменялась в лице. А затем трясущейся рукой передала мобильник Элис, успев ей шепнуть: «Марка захватили в заложники». Сын сказал Элис: «Привет, мама, это Марк Бингэм», – с первых слов у нее пошли мурашки по телу. Он никогда не называл свою фамилию, разговаривая с ней по телефону. Стало понятно, что все очень плохо. 

«Я на рейсе из Ньюарка в Сан-Франциско, – продолжил Марк. – На борту – люди, которые захватили самолет. И они говорят, что у них бомба». Затем он сказал Элис, что любит ее. Возникла пауза, казалось, Марк отвлекся на что-то. Потом он снова заговорил: «Ты веришь мне?» Услышав утвердительный ответ, он отключил телефон.

Как вспоминала Элис в интервью SFGate, он опустил драматические детали. «Сын не стал рассказывать, что на его глазах убили уже 3 или 4 человек, причем их зарезали. Таким был Марк всю сознательную жизнь. Оберегал меня от самой жуткой правды».

В свою очередь, другой пассажир – Джереми Глик – рассказал жене Лиз, что идет голосование – будет штурм кабины или нет. «Я уже приготовил ножик, который нам дали вместе с завтраком», – пошутил он. И добавил, что штурм начнется только тогда, когда самолет будет пролетать над сельской местностью. 

Марк Бингэм был регбистом, Джереми Глик – чемпионом национальной университетской ассоциации по дзюдо, Том Барнетт – квотербеком в колледже, Луис Наке – тяжелоатлетом, Уильям Кэшман – бывшим десантником. Стюардесса Сандра Брэдшоу нагрела воду, чтобы плеснуть кипятком в лица угонщиков. Подобралась команда штурмовиков, способная на многое.

Америку вдохновили знаменитые слова Тода Бимера. В какой-то момент он перестал общаться с телефонным оператором и обратился к остальным пассажирам со словами: «Ребята, вы готовы? Let’s roll» (можно перевести как «погнали!» или «навались!»).

Эта фраза стала слоганом борьбы с терроризмом на следующие годы.

Предположительно в 9:57 началась попытка ответного штурма. Бортовой самописец зафиксировал крики пассажиров, которые пытались прорваться в кабину – раздавались глухие удары тележки о дверь, звон бьющихся посуды и стекла. 

Лучший друг Бингэма Тодд Сарнер уверен, что регбист принимал ключевое участие в отчаянной атаке. «Я постоянно вижу эту картинку из прошлого – как агрессивно Марк играл в одном из матчей, буквально за пару лет до трагедии. Между Марком и парнем, который поймал тогда мяч, было человек 15. И я просто увидел, как Марк делает то, что совершал уже тысячу раз – пригибает голову и бесстрашно проходит сквозь толпу, как будто ее нет… А затем набрасывается на этого парня с мячом».

Сарнер уверен, что примерно так было и в самолете.

Джаррах в ответ на действия пассажиров принялся раскачивать самолет влево и вправо. В 9:59 он дал указание одному из напарников блокировать дверь, продолжая раскачку. В 10:00 террористы впервые заговорили о досрочном завершении миссии – до Капитолия оставалось 20 минут полета. 

«Может, закончим все прямо сейчас?» – спросил Джаррах у одного из соучастников. «Пока не надо. Когда они все придут к нам, тогда и сделаем это», – последовал ответ. 

Тут же один из пассажиров заорал: «В кабину! Если мы этого не сделаем, то все умрем!»

В 10:01 Джаррах снова спросил, разбивать ему самолет или нет. На этот раз ему ответили утвердительно, и тогда он резко дернул штурвал влево. Раздался крик пассажира, который, видимо, ворвался тогда в кабину: «Отдай его мне!» (речь шла о штурвале). 

Но исправить ситуацию было уже невозможно: самолет перевернулся, а затем врезался в землю на скорости 930 км/ч. Трагедия произошла на зеленых пастбищах округа Сомерсет, штат Пенсильвания. Никто из фермеров не пострадал.

Было 10:03 утра. Террористическая атака, потрясшая мир, завершилась. В этом конкретном случае преступники не смогли довести ее до конца.

Наследие Марка Бингэма

На его телефоне осталось 44 пропущенных голосовых сообщения – с того момента, как первый из самолетов врезался в башню. И хотя мобильник разбился при падении авиалайнера, Элис смогла восстановить послания, которые не дошли до адресата. Марку отправляли сообщения родные, друзья, коллеги по работе. В них было много эмоций. Любви. Ужаса. Смятения. Все эти люди, несомненно, очень сильно переживали за регбиста, даже когда не было известно, что он оказался в одном из злополучных самолетов.

«Эй, Марк, это папа. Просто звоню, чтобы узнать, как ты. Я узнал про эту катастрофу… Парень, надеюсь, ты далеко от этого всего. Перезвони, как сможешь».

«Марк, это Аманда. Где ты? Перезвони, пожалуйста. Пока».

«Эй, Марк, это Кен. Я в полном шоке. Никак не могу в себя прийти. Что вообще происходит? Почему ты мне не перезваниваешь?»

«Это Джим. Я молюсь, чтобы с тобой все было в порядке. Очень беспокоюсь. Просто позвони мне, как сможешь. Или оставь сообщение. В любое время. Просто дай мне понять, что с тобой все хорошо». 

Да, Марк Бингэм, погибший в 31 год, стал важной фигурой для спорта и культуры США.

В районе Кастро в Сан-Франциско появился цветочный мемориал – эти места известны как «гей-мекка Америки». В магазинах стали раскупать футболки с надписью: «Террористы, осторожнее – вам противостоит регбист». Журналисты писали статьи, прославляющие Марка. 

Не обошли стороной и сексуальную ориентацию. Вот такое сообщение появилось на сайте бывшего редактора журнала New Republic Эндрю Салливана: «Изображение геев в СМИ (в основном, они сами создают такой образ) обычно очень женственно. В целом, это подтверждал и мой личный опыт общения с геями моего возраста. Большинство из них, как мне показалось, мало интересовались военной службой или какими-то спортивными занятиями, в которых было бы место агрессии. Но как мы выяснили, Марк Бингэм не такой. Он герой! Простой и понятный. И я больше не верю, что геям нет места в армии».

Друг Марка Хани Дурзи в интервью The Observer вспоминал, как регбист умел отстаивать интересы – если надо, с кулаками. «Марк использовал свои габариты. И разруливал опасные ситуации, не сильно задумываясь о последствиях. Это одновременно забавляло и пугало нас. Думаю, он и сам знал, что не совсем вписывался в обычный образ гея».

Мать Марка Элис после смерти сына стала публичным оратором и защищала права ЛГБТ-сообществ. Ее возмущению не было предела, когда пастор Джэрри Фоллуэл и религиозный деятель Пэт Робинсон заявили, что гибель стольких людей от рук террористов можно частично объяснить недовольством, которое вызывают у бога гомосексуалисты. 

«Они съели эти слова, когда выяснилось, что один из тех, кто спас Капитолий или даже Белый дом (по одному из предположений, террористы могли направлять самолет и туда – Sports.ru), оказался геем. Марк ломал все стереотипы, был настоящим профессионалом своего дела, игроком в регби, республиканцем», – заявила мать погибшего.

Разговаривая с Элис, один из журналистов заметил фотографию, на которой Бингэм позировал без рубашки, ухмыляясь и поднимая большие пальцы вверх. Причем он стоял перед группой протестующих националистов, которые несли антигейские плакаты со словами: «Бог ненавидит педиков». 

«О, мой сын был таким забавным, – объяснила ту сцену Элис. – Он очень серьезно относился к тому, что был геем, но и не превозносил это до небес. Я с нетерпением жду дня, когда геи и лесбиянки смогут говорить о себе так же естественно, как если бы они говорили о цвете своих глаз».

Однажды Элис спросили, что она думает о предложенной в Сенате конституционной поправке о запрете однополых браков. Она ответила: «Я была матерью гея, и сама мало в этом понимала. Я не знала, что значит – быть геем, пока человек, которого я так любила, не сказал мне об этом. Он погиб при героических обстоятельствах, защищая страну от террористической атаки. Его жизнь и смерть заставили меня понять, что нам всем нужно поскорее проснуться и уже понять, что же это такое, гей-сообщество. Людям, которые родились геями, лесбиянками, бисексуалами или трансгендерами государство обязано разрешать вступать в брак, признавать своего спутника в жизни».

Элис стала также освещать вопросы безопасности полетов – пригодились те знания, которые она получила, работая стюардессой. 

Как-то ей задали вопрос, прощает ли она террористов. Элис расплакалась в ответ, но, собравшись с силами, ответила так: «Да. Но это не значит, что я не ненавижу то, что они сделали. Однако отрицать человечность, которая присуща каждому из нас, было бы неправильно. И в какого бога мы бы не верили, у нас одни и те же потребности, одни и те же желания, одно и то же происхождение. Нам нужно найти способ принять друг друга такими, какие мы есть. И я готова бороться за это».

Элис, как и Марк, оказалась человеком, который крушил любые барьеры и готов был отдать все, чтобы помочь близким. Например, она дважды стала суррогатной матерью – для своего брата и его жены. Элис уже было за 50, когда она пошла на такой шаг. Причём во второй раз она была беременна... тройней. «Нет людей, которых я бы любила больше, чем их. Они так сильно хотели иметь детей, но ничего не получалось. Так что решение было простым. И я бы, наверное, сделала это снова», – объясняла свой поступок Элис, которая вообще очень любила детей. 

Но больше всего, конечно, она любила своего первенца... 

Элис скончалась 22 декабря 2020-го, во сне. Ей был 71 год. При этом до последнего она напоминала миру о своем героическом сыне. А также заботилась о его бывших одноклубниках. Парни называли ее своей мамой, потому что от многих из них родители отвернулись, узнав про нетрадиционную ориентацию. Элис знала, что сын одобрил бы ее теплое отношение к ребятам, с которыми он играл, и в которых всегда верил. 

Она часто появлялась на матчах последней команды своего сына, став ее талисманом. И, конечно же, регулярно посещала международный Кубок Марка Бингхэма – турнир, учрежденный в честь героя. Таких турниров несколько, как и арен и стипендий, названных именем Марка Бингэма.

Еще один посмертный жест уважения: персонаж Марка Бингэма появляется в фильме «Потерянный рейс» (роль играет Шайен Джексон).

Теперь, спустя 20 лет после трагедии, Марк и Элис снова вместе. 

Теракты 11 сентября в фактах

Количество террористов: 4 группы, всего 19 человек.

Количество летчиков-убийц: в каждой террористической группе был по крайней мере 1 человек, прошедший начальное летное обучение.

Сообщения пассажиров: Люди на борту захваченных самолетов с помощью телефонов рассказывали, что террористы использовали холодное оружие и слезоточивый газ.

Время столкновений: первый самолет врезался в северную сторону ВТЦ-1 в районе 8:46 утра на уровне 94-98-го этажей. Второй самолет врезался в южную сторону ВТЦ-2 в районе 9:03 утра на уровне 78–85-го этажей. Третий самолет врезался в здание Пентагона в районе 9:37 утра. Четвертый самолет разбился возле Вашингтона в районе 10:03 утра.

Время обрушения Южной и Северной башен: первой обрушилась ВТЦ-2 в районе 9:56, через 56 минут после начала пожара. Второй обрушилась ВТЦ-1 в районе 10:28 после пожара, который длился 102 минуты.

Количество жертв: 2977 (не включая 19 террористов). Из них 246 – пассажиры и члены экипажей, 2606 человек – в зданиях ВТЦ и на земле в Нью-Йорке, 125 – в здании Пентагона. Погибли граждане США и еще 91 государства (вторыми по числу жертв стали граждане Великобритании).

Другие лонгриды от Стаса Купцова

«Я его убила». Певица застрелила богатейшего горнолыжника мира Владимира Сабича – и ей за это ничего не было

Исчезновение олимпийского чемпиона в Сахаре: минус 16 кг за 10 дней. Чтобы спастись, он пил кровь летучих мышей

«По сравнению с этим убийцей Джек Потрошитель – любитель!» Необъяснимая расправа над девушкой, которая мечтала о второй Олимпиаде

Фото: World Rugby; ESPN; commons.wikimedia.org; globallookpress.com/Laurence Kesterson/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Spencer Platt, William Thomas Cain, Jose Jimenez/Primera Hora

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные