Блог По синему

«Миллион евро за телеправа в первый год – это тяжело, но осуществимо». Сафарьян верит в ПФЛ

Говорит, все продумано, а не как два года назад.

В белорусском футболе продолжается обсуждение идеи Профессиональной футбольной лиги, о которой заговорили спустя два года после первой попытки организовать самостоятельный от АБФФ турнир. На этот раз инициатором стал босс брестского «Динамо» Александр Зайцев.

Босс Бреста рассказал, какой видит ПФЛ (он взялся за ее создание): телеправа – от миллиона евро, голоса клубов весят по-разному

Предложение бизнесмена получило разные отклики от футбольной общественности. К примеру, экс-главный главный маркетолог АБФФ, а ныне спортдир хоккейной федерации Владимир Бережков прямо сейчас скептически смотрит на затею.

Три года назад Бережков уже пытался создать ПФЛ. Он объясняет, почему и сейчас это невозможно: революция, кормушки, инертность

Руководители других клубов элитного дивизиона в большинстве своем вроде как и поддерживают Зайцева, однако не скрывают многочисленных опасений.

«Кто-то себя прекрасно чувствует в плане финансов, а кто-то перебивается». Боссы клубов – о ПФЛ в Беларуси

Одним из тех, кто в непосредственной близости наблюдал за попыткой организовать ПФЛ в 2017-м, был тогдашний первый зампред федерации Сергей Сафарьян. Мы встретились с футбольным функционером, который после весенней отчетно-выборной конференции АБФФ покинул пост и сейчас является просто членом исполкома. Сафарьян объяснил, почему проект ПФЛ два года назад оказался нежизнеспособным, и оценил перспективы попытки №2. 

– Смысл временить с созданием ПФЛ? В 2017-м уже было более-менее ясное предложение организовать лигу. Анатолий Капский активное участие принимал в этом. Сергей Николаевич [Румас] тогда собрал небольшое совещание. Он попросил своих заместителей и руководителей департаментов высказать мнения, раз среди клубов началось такое движение. Руководство федерации однозначно высказалось, что профессиональная лига – это добро, а не зло.

Необходимо понимать, что ПФЛ заберет часть функций, которые лежат на федерации. Получится некая децентрализация. ПФЛ – это еще одна организация, которая займется развитием футбола. Да, узкий какой-то сегмент, да, какие-то специфические вопросы будут решать, но тем не менее это все равно развитие. Поэтому со стороны Сергея Николаевича было поручение сделать все возможное от федерации, чтобы оказывалась всяческая помощь и процесс пошел дальше. До сих пор его позиция не изменилась.

Другой вопрос, что мне не совсем понятно, когда ваш сайт проводит опрос на тему получится ли что-нибудь из идеи создания лиги. Там стояла моя фотография и вариант ответа «Без шансов». Получается, что я противник создания ПЛФ, но ведь никогда таковым не был. Просто откровенно высказывал свой скептицизм по поводу того, что я услышал в 2017-м на презентации Николая Карповича. Она была далека от наших объективных реалий. Тогда в беседе с Александром Зайцевым обозначал, что считаю нереальным, а также указывал на вопросы, которые необходимо решить прежде всего. Безусловно, это экономический вопрос – откуда будут доходы у лиги.

– И как можно подытожить недавнее интервью Зайцева?

– После его прочтения у меня скептицизма стало меньше. Абсолютно правильно выбрали направление движения. Понял, что услышаны вопросы, которые необходимо решать прежде, чем создавать лигу. На мой взгляд, там не все, что должно быть у ПФЛ, но движение очень положительное и перспективное. Я однозначно поддерживаю создание лиги.

– Когда у вас в 2011-м и 2016-м спрашивали про ПФЛ, вы говорили одну и ту же фразу: «Сначала должна быть печка, а от печки – танец». Сегодня для этой печки есть стройматериалы и строители?

– Многие люди, которые рассуждают на тему ПФЛ, на самом деле поверхностно владеют вопросом. Прежде всего сегодня федерация датирует проведение соревнований, в том числе чемпионат в высшей лиге. Никаких бюджетных средств АБФФ на это не получает. Расходы на организацию чемпионата покрываются за счет заявочных взносов клубов и других источников доходов федерации. Отдавая это направление, АБФФ с финансовой точки зрения абсолютно ничего не потеряет. Это еще один из аргументов, почему я никогда не был против ПФЛ. Насколько понимаю, часть штатных сотрудников перейдет на работу из федерации в лигу, ведь ПФЛ придется самой организовывать соревнование. Поэтому для АБФФ плюсы очевидны с точки зрения финансовой разгрузки.

Мы [в федерации] последовательно шли к тому, чтобы снижать нагрузку по заявочным взносам на клубы – каждый год сокращали размер. Если не ошибаюсь, сейчас бОльшую часть расходов на проведение чемпионата несет федерация из своих средств, а не клубных.

– Какие сегодня источники доходов у чемпионата, и как они могут измениться с трансформацией в ПФЛ?

– Сегодня это заявочные взносы, продажа телеправ, реклама и, наверное, все. От Александра Николаевича мы услышали, что нет желания увеличивать взносы от клубов. Более того он говорит, что команды должны зарабатывать. Значит, этот источник доходов у лиги пропадает. Остаются только телевизионные права и реклама. Зайцев прекрасно знает, как строится бизнес у нас и за рубежом. Он прекрасно понимает, что такое белорусские телекомпании. Из своего опыта полагаю, они будут самыми ярыми противниками создания лиги. Конкуренция внутри страны получится достаточно слабой. Но если Зайцев говорит, что есть предпосылки к продаже прав за семизначную цифру, то у меня нет оснований ему не доверять. Особенно учитывая то, каким бизнесом он занимается и с какой успешностью. Значит, вопрос проработан.

Мы несколько лет назад организовали интернет-трансляции чемпионата, продавали права и увеличивали доходность проекта. Но у ПФЛ будет другой штат, другие возможности. За счет этого можно реально расширить продажи. Может, в этом направлении мы не дорабатывали, обходясь своими средствами, однако получали деньги за трансляции. Дорожка есть – просто ее надо расширять. Этот источник дохода вполне осязаем.

Кроме того, зная, что у Александра Николаевича есть бизнес-контакты не только в Европе, возможно, наш чемпионат заинтересует другие регионы. Чего греха таить, многие турниры покупают беттинговые компании. Мы никуда от этого не денемся. Делать вид, что ставки на наши матчи никого не интересуют – это неправильно. Если мы можем цивилизованно заработать, продавая права, то почему нет? Понимаю, что движение в эту сторону имеет под собой реальную почву, какие-то расчеты, предварительные наработки. Такой источник доходов вполне может сработать.

– Когда вы продавали права на трансляцию белорусского футбола в интернете, наблюдалась конкуренция среди покупателей?

– Сказать, что были сопоставимые предложения, не могу. Если брать продажу всех матчей чемпионата целым пакетом, то предложение было одно. Чаще предлагали выборочно покупать игры, но мы на это не пошли. На самом деле предложений много было и разного плана. Тогда посчитали лучшим вариантом продать весь пакет, чтобы легче войти на рынок.

– Зайцев озвучил цифру в миллион евро за телеправа в первый год. Это реально?

– Думаю, тяжело, но осуществимо. Даже исходя из нашей практики, из того, с чего мы начинали и к чему потом пришли. Большое значение будет иметь качество съемки. К слову, здесь я не согласен с Александром Николаевичем и не связывался бы с большими телевизионными компаниями [для производства картинки]. У них обычно значительные накладные расходы. «Спецмедиа» на практике показала, что может обеспечивать нужное качество [за более умеренные деньги]. На последних переговорах, в которых я сам участвовал, представители «Спецмедиа» говорили, что готовы каждую игру показывать с семи камер, а если арена позволяет, то можно разговаривать и о еще большем количестве. Уверен, по соотношению цена-качество такой вариант более выгоден, чем сотрудничество с телекомпаниями, выезжающими на матч огромными машинами.

Если вопросом займутся профессионалы, съемка удешевится, а продажи можно увеличить. Поэтому и можно выйти на семизначную цифру уже в первый год. Но никто не говорит, что этим годом станет 2019-й. Необходимо подготовиться, провести работу – только в этом случае сумма реальна.

– Насколько понимаю, речи о бесплатной передаче прав БГТРК уже быть не может.

– Для федерации это потери. Во-первых, БГТРК никогда не говорила, что снимет все матчи чемпионата. Это уже минус, если мы хотим полностью показывать турнир. Даже не с точки зрения продажи, а популяризации футбола. Это одна из задач, которую ставил Румас – все матчи должны показываться. Нельзя обижать болельщиков той или иной команды. БГТРК никогда не говорила, что может это сделать.

Второе. Своя рубашка ближе к телу. При переговорах федерации и БГТРК каждый преследовал свою коммерческую цель. В принципе, это нормальное явление, когда каждый переговорщик тянет одеяло на себя. Мы готовы были идти на какие-то уступки, но БГТРК считала, что мы должны уступать во всем, чтобы сберечь государственные деньги. При этом телекомпания хотела выбирать самые лакомые матчи и ничего за это не платить. Если во всем мире за права дают деньги, а вы [БГТРК] дотируетесь из бюджета, это не значит, что их [права] нужно отдавать бесплатно там. «Минск TV» ведь нам не платил каких-то сумасшедших денег. Они были скорее символическими. Но нам надо было создать прецедент, что даже внутри страны можно заработать на телеправах. Пусть даже пять копеек, но это все равно деньги, которые потом инвестируются в футбол.

– Однако может произойти такая ситуация: миллион для «ЯСНАе ТВ» или другого телеканала – это большие деньги, БГТРК станет в позу, а права уйдут за границу. Тогда белорусский зритель вообще останется без нашего чемпионата.

– Здесь, кстати говоря, особой сложности нет. Когда мы занимались телепродажей, вели речь о внутреннем и внешнем рынке. Белорусский зритель точно не страдал и его в принципе обижать нельзя даже в угоду заработка.

– Дальше из источников доходов идет реклама. Реально ли получить полмиллиона евро от титульного спонсора? Сумма сильно отличается от той, которую сегодня платит «Беларусбанк»?

– Это такая же история, как с телевидением – путь не услан розами, но он реальный. Практика показывает, что доходы есть. Теперь их необходимо увеличивать. Авантюры в этом нет. То, что сказал Александр Николаевич, – не пустые слова. Первым партнером у нас был «Альфа-Банк». Достаточно долго его уговаривали. Просто банк являлся партнером федерации, мы же предложили ему стать титульным спонсором чемпионата. Уже когда заканчивался сезон, у нас состоялась встреча, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество. Руководители «Альфа-Банка» сказали, что не ожидали такого положительного эффекта от упоминания банка в названии чемпионата. Однако в силу разных обстоятельств наше сотрудничество было затруднено.

Румас тогда провел переговоры с «Беларусбанком» – и мы начали сотрудничество. В принципе, еще во времена «Альфа-Банка» цифра была сопоставима с той, что озвучил Зайцев. Поэтому это не пустые слова, а реальность.

– Румас следит за футболом? Общались с ним на тему ПФЛ?

– Конечно, следит. Сергей Николаевич в курсе дел, продолжает интересоваться. Наверное, вы и на матчах его видели. Когда человек очень глубоко погружается в тему, особенно в футбол, из нее выйти уже невозможно. Он вник основательно. Не думаю, что когда-то сумеет выбросить из себя футбол, поэтому частенько спрашивает, как дела, что происходит. Но не уверен, что дает какие-то рекомендации федерации. Это может быть неправильно воспринято. Однако лучше уточнить у самого Румаса.

По словам Владимира Базанова, одна из проблем ПФЛ в том, что клубы имеют государственную поддержку. Трудности существуют на самом деле?

– На мой взгляд, у нынешнего председателя федерации помощники-консультанты не очень разбираются в тех вопросах, которые затем докладывают. Не думаю, что Базанов сам изучал тему. Скорее всего, ему так донесли, так подсказали. На самом деле это просто-напросто полнейшая безграмотность. Господдержка никаким образом не завязана на том, кто проводит соревнование. Поддержка зависит от того, в каких турнирах принимает участие клуб и соблюдаются ли нормативы, которые прописаны в указе.

В других игровых видах спорта чемпионат может проводить не только федерация, а, если не ошибаюсь, даже Минспорта. В уставе АБФФ написано, что соревнования проводит федерация, но при этом существует статья, в которой указано, что можно создать [профессиональную] лигу. Механизм реализации элементарнейший: заключить договор на проведение чемпионата между АБФФ и ПФЛ. Если надо, то третьей стороной будет Минспорта. Договорные отношения – и никаких препятствий. Это никоим образом не связано с господдержкой.

– Получается, ПФЛ на действие 191-го и 300-го указов не повлияет?

– Эти явления между собой не связаны. Лига станет отдельным юрлицом, и клубы тут же лишатся денег – такого в указах нет. Там вообще не акцентируется внимание на том, кто проводит соревнование. А если Минспорта организует чемпионат, тогда команды тоже теряют поддержку?

– В 2017-м проводили консультации с Минспорта насчет ПФЛ?

– До этого не дошло. Когда со стороны ряда клубов появилась инициатива создать лигу, то в первую очередь нужно было понять, что нам предлагают и на что мы – АБФФ и ПФЛ – выходим. Сразу подключать министерство не имело смысла. Как только получили концепцию, поняли, что в том виде ее реализовать просто нереально. Оттого не видели смысла давать лишнюю работу министерству.

– Так сложилось, что создание ПФЛ инициируют лидеры – Брест, БАТЭ. Середняки и аутсайдеры осторожно смотрят на это. Почему они проявляют пассивность?

– Здесь ничего удивительного. Те клубы, которые являются лидерами во всех отношениях, они и к этому вопросу относятся по-другому. В таких командах лучше менеджмент. Возможно, у других клубов больше проблем, они не могут содержать солидный штат маркетологов или еще кого-то. Имеющимся сотрудникам необходимо текущие вопросы решать, а не думать о каких-то высотах. Объективная ситуация. Если первый, то первый во всем. Думаю, причина в этом, а не в том, что кто-то там против создания лиги.

– Такая картина может привести к тому, что все в ПФЛ завяжется, грубо говоря, на одном Зайцеве. Другие клубы сядут к нему на шею и будут ждать деньги от рекламы и телеправ.

– Думаю, это слишком пессимистичный вариант. До этого не дойдет. Безусловно, появятся активные и пассивные. Первые годы будет многое зависеть от Александра Николаевича – это факт. Но когда процесс наберет ход, система заработает как таковая, то влияние одного человека не будет столь существенным, как на первоначальном этапе.

– Может, Зайцев именно поэтому и предложил не наделять клубы равновесными голосами?

– Не разделяю такую точку зрения. Мне кажется, управление должно строиться несколько иначе. Конечно, клубы могут иметь разный вес, но это все равно не лучший вариант. Когда не получилось создать ПФЛ, мы организовали Совет клубов, так как команды захотели права. Дали им столько, сколько смогли у нас забрать – пожалуйста, принимайте решения. К примеру, по календарю, чтобы потом не говорили о переносах. Готовы были отдать все.

Но, посмотрев на систему «один клуб – один голос», стало понятно, что мы никуда не уйдем от разности интересов более и менее богатых клубов. Все равно где-то этот конфликтик будет присутствовать. По-моему, у руководства лиги и федерации должно иметься определенное количество голосов, которые позволяли бы при поляризации богатых и небогатых влиять на принятие объективно необходимых решений. Мне такая модель руководства лигой представляется более справедливой и более жизнеспособной. Когда у одного клуба 16 голосов, у другого один – это существенная разница в голосовании. Начнутся обиды, и это может разорвать лигу изнутри.

– Получается, лучший вариант: одна команда – один голос?

– Не знаю. Это вопрос, который необходимо еще прорабатывать. На мой взгляд, он сырой. Условно говоря, можно первой пятерке дать по три голоса, потом [какой-то группе команд] два голоса, а кому-то один. Три против одного – не такое большое превосходство. С другой стороны будет более уравновешено принятие решений. Не завидую будущему руководству лиги, потому что придется денно и нощно жить в ней, чтобы действительно вывести ее на хороший уровень.

– При этом Зайцев не исключил, что ПФЛ может возглавить иностранец. Но он же не знает местной специфики.

– Это минус. Человек реально столкнется с достаточно сложной ситуацией. Лигу должен возглавлять тот, у кого хороший ресурс в нашей стране. Для внешнего рынка нужно подобрать команду специалистов. На мой взгляд, это более работоспособная модель именно с точки зрения ведения бизнеса.

– Есть ли сегодня в Беларуси человек, который способен возглавить лигу – с именем, не связанный ни с одним из клубов?

– Думаю, найти можно.

– А если бы вам предложили?

– Я бы отказался.

– Почему?

– Мне кажется, лучше взять человека из крупного бизнеса. Во всяком случае одним из руководителей. В большей степени ПФЛ – это бизнес-проект, нежели развитие футбола. Отмечу, что у федерации на первом месте не бизнес, а именно развитие футбола. Для лиги наоборот – бизнес, а футбол с клубами там уже есть. Я не готов к такой работе, уже не хочу.

– На последних заседаниях исполкома поднималась тема ПФЛ?

– Было, но я бы не сказал, что имело место какое-то обсуждение. Так, разговорчики.

– Может, вопрос попадет в повестку в ближайшее время?

– Вопрос не ко мне, а к руководству федерации.

– Но ведь члены исполкома могут проявить инициативу. Тем более среди них есть руководители клубов.

– Если вы говорите о внеочередном созыве исполкома, то не думаю, что это необходимо делать в чрезвычайном порядке. Насколько понимаю, Зайцев уже передал свою концепцию в федерацию. Вопрос серьезный, которому руководство АБФФ должно уделять серьезное внимание, ведь проведение соревнований – одна из ключевых задач организации. Собирать людей в чрезвычайном порядке – от этого не будет эффекта.

– А руководство АБФФ что-нибудь говорило на исполкоме по поводу ПФЛ?

– Там разговор был на ходу. Нельзя считать, что кто-то серьезно высказал свою позицию. Репликами обменялись. Не думаю, что на основании этого можно давать какие-то оценки.

– Негативной реакции не было?

– Нет, такого не было. Но рвения заниматься лигой я тоже не увидел.

– При этом заниматься созданием ПФЛ руководство федерации по большей части не должно.

– Так нельзя думать. Конечно, должно быть желание клубов. Но сравнивания инициативы 2017-го и 2019-го, то, будь я сейчас в руководстве федерации, начал бы плотно заниматься лигой. Наработки, озвученные Зайцевым, достаточно серьезные. Если АБФФ продолжит стоять в стороне и смотреть на происходящее, то потом больше времени уйдет на согласование вопросов, которые сейчас сырые. Их лучше по ходу решать, а не ждать, пока клубы не сформируют свое мнение и не скажут, что хотят именно так. Начнутся пикировки, которые только отнимут время.

– Если из лиги к вам обратятся за помощью, готовы дать совет?

– Несколько обидный вопрос. С 1999-го по 2011-й трудился в федерации на разных постах, не получая за это никаких денег. После того, как ушел со штатной работы в АБФФ, не перестал быть частью футбольной семьи. Даже услышать, что я кому-то не буду в футболе помогать – для меня обидно. Вообще такого вопроса быть не может. Если кто-то обратится за советом, то, безусловно, помогу.

Как поменялась власть в Доме футбола: максимально наглядно

Кажется, новый босс АБФФ хотел убрать Сафарьяна из исполкома. Не получилось

Фото: proliga.bytelegraf.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья