Блог Оршанский вокзал

«Никто не может отвечать за кучку ублюдков». Жуковский – о скандале в «Ислочи»

Главный тренер «Ислочи» негодует. 

alt

Кажется, в Беларуси такого еще не было. В высшей лиге был сыгран договорной матч, который получил широкую огласку. По сведениям главного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД, «представитель тренерского штаба и игроки ФК «Ислочь» подозреваются в получении незаконного вознаграждения в сумме 10 тысяч долларов США за проведение «договорного» матча с командой «Динамо-Брест», состоявшегося 30 апреля нынешнего года на стадионе в Молодечно». Деньги были заплачены за то, чтобы «Ислочь» проиграла либо свела к ничьей первый тайм (после 45 минут игры счет был 2:3 в пользу Бреста).

Главный тренер «Ислочи» Виталий Жуковский не стал молчать. Коуч собрал пресс-конференцию и на протяжении получаса рубил правдку-матку.

– Информация, которая появилась в интернете – это правда. Люди говорили об этом еще в начале июня, но не было подтвержденной информации, поэтому в нее не хотелось верить. Сейчас все вылезло. Могу ответить на ваши вопросы.  

– Когда и при каких обстоятельствах, вы узнали, что представитель вашего тренерского штаба и ваши игроки подозреваются в организации нужного результата?

– Вчера я узнал, что это правда. Пришел на тренировку: там не было Тишкевича, Лебедева и Владимира Маковского. У всех были отключены телефоны. Появилось подозрение, что они где-то вместе. Судя по всему, их собрали в РОВД. Когда они вышли оттуда, мне позвонил Владимир Михайлович Маковский. Сказал, что ничего страшного не произошло, посмеялись. Но, мне кажется, в РОВД вряд ли смеются. Тишкевич более подробно рассказал, в чем дело и признался в содеянном.

Когда я пришел домой, начались тяжелые минуты восприятия произошедшего. У меня есть вопросы по здоровью – сходил в больницу. Когда вернулся, супруга показала сюжет передачи «Зона Х».

– Ваша первая реакция?

– Какая тут может быть реакция? В начале июня, еще до закрытия Жукова, Сергей Сафарьян пригласил меня на разговор. Оделся – рубашечка, все дела. Думал, может, предложат возглавить национальную сборную :). На этой встрече присутствовали люди, которые представились сотрудниками милиции. Это меня сильно удивило. Они намекнули, не называя имен и фамилий, что у меня работают футболисты, которые занимаются организацией договорных матчей. Все знают, что в первой лиге «Ислочь» была чистым клубом – не возникало никаких вопросов. Конечно, их слова меня сильно оскорбили и возмутили. Когда мне намекнули, что я мог участвовать в таких играх, я сильно вспылил, перешел на мат. Сейчас приношу извинения этим людям и Сергею Вагаршаковичу. Можно сказать, я находился в невменяемом состоянии. У меня в горле ком стоял, а на глаза слезы навернулись. Было очень обидно.

Мне предложили участие в каких-то схемах, кого-то взять… Я сказал, что не принимаю участия в таких играх. Я подписал бумагу о нераспространении информации. Вскоре мне позвонил Владимир Михайлович Маковский: «Чего тебя туда вызывали?» Сказал, что по делам команды. Прошла неделька-другая… Понял, что нужно вызывать людей и разговаривать. Пошел к Владимиру Маковскому: «Скорее всего, речь идет о тебе. Ты дружишь с ребятами, которые играют в первой лиге и занимаются подобными вещами. Маковский сказал: «Леонидыч, чтобы я предал свою команду? Да ни в жизни!» Он клялся, я ему поверил, но сегодня я потерял друга. У меня в жизни еще такого не было.

– По ходу того матча у вас не возникало мыслей, что пять мячей к 25-й минуте – это слишком подозрительно?

Вы, наверное, помните мои слова про «варили варенье». Как позже оказалось, эти люди не были виноваты в голах. Делалось так, что тот же Ясюкевич просто не успевал закрывать нужные зоны. Молодого человека просто подставляли. Я жалею, что в перерыве было потрачено столько сил. После первого тайма раздевалка просто летала – разогнал пульс до 180. Мне казалось, что я повлиял на ребят, но после выяснилось, что в команде есть предатели.

Знаете… Все-таки есть что-то хорошее в этой ситуации. Если бы этими делами не занялись в РОВД и АБФФ, то все это продолжалось бы. Пенальти? Удаления? У всех случаются ошибки – даже на чемпионатах мира. Ты бы в жизни ничего не доказал. Люди, которые сдавали матчи, даже не заработали денег. По большому счету, то, что им дали – просто копейки. Люди, которые делали это, стали ручными. Они сели на эту иглу, а потом сдавали бы все подряд – заднюю передачу никто бы из них не включил.

Когда появилась эта информация, я собрал людей в офисе. Сказал, чтобы признались. Если бы они это сделали, может, ситуация развернулась бы в другую сторону. Как-то решили вопрос. А после первого круга люди просто тихонечко ушли в другую команду. Сейчас все будет иначе. Мы серьезно настроены. Запятнано все, на что мы потратили столько сил. Мы потратим деньги на юристов, адвокатов, но люди будут возвращать компенсацию в суммах больше, чем получили. Сто процентов! Клуб будет идти до конца, чтобы всем неповадно было!

 – Есть ли взаимосвязь между договорным матчем «Ислочи» и договорными играми в первой лиге? Все-таки Юрий Сыроквашко находился в тесных отношениях с Владимиром Маковским…

– Думаю, все взаимосвязано. Рыбак рыбака видит издалека. Думаю, все идет оттуда.

– Кто-то признался в содеянном?

– Первым признался Тишкевич. Алумона и Будаков сейчас играют в России. Кроме них, к делу причастен Порываев. Лебедев играл у нас. После собрания, которое состоялось сегодня, они вместе с Тишкевичем не работают в «Ислочи». Они выгнаны с позором – иначе никак. Такие футболисты и легенда белорусского футбола Владимир Михайлович Маковский…

– Отъезд Алумоны и Будакова как-то связан с договорным матчем?

– Нет, тогда мы ничего не знали. Оба парня очень искренние. Будаков хорошо общался со мной – такой весь положительный. Надеюсь, сейчас с ними будет разбираться Следственный комитет. Не хочется гадить им карьеры, жизни, но очень обидно.

– Насколько тяжело после этой ситуации клубу будет искать новых спонсоров?

– Будет тяжело, но хочется найти хоть какой-то позитив. В «Ислочи» много людей, которые не были задействованы в этом. В любой афере участвует капитан команды, но наш не делал этого. Такие люди преданы клубу. Такие люди, как Шагойко, который уже заканчивает и, кажется, ему на все наплевать, дорожит своим именем. Он хочет остаться в футболе. Почему-то к Шагойко никто не подошел. Надеюсь, мы станем сильнее. Никто не может отвечать за кучку ублюдков.

Сейчас мне тяжелее всех, потому что я взял этих людей в клуб. Мне за них отвечать. Но нужно идти дальше. У нас есть молодые ребята. Возможно, сейчас дорога откроется для них. Признаться, уже где-то в глубине души думал, как Тишкевич и Лебедев в будущем будут работать в нашем клубе. Но сами видите, как получилось.

– Вы говорили с представителями АБФФ. Какие санкции могут быть применены к клубу?

– Общался утром с Сергеем Вагаршаковичем. Он сказал, что Тишкевич – не конченый человек. Я подтвердил это. Не знаю, что случилось. Может, какая-то тяжелая финансовая ситуация. Чисто по-человечески мне их жалко. Ладно, хотя бы денег срубили. Взяли эту тысячу долларов, а сейчас навлекли на себя и на клуб… Сергей Вагаршакович сказал: «Может, не горячись». Я уже говорил как-то, что нужно резать по живому – вилять не буду. Мне хочется, чтобы «Ислочь» был чистым клубом.

– У вас был мужской разговор с людьми, которые сдавали матч?

– Первая эмоция – заскочить к ним и ударить одного, второго. Но я женщин не бью.

– Эта история повлияла на ваше желание работать дальше?

– Повлияет. Может, через какое-то время все это забудется, но все будут знать, что «Ислочь» делала какой-то договорной матч, а главный тренером был я. Конечно, это неприятно. Посмотрим, что будет завтра, но самое главное, что я честен перед всеми. Пришлось держать такой удар, но что поделать. Надеюсь, мы станем еще сильнее.

Просто обидно, что эти ребята бились, не щадили себя, но в какой-то момент дали слабину. Эти люди сделали многое на благо клуба. Даже врагу не пожелаешь, чтобы все так развернулось.

– Почему вы хотели отложить этот разговор до пятницы?

– Хотелось, чтобы эмоции чуть-чуть улеглись, но в интернете уже везде главная новость – наша ситуация. Люди должны были узнать. Тем более, говорилось, что причастен кто-то из тренерского штаба. Кто именно? У нас в штабе два Маковских, Плют и Жуковский. Считаю, это наш долг. Мы должны были дать людям пищу для размышлений.

– Владимира Маковского уже нет в тренерском штабе «Ислочи», а что ждет Михаила Маковского?

– Михаил Маковский в этой ситуации не причем. Он более спокойный и податливый. Может, он сам не захочет продолжать работу в «Ислочи». Мы перекинулись словами, но пока он трудится в клубе. Еще очень обидно, что накануне этого матча умер один из основателей клуба – Владимир Свиридов. Люди, которые сдавали матч, вышли на поле в траурных повязках. Это просто ужас! Вообще не могу понять.

– Подозрение вызывал победный матч «Ислочи» с «Минском». Была информация, что ваша команда будет сдавать матч, но она выиграла. Как тогда отнеслись к кулуарным разговорам?

Я об этом даже не думал. Мне сказали, что матч странный, но люди, которые работают в этом направлении, имеют опыт. В таких случаях они залегают на дно и начинают биться. Говорят мне: «Смотри, тренер, нас в чем-то подозревают, а мы бьемся». Когда мне в федерации сказали, что больше всего людей по странным матчам работает у меня в клубе, я чуть с ума не сошел. Просто не мог понять, как такое возможно.

– Еще какие-то матчи вызывали у вас подозрения?

– Было доказано, что сдавался один матч. Не могу понять людей, которые понимали, что есть доказательства. Почему не прийти, что-то сказать… Просто жалко клуб.

– Люди, которые сдавали матчи, пытались поговорить с вами?

– Я сказал, что буду вас видеть, но руки больше не подам. Мне звонил Володя Маковский, просил не называть никаких имен на пресс-конференции. Я ответил: «Ты, вообще, понимаешь, что вы сделали?» Подумал, раз ты легенда белорусского футбола, так, может, мне сказать, что я сдавал матчи? Правда, не сказал этого. Мне кажется, что такое поведение – наглость. Позвонил Саша Тишкевич. Понимаю, что у него паника. Можно сказать, на сегодняшний момент у него закончилась жизнь. Если бы я мог не назвать имен, я бы так сделал. Не хочу никому нагадить, но я обязан сказать людям, что произошло. Попал – отвечай. Я тоже попал – сижу сейчас перед вами, а должен сидеть с ребенком.

– Если из-за этой ситуации «Ислочь» понизят в классе, вы останетесь в команде?

– Если понизят в классе, мне опять прямая дорога на рынок. Может, закрыли его уже. Наверное, пойду туда – больше некуда идти. Наверное, тогда точно придется завязать с футболом.

– Вы упоминали дело Жукова…

– Человек сейчас сидит в тюрьме. У меня есть свое мнение по этому поводу. Помните, мне давали 18 миллионов штрафа ни за что. Этот беспредельчик потихоньку накапливается. Дай Бог, человек выйдет на свободу, вернется к своей семье. И все у него будет хорошо.

– Людей, которые сдавали матч, ждет уголовный срок?

– Думаю, до этого не дойдет. Видно, здесь основная задача – посадить людей, которые работали в Беларуси и привозили сюда деньги из-за границы. Не дай Бог, чтобы сидели люди, которые работали в «Ислочи». Тем более за такие деньги. Хотя, считаю, при нынешней экономической ситуации в стране, в «Ислочи» платили нормально, чтобы идти на такие вещи.

Могу признаться: за выход в высшую лигу у нас полагалась премия. Платили премиальные за каждый матч – полтора миллиона и дополнительные бонусы. Может, людьми двигало то, что клуб им не доплатил какие-то деньги. Тогда бросайте все Жуковского, Пинчука, Курило. А тут обычная жажда наживы. Люди хотели просто взять на карман.

– Каково было работать с людьми, которые могли сдать матч, после вашей встречи с работниками РОВД?

– Мне не называли имен. Не было никаких доказательств, но я понимал, что что-то есть. Все-таки дыма без огня не бывает. Я видел, что некоторые люди засуетились, но…

– Данная ситуация повлияет на подготовку к матчу с «Крумкачамі»?

Конечно, ведь нужно серьезно готовиться к такому сопернику. Эта команда играет очень вариативно, нужно моделировать свою игру. Понятно, когда отвлекаешься, думать об этом непросто. Думаю, ребята отдадут все силы на поле из-за этой ситуации.

– Какой сейчас микроклимат в команде?

– Знаете, когда проходит истерика, люди начинают не плакать, а смеяться. Условный Мисюк 1981 года рождения, который долго играл в «Ислочи». Говорю: «Как ты играл, а оказался не в доле?» Он смеется: «Ну да, киданули». Банальная истерика.

– Команда не сломается в психологическом плане?

– Если тренер сядет на стакан, то придется сложнее. Думаю, этого не случится.

– Вы уже общались со спонсорами по этому поводу?

– Я говорил с Виталием Курило и Виталием Пинчуком после того, как меня вызвали в федерацию. Сказал: «Возможно, у нас в клубе есть негодяи». Они сидели и не верили в это. Но я ничего не скрывал. Видите, как печально получилось. 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья