Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Оршанский вокзал

«Видел, как в Одессе привозили людей из зоны АТО – это очень страшно». Украинец, который тащит «Ислочь»

Ринар Валеев – о прифронтовом Мариуполе, кусачих минских ценах и о том, почему два года почти не играл.

В нынешнем сезоне «Ислочь» играет круто, хотя и победила только два раза. Футбол «волков» нравится даже их соперникам. Во многом это заслуга полузащитника Ринара Валеева, определяющего стиль команды. Украинец отбирает мячи, раздает передачи и забивает вот такие голы.

Глядя на Валеева, задаешься вопросом: «Что он забыл в команде, которая идет на предпоследнем месте?»

В «Ислочь» футболист, который в свое время выходил с «Черноморцем» в плей-офф Лиги Европы, попал не от хорошей жизни. Валеев толком не играл на протяжении двух последних сезонов. 14 официальных матчей за два года в «Горняке» и «Ильичевце» из первой украинской лиги – очень скудный показатель. По-настоящему проявить себя в Украине коренному одесситу мешали юридические нюансы.

– В 2015 году я играл в «Ильичевце», но команда вылетела из премьер-лиги. В межсезонье у меня появился вариант с «Дуйсбургом» из второй Бундеслиги. Нужно было делать рабочую визу, но возникли сложности. Виза стоила всего 30-40 евро, но чтобы получить ее, нужно собрать кучу бумаг. В посольстве требовали справку с места работы, но на тот момент я не был официально трудоустроен. Пришлось несколько раз подавать документы в посольство, рассказывает Валеев– Вроде, решил все вопросы. Приехал в расположение клуба. Отработал с командой три недели, удалось произвести неплохое впечатление на тренера, но пока я тренировался с «Дуйсбургом», команда проиграла три мачта. Тренер оказался в подвешенном состоянии, и руководство не стало меня подписывать.

В принципе, я все понимаю. Команде нужен был человек, который сразу начал бы давать результат. Я был не слабее других игроков команды, но и уровня Лео Месси не показал. Тем более мне было нужно время на адаптацию, все-таки ощущался языковой барьер. В немецком футболе много тактических нюансов, которые тренер объяснял исключительно на немецком языке. Я же понимал только по-английски. Вообще, чтобы попасть в клуб даже второй бундеслиги, нужно быть на две-три головы сильнее местного футболиста. Немцы никогда не подпишут игрока, который будет примерно на одном уровне с местным.

Остаться в Германии не получилось, и я вернулся в Украину, где уже шел чемпионат высшей лиги. Мне разрешили тренироваться с родным «Черноморцем». В итоге три месяца просто поддерживал форму. Спасибо руководству клуба за эту возможность.

Во время паузы между кругами поехал в «Говерлу». Прошел сборы, договорились с руководством о подписании контракта, но заключить его не удалось, потому что у клуба были задолженности перед футболистами. Федерация допустила «Говерлу» к чемпионату, но запретила регистрировать новых игроков. В итоге четыре месяца просидел в Ужгороде в ожидании, пока этот вопрос решится. Таких потенциальных новичков, как я, было десять человек.

– Вы на самом деле верили, что финансовые дела клуба наладятся?

– Да, мне хотелось играть в «Говерле», потому что там работал сильный тренер Вячеслав Грозный. Ему очень хотелось видеть меня в команде. Руководство постоянно говорило: «Вот-вот все решится. Подождите еще недельку». Все ждали, но ничего не дождались, а в 2016 году клуб не смог пройти лицензирование и вскоре прекратил существование. Что делать? Отправился в первую лигу чемпионата Украины за игровой практикой. До конца сезона оставалось пять матчей, которые я сыграл за «Горняк». 

После годичного простоя Валеев решил все поменять и отправился в «Дачию». За год до этого молдавский клуб со скандалом покинули нынешние тренеры «Шахтера» и брестского «Динамо» Олег Кубарев и Владимир Журавель. Специалисты не смогли сработаться с одиозным владельцем клуба Адланом Шишхановым.

Олег Кубарев: «Дачии» не тренер нужен, а исполнитель или затейник»

Владелец «Дачии»: «Кубарев и его штаб ежемесячно получали 15 тысяч долларов. Зачем платить рекордные деньги за такой итог?»

– Летом перешел в «Дачию», которой предстояло играть в квалификации Лиги Европы. Но пробыл там буквально месяц. Все из-за очень интересного президента клуба. Он рассчитывал, что команда попадет в группу Лиги Европы. Этот человек не только решал организационные вопросы, но и говорил, каких игроков нужно ставить в состав.

– Разве вы этого не знали?

– Мне говорили об этом, но я все-таки решил перейти в «Дачию». Во-первых, была возможность поиграть в Лиге Европы. Во-вторых, команда базировалась всего в 130 километрах от дома. В-третьих, мне предложили хорошие по меркам чемпионата Украины деньги. Но я провел всего два матча за «Дачию» в Лиге Европы против азербайджанского «Кяпяза». В первом сыграли вничью, а во втором уступили.

После этой встречи президент клуба зашел в раздевалку и сказал, что я и еще пять футболистов, которые пришли в команду под еврокубки, ему не нужны: «Не буду платить вам деньги. Зачем мне это надо?» Ну что делать? Человек вкладывает деньги в клуб, значит, имеет право делать то, что хочет. Пришлось снова идти в первую лигу. Завершал сезон в «Ильичевце».

***

Длительный простой – не первый отрицательный опыт в карьере Валеева. В 16 лет полузащитник пытался пробиться в голландский «Де Графсхап». Ради шанса уехать в Европу воспитанник «Черноморца», которого в свое время приглашали в академии киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера», отказался подписывать контракт с родным клубом.

– В 16 я ездил на просмотр в «Де Графсхап». В сентябре вместо школы отправился на полгода в Голландию, где играл старший брат. Родители были не против, ведь в свое время брат точно так же уехал в «Боруссию» из Менхенгладбаха.

В Голландии сразу бросилось в глаза, что все команды клуба – от детей и до взрослых – играют по схеме 4-3-3. Плюс тренировки основываются на упражнениях с мячом. Голландцы любят играть в футбол пять на пять, два на два. Очень большое внимание уделяется технике. Там очень сильный детский футбол, но почему-то после приезда в «Де Графсхап» у меня все получалось. Не ощущалось никакого мандража и волнения. Меня хотели оставить в команде, но сделать нужные документы было очень сложно. Тогда я был несовершеннолетним, а брат, который играл в клубе, не имел гражданства ЕС. Было много нюансов и попыток их решить, но ничего не выгорело.

Через год я еще раз приехал на просмотр, но заключить контракт не удалось. Легионерам не из Евросоюза голландские клубы должны платить минимум 300 тысяч евро в год. Это просто космические деньги! Понятно, никто не хотел давать молодому игроку такую зарплату. Пробовали сделать так, чтобы я стал студентом и получил рабочую визу, но ничего не вышло. В этом плане в Европе все очень строго. 

Валеев вернулся в Одессу, но боссы «Черноморца» не захотели подписывать контракт с игроком.

– У меня был конфликт с руководителями «Черноморца», ведь в свое время они предлагали мне контракт с молодежной командой клуба, но я отказался и отправился в Голландию. Их позицию можно понять. Все-таки школа должна готовить футболистов для главной команды, а я просто взял и уехал в Голландию.

Что делать? Поддерживал форму, играя на чемпионате области. Заканчивать с футболом совсем не хотелось. Я был совсем молодым. Был уверен, что смогу сделать неплохую карьеру. Оставалось ждать своего шанса и работать. Бегал на чемпионате области, зимой играл в мини-футбол, а летом в пляжный. Часто играл по два матча в день.

В принципе, чемпионат Одесской области примерно сопоставим с первенством второй лиги Украины. Пусть турнир считается любительским, но там бегают игроки, которые просто не захотели уезжать куда-то далеко. В командах люди не собираются для того, чтобы попить пиво. У нас были ежедневные тренировки. Повезло, что не растерял форму. В конце концов все-таки смог перейти в «Черноморец».

***

Валеев сделал себе неплохую карьеру в чемпионате Украины, выступая за «Черноморец», «Оболонь» и «Кривбасс», но из-за известных событий в 2014 году решил перебраться в казахстанский «Иртыш».

Не скажу, что из-за войны футбол в Украине сильно испортился. Конечно, уровень чемпионата упал, но он все равно держится на достаточно высоком уровне. Понятное дело, сейчас  многие клубы испытывают финансовые проблемы. Сильные легионеры уехали в другие чемпионаты, зато молодые футболисты получили шанс проявить себя. Из-за всех этих трудностей в Украине может вырасти хорошее поколение молодых игроков.

Сейчас во многих украинских клубах задерживают зарплаты. Так происходит уже давно. Например, в 2013 году в «Кривбассе» нам шесть месяцев не платили зарплату. В конце концов клуб признал себя банкротом, и никто из его работников не получил ни копейки: ни доктора, ни работники базы, ни футболисты. У «Кривбасса» не было никакой собственности, которую можно было продать, чтобы закрыть долги по зарплатам. Конечно, это не очень приятная ситуация. Не дай Бог, чтобы кто-то столкнулся с чем-то подобным. Мы жили на базе клуба, а там даже не было горячей воды. «Кривбасс» задолжал даже коммунальщикам. Люди просто не могли нормально помыться.

– «Кривбасс» остался должен вам большие деньги?

– Не буду говорить, но тогда зарплата футболиста «Кривбасса» была минимум десять тысяч долларов. В те годы эта команда считалась фарм-клубом «Днепра». Знаете, всем хотелось, чтобы «Кривбасс» продолжил свое существование. Думаю, если бы для этого нужно было каждому игроку пожертвовать хотя бы одной зарплатой, футболисты скинулись бы и никто бы не судился с клубом.

– После возвращения из Казахстана вы отправились играть в «Ильичевец» из Мариуполя. Вам было не страшно ехать в город, который находился рядом с зоной АТО? 

– Мариуполь расположен недалеко от поселка Широкино, где происходили боевые действия. Бывало тренируешься и слышишь, как там стреляют. Когда команда играла в премьер-лиге, мы проводили домашние матчи в Днепропетровске, ведь тогда по Мариуполю ездили БТРы. На въезде в город стояли КПП, где проверяли паспорта и машины. В самом городе нельзя было находиться на улице вечером. На многих домах в Мариуполе остались следы обстрелов, окна выбиты. Честно говоря, было жутковато. Я играл в Мариуполе в 2014-м. Это было очень горячее время. Говорят, сейчас ситуация в городе стабилизировалась.

– Самая страшная картина, которую вы видели в Мариуполе?

– Слава Богу, самого страшного я не видел. Просто въезжаешь в город, а везде стоят танки. На полях возле Мариуполя таблички «Осторожно – мины!» На КПП люди в масках и с автоматами проверяют паспорта. Неприятно проходить все эти досмотры. Вдруг военному не понравится твой паспорт? К людям, у которых в паспорте значилась донецкая прописка, относились очень настороженно и серьезно. Правда, постепенно привыкаешь ко всей этой обстановке.

– У вас была кепка с российским триколором, но вы замазали российский флаг черным маркером. Почему?

– Это был подарок моего друга из России, у которого своя линия одежды. Не вижу ничего страшного в триколоре. Это спортивная кепка, какая разница какой на ней флаг: российский или американский? Когда начались вопросы по этому поводу, просто замазал флаг маркером. Я не лезу в политику. Считаю, там есть люди, которые должны заниматься этими вопросами.

– В Украине к вам подходил кто-нибудь с претензиями по поводу триколора?

– Ничего подобного не было. В Одессе как-то более спокойно относятся к таким вещам. Может, если бы прошелся в этой кепке по городу, где много националистов, пришлось бы поговорить. В Одессе люди занимают нейтральную позицию. Им хочется, чтобы в стране все наконец-то наладилось.

– Вы сильно переживаете из-за того, что сейчас происходит в Украине?

– Конечно, когда все началось, мне пришлось уехать из родного города в Казахстан, потому что было не ясно, что будет с чемпионатом. Никто не понимал, как дальше будет развиваться ситуация. Украина оказалась в подвешенном состоянии, а вместе с ней и футбол. Из-за положения в стране людям было не до спорта.

– Что вы делали в день, когда в Одессе три года назад горел Дом профсоюзов?

– Мы играли в Одессе с «Металлистом». Знаю, что до начала матча фанаты маршировали через центр города и агитировали за мир, а потом началась какая-то перестрелка. На них напали непонятные люди. В это время мы уже играли. После матча нас предупредили, что в центре начались беспорядки. Сказали, чтобы мы ни в коем случае не возвращались домой через центр. Но мне, чтобы добраться до дома, нужно было проехать недалеко от Дома профсоюзов. Думал увидеть какую-то драку, но не ожидал, что все будет гореть и дымиться. Это, конечно, ужасное зрелище.

– Есть мнение, что именно украинские ультрас были движущей силой Майдана.

– Слышал об этом из новостей. Я не знаю, кто прав, а кто виноват. Особенно трудно быть объективным, когда черпаешь информацию из новостей.

– Вы смотрите телевизор?

– Честно говоря, нет. Повторюсь, особо не лезу в политику. Поймите, неважно, кто прав, а кто виноват. Главное, чтобы не погибали люди. В Одессе есть военный госпиталь. Я видел, как туда привозили людей из зоны АТО. Это очень страшное зрелище.

Я люблю Украину. Понятно, Крым уже отделился. На Донбассе периодически стреляют. Хочется, чтобы все это быстрее прекратилось. Ужасно сознавать, что, например, в Одессе сейчас все спокойно, а на другом конце Украины гибнут люди. Некоторым приходится бросать дома и уезжать в другие города.

– Нынешней зимой вы были в Москве...

– И у меня не было никаких проблем. Может, нужно было ходить по улицам и кричать, что я украинец? Не ощущал никакого дискомфорта. Только во время таможенного контроля у меня спросили: «Сколько дней будете в России? К кому едете? Зачем?» Но я спокойно отношусь к этому.

– Последний вопрос по этой теме. Россияне и украинцы – братья?

– Я считаю, что все славяне братья. У меня много знакомых и друзей в обеих странах. Главное не лезть в большую политику. Почему я должен плохо относиться к своим друзьям только из-за того, что они живут в другой стране? Хочется, чтобы война закончилась как можно скорее. Дай Бог, чтобы это случилось в 2017-м, но не очень-то верится.

***

Нынешней зимой 29-летний хавбек вновь решил стать легионером и приехал в Беларусь.

– Мне очень хотелось что-то поменять. Агенты предлагали варианты из Литвы и Узбекистана. В свое время поиграв в группе Лиге Европы, не хотелось ехать в такие чемпионаты. Можно сказать, крутил носом. Ждал появления более интересных предложений, но в итоге перебрался в «Ислочь». Если честно, вообще ничего не слышал об этом клубе. Даже не был в курсе штрафа в 7 очков. Просто поехал в Минск. Сидеть еще полгода без игровой практики не хотелось.Решил отыграть первый круг за эту команду. Не могу сказать, что чемпионат Беларуси слаб. Уже сыграл против БАТЭ, «Шахтера» – это команды очень хорошего уровня.

Я знал Пашу Кирильчика, с которым в свое время играл в «Черноморце». У меня не было никаких проблем с адаптацией. Классно, что Виталию Жуковскому удается сохранять в коллективе хорошую атмосферу. Несмотря на не самое лучшее турнирное положение, главный тренер не нагнетает обстановку. Он верит в команду. Думаю, до конца первого круга отблагодарим его за это, наберем достаточное количество очков, чтобы «Ислочь» чувствовала себя более уверенно.

В начале сезона мы почему-то не могли забить, хотя серьезно готовимся к матчам, разбираем соперников. Скажу, что мы были не слабее ни одной команды из тех, с кем пришлось играть. По качеству игры были близки к тому, чтобы отобрать очки у БАТЭ и «Шахтера». Наверное, нам просто не везет. Недостаток мастерства? Не сказал бы. У нас много опытных футболистов достаточно высокого уровня.

– Вам нравится жить в Минске?

– Сначала Минск не понравился холодами, которые чересчур затянулись. Я прилетел в Беларусь самолетом, поэтому не было возможности взять с собой много вещей. Хорошо, что холода уже позади, поэтому все хорошо. Клуб снимает мне квартиру в центре города. Кстати, очень понравилось ваше приложение, в котором показано, каким городским транспортом можно добраться в нужную точку с указанием времени автобусов и троллейбусов. Это очень удобно. В Украине нет таких сервисов.

Еще очень удивили ваши широкие дороги хорошего качества. Кажется, Минск – столица, а тут практически нет пробок. Ну и, конечно, в вашем городе очень чисто. Правда, я совсем не тусуюсь в Минске. Всего один раз сходили в «Чайхану» на Немиге вместе с командой. На этом все. Давно хотел выбраться в кино, но все никак не получается. Если честно, команда находится не в том положении, чтобы много гулять. Нужно больше работать, чтобы исправить ситуацию. Кстати, я часто перед сном бегаю вдоль Свислочи, чтобы получше уснуть.

– Может, не ходите гулять по городу, потому что вас пугают минские ценники в магазинах?

– По сравнению с Одессой цены в Минске кусаются. О продуктах говорить не будем, но те же услуги общественного транспорта у вас в два раза дороже. Это чуть-чуть удивило. 

Фотоinstagram.com/rinarvaleev, Ксения Деревяга

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Loading...