Блог Оршанский вокзал

Неманья Чович: «Вергейчик через своих игроков делал так, чтобы Боровский ушел»

alt

История экс-игрока «Пармы», у которого не пошло в Солигорске.

Шесть лет назад Неманья Чович наверняка даже не допускал мысли о том, что когда-нибудь будет играть в Беларуси. В 2010-м 19-летний форвард блистал в первенстве Сербии. Агенту игрока Владо Борожану, который в свое время вел дела Бранислава Ивановича и Милоша Красича, удалось организовать переход Неманьи в «Парму».

– Я очень удачно провел первый круг чемпионата за «Пролетер». Забил семь мячей в 14 матчах. После этого один сербский агент, который в свое время играл в «Аталанте», заметил меня. Благодаря его связям в Италии на один из моих матчей приехали скауты «Пармы». В той встрече я забил дважды, и меня пригласили на просмотр. Все сложилось удачно и буквально через два дня контракт был подписан, – вспоминает Чович. – В те времена у «Пармы» была очень серьезная селекционная служба, которая входила в десятку сильнейших в мире. Работники клуба следили за многими игроками Европы, Африки, Америки. Было действительно трудно попасть в клуб такого уровня. Люди приезжали на просмотр практически каждую неделю, но брали очень немногих.

Переход в «Парму» для молодого серба был сродни полету в космос, ведь в ту пору в команде играли Эрнан Креспо, Себастьян Джовинко, Амаури, Валери Божинов. Выиграть конкуренцию у таких футболистов было практически нереально.

– Я играл за вторую команду «Пармы», но тренировался с первой. В клубе было столько звезд! Например,  Джовинко – это вовсе лучший футболист, с которым я играл рядом. Кажется, он умеет абсолютно все: обыграть, отдать передачу, пробить, – ностальгирует Неманья. – Конечно, самым именитым игроком в той команде был Эрнан Креспо. Он – огромный авторитет, который всегда был лидером в раздевалке. Однажды у нас была серия неудачных матчей. После очередного проигрыша к нам зашло все руководство клуба, но они молчали. Эрнан не дал им сказать ни слова, говорил только он. Креспо для «Пармы» был больше, чем просто футболист. Бывают такие люди, которых все безмерно уважают. Он точно из них. Со стороны кажется, что Креспо чересчур звездный, но такого нет и близко. Он может спокойно подойти к молодому футболисту и поговорить с ним обо всем. Например, Креспо советовал мне, как улучшить свою игру.

Однажды на тренировку с основой пришел 16-летний паренек из клубной академии. Мы играли двусторонку. Назначили пенальти. Этот пацан ни у кого не спросил разрешения и пошел бить одиннадцатиметровый. Не забил, но ему никто ничего не сказал. После «пули» к нему подошел только Креспо и сказал: «Слушай, нужно уважать старших. Я провел уже 300 матчей в Серии А, а ты так себя ведешь». Малыш тут же опустил голову и поплелся в раздевалку.

alt

В звездном коллективе были свои заморочки. Например, когда в магазинах только-только появился новый «Ferrari», он сразу был у игроков. На следующий день после презентации Амаури приехал на тренировку на этой машине. Еще через два дня то же самое сделал Божинов. Эти футболисты могли позволить себе такие роскошные покупки. Они играли действительно восхитительно. Когда впервые пришел на тренировку основы, у меня закружилась голова. Мяч ходил по полю очень-очень быстро. Невероятные скорости для молодого парня из первой лиги Сербии.

Контракт футболиста был рассчитан на 4,5 года. В сезоне-2010/11 Чович появился на поле в 19 матчах Примаверы (турнир молодежных команд Серии А) и забил 3 мяча. Однако шанса проявить себя в главной команде форвард не получил.

– Мой контракт в «Парме» был достаточно скромным, там все было заточено под бонусы. Если бы сыграл определенное количество матчей и набрал в них нужное количество очков, то доходы серьезно бы увеличились. Сыграешь один матч в основе – получаешь на 50% больше обычного. Деньги для меня были совсем не важны. В Сербии играл за 150 евро. Главное, что я тренировался с людьми, которых раньше видел только по телевизору. Это было что-то нереальное. Понадобилось где-то шесть месяцев, чтобы нормально выучить итальянский язык. Я очень старался. Это было необходимо для того, чтобы научиться многим тактическим нюансам, понять их. Правда, в Италии с нападающими работают не так плотно, как с защитниками или центральными хавами. Чаще всего игроки этого амплуа работали отдельно от футболистов группы атаки.

Очевидно, Чович перерос уровень первенства молодежных команд, но место в старте «Пармы» по-прежнему оставалось чем-то далеким. Обычно в таких случаях перспективных ребят отдают в аренду, но Неманья не захотел покидать расположение клуба.

– Это моя ошибка. Тогда в Италии одновременно выходить на поле позволялось только трем легионерам. В команде была слишком высокая конкуренция в линии атаки, а я еще был слишком молод. Меня хотели отправить в аренду, потому что в Италии редко дают шанс молодежи. Там считают, что сначала ты должен поездить по арендам, чтобы набраться опыта. Мне же казалось, что можно сразу заиграть в Серии А. Тем более тогда я удачно выступал в молодежной сборной Сербии. Жаль, рядом не оказалось человека, который подсказал бы, как себя правильно вести. Нужно было уезжать в аренду, но я отказывался уходить, хотя имелись неплохие варианты в высшей лиге Польши, Украины. Пожалуй, это самая большая ошибка в моей карьере, – с плохо скрываемой досадой говорит футболист. – Кстати, недавно «Милан» подписал Джанлуку Лападула, который в прошлом году забил 30 мячей в Серии В. В свое время он тренировался с ним. В нем не было ничего особенного, а теперь человек играет в «Милане». Он просто набрался опыта и вышел на новый уровень.

alt

***

Чович в итоге перешел в «Войводину», но возвращение в родной чемпионат не сулило игроку ничего хорошего:

– Было тяжело возвращаться из «Пармы» в чемпионат Сербии. Признаюсь, начались проблемы психологического плана. Все-таки раньше был в таком клубе, а тут перешел в более скромную команду. Повторюсь, жаль, у меня тогда не было хорошего агента, который мог помочь, что-то объяснить. «Войводина» – не самый плохой клуб. Если бы сыграл там год-два, появились бы хорошие варианты продолжения карьеры, но я порвал крестообразные связки. Понадобилось пять-шесть месяцев на реабилитацию. Толком не играл почти год. Знаешь, это очень тяжело. Тем более, после травмы крестообразных связок у многих игроков теряется скорость. У меня исчезло где-то 20-30 процентов скоростных качеств, – признается Чович. – Вообще, в Сербии только две-три команды, в которых есть хорошие условия. В остальных клубах сложнее с деньгами. Средняя зарплата в чемпионате примерно 800 евро, но многие клубы не платят даже этого. В «Войводине» до сих пор мне должны 20 тысяч евро, но вернуть их нельзя, потому что большинство руководителей выплачивает деньги по-черному. На карточку перечисляется минимальная сумма, все остальное отдается в «конвертах». В такой ситуации бесполезно обращаться в суд. Хотя по уровню исполнителей чемпионат Сербии достаточно силен.

***

Сменив несколько сербских клубов, Неманья познакомился с белорусом Валерием Русецким. Агент предложил форварду перезагрузить карьеру в чемпионате Беларуси.

– Он привез в минское «Динамо» Симовича. В свое время мы играли со Слободаном а одной команде. В 2012 году Сима перешел в минское «Динамо». Он позвонил мне: «Ты заинтересован продолжить карьеру в этом клубе?» Тогда моими делами начал заниматься Валера. Жаль, не получилось перебраться в «Динамо». Русецкий примерно год следил за мной. В 2015-м предложил перейти в «Минск», но буквально через месяц возник вариант с «Шахтером». Все-таки я решил поехать в Солигорск, потому что команда выступала в Лиге Европы. Тогда мне казалось это весьма перспективным, – объясняет свой выбор игрок.

alt

Сезон в Солигорске вышел у Неманьи, мягко говоря, не выдающимся. Два гола в 15 матчах – совсем не та статистика, на которую рассчитывал Сергей Боровский, подписывая игрока. Впрочем, в том сезоне главный тренер «Шахтера» проработал недолго:

– Боровский – очень хороший тренер. Это сильнейший тактик. Жаль, в самом коллективе не было гармонии. В этом плане в «Минске» гораздо комфортнее. В «Шахтере» футболисты не играли за тренера, поэтому было очень тяжело работать в таком микроклимате. По сути, в Солигорске было два лагеря: директор и главный тренер. Я – легионер, попросту не знал, как себя вести, чувствовал себя некомфортно, хотя в начале сезона все было неплохо. Жаль, когда проиграли два-три матча подряд, начались проблемы. Вергейчик через своих игроков начал делать так, чтобы  Боровский ушел.

– Говорят, что в «Шахтере» мысли Вергейчика до игроков доводил Александр Юревич.

– Это правда. Он находится в очень хороших отношениях с Вергейчиком. На самом деле было не очень комфортно. Особенно когда в последних матчах при Боровском к нему подходил Вергейчик: «Почему играет Чович, а не мой сын?»  Неудивительно, что когда команду возглавил Никифоренко, начал играть сын директора. Я стал выступать за дубль, но это не совсем то, чего мне хотелось. Оставалось только тренироваться и ждать своего шанса. Хотя понимал, что вряд ли его получу. Был готов к тому, что буду играть максимум 15-20 минут.

В принципе, сам виноват, что не сумел проявить себя в «Шахтере». У меня хватало моментов, которые нужно было реализовывать. Забей один-два мяча – появилась бы уверенность и все пошло хорошо. До сих пор не могу забыть промах в матче с «Минском», когда убрал вратаря и не попал в пустые ворота (отметка 3:00).

Начиналось давление: «Ну что? Когда начнешь забивать?» Выходил на поле с такими мыслями, мол, у меня только 45 минут и нужно отличиться. Накручивал сам себя, создавал давление. Лучше было уйти.

***

Казалось, после невыразительной игры в «Шахтере» нападающий не вернется в Беларусь.

– В нынешнем межсезонье ждал интересных вариантов продолжения карьеры. Был интерес от клубов из Таиланда, Казахстана. Находился в раздумьях, и мне позвонил Валера: «Минск» продал Макася, им нужен форвард. Не хочешь приехать? Для тебя это новый шанс проявить себя». Посоветовался с родными и решился на переход. Ни о чем не жалею, в «Минске» не ощущается такого давления, как в Солгорске. Георгий Петрович постоянно поддерживает меня, коллектив играет за тренера. Все в порядке.

alt

В «Миснке» форвард нащупывает свою игру. Он часто выходит на поле и выполняет большой объем работы. В 13 матчах на его счету четыре мяча и две результативные передачи.

– Считаю, четыре мяча – это мало, хотя меня с детства учили играть на команду. Стараюсь делать для нее много полезного. При этом понимаю, что нужно забивать больше, буду стараться. Тренер доверяет мне, поэтому все должно быть хорошо. Самое главное, чтобы команда побеждала. Мы еще будем прибавлять. В «Минске» много хорошей молодежи, поэтому  в свои 25 лет я уже считаюсь ветераном. Правда, сейчас молодежь изменились. Когда я делал первые шаги во взрослом футболе, то считалось традицией, когда молодые чистят бутсы более возрастным игрокам. Попробуй сейчас сказать нечто подобное молодому:), – улыбается игрок. – Команде немного не хватает опыта, чтобы бороться за чемпионство. В первом круге мы потеряли много очков в матчах, где были должны выигрывать. Тот же «Шахтер» ничем не лучше «Минска», но у солигорчан более длинная скамейка запасных.

Жаль, в Беларуси люди почти не ходят на футбол. Когда играешь с «Партизаном» или «Црвеной Звездой», на стадионе собирается 40 тысяч человек. В Беларуси не придет столько даже за полгода, но нужно оставаться профессионалом. К сожалению, футбол не очень интересен болельщикам, хотя мы стараемся показывать привлекательную игру. В Беларуси действительно не самый низкий уровень чемпионата. Может, люди просто завидуют тому, что футболисты зарабатывают больше среднего?

А вообще мне очень нравится жить в Минске. Много ресторанов, кафе, часто гуляю на Комсомольском озере. Все супер! Особенно после Солигорска, где я почти все время проводил на базе. Если предложат продлить контракт с клубом, обязательно останусь.

Фото: Кирилл Павлович

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья