Блог Оршанский вокзал

«Если руководитель занимается всеми вопросами, это тупиковый путь». Чего не хватило «Крумкачам»

Рассказывает экс-маркетолог клуба Алексей Важник.

«Крумкачоў» все-таки не допустили к лицензированию. Их место в высшей лиге заняло минское «Торпедо». Все еще неясно, какое будущее ждет «пернатых»: клуб прекратит существование или начнет сезон во второй лиге. Пока этот вопрос решается, мы встретились с экс-маркетологом клуба и специалистом по работе «воронов» с болельщиками Алексеем Важником. Человек, многое сделавший для медийности «крумок», рассказал о своем видении ситуации.

– После того, как «Крумкачы» лишились места в «вышке», ты пообещал выпивать после каждого поражения минского «Торпедо»

– Это была эмоциональная реакция человека, который посвятил существенную часть своей жизни «Крумкачам». Все-таки три года я полностью отдавался клубу, поэтому было тяжело переживать события последних месяцев.

– Что творилось в твоей голове в это время?

– Всякое. Во всем этом шуме с лицензированием было заметно предвзятое отношение к «Крумкачам». У нас хватает косяков, но все-таки есть ощущение, что в этой истории АБФФ была заинтересована в нашем сливе. Кому это выгоднее всего? Ответ очевиден: минскому «Торпедо». Поэтому и написал тот твит, чтобы выплеснуть эмоции. Сейчас могу сказать, что не буду сильно радоваться или огорчаться поражениям этой команды, но буду следить за ней. Я не из тех, кто собирается объявлять бойкот чемпионату после недопуска «Крумкачоў». В матче первого тура «Ислочь» – «Торпедо» буду болеть за красивый футбол.

– На чем основывается твое мнение о том, что АБФФ продвигала интересы «Торпедо»?

– Давай признаем, Михаил Мироненков намного опытнее Дениса Шунто в бизнес-вопросах. Хватало различных «звоночков» еще до того, как случилась вся эта котовасия с документами по лицензированию: появилась шестнадцатая команда, к жеребьевке подготовили соответствующие буклеты, «Крумкачам» не выдали мячи. Зачем так издеваться над клубом? Было бы более логично и цивилизованно просто заменить нас на «Торпедо», если бы мы не получили допуск к лицензированию. На днях состоялась жеребьевка чемпионата первой лиги. С ходу половина клубов первенства не прошла лицензирование, но нигде не писали о команде №8 или №9. Нет прямых доказательств ангажированности, но в этом вопросе я верю Шунто. Такие истории невозможно выдумать.

Понятное дело, в АБФФ сидят далеко не дураки. Федерация просто постепенно готовила людей к рокировке «Крумкачы» – «Торпедо». Появилось слишком много информационных поводов, которые здорово манипулировали общественным мнением.

– Что ты имеешь в виду?

– Все началось с шестнадцатой команды. Потом появилась история с черным пакетом, которая активно подогревалась «Прессболом». При этом мы не знаем самого главного – существовал ли черный пакет на самом деле. А потом было выступление по телевидению с заявлением о «пустышке». Я видел Ваге в офисе клуба, общался с ним. Мартиросян оставил впечатление уверенного в себе человека. Нужно ведь понимать, что когда Сергей Вагаршакович позволяет себе такие высказывания, он просто топит клуб.

Идем дальше, накануне Конференции АБФФ, где должны были рассмотреть вопрос о будущем «Крумкачоў», появился вброс от Селюка. По моей информации, этот агент обратился в федерацию с желанием высказаться, а оттуда его направили в СМИ. В его интервью было слишком много агрессии по отношению к руководителям клуба. В таких моментах нужно обращать внимание не только на содержание, но и на форму подачи.

«Шарашкина контора для каких-то махинаций». «Крумкачы» кинули легионеров из Африки, приглашенных на просмотр?

Когда высказались Костюкевич и Богунов, федерация их оштрафовала. В этой ситуации Женя взял на себя роль правдоруба. Но за что оштрафовали Богунова, который даже не имеет контракта ни с одним клубом АБФФ? Человек написал безличное сообщение у себя в Instagram и получил штраф с дисквалификацией. Все это в комплексе напоминает пинание мертвого тела. Неужели у федерации не хватает других вопросов, которые нужно решать? В общем, «Крумкачоў» попросту мочили в информационном пространстве.

– Ты можешь объяснить, почему клуб не отбивал эти атаки?

– Во-первых, в этот раз против нас сыграла медийность. Посмотри, сколько комментариев собирают новости о «Крумкачах». Нас постоянно обсуждают. Перед первой апелляцией наши юристы советовали ничего не отвечать на различные провокации. Наверное, упустили момент. Когда в информационное пространство вернулся Денис Шунто, началась пикировка с АБФФ. По итогу это не принесло никакой пользы. На один ответ со стороны «Крумкачоў» следовало два-три мощных удара от федерации или того же минского «Торпедо», например, высказывание футболиста «автозаводцев» Тамело, который хочет играть в высшей лиге. Все это подавалось настолько своевременно и точно, что можно снять шляпу перед теми, кто этому способствовал.

«Шунто лживо выставляет себя не виновником, а жертвой». Босс «Торпедо» готов встретиться с владельцем «Крумкачоў» в суде

Жаль, что в этой информационной войне по итогу не оказалось победителей. Весь этот шум негативно сказался и на «Крумкачах», и на минском «Торпедо», и на АБФФ.

Правда, лично мне очень обидно, что клуб толком не отреагировал на вброс с черным пакетом. Можно было сделать это элегантно. Например, была идея продавать билеты на игру Кубка с «Неманом» в черных пакетах. Нужно было поступить примерно так, как сделало брестское «Динамо» по отношению к желто-синему конфетти во время награждения в матче за Суперкубок. Это было изящно и не выглядело плевком в сторону федерации. Я ответил на твой вопрос?

– Вполне, но хочу уточнить еще один момент. Зачем люди, причастные к клубу, организовали флешмоб, в рамках которого ставили на аватарки в социальных сетях фото Сергея Сафарьяна?

Может быть, это смотрелось глупо, но в какой-то момент люди поняли, что ничего не могут сделать против системы, которая топит клуб. Это все эмоции. Хотя я за сотрудничество. Когда перед «битвой за вышку» наш тогдашний пресс-атташе Макс Паршуто попросил Сергея Сафарьяна записать приглашение на матч, зампред не отказал. Значит, с ним можно сотрудничать.

***

– Как считаешь, после всех этих мартовских разборок люди еще будут верить Денису Шунто?

– Этот человек очень хорошо разбирается в футболе. Давай оценим его деятельность как спортивного директора. Скольких людей Шунто вернул в футбол? Сейчас Дулуб тренирует БАТЭ. Понятное дело, тут большая заслуга самого Олега Анатольевича, но в этой жизни не бывает ничего случайного. Филипп Иванов вернулся в минское «Динамо». Миша Калугин, который приехал в «Крумкачы» неизвестно откуда, перешел в крепкий «Торпедо-БелАЗ». Макс Талейко входил в расширенный список Игоря Криушенко, а Шикавка забивает в «Слуцке». Считаю Дениса сильным спортивным функционером, который все еще может принести пользу белорусскому футболу.

– Но для успеха «Крумкачоў» этого оказалось недостаточно. Кажется, Шунто не хватило бизнес-навыков, из-за чего клуб погряз в долгах. Например, Денис Петрович не смог выстроить сильный клубный офис.

— Не удалось выстроить четкую структуру. Однако все, кто причастен к клубу, в той или иной степени виноваты в сложившейся ситуации. Неправильно вешать всех собак на Дениса. Может, наша команда по работе с болельщиками и маркетингу недостаточно хорошо работала, если нам не удавалось отбивать затраты на аренду стадиона, а футболисты не выигрывали так часто, чтобы зрители постоянно ходили на трибуны. Это для примера, но в футболе все взаимосвязано. А то получится, что все вокруг молодцы, а Шунто, такой-сякой, развалил клуб. Я так не считаю. Свои претензии я высказал ему лично в январе этого года.

До сих пор чувствую свою вину в том, что в середине 2016 года не настоял, чтобы офису «Крумкачоў» делегировали больше полномочий. Нужно было спорить с Денисом, переубеждать, напирать. Просто представь, за два года люди оказались в высшей лиге, где Денису пришлось заниматься большинством вопросов. Если в футбольных вещах у него был какой-то опыт, то в вопросах организации структуры клуба как бизнеса этот опыт отсутствовал.

– В июне 2016-го твоя трудовая книжка перекочевала из офиса «Крумкачоў» в другую компанию. Сколько ты зарабатывал, будучи в клубе?

– Во времена первой лиги не получал ничего, совмещал помощь «Крумкачам» с основной работой. В межсезонье перед тем, как клуб начал первый сезон в «вышке», зарабатывал в «Крумкачах» до 500 рублей в месяц. Примерно четыре месяца это был мой единственный источник дохода. Понимал, что нужно кормить семью, поэтому ушел на другую работу. Продолжил помогать клубу без оплаты. Как и во времена первой лиги, уделял этому почти все свободное время. Стал отдавать меньше времени только в прошлом году после рождения дочки.

– Чем вообще ты занимался в «Крумкачах»?

– В первый год мы с Максом Паршуто занимались пиаром клуба, его продвижением без средств. Без средств от слова совсем. Тогда поставили задачу: сделать «Крумкачы» самым медийным клубом страны. Подошли к вопросу креативно, не загоняли себя в рамки. В «Крумкачах» подобралась классная команда, которая здорово играла, и о нас начали говорить. Результат подстегивал желание работать. Мы довольно быстро поняли, что футбольная общественность в нашей стране очень мала, поэтому необходимо выходить за ее рамки: на телевидение и неспортивные сайты. Просто в белорусском футболе все друг друга знают. У нас есть свои звезды, но спросите у прохожего на улице, кто такой Михаил Гордейчук или Игорь Стасевич, которые, на минуточку, одни из лучших футболистов страны прямо сейчас. Об их существовании за пределами стадионов знает совсем мало людей. Мы же сходу через медиа стремились делать из Фила Иванова и Жени Шикавки звездных футболистов.

Когда команда вышла в высшую лигу, стало понятно, что нужно искать финансы для существования клуба. Тогда в «Крумкачах» появился Виктор Радьков, который сейчас является директором по развитию брестского «Динамо». Три-четыре месяца вместе с ним мы занимались поиском партнеров и продумывали, как работать с болельщиками. Кроме социальных сетей и другой подобной активности в клубе появился маркетинг. Нужно было думать, как привлечь партнеров в «Крумкачы». Когда я ушел на основную работу – по мере сил помогал ребятам-маркетологам и поддерживал контакты с болельщиками, узнавал их настроения.

– На первых порах вам удавалось привлекать партнеров. За счет чего?

– Клуб тогда звучал, как говорится, из каждого утюга. Важно было найти правильные слова и договориться о суммах, за что спасибо Вите Радькову. Поверь, футбольным клубам Беларуси реально находить партнеров. Это трудная, но все-таки реализуемая задача. Просто чтобы привести спонсора, необходимо много работать.

– Каких партнеров тебе удалось привести в «Крумкачы»?

– Общими усилиями с Виктором Радьковым и руководством клуба мы начали сотрудничать с «Крыніцай». Потом на меня вышли ребята из Kufar.by. Поехали на встречу вдвоем с Максом Паршуто и сразу поняли, что есть общее видение, как можно работать. Вообще, все наши партнеры были классными, здорово помогали клубу, причем не только финансово, охотно шли на реализацию идей, активностей для болельщиков на стадионе.

– Говорят, не все партнеры до конца выполнили свои обязательства.

— Насколько я знаю — все. Пойми, при работе с партнером необходимо понимать, что другая компания – не дойная корова. Нужно в начале придумать, чем заинтересовать, поэтому идешь на встречу и предлагаешь взаимовыгодное сотрудничество.

– Какое участие в этих проектах принимал Денис Шунто?

– Денис занимался командой, очевидно, что его не хватало на все. Если руководитель организации занимается всеми вопросами, то это тупиковый путь. В целом, сейчас кажется, что нам не хватило стратегического мышления. Нужно было понимать, куда мы движемся. Понятно, можно было ловить хайп и прочее…

– Так куда же двигались «Крумкачы»?

– Хороший вопрос. Для Дениса, в первую очередь, был важен спортивный результат. Наверное, это правильно, все-таки ради этого он и создавал команду. Нам с Максом было интересно, чтобы «Крумкачы» находились на гребне медийной волны… Значит у нас все-таки не было единой и четкой цели.

– На первых порах это работало. «Крумкачы» были интересны, вам удавалось находить партнеров. Правда, это приносило не такие большие деньги.

– Почему? Думаю, наши партнеры в первый сезон закрыли примерно половину клубного бюджета. Точных цифр не назову. Кстати, в работе с партнерами было реально сложно оценить, сколько стоит это партнерство.

– Объясни.

– Например, есть рекламный билборд в городе, который каждый день видит примерно 200 тысяч человек. Оцениваешь цену зрительного контакта человека с рекламой на билборде и умножаешь на определенный коэффициент. Допустим, цена размещения на месяц – тысяча долларов. Сколько в таком случае должен стоить баннер на стадионе, где команда играет два раза в месяц и на который ходит примерно полторы тысячи человек, чтобы это была честная рыночная цена?

С другой стороны, «Крумкачоў» всегда отличала медийность. Есть данные tut.by, что в декабре 2016 года мы находились на третьем месте по поисковым запросам среди спортивных клубов Беларуси. Выше были только БАТЭ и хоккейное минское «Динамо». Люди узнавали нас, и это работало, ведь  для того, чтобы привести партнера в клуб, нужно показать ему реальную выгоду. Это не то же самое, когда директор условного клуба звонит своему другу-директору какой-нибудь организации: «Слушайте, а можете помочь мне по старой дружбе?» Это тоже нормально, если так можно делать, просто это не совсем рыночная ситуация.

В «Крумкачах» все было иначе. Мы хотели что-то изменить. На платформе, которую давал клуб, можно было реализовывать самые безумные идеи. Например, в комментариях нас обозвали клоунами. Тогда появилась мысль, чтобы на следующий матч футболисты вышли с клоунскими носами. Вряд ли какая-то белорусская команда смогла бы поступить так же. Ребят, ну это же футбол! Это же шоу! Почему не повеселиться? Возможно, сейчас кто-то скажет, что веселье должно быть подкреплено стабильным финансированием, но мы радовали людей чем-то другим. Может, это важнее?

В «Крумкачах» мы получали большую человеческую отдачу и никогда не отказывались от помощи. Показательная история по этому поводу. Несколько лет назад мой знакомый, который работает в креативном агентстве, отправил в один белорусский клуб с десяток необычных предложений для различных околофутбольных проектов. Ему даже не ответили, а через некоторое время одну из его задумок реализовала дортмундская «Боруссия». Кейс очень простой, люди били мячами по колоколам, создавая рождественскую мелодию.

Это точно не про нас. Мы кайфовали от работы с людьми. После одного из первых матчей «Крумкачоў» в высшей лиге Максу Паршуто позвонил какой-то дедушка и начал благодарить. Сказал, что давно не ходил на футбол, а после этого матча взял племянника, соседей по подъезду и собрался на выезд. Ну круто же! Может, стоит работать ради таких моментов.

– Это здорово, но финансовая помощь от некоторых ваших партнеров ограничилась одним сезоном. Почему?

– У нас закончилось сотрудничество с «Куфаром» из-за их внутренних обстоятельств, но мы продолжили сотрудничать в другой форме. Например, в последнем сезоне у нас был спецпроект с детьми, которые выводили футболистов на поле. Детки получали в подарок майки с дизайном от «Куфара».

Во втором сезоне высшей лиги тоже были партнерские контракты, но я не в курсе сумм соглашений. Просчеты в работе любой организации – это нормально, но руководство клуба допустило несколько фатальных ошибок. Каких? Наверное, не стоит об этом говорить, все-таки в нынешнем сезоне «Крумкачоў» не будет в высшей лиге, поэтому нужно искать причины в себе.

– Кажется, здесь все очевидно. У клуба были очень большие задолженности…

– Это вопросы к руководству. Я не силен в бухгалтерии, нашей задачей в клубе было медийное продвижение. Денис уже говорил, наверное, ему нужно было найти сильного директора клуба, который решал бы бизнес-вопросы, а Шунто полностью сконцентрировался на спортивной составляющей.

– Согласен, что это романтика Дениса погубила «Крумкачы»?

– С другой стороны, люди полюбили «Крумкачы» именно за это романтику. Не было бы ее, у нас бы не появилось столько замечательных болельщиков. Не было бы их – мы не стали бы настолько медийными. Не было бы медийности – не было бы хайпа. Не было бы хайпа – не было бы партнеров. Это очень сложный вопрос, но все сложилось так, как сложилось. Если сейчас сделать правильные выводы и попытаться сохранить клуб, то в будущем у «Крумкачоў» все может быть хорошо. Кому стало хуже от того, что нас не будет в высшей лиге? Не берем в расчет финансовую составляющую. Понятно, сидеть без зарплаты – не самое приятное занятие.

– Давай не забывать, что в «Крумкачах» ты не получал зарплаты, а по большей части занимался только реализацией интересных проектов…

– Я доволен своей основной работой, но, наверное, мне бы хотелось полностью сконцентрироваться на работе в футболе и получать за это достойную зарплату. В «Крумкачах» я видел, что она приносит реальную радость людям, поэтому хотелось уделять больше сил клубу.

***

– Несмотря на работу по совместительству, ты очень здорово работал с болельщиками. Собрать аншлаг на футбольном матче – этот как?

– «Крумкачы» собрали два аншлага – это поединок с «Днепром» за выход в высшую лигу и матч против минского «Динамо» в 2016-м. Это такой драйв! Такие вещи хочется делать постоянно. Взять игру с «Днепром», обстановка вокруг той встречи была настолько наэлектризована... Нам было понятно, что нужно делать, чтобы привести людей на трибуны. Тогда даже милиция беспокоилась: «А хватит ли всем зрителям места? А как они будут стоять за воротами?» В тот день было ощущение настоящего футбольного праздника. Не люблю штампы, но футбол – это все-таки для людей, а не для чиновников и комитетов. На матче с «Динамо» Александру Глебу не хватило места на трибунах, и он стоял в проходе, но ему же это понравилось.

В Европе футбольный тур – это match-day, когда приходишь на стадион и попадаешь в крутую атмосферу: встречаешься со знакомыми и здорово проводишь время. Я хочу, чтобы люди в белорусском футболе работали лучшем, чем мы в «Крумкачах». Это пойдет на пользу всем.

Пусть люди реализуют крутые и самые безбашенные идеи. Например, когда-то мы хотели провести предсезонную встречу с болельщиками в аквапарке. Представляешь, как бы это сблизило команду с поклонниками? Но не удалось реализовать задумку. Вообще, нужно трезво оценивать свои возможности, когда что-то обещаешь. Мы хотели, чтобы абонементы их покупателям домой привозили футболисты основного состава. Жаль, из этой затеи почти ничего не вышло. Не учли недостаток времени, логистику. Болельщики, кстати, отнеслись с пониманием. Это тоже опыт.

– Сейчас, наверное, обиднее всего болельщикам, которые у «Крумкачоў» просто отличные.

– Мне бы хотелось так думать. У «Крумкачоў» просто замечательные болельщики, они постоянно были рядом с командой. Никто же не говорил им искусственно аплодировать футболистам команды, когда те после матчей выходят из раздевалки. Даже после победы над БАТЭ в Борисове, когда из раздевалок выходили футболисты БАТЭ, наши болельщики говорили: «Спасибо за игру! Удачи в Александрии». Это было настолько сильно и искренне. Со стороны наших поклонников не было никаких издевок. Это было невероятно круто!

Правда, наверное, все-таки пока белорусский футбол – не для обычного человека, а для людей из кабинетов. Мы не устраиваем шоу, а проводим соревнования. Почти вся активность ограничивается стадионом и тем, что происходит на поле. Грубо говоря, в нашем футболе важнее, чтобы количество флагштоков соответствовало регламенту. Это здорово, но это ли нужно обычному зрителю? Давайте все-таки для себя решим, чего нам хочется. А пока обычные люди ходят в кино и рестораны.

Как-то сумбурно всего наговорил, но я хочу донести мысль, что в футболе можно классно работать, если любить это дело и если есть желание. Я себя до сих пор считаю простым комментатором с «Трибуны», любителем футбола. Желание что-то делать для болельщиков и для футбола первично, тогда и время найдется, и средства. Заметно, что в сравнении с 2015 годом прогресс есть, но хочется, чтобы было еще круче.

– Что сейчас будет с клубом?

– Есть много разных разговоров. Лично мне хотелось бы, чтобы бренд жил — хоть во второй лиге, хоть в АЛФ. Есть стойкое ощущение, что он нужен людям. Я давно болею за «Бирмингем», начал еще до перехода Александра Глеба. В прошлом году команда могла вылететь в третью лигу чемпионата Англии. Тогда один из болельщиков сказал: «Мы недовольны командой, недовольны тренером, но нам неважно, где в следующем году будет играть клуб, в Манчестере или Донкастере. Мы все равно будем на трибунах». Еще раз скажу, что футбол – это эмоции. Надеюсь, если следующий сезон мы начнем во второй лиге, то эмоций от этого меньше не станет.

Фото: Юлиана Рипинская, Анита Занкович

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.