Блог Под прицелом

Домрачева могла вернуться в Россию из-за карантина, но нам повезло

Этих деталей вы точно не знали.

На прошлой неделе Александр Тихонов, комментируя массовые переходы российских биатлонистов в другие команды, вернулся к вечной теме: потеря Дарьи Домрачевой и Анастасии Кузьминой.

– Это я подписал, когда они не имели результатов. На тренерском совете, где присутствовало 56 тренеров, я спросил Валерия Польховского: «Нам Домрачева нужна?». Ответ был: «Толку никакого нет, подписывай, Александр Иванович».

Кузьмина. Настя – она же здоровая. Родила первого ребенка и просто стала огромной. «С такой задницей она нам не нужна» – слова Польховского. Я ответил: «Запомните, Тихонов никогда не ошибается! Эти две спортсменки принесут столько медалей, сколько нам не снилось!».

– Так зачем же документы подписали?

– А затем подписал, что не я же буду тренировать. Кузьмина вышла замуж – результатов нет, муж – в Словакии. У Домрачевой родители переехали в Беларусь. Мне звонили ее мама и папа. Я бы мог оставить, но удержать их можно было только деньгами. Концовку вы знаете. Мне сказали, что эти спортсменки не нужны, я подписал бумаги.

***

Казалось бы, в этой истории понятен виновник – Валерий Польховский: он тренировал женскую сборную, когда Тихонов рулил СБР, а Домрачева с Кузьминой переезжали. Но Польховский – просто удобная мишень; Тихонов много лет его ненавидит, регулярно обвиняет примерно во всем и, когда нужно, включает тяжелые ресурсы, чтобы блокировать возвращение в команду.

Домрачева выступала за Беларусь, Кузьмина (родная сестра Антона Шипулина) – все еще в сборной Словакии. На двоих они завоевали 7 золотых медалей Олимпиад, их истории не слишком похожи, но главное – у обеих были шансы остаться в России (или хотя бы вернуться). Правда, не факт, что с тем же успехом.

Мы дозвонились до людей, которые помнят о переходе Домрачевой то, чего не знает/не помнит/недоговаривает Тихонов.

Возвращение Домрачевой в Беларусь – почти детектив с налетом мистики. К этой истории много кто причастен

***

Дарья Домрачева родилась в Минске. Когда ей было 4, родители по приглашению уехали с ней в строящийся город Нягань (ХМАО) – там Домрачева увлеклась биатлоном, вскоре засветилась за Россию на юношеских стартах, но подростком уехала в Беларусь.

Вы наверняка этого не знали, но Дарья была максимально близка к возвращению – еще юниоркой. И второй раз – когда Михаил Прохоров и Сергей Кущенко, руководившие СБР, приглашали ее под Игры в Сочи.

Валерий Захаров, тренер женской сборной ХМАО:

– Переход Дарьи – чисто семейные обстоятельства. Они долго прожили в Нягани, а потом, если правильно помню последовательность, мать перевели на работу в Москву, умер отец – а в Минске у них оставалась бабушка. И вот туда отправили Дарью – чтобы был присмотр, чтобы квартира не пропала и пр.

С кем она должна была остаться в Нягани и где, если мать уезжала? Не на улице же. Если ее оставлять, то нужно было создавать условия, поручаться, но она же совсем девочка. Да и времена были другие. У нас тренировалась тройка: Слепцова – Седова – Домрачева; и Даша в этой компании не выделялась, редко их обыгрывала. Помню ЮЧМ-2007, когда она уже бегала за Беларусь: Седова взяла золото, Слепцова – два, Домрачева была рядом, но без побед.

Еще раз: Дарья показывала нормальный уровень, но ничего выдающегося на том фоне. Понятно, почему раскрылась в Беларуси – там она одна, а у нас-то таких по девушкам много. Работа вокруг одной везде ведется по-другому – прогрессировать гораздо проще, чем в толпе.

- На тренерском совете действительно обсуждали ее отъезд?

– В то время про Дашу никто знать не знал – она ребенок, далеко от сборной. Никакого обсуждения. В ноябре-декабре 2004-го мы встретились на Кубке IBU в Норвегии; у Даши был первый год по юниоркам, но она как бы висела на карантине, потому что переход все не подписывали.

Она пришла ко мне: я, наверное, вернусь в Россию, чтобы не терять эти годы. Я ей: если готова, давай заберу тебя – поедем вместе. Но потом подумал: как я ее перевезу? Куда, к кому и зачем? Кто ее тут ждет? Я не рискнул – это только жизнь ломать девчонке. Не рискнул и, может быть, правильно сделал.

А через несколько месяцев на ЮЧМ она уже выступала за Беларусь – Тихонов все-таки подписал переход. Как и что там было, я не в курсе.

Валерий Польховский, экс-тренер женской сборной России:

– Домрачева уезжала в Беларусь еще в юношеском возрасте – по старшим девушкам, а переход ей оформили, когда была уже юниоркой. Они уезжали из Нягани по семейным обстоятельствам – было решение мамы, а отпускал уже Ханты-Мансийский округ.

- С вами – как с тренером основы – это согласовывали? Тот же Тихонов, он часто вспоминает.

– Нет. Я на тот момент с Дашей не то что не работал – даже не знал и не видел ее, поэтому не мог дать характеристику. Потом мы созванивались с Захаровым, он все объяснил: мама переезжает, мы не имеем права удерживать дочь. Другой информации по Домрачевой у меня нет.

 

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Александр Вильф; vk.com/darya_domracheva; vk.com/domracheva_dasha; vk.com/anastasiakuzmina_club; globallookpress.com/Petter Arvidson/imago sportfotodienst, Roman Vondrous/CTK

Автор
  • Tribuna.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья