Блог Ни слова про футбол

«Ненавижу «Уимблдон» и рад, что уезжаю». Кому не нравится играть на траве?

Гаэль Монфис

Вроде бы акробатичному французу должна нравиться мягкая трава, на которой можно хоть в каждом розыгрыше прыгать за мячами у сетки. Но на самом деле на траве Монфису сложно. Он даже говорил, что месяц травяных турниров – это единственное время, когда он на корте работает, а не получает удовольствие.

«Мне всегда трудно играть на траве после грунта. Передвижение по траве дается мне не органично, так что это непросто».

На траве ему так тяжело, что, по его словам, даже победы не заставят его полюбить это покрытие.

Маноло Сантана

Испанский теннисист 60-х запустил фразу, которую впоследствии использовали многие игроки, которым не нравятся травяные корты: «Трава для коров». Самое интересное, что в 1966 году Сантана выиграл «Уимблдон» и до 2008 года оставался последним испанским чемпионом травяного «Шлема». За эту победу ему даже пожаловали титул «Excelentissimo», который он мог ставить перед именем, но никогда этого не делал.

Ту же формулировку про траву и коров использовал чех Ян Кодес, который тоже в итоге выиграл «Уимблдон» в 1973 году, обыграв в финале Александра Метревели.

Метревели, Шарапова и другие россияне в финале «Уимблдона»

Марсело Риос

За десять лет профессиональной карьеры яростный чилиец по прозвищу Китаец всего три раза сыграл на «Уимблдоне» и всего один раз прошел дальше первого круга – в 1997 году. Тогда он дошел до четвертого круга, и именно в том году немного модифицировал фразу Сантаны и сказал, что трава подходит только для скота и футбола, а не для тенниса.

Иван Лендл

У великого чеха очень трудные отношения с травой вообще и с «Уимблдоном» в частности – это единственный «Шлем», на котором он ни разу не побеждал (на его счету два проигранных финала). На траве Лендл, который был одним из первых игроков, доведших до совершенства игру на задней линии, подводило непредсказуемое поведение мяча, которое постоянно сбивало его с ритма. При этом Лендл не бросал играть на траве, как Риос, а продолжал упорно работать.

В 1982 году Лендл снялся с турнира, тоже сказав, что трава для коров, но потом за восемь лет он всего один раз проиграл раньше полуфинала. Безусловно, Лендла, несмотря на противоречивость его отношения к траве и отсутствие победы на «Уимблдоне», можно назвать одним из лучших травяных теннисистов.

Марат Сафин

Будущий депутат в 2004 году на «Уимблдоне» рано проиграл Дмитрию Турсунову и выдал следующую речь: «Я не люблю играть на этом покрытии. Мне становится скучно. Я совершенно теряю мотивацию и сдаюсь. Я люблю теннис, но просто не люблю траву».

Через четыре года, проводя свой предпоследний сезон в туре, Сафин дойдет на «Уимблдоне» до полуфинала, по дороге обыграв своего юного обожателя Новака Джоковича. Это будет последнее успешное выступления Марата на «Шлеме» и всего второй раз, когда он на «Уимблдоне» пройдет дальше третьего круга.

Анастасия Павлюченкова

Мощная россиянка никогда не проходила на «Уимблдоне» дальше третьего круга и в этом году рассказала почему.

«Я действительно не люблю траву. Это еще с юниорских времен пошло, когда я здесь на «Уимблдоне» дальше четвертьфинала никогда не проходила. Но сейчас я играю на траве уже четвертую неделю подряд, немного прибилась к ней. Когда я сильно бью и попадаю – конечно, хорошо. Но когда другие с той же скоростью возвращают мяч обратно, у меня часто начинаются проблемы».

Николай Давыденко

Многие игроки свою нелюбовь к траве проявляют без громких высказываний, а просто при помощи игнорирования. Например, так часто делал Николай Давыденко, который всем покрытиям предпочитал грунт и из травяных турниров зачастую играл только «Уимблдон». Россиянин говорил, что ему просто не хватает времени на то, чтобы адаптироваться к траве. В 2011 году, например, он сказал, что поедет на «Уимблдон», только если его заставит жена.

Примерно так же в свое время поступали многие латиноамериканцы (например, Густаво Куэртен и Гастон Гаудио) и грунтовые специалисты (Томас Мустер и Янник Ноа) – они не ругали траву, а просто на ней не играли. В этом году аргентинец Федерико Дельбонис в рамках подготовки к «Уимблдону» выиграл грунтовый «Челленджер» в Милане, а уже на следующий день в первом круге проиграл Григору Димитрову. Иногда поступки говорят о нелюбви к траве больше, чем слова.

Бенуа Пэр

Француз – наверное, единственный игрок, который открытым текстом говорит, что он не просто не любит траву, но и ненавидит «Уимблдон».

«Трава – это плохое покрытие для моего колена, даже когда с ним нет особых проблем. Я все равно чувствую дискомфорт.

К счастью, теперь я могу играть турниры на грунте. Я вообще не расстроен тем, что уезжаю с «Уимблдона», потому что атмосфера здесь мне очень не нравится. Но я предпочитаю ничего не говорить, потому что все будут думать, что я говнюк. Просто я ненавижу «Уимблдон» и рад, что уезжаю.

Когда я выхожу на корт, представители турнира говорят, чтобы мы были осторожнее с кортами – но корты тут не такие уж и хорошие. Как-то раз меня оштрафовали на тысячу долларов за то, что я сказал merde. Тут больше всего любят штрафовать. Но, может, на эти деньги они сделают корты получше», – так он прокомментировал свое поражение в прошлом году.

В этом году он в начале травяного сезона сказал, что трава – это «дерьмовое покрытие», а после поражения на «Уимблдоне» заявил, что на этом турнире все прогнило. Кстати, как и Дельбонис, Пэр готовился к «Уимблдону» на миланском грунте, но там в четвертьфинале проиграл человеку из пятой сотни мирового рейтинга.

Почему «Уимблдон» – лучший турнир на свете

Трансляции «Уимблдона» – на Sports.ru и в мобильных приложениях для Android и iOS.

Фото: REUTERS/Suzanne Plunkett; globallookpress.com/Panoramic

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья