Блог Оршанский вокзал

«Ермакович – не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться». Что происходит с БАТЭ в последнее время

Юрий Кендыш – о расслабленности футболистов БАТЭ, Ермаковиче и чемпионате Молдовы.

Пару недель назад хавбек БАТЭ Юрий Кендыш окончательно перебрался в молдовский «Шериф». После полугодичной аренды клуб из Тирасполя выкупил права на 27-летнего полузащитника. Александр Ивулин встретился с экс-игроком БАТЭ и узнал, что в последнее время происходит с сильнейшим белорусским клубом:

– В декабре ты окончательно расстался с БАТЭ. Какое сейчас настроение?

– Нормальное. Начинается новый этап карьеры. Правда, пока не знаю, сделал шаг вперед или назад. В любом случае, сейчас будет происходить что-то новое. У меня перемены всегда вызывают только положительные эмоции. Анализировал свою футбольную жизнь и заметил, что нигде долго не засиживаюсь. Ну что теперь поделать? Я склонен к постоянной смене обстановки, потому что хочу выжимать максимум из своих возможностей. Конечно, очень круто всю жизнь играть в одном клубе, как Тотти или Джеррард. Это достойно уважения, но мне для развития необходимо постоянно менять локацию.

– Почему летом ты уехал из Борисова?

– Наступил момент, когда у команды не все ладилось. Нужно было что-то менять.

– Это произошло из-за трансфера Станислава Драгуна?

– Не сказал бы, что я полностью присел на лавку. После подписания Драгуна я начал через раз выходить в старте: один матч играл, а во втором выходил на замену. В ответной игре со «Славией» я не появился на поле. Во время первого матча с «Александрией» вышел на замену только в самой концовке. Такое положение меня не очень устраивало. Я из тех людей, которым постоянно необходимо чувствовать доверие. После подписания Драгуна почувствовал, что связующая нить между мной и Ермаковичем начала теряться. Понял, что назрел разговор с Владимировичем. После одной из тренировок подошел к тренеру. Мы поговорили и пришли к общему мнению, что для всех будет лучше разойтись.

– Это был тяжелый разговор?

– Легкий. Что тут сложного? Каждый сам решает, что делать со своей жизнью. Конечно, я мог остаться в Борисове и тупо сидеть на банке, получая нормальную зарплату. Кто-то поступает так и радуется этому факту. Наверное, в подобном стиле думает 80 процентов футболистов. Я никого не осуждаю, повторюсь, каждый делает свой выбор. Кто-то думает: «Я буду числиться в хорошем клубе, пусть и в качестве игрока ротации. Зато все будет стабильно». Такой подход мне не нравится.

Остался бы я в Борисове, а что дальше? Мой контракт с БАТЭ был рассчитан до конца 2018-го. Допустим, все это время я бы через раз выходил в старте. И что? С таким наигрышем очень сложно перебраться в хороший клуб. Допустим, если бы я захотел уйти этой зимой, то вряд ли бы кто-то заплатил за меня деньги. Возможно, после окончания контракта появились бы какие-то варианты по Беларуси, но мне все еще хочется попробовать силы в хорошем европейском чемпионате.

– Летом тебе было легко найти клуб?

– Где-то за месяц до аренды в «Шериф» у меня было несколько вариантов продолжения карьеры, но тогда мне сказали: «Оставайся в БАТЭ, мы на тебя рассчитываем». Но еврокубки все перевернули. Мы неудачно сыграли в Лиге чемпионов, подвисли в квалификации Лиге Европы, а потом проиграли «Крумкачам». Руководство клуба поменяло решение относительно моего будущего. На тот момент до конца трансферного окна оставалось примерно пять дней. За это время Женя успел найти арендный вариант с «Шерифом» и на самом финише заявочного периода я перебрался в Тирасполь.

– Первая мысль после того, как тебе сказали: «Езжай играть в Молдову»?

– «Шериф» играет в группе Лиге Европы – надо ехать. Честно говоря, было неважно куда отправляться: в Молдову, Кыргызстан или Азербайджан. Знал, что у меня есть возможность сыграть шесть матчей в Лиге Европы, которые не сравнятся ни с одним матчем ни одного чемпионата (кроме топ-первенств). Это же очень интересно! Тем более, меня очень хотели видеть в «Шерифе».

– Ты согласен с тем, что проиграл конкуренцию Драгуну?

– Наверное, так и произошло. Тренер же не враг сам себе. Он не будет ставить в состав того, кто выглядит слабее. В этой ситуации можно обижаться только на себя. Например, когда я пришел в БАТЭ, в основе перестал играть Яблонский. Это нормально. Не считаю себя топ-футболистом уровня Месси, который при любых обстоятельствах должен выходить на поле. Еще раз скажу: все решает тренер, которому и отвечать за результаты команды. Время покажет, насколько правильное решение приняли в БАТЭ.

Скажу за себя: когда Драгун пришел в команду, я не смирился с тем, что он будет играть, а я сидеть. Три-четыре матча после его трансфера мы провели на поле вместе, затем несколько раз я менял его по ходу игры. Не сказал бы, что вчистую проиграл ему конкуренцию, но игровой практики стало меньше.

– Отправляясь в «Шериф», понимал, что больше можешь не вернуться в БАТЭ?

– Когда перешел в «Шериф», позвонил тренерам и директорам БАТЭ, поблагодарил за совместную работу. Наверное, уже тогда появилось ощущение, что останусь в Молдове.

***

– Чем тебе запомнились полтора года в БАТЭ?

– В своем первом интервью клубной пресс-службе я сказал: «Мне хочется доказать всем, что я готов стать основным игроком БАТЭ». За полтора года я не поучаствовал только в нескольких матчах. Тренер действительно доверял мне, поэтому удалось добиться этой цели. Благодарен клубу за то, что получил возможность сыграть за национальную команду. Пусть всего и в трех матчах. С БАТЭ я выиграл два чемпионства и два Суперкубка, забил гол в квалификации Лиги чемпионов. Короче, клуб подарил много положительных эмоций, но сейчас наши пути расходятся.

– Ты говоришь, что Ермакович доверял тебе. Как это проявлялось?

– В танцах часто используют термин «feeling». Так называют особую связь между людьми, благодаря которой много получается. Если между игроком и тренером есть этот feeling, то больше ничего не нужно. Футболист будет чувствовать себя прекрасно и начнет просто летать по полю. Например, ты получил травму и сразу же начинаешь думать, как бы быстрее восстановиться. В прошлом году после матча с минским «Динамо» я травмировался и пропустил месяц тренировок. Но потом уже после трех занятий в общей группе Ермакович поставил меня в основу на финал Кубка, в котором я отыграл 120 минут. Это говорит не только о том, что тренер доверяет тебе, но и о том, что ты не имеешь права его подвести.

– Ты шел в БАТЭ, чтобы поиграть в группе Лиге чемпионов, но сделать этого так и не удалось.

– Да, это прибивало. В прошлом году мы слишком легко прошли СИК, а потом излишняя расслабленность сыграла с нами злую шутку. После домашнего матча с «Дандолком» никто не предполагал, что на выезде может случиться что-то страшное. Но сами знаете, как все вышло. Ну что тут сказать? Это футбол. Глупо ставить сто тысяч долларов на то, что БАТЭ каждый год будет выходить в группу Лиги чемпионов. Все-таки в клубах этого турнира собраны такие же хорошие игроки с такими же серьезными амбициями. К сожалению, не у всех постоянно получается добиваться максимальных результатов.

– Не могу не спросить тебя об ответной игре с «Дандолком»…

– Да, в концовке матча допустил нелепую ошибку. Сразу после игры попросил у ребят прощения, но от этого никому не стало легче. Понятно, это просто слова. Ясное дело, я не хотел обрезаться в той ситуации. В тот момент чувствовал полное опустошение. Понимал, что моя ошибка в самой концовке встречи отняла у команды последнюю надежду на благополучный исход: забей мы хотя бы один мяч – прошли бы дальше (отметка 2,20).

Долго отходил от этого матча. Наверное, четыре раза пересмотрел игру. Много анализировал. Понял, что ошибся из-за усталости. Типичный момент, когда ноги не успевают за головой, и ты принимаешь нелогичное решение. Сделал чуть слабую передачу – получили… После такого куда-то пропала уверенность в своих силах. Понадобилось достаточно времени, чтобы ее вернуть. Короче, жаль, что так вышло.

– Кажется, после этого момента твои позиции в клубе пошатнулись.

– Я этого не почувствовал. Конечно, в интернете многие начали писать, что я плохой игрок. Ну что поделать? В таких случаях повторяю одну хорошую фразу: «Я не стодолларовая купюра, чтобы всем нравится». Кому-то я нравлюсь, а кому-то нет. Кто-то считает меня хорошим футболистом, а кто-то вообще не видит во мне игрока. Сколько людей – столько мнений. В той ситуации некоторые люди поддерживали меня, а некоторые хаяли. Это нормально. Что-то подобное произошло после моего перехода в «Шериф». Кто-то хлопает в ладоши: «Хорошо, что молдаване купили Кендыша – скатертью ему дорожка». Но есть и те, кто считает, что из БАТЭ ушел нормальный футболист.

– В последние сезоны много говорят, что БАТЭ уже не тот, мол, у игроков нет мотивации. Ты почувствовал это?

– Ай, все эти разговоры. По большому счету, это просто домыслы, которые не подкрепляются никакими фактами. Откройте статистику и посмотрите, как натужно БАТЭ раньше попадал в группу Лиги чемпионов. Где-то команде везло чуть больше, но в двух последних розыгрышах удача отвернулась. Нельзя говорить, что нынешний состав БАТЭ не хочет выходить в группу Лиги чемпионов. Поверьте: любой футболист хочет играть на таком уровне и делает все для этого.

– Но в последнее время многое не ладится. Кстати, как ты отнесся к тому, что болельщики БАТЭ после первого матча с «Алашкертом» скандировали на весь стадион фразу «Уходи».

– Если честно, я не разобрал то, что тогда кричали болельщики. Гул стоял такой, что сложно было что-то понять. Сначала не придал этому значения, но потом мне обо всем рассказали. Как по мне, это настоящая катастрофа! Ермакович – самый титулованный тренер страны. Не нравится? Найдите более сильного специалиста. Опять же, Владимирович – не стодолларовая купюра, чтобы всем нравится. Не понимаю, как можно кричать тренеру «Уходи», когда мы полностью контролировали игру. Возили этот «Алашкерт» 80 процентов времени, но пропустили нелепый гол. По-моему, в такой ситуации болельщикам нужно было по-человечески поддержать команду. Конечно, мне со стороны футболиста легко так рассуждать. Где-то можно понять болельщиков, которые были раздосадованы таким результатом.

– По-твоему, Ермакович – красавчик?

– Конечно, красавчик! Не понимаю, какие вопросы могут быть к самому титулованному тренеру страны? Покажите мне человека, который в Беларуси выиграл больше трофеев? Кто выводил команду в группу Лиги чемпионов и Лиги Европы? Об уровне тренера говорит результат.

– Но Ермаковича упрекают в отсутствии харизмы.

– Ну не все же рождаются с харизмой, как у Моуринью или Гвардиолы. Если тренер дает результат, значит, у него есть другие сильные качества. Например, Ермакович здорово относится к футболистам. Он разжует информацию о сопернике так, что не принять ее просто невозможно. Может быть, Ермакович не очень интересен болельщикам из-за излишнего спокойствия и отсутствия эмоций, но это не говорит о том, что он плохой специалист.

– Он мог взорваться в раздевалке?

– Я же говорю: у каждого тренера свой подход к работе. Конечно, Владимирович мог поговорить на повышенных тоннах, но в раздевалке никогда ничего не летало. Согласись: если я залечу в раздевалку и начну разбрасывать бутылки по сторонам – моя игра не улучшится. Просто подобным образом человек может выплеснуть эмоции. Видно, Владимирович справляется со стрессом иначе. Вот и все.

– Но только в этом сезоне Ермакович дважды хотел уйти в отставку…

– У команды не все ладилось. Особенно тяжело было после поражения от «Крумкачоў». На следующий день он собрал команду на тренировку и объявил, что уходит в отставку. Для всех это стало шоком. Для меня в том числе, потому что у нас был хороший контакт с Владимировичем. Тогда казалось, что от тебя отрывают что-то родное. Это чувствовали все. Команда вступилась за тренера, ведь мы вместе сели в лодку и нельзя было в один момент все бросить. Время показало, что то решение было правильным. Под руководством Владимировича команда выполнила все задачи на сезон. Так что Ермакович – красавчик!

– Ему нужно оставаться в БАТЭ на следующий год?

– Это вопрос Ермаковича и Капского. Если они захотят продолжить совместную работу, то сделают это. Поверь, не мы с тобой должны решать эти вопросы или давать им какие-то советы.

– Кстати, какое мнение у тебя сложилось о Капском?

– Как говорит главный тренер «Шерифа», нужно иметь железные яйца, чтобы руководить клубом, который 12 лет подряд выигрывает чемпионат. Почему ни у кого не получается хотя бы раз выиграть первенство Беларуси в последнее время?

***

– Принято говорить, что БАТЭ – это семья. Ты заметил это?

– Я провел в команде не так много времени, чтобы рассуждать на эту тему. Например, по этому поводу может высказаться Саша Володько, потому что он играл в БАТЭ, когда все только и говорили об особенной семейной атмосфере. Мне же просто не с чем сравнивать. В 2016-2017 годах в команде была нормальная рабочая обстановка. После матчей мы вместе с женами постоянно собирались на командный ужин. В других белорусских клубах я не сталкивался с чем-то подобным. В БАТЭ была нормальная обстановка, при которой игралось достаточно комфортно.

– Мы достаточно поговорили о мотивации футболистов БАТЭ, но в этом сезоне команда не раз проигрывала явным аутсайдерам. Объясни, как вы умудрились проигрывать полуживым «Крумкачам»?

– Мы вышли на поле и обосрались в этом матче. Другими словами это просто нельзя назвать. Такое ощущение, что мы вышли на игру какими-то сонными. Но почти сразу после перерыва сделали счет 1:2. Был уверен, что мы забьем еще и выиграем. У нас было столько моментов! Даже при счете 1:3 могли доводить матч до победы. «Крумкачы» три раза ударили по воротам и забили три мяча. Но и такое бывает.

– У тебя есть объяснение, почему команда в последних сезонах частенько выходит на матчи сонной?

– Черт его знает. Люди со стороны часто говорят, мол, БАТЭ уже не тот. Я поварился во внутренней кухне команд, которые постоянно борются только за высокие места. Болельщики таких клубов привыкли лишь к победам. Стоит раз оступиться – тебя начнут волтузить так, что мало не покажется. Выходит, если БАТЭ проиграл «Крумкачам», то нужно разогнать команду? Такое ощущение, что после этого футболистов из Борисова нужно отправить в третью лигу, потому что они не умеют играть в футбол. Просто к игрокам БАТЭ особый интерес. Каждое их действие рассматривается под микроскопом. Футболисты и тренеры БАТЭ постоянно находятся под жесточайшим психологическим прессингом. Не каждый его выдержит, поэтому иногда это выливается в матчи типа того, что случился с «Крумкачамі».

– Объясни, как в клубе уровня БАТЭ могла произойти ситуация, которая вылилась в «дело Веремко»?

– На тот момент меня уже не было в клубе, но ситуация вышла нездоровая. Я полностью не владею информацией, поэтому не могу рассуждать по этому поводу. Скажу одно: клуб оказался в глупом положении. По сути, весь этот инцидент не стоит выеденного яйца, но из-за него БАТЭ могли лишить золотой медали.

Вообще, нынешний сезон для БАТЭ получился очень сложным в психологическом плане. Дошло до того, что судьба чемпионство решалась в последнем туре. Перед матчем с «Городеей» был уверен, что команда спокойно сыграет минимум вничью и станет чемпионом. Честно говоря, не смотрел эту игру в прямом эфире, но когда зашел в интернет и увидел результат – волосы встали дыбом. Оказалось, «Городея» еще и вела 3:1, а Родионов сумел сравнять счет только на последней минуте. Это же настоящий триллер!

Впрочем, ребята в очередной раз доказали, что БАТЭ умеет вытягивать сложные матчи несмотря ни на что. Кто бы мог подумать, что команда за 15 минут сможет перевернуть все с ног на голову. Ну как после такого матча можно было забрать у БАТЭ чемпионство? Это было бы просто несправедливо.

– Кстати, ты принял поздравления с купленным чемпионством?

– Ну это же настоящий бред. Почему судьи купленные? Судьи тоже могут ошибиться. Например, в матче против «Нафтана» арбитр тоже принял неверное решение, когда назначил спорный пенальти. Так что все это пустые разговоры.

***

– Как тебе живется в Молдове?

– Неплохо, но стереотип, что в Молдове до сих пор СССР имеет право на жизнь. Я живу в Тирасполе. Представляешь себе, как выглядит Чижовка? Так вот, Тирасполь – это несколько Чижовок. В общем, такой серый провинциальный город.

С другой стороны, по сравнению с Беларусью, там очень низкие цены. Продукты дешевле наших, наверное, в пять раз. Например, как только приехал в Молдову, купил десятикилограммовый арбуз, четыре персика, шесть бананов и заплатил за это 80 центов. Представляешь? Кстати в лучшем ресторане города легко можно поужинать на двоих за десять долларов. Причем наешься до отвала.   

– Кажется, футболисты «Шерифа» могут купить себе половину города…

– В принципе, так оно и есть. В Молдове все реально очень дешево. Как-то в «Шериф» приехал один легионер и спросил у своего соотечественника: «Сколько денег нужно оставлять себе, чтобы нормально жить? Тысячи долларов хватит?» Тот ответил: «Если потратишь тысячу долларов, то я не представляю, как ты будешь шиковать».

– Как жители Тирасполя относятся к футболистам «Шерифа», который зарабатывают космические в их понимании суммы?

– Нормально. В Тирасполе все очень любят футбол. Игроки для местных – настоящие кумиры. В принципе, Тирасполь не такой большой город. Он чем-то напоминает Могилев. В городе есть три хороших кафе-ресторана, где очень вкусно покормят. Также можно сходить в кинотеатр или в ледовый дворец. Честно говоря, особо выбраться некуда, но я приехал в Молдову, чтобы играть в футбол. Что главное для футболиста? База. Откройте сайт клуба и посмотрите на базу «Шерифа». Она просто невероятная! Там 16 натуральных полей высокого качества и два стадиона. За всем этим следят, все охраняется.

Представляешь, меня дважды не пустили на клубную базу. Как-то шел на TV-студию, которая находится там, и меня хотели развернуть. Иду, никого не трогаю, тут подлетает охранник: «Ты куда? Кто тебя там ждет? Где твой пропуск?» Разбирался с человеком минут десять, но в итоге доказал, что я футболист «Шерифа». Просто люди очень ответственно относятся к своим обязанностям.

В общем, я нигде не сталкивался с такими условиями для работы. Это что-то из разряда «уау»! Масштаб поражает! Даже в Борисове не все так шикарно. 

– Судя по всему, ты не особо жалеешь, что ближайшее время проведешь в Молдове?

– А чего жалеть? В «Шерифе» хорошая команда. Мы до последнего претендовали на выход в плей-офф Лиги Европы. Жаль, не получилось этого сделать. Но, как по мне, «Шериф» неплохо выступил в еврокубках. Все-таки обыграли на выезде «Локомотив». Таких больших побед в моей карьере еще не было. Для «Шерифа» эта победа очень много значила, ведь клуб базируется в Приднестровье. Для жителей Тирасполя было принципиально, чтобы мы выиграли у «Локо». Нам рассказывали, что в тот вечер в Тирасполе люди от радости прыгали на капотах машин. Тогда подарили болельщикам настоящий праздник. Тем более, не тупо отсиживались в обороне, а играли на равных.

Вообще, игры в еврокубках – это особенные ощущения. Даже матчи квалификации Лиги чемпионов – это что-то интересное. Мне повезло, что я сыграл во всех играх «Шерифа» в группе – пять из них целиком. Хочется, чтобы каждая игра проходила при таком антураже. Увы, это возможно только в чемпионатах топ-стран.

Только не спрашивай меня об уровне чемпионата Молдовы. На мой взгляд, главная проблема этого первенства – плохое качество полей. На большинстве стадионов газон, как на мозырской «Юности». Просто бывает, что на одной арене проводят матчи сразу три клуба. В остальном есть свои плюсы и минусы, но не хочется об этом говорить. Тем более, я не настолько сильно прочувствовал чемпионат Молдовы, потому что тренер больше рассчитывал на меня в матчах Лиги Европы.

– В «Шерифе» ты начал играть на позиции инсайда. Как это стало возможным?

– В последние годы я играл только нижнего опорника, но тренер видел меня в другом амплуа. Буквально во втором матче он выпустил меня на позицию инсайда. Честно говоря, я растерялся. Толком не знал, куда бежать – просто гонял ветер. Но через пару недель начал улавливать тренерскую мысль. Он объяснял, что хочет, чтобы я через прессинг начинал игру команды в отборе.

Ощущение позиции пришло, считай, мгновенно. У меня были определенные страхи, но в один момент все изменилось. Я перестал бояться допустить ошибку – и все пошло-поехало. Следующий сезон начну в команде, которая будет бороться за чемпионство и группу Лиги чемпионов. Пусть я пока не играю в топ-чемпионате, но перед клубом стоят серьезные задачи. Будем стараться их выполнять.

– Из чемпионата Молдовы реально уехать в топ-первенство?

– Если «Шериф» заплатил за мой трансфер деньги, значит, я еще ликвидный товар. Конечно, можно было зимой вернуться в БАТЭ и ждать каких-то более престижных вариантов, но в итоге остаться с носом. В общем, решил перебраться в «Шериф». Приятно, что люди были готовы потратиться на мой трансфер. Возможно, потом они продадут меня за более высокую цену. Видимо, я чем-то зацепил боссов «Шерифа».

Фото: sportnaviny.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья