Блог Ни слова про футбол

«Никого из пилотов «Мерседеса» не удастся загнать под каблук». Дэвид Култхард – о Гран-при Монако

Бывший пилот «Формулы-1» Дэвид Култхард делится впечатлениями от обострившегося сражения между Льюисом Хэмилтоном и Нико Росбергом.

У Росберга и Хэмилтона еще почти весь сезон на выяснение отношений. Фото: REUTERS/Max Rossi

«Мерседес» настолько хорошо справляется с очень непростой ситуацией, возникшей между Льюисом Хэмилтоном и Нико Росбергом, насколько это возможно. Между Хэмилтоном и Росбергом есть проблема – это очевидно, – и она вылезла наружу на Гран-при Монако. Однако руководство «Мерседеса» в весьма открытой манере справляется с ожиданиями прессы и желанием журналистов увидеть какой-то взрыв.

Команда говорит, что делает все что может, что выражается в просьбе к пилотам не врезаться друг в друга на трассе, но в остальном «Мерседес» придерживается духа гонок, разрешая своим пилотам сражаться друг с другом. Команда знает, что это может привести к возникновению проблемы, но публика скорее согласится видеть подобный подход, чем попытки сделать машину еще быстрее. В этом смысле данный подход к управлению ситуацией кажется разумным.

Неисполнительный директор «Мерседеса» Ники Лауда очень деловой человек, который в прошлом уже видел подобные моменты – да и сам в них участвовал, если вспомнить сражение Ники с Аленом Простом в 1984 году.

Один из них точно станет чемпионом, мы уже это знаем

Что касается боссов команды Тото Вольффа и Падди Лоу, то они прекрасно понимают, что выбора у них два. Или попытаться управлять ситуацией на микроуровне и заявить людям, что гонщики не выполняют те или иные приказы, или же отступить и сказать: «Послушайте, эти ребята настоящие спортсмены, им платят за участие в гонках, так что они должны уважать интересы команды и не врезаться друг в друга, а в остальном вольны делать все что посчитают нужным». Это единственный разумный подход к ситуации.

Реальность такова, что сценарий противостояния а-ля Прост-Сенна намного сильнее повысит медийную ценность «Мерседеса» и партнеров команды, чем простой доминирующий сезон, который, в конечном счете, будет очень скучным. Единственным негативным моментом может стать только то, что в результате подобного подхода команда проиграет чемпионский титул. Однако этого не должно произойти. Один из них точно станет чемпионом, мы уже это знаем.

Тем не менее, один тревожный звонок для «Мерседеса» все-таки прозвучал. В Монако выяснилось, что на Гран-при Испании Хэмилтон использовал более эффективный режим работы двигателя, когда сражался с Росбергом, хотя команда запретила гонщикам это делать. Это, судя по всему, стало для Нико раздражающим фактором. Однако сам Хэмилтон отметил, что еще ранее подобную вещь сделал сам Росберг – когда гонщики сражались за победу на Гран-при Бахрейна. Так что в итоге оба фактора нейтрализовали друг друга.

Во-вторых, если в распоряжении пилота есть нечто, способное улучшить скорость болида, а вы просите его этим не пользоваться – это все равно, что просить ребенка не есть мороженое, которое он держит в руке. Вы можете просить об этом ребенка, можете наказать в последствии, но при этом вы все равно знаете, что именно произойдет, и, на самом деле, будете разочарованы, если ребенок не прислушается к своим инстинктам.

То же самое и со спортсменами. Нельзя ждать, что настоящий спортсмен, победитель по своей природе, не будет использовать каждый доступный инструмент и каждый фокус, чтобы в полной мере раскрыть потенциал. По крайней мере, до тех пор, пока эти действия считаются легальными.

Я не удивлен тому, что во взаимоотношениях Хэмилтона и Росберга произошел взрыв, хотя, честно говоря, немного удивлен тому, что это случилось так рано. Однако это лишь показывает то, насколько быстро может вырасти напряжение, когда ты сражаешься за титул со своим напарником по команде.

Когда за победу сражаются два гонщика, располагающие одинаковой техникой, а преимущество над остальным пелотоном столь велико, на кону стоит очень и очень многое. Нет ни одного соперника, который мог бы сместить на себя фокус внимания. А пилотам, в свою очередь, просто негде прятаться. Проигравший не может успокаивать себя мыслью, что у соперника просто более быстрая машина.

Хэмилтону и его инженеру стоит внимательно посмотреть на свои действия и спросить себя, почему они каждый раз позволяли машине Росберга оказываться на трассе раньше

Очевидно, что в Монако Хэмилтон был раздосадован трюком Росберга, который мы увидели в квалификации, и он ясно дал об этом понять, хотя в явной форме и не обвинил Нико в том, что немец намеренно вылетел с трассы по ходу своего последнего квалификационного круга. Хэмилтон решил поставить вопрос на суд общественности, в то время как Росберг, скорее, предпочел оставить свое мнение в секрете. Только Нико на самом деле знает, был ли этот маневр намеренным, у всех остальных могут быть лишь личные мнения на этот счет.

Однако ясно, что Хэмилтону и его инженеру стоит внимательно посмотреть на свои действия и спросить себя, почему они каждый раз позволяли машине Росберга оказываться на трассе раньше. Стратегия Нико заключалась в том, что он постоянно оказывался на треке первым, с самого начала гоночного уик-энда – так продолжалось и на свободных заездах, и в квалификации. Нико всегда был впереди Льюиса, и расчеты в этом случае очень просты. Если до конца квалификации остается всего две минуты, а тебе нужно побить время напарника – а остановить тебя он может, только вызвав желтые флаги, – то твоя игра проиграна. Так что Хэмилтон, вероятно, был так раздосадован потому, что не смог правильно отреагировать на план Росберга, а не потому, что Росберг вообще так поступил.

Льюис думал, что в конце сессии трасса будет становиться все быстрее и быстрее, но в Монако так действовать нельзя. Ты просто должен быть достаточно в себе уверен, чтобы проехать круг. И не важно, когда происходит дело – в начале или в конце сессии.

Можно вспомнить, как в Бахрейне Хэмилтон действовал на грани дозволенного, когда промчался перед носом у Росберга, защищая свою позицию незадолго до первого пит-стопа. Росберг, в свою очередь, вполне вероятно, действовал на грани дозволенного в квалификации к Гран-при Монако. Так что по бросанию перчаток в лицо друг другу счет стал 1:1, а битва продолжится 8 июня в Канаде.

После Гран-при Монако Хэмилтон ясно дал понять, что отправляется в Монреаль предельно настроенным, и в Канаде позволит говорить за себя своей скорости. Я уверен, что в «Мерседесе» просто дадут своим пилотам возможность разобраться на трассе. Если команда хорошо управляется, то подобные вещи не приведут к расколу коллектива. Инженеры являются достаточно мудрыми людьми, чтобы просто концентрироваться на своей работе и предоставлять гонщикам наилучшую технику.

Самая важная задача команды – это правильно работать со прессой, а не с двумя своими гонщиками, потому что ни одного из них не получится загнать под каблук. Что касается остальных, то нам остается лишь наслаждаться зрелищем. В этом и заключается величие «Формулы-1». Подобные битвы возникают примерно раз в десятилетие или около того, так что нам стоит просто откинуться на спинку кресла и наслаждаться сражением двух гонщиков, которые будут делать то, что должны, и не оставят без внимания ни одну деталь в решении вопроса, кто же все-таки является лучшим.

Источник – BBC

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья