Блог Оршанский вокзал

В 17 он играл за «Шахтер» из Караганды, а год назад опустился в белорусский минор, чтобы стать вторым Гордейчуком

Запутанная история одного из лидеров «Энергетика-БГУ».

«Энергетик-БГУ» возвращается в высшую лигу после 13-летнего отсутствия. В этом сезоне команда Анатолия Юревича, почти полностью укомплектованная молодыми белорусами, показывала очень бодрый футбол.

Мало болельщиков, много тренеров и стадион с одной трибуной. Еще один клуб из Минска сыграет в высшей лиге

Самое интересное, что одним из лидеров этой бригады стал 21-летний казах Владислав Васильев. На счету флангового полузащитника девять мячей и много результативных передач (если верить газете «Прессбол» – больше всех в лиге). При этом четыре года назад он играл в основе карагандинского «Шахтера» в высшей лиге чемпионата Казахстана, но затем угодил в белорусский минор. Как так получилось?

Мы встретились с Васильевым за несколько туров до конца сезона и поговорили об учебе в бразильской академии, интересе со стороны «Зенита», методах работы Анатолия Юревича и многом другом: 

– Я родился в футбольной семье. В 60-х мой дедушка выступал за ЦСКА, а позже за другие российские клубы. Мы вместе со старшим братом росли без отца, но, говорят, он тоже был футболистом. Старший брат здорово играл в футбол, входил в структуру карагандинского «Шахтера», но рано закончил из-за сложного характера. В 19 он тренировался с основой «Шахтера», но играл за дубль. Там у него случился конфликт с тренером, из-за которого брат решил завязать с футболом. Этот тренер отправил брата в резерв дубля, хотя тот уже тренировался с главной командой. Как-то брат пришел домой: «Не буду тренироваться, пока этот человек работает в «Шахтере»». Психанул, хотя потом его приглашали на сборы. Через пару лет все-таки захотел вернуться, но было уже поздно. Сейчас брат тренирует детей и играет в любительской лиге.

– Именно дедушка сделал из тебя футболиста? 

– Да, он отвел меня к своему знакомому тренеру. Потом рассказывал, что на первом занятии я вел себя очень интересно. Когда тренер начал давать установку, я сел на мяч и принялся что-то рисовать руками на песке. Но потом я влюбился в футбол. Дедушка постоянно водил меня на тренировки, давал какие-то советы. И я, и мой старший брат левоногие. Когда приезжали в гости к дедушке, он часто привязывал нас левыми ногами к батарее и катил мяч под правую, чтобы мы учились бить с нерабочей ноги. Брат так приспособился, что стал играть правой не хуже, чем левой. Мне это давалось сложнее.

Дедушка ходил на все мои игры. Представляешь, человек в 70 купил себе ноутбук и разобрался с интернетом, чтобы смотреть мои матчи. Только он никогда меня не хвалил. Наоборот, постоянно называл «валенком», но после первого сезона за основу «Шахтера» сказал: «Ладно, теперь ты уже сапог, а не валенок».

***

Васильев быстро прогрессировал и стал лидером команды своего возраста в карагандинской академии «Рахат». Вместе с ней он выигрывал все детские соревнования в стране, а в 14 лет отправился в бразильскую академию «Оле Бразил»: 

– Федерации Казахстана и Бразилии заключили договор, по которому казахские дети на три года уезжали стажироваться в бразильские футбольные академии. Мне повезло попасть в первый набор. Дело было так: бразильские селекционеры приехали на турнир в Шымкент, чтобы набрать команду из 25 человек со всего Казахстана. Незадолго до этого отбора я играл в футбол в школе. Пошел в стык, неудачно приземлился и сломал руку. Около месяца пришлось пролежать в больнице с открытым переломом. Руку, считай, собирали по частям. Когда узнал о возможности уехать в Бразилию, сказал маме: нужно снимать гипс и ехать на турнир. Чтобы ты понимал, соревнования начинались 2 ноября, а 1 ноября меня только-только выписывали из больницы. Врачи говорили, что еще минимум месяц нужно проходить реабилитацию. Слез было море, но, понятное дело, я никуда не поехал. Однако тренеры «Шахтера» рассказали обо мне бразильцам, показали нарезки с моей игрой, те заинтересовались и внесли меня в итоговый список.

– Родители легко отпустили тебя на другой континент? 

– Тут не было никаких проблем. Мы полетели в Бразилию командой из 25 человек. С нами поехал переводчик и тренер из Казахстана. Кроме нас по похожей программе на базу «Оле Бразил» приехали такие же команды из Китая, Гаити и Бенина. Первое, что бросилось в глаза на базе, – восемь полей: четыре с натуральным покрытием и столько же с искусственным. Причем дети зачастую играли на «синтетике». Меня это совсем не удивило, ведь в Казахстане мы работали на искусственных полях.

– Перелет дался легко?

– Шесть часов летели из Астаны до Стамбула, а потом еще 13 часов до Сан-Паулу. После еще три часа добирались автобусом до нашей базы. Конечно, было тяжело, но что поделать? Хорошо, что во время перелета из Турции в Бразилию в самолете работал wi-fi. В первый и в последний раз в жизни столкнулся с чем-то подобным. 

Тренер  взял двух лучших игроков команды Гаити и отвел в больницу. Там каким-то образом можно было проверить дату рождения. Оказалось, они были на три года старше заявленного возраста

– Твое первое впечатление от Сан-Паулу? 

– Еще не успел выйти из самолета, как увидел пальмы. Они были повсюду, это очень красиво. Но о Бразилии я тебе особо ничего не расскажу, практически все время мы проводили на базе, которая находилась в 20 минутах езды от города. Нас выпускали в Сан-Паулу только в пятницу, субботу или воскресенье, чтобы мы могли пройтись по магазинам. Просто Бразилия – довольно криминальная страна. Как-то на протяжении двух недель нас вовсе не пускали в город – там была какая-то стрельба. Правда, лично я ни с чем криминальным не сталкивался.

– Неужели тебе совсем нечего рассказать о Бразилии? 

– Несколько раз удалось побывать в районах типа минской Немиги. Там постоянное веселье. Во времена бразильских праздников такие гуляния!.. Все вокруг танцуют. Очень интересно. Но самое главное развлечение для бразильцев – это, конечно, футбол. В дни, когда «Сан-Паулу» играет матчи в Кубке Либертадорес, на улицах творится что-то невероятное. Наша база находилась за городом, но когда футболисты «Сан-Паулу» забивали, улицы попросту взрывались. Было слышно даже у нас на базе. Что-то из ряда вон выходящее!

– Тебе удалось побывать на матчах «Сан-Паулу»? 

– Да, как раз на игре Кубка Либертадорес. Стадион примерно на 20 тысяч зрителей битком, хотя сам по себе он очень старенький. Казалось, вот-вот развалится. Тогда за «Сан-Паулу» играл экс-защитник сборной Бразилии и «Интера» Лусио, было интересно на него посмотреть. Атмосфера на футболе в Бразилии – это нечто. Гостевой сектор серьезно огорожен, но когда забивает какая-то команда, болельщики начинают лазать по этим ограждениям, будто обезьяны.

– Давай немного поговорим о жизни в Бразилии. Как держали связь с родителями? 

– Ой, первые полтора месяца было совсем сложно. Плакал, наверное, каждый день. Звонил родителям по скайпу: «Заберите меня отсюда». Мне говорили, что я должен терпеть. Со временем адаптировался настолько, что мама сама писала: «Почему не звонишь?» 

– На каком языке вы учились? 

– На португальском. В семь вечера, после двух тренировок, начиналась учеба. В кабинет приходил один учитель, отрабатывал 40 минут, за ним второй, третий… Знаешь, было тяжело. Тем более когда все это проходило после двух тренировок, а буквально за стенкой находилась твоя комната:). 

– Учителя относились к вам снисходительно?

– Понятное дело, они все понимали. Как таковой учебы у нас не было. Чего скрывать, я иногда прогуливал занятия. Оставался в своей комнате и сидел в ноутбуке. Наверное, большинство футболистов в этом плане немного лентяи. 

– Ты хотя бы выучил португальский? 

– В принципе, он не очень сложный. Через несколько лет после возвращения из Бразилии, казалось, совсем его забыл, но как-то в Караганде пришел на матч местной мини-футбольной команды, в которой играло несколько бразильцев. Один из них смотрел матч с трибун, меня к нему подвел один знакомый: «Слушай, а этот парень жил в Бразилии. Можете поговорить?» Мы начали разговаривать на португальском. И я был приятно удивлен, что совсем не забыл язык.

По просьбе дедушки я записывал все наши тренировки в тетрадь. Если вкратце: все упражнения приближены к игровым

– Кстати, как вы контактировали с футболистами из других команд? 

– Мы участвовали в местном чемпионате, где ребята из Гаити выносили всех подряд. Парням было по 14 лет, а одного из них вскоре пригласили в команду U-20 какого-то бразильского клуба. Мы вроде неплохо шли в чемпионате, но команда из Гаити была вне конкуренции. Со временем одному бразильскому тренеру стало интересно, почему гаитяне такие сильные. Он взял двух их лучших игроков и отвел в больницу. Там каким-то образом можно было проверить дату рождения, оказалось, они были на три года старше заявленного возраста. 

– Как вы уживались на базе с африканцами и китайцами?

– Как-то у одного нашего парня после игры случился конфликт с китайцем, а потом начались настоящие разборки. В конце концов тренеры наказали обоих. Парней заставили неделю вдвоем работать в прачечной. Они стирали экипировку всем командам, после чего стали едва ли не лучшими друзьями.

– Сколько людей из той казахстанской команды заиграло на высоком уровне?

– Четыре-пять человек на подходе к основному составу команд премьер-лиги Казахстана. Правда, на мой взгляд, в 20-21 год уже нужно играть в старте. Сейчас большинство из тех ребят бегает во второй казахстанской лиге. Не могу понять, почему так случилось. Например, тренировочный процесс в Бразилии был очень интересный. Мы постоянно работали с мячом, физики почти не было. Ее давал только наш тренер из Казахстана. По просьбе дедушки я записывал все наши тренировки в тетрадь. Если вкратце, все упражнения были приближены к игровым и выполнялись на маленьких участках. Но бразильцы есть бразильцы, поэтому на предыгровых тренировках по пятницам играли двухсторонки для того, чтобы подурачиться. Например, в таких матчах нападающий мог легко встать в ворота, а голкипер отправиться на фланг полузащиты. 

– Что лично тебе дал бразильский период? 

– Очень подтянул технику. В этом плане никаких вопросов, там все строится на работе с мячом. Вот все думают, что бразильцы такие большие технари, но этому они учатся не на тренировках. Просто местные постоянно возятся с мячом. Выходишь на улицу, а там люди босиком носятся, вот и весь секрет. 

***

Васильев стажировался в «Оле Бразил» полтора года вместо заявленных трех: его и еще двух игроков той казахстанской команды стали вызывать в юношескую сборную страны, а еще к полузащитнику стали проявлять интерес более солидные клубы: 

– После минского «Куба Развития»-2013 ко мне и еще одному парню из сборной подошел человек из «Зенита»: «Хотим видеть вас в нашей академии». Начали разговаривать, но тут подлетел главный тренер сборной и отправил нас в раздевалку. Точно не знаю, чем закончился их разговор с селекционером, но тренер сказал, что для зачисления в академию «Зенита» нужно менять гражданство. Мы были к этому не готовы. Тренер сказал, чтобы в следующем году скауты приходили смотреть на нас во время мемориала Гранаткина. Больше по поводу «Зенита» с нами никто не говорил.

Вскоре после этого мне позвонили из карагандинского «Шахтера». Я всегда хотел играть за команду родного города, поэтому с удовольствием откликнулся на предложение. Однако переход дался тяжеловато из-за моей учебы в Бразилии. Мне позвонили: «Обо всем договорились с бразильцами, оставайся дома». Прошло два дня: «Ничего не вышло, возвращайся в Бразилию». Через два дня снова: «Не, все в порядке». Было сложновато находится в неведении, но, слава Богу, все разрешилось.

***

Поначалу у Владислава в «Шахтере» все складывалось прекрасно – через пару лет он дебютировал в основе «горняков»:   

– Вместе с юношеской сборной я поехал на мемориал Гранаткина. В этот момент у «Шахтера» началась предсезонка. Когда был в Санкт-Петербурге, мне написал один товарищ: «Походу, тебя хотят взять на сборы с основой». Вскоре позвонили из клуба: «Возвращаешься из России и сразу летишь на второй сбор команды в Турцию». Конечно, в 17 лет для меня это стало шоком, ведь я начал тренироваться с людьми, которым еще совсем недавно подавал мячи.

Нормально себя проявил, а уже на третьем сборе меня стали наигрывать в основе на место центрального полузащитника. Короче, все шло неплохо. На предыгровой тренировке перед самым стартом чемпионата ко мне подошел тренер: «Слушай, а сможешь выйти на фланге полузащиты?» Конечно, я сказал, что смогу. С тех пор постоянно играл крайнего полузащитника.  

В том сезоне отыграл 15 матчей в чемпионате. Ко мне хорошо относились в команде, хотя вспомнил один забавный эпизод: тогда в «Шахтере» выступал защитник Алдин Джидич. В концовке сезона мы играли дома против «Кайрата». Проигрываем – можем и вылететь, побеждаем – остаемся в высшей лиге. В тот день в Караганде шел сильный дождь, и Алдин сказал в раздевалке, чтобы все надевали бутсы на железных шипах. У меня попросту не было таких. Я отмолчался и пошел на поле в обычных бутсах – тогда Джидич мне жестко напихал. Перед самым выходом сказал: «Если хоть раз поскользнешься – я тебе голову оторву». Где-то на 15-й минуте он делает на меня диагональ, и я, как назло, скольжу. Он тут же начал орать, хорошо, что мы находились далеко друг от друга. Думаю: «Ну все, в раздевалке точно прилетит». Но через пять минут я делаю голевую, а в следующем моменте забиваю. Понятно, после такого Джидич меня простил:). 

Жаль, после первого сезона в «Шахтере» все перевернулось. В команду пришел новый тренер из Словакии, который не видел меня в составе. Сначала пришлось бегать за дубль, а потом уйти в аренду в команду первой лиги. Через год начал всерьез задумываться об уходе, тем более было предложение от другого клуба премьер-лиги.

Собирался уходить, но позвонил спортивный директор. Сказал, что со мной хочет поговорить новый главный тренер, хотя я уже дал добро на переход в другую команду. 31 декабря мы поговорили с Алексеем Еременко: «Посмотрел видео твоих матчей, хотел бы видеть тебя на сборах». Я сказал, что хочу играть. Тогда тренер пообещал дать шанс на первом сборе: «Если понравишься – будешь в составе, если не увижу в тебе футболиста основы – без вопросов отпускаю». После первого сбора он подошел: «Мне понравилось, как ты работал. Если продолжишь в том же духе – будешь играть». После таких слов я все-таки решил остаться в «Шахтере», пусть и не очень хорошо вышло с клубом, которому дал добро на переход.

Сезон вроде не заладился. Первый тур – не попадаю в заявку. Второй – та же история. Но потом все потихоньку стало на свои места. Вышел в стартовом составе в игре на Кубок и отдал результативную передачу. Стал более-менее регулярно играть. У нас сложились хорошие отношения с Еременко. Как-то он подошел: «Ты набрал хорошую форму, но не подходишь под новую тактическую схему на следующий матч. Не хочу, чтобы ты выпадал, поэтому съезди на игру с дублем». Очень понравилось, что тренер все говорил в глаза. Короче, сыграл матч за дубль, в котором забил четыре мяча. Тренер позвонил: «Все-таки заезжай на базу». В итоге тогда вышел на замену в матче с «Астаной», но вскоре Еременко убрали, а с новым тренером найти общий язык не получилось.

 ***

Контракт Васильева с «Шахтером» закончился после сезона-2017, в котором он почти не появлялся на поле. Оставаться в Караганде не было смысла, а на родине хавбек был особо никому не нужен. Тогда молодой человек решился на авантюру: 

– После сезона сидел и думал, как жить дальше. Вроде, был один вариант в Казахстане, но решил рискнуть. Знакомые ребята предложили поступить в белорусский вуз, а потом попробовать свои силы в чемпионате Беларуси (иностранные студенты в белорусском чемпионате легионерами не считаются). Все-таки из Беларуси намного легче попасть в какой-нибудь европейский чемпионат. Почему нет? Вон у Гордейчука получилось уехать из Караганды и заиграть на хорошем уровне. Тем более я хорошо знал Анатолия Юревича, который работал и в федерации футбола Казахстана и в наших клубах.

– Ты вспомнил о Гордейчуке… 

– Его до сих пор вспоминаются в Караганде. Он помогает одной любительской мини-футбольной команде, в которой бегают ребята, с которыми Миша начинал. Гордейчук оплачивает им взнос на городских соревнованиях, покупает форму. Видишь, человек не забывает друзей детства. Когда я отправлялся в Беларусь, его друзья говорили: «Передавай привет Мишке». Как я это сделаю, мы же даже не знакомы? Ребята отвечали, мол, ничего страшного, скажешь, что от нас. 

Юревич пообещал, что со временем сделает команду, о которой заговорит вся Беларусь. 

– В какой вуз ты поступил? 

– На платное физкультурного отделения БГПУ. Через пару месяцев знакомые свели меня с Анатолием Ивановичем. Встретились с ним 2 или 3 декабря прошлого года. У меня тогда была еле-еле заметная щетина. Юревич посмотрел: «Первым делом тебе нужно побриться. Не сделаешь этого, или пойдешь на лестницу, или будешь отжиматься. Кстати, ты не женился? Ну тогда с тобой еще можно работать». Я выдохнул. Когда общаешься с Юревичем, кажется, он все о тебе знает. Он рассказал, чего от меня хочет, какие будут требования и условия.  

– Какие требования? 

– В «Энергетике» очень серьезный тренерский штаб. С командой работают, наверное, семь тренеров. Все они поиграли и поработали на высоком уровне. Юревич пообещал, что со временем сделает команду, о которой заговорит вся Беларусь. Запомнилась его фраза: «Захотите вы или нет, но первую лигу мы просто порвем. Если, конечно, будете работать на нужном уровне». 

– Сильно заявление. 

– С другой стороны сейчас заходишь в интернет – никто не хочет, чтобы «Энергетик» играл в высшей лиге. Говорят, что команда без истории. Но в чем виноваты футболисты? Мы самые обычные молодые пацаны, которые хотят играть в футбол. Вот и все. 

– Кстати, каково работать сразу с семью тренерами?

– Такого я нигде не встречал, но процесс четко расписан. Каждый тренер отвечает за свой участок работы. Артем Александрович [Радьков] проводит занятия, Юревич и Белявский наблюдают с трибун. Остальные тоже справляются со своими обязанностями. Каждое занятие очень подробно разобрано. Очень нравится такой подход. 

– Кстати, какова роль Артема Радькова в нынешнем «Энергетике»? 

– Человек поиграл в Турции, России. Он любит говорить: «Я не был таким талантливым, как вы, но поиграл на неплохом уровне за счет трудолюбия». Как-то спрашивал у него про матчи БАТЭ с карагандинским «Шахтером». Он интересовался, где сейчас люди, которые с аутов от центра поля забрасывали мяч в штрафную борисовчан. Не мне судить о Радькове. Артем Александрович проводит все тренировки и руководит командой с бровки. Думаю, Юревич сделает из Саныча хорошего тренера. Радьков возится с нами, как с детьми. Он постоянно на связи с игроками, всегда делает какие-то подсказки. Перед каждой игрой настраивает нас, будто на большой финал. Всегда говорит: «Забудьте, что было раньше – для нас сейчас все только начинается». 

– Предсезонка у Юревича по-прежнему жесткая? 

– Самая жесткая предсезонка в моей жизни, но Анатолий Иванович сказал, что в следующем году нагрузка будет на 40 процентов больше. Не представляю, что ждет команду в это межсезонье :). Перед нынешним чемпионатом у нас был двухнедельный сбор в Украине. В 7:30 зарядочка, потом тренировка. В обед можно часик поспать, затем вторая тренировка, после которой была работа без мячей. Иногда день заканчивался походом в тренажерку. Было тяжело, приходили в номера и сразу вырубались. Зато такой подход дал результат. Мы и во время чемпионата часто тренировались в двухразовом режиме. Тренеры говорят: «Все это для вашего блага. Мы не хотим, чтобы вы просто стояли на месте». Если хочешь чего-то добиться – нужно пахать. Другого выхода нет. 

Кстати, о строгости Юревича. Расскажу один забавный случай. Во время сбора в Украине поехали на вторую тренировку. Но кто-то из тренеров перепутал время, и мы оказались на месте на полтора часа раньше запланированного – поле было занято. Юревич посмотрел на нас: «Ну что поделать? Сами виноваты: поставили себе еще одну тренировку. Вперед на горку». Отбегали на горке полтора часа, вернулись на стадион, отработали занятие. После должны были трудиться на горе, которую уже отработали, но Юревич не пожалел нас и отправил прыгать на лестницу. Когда я еще не пришел в команду, пацаны говорили, что людям становилось плохо на тренировках. Лично я такого не видел. 

Радьков постоянно говорит: «Не оценивайте себя с позиции первой лиги, мы готовим вас к более серьезному вызову. Не хотим, чтобы вы оказались в высшей лиге и боролись там за выживание

– По Юревичу главный показатель физической готовности футболиста – острые скулы… 

– Да, Анатолий Иванович постоянно смотрит на футболистов: «О, у тебя щечки появились – будешь бегать». Мы всегда взвешиваемся по понедельникам и пятницам. Если есть лишний вес, надеваешь штаны и болоньку – и вперед. Раз в неделю выполняем все упражнения в тренажерке со штангой. Это называется восстановлением.

Юревич, конечно, очень строгий. Во время сборов сказал: «Соблюдайте порядок в номерах. Я поверю в момент, когда вы этого не будете ожидать. Если что-то пойдет не так, то будьте готовы ко всему». Анатолий Иванович жил не с нами, и вдруг после недели сборов решил пройтись по комнатам. Хорошо, что начал с моей. Сделал замечание, что кроссовки стоят не на том месте. Я быстренько их переставил, но вижу, что тренер начинает заводиться. Юревич зашел во вторую комнату, начал что-то кричать. После этого мы скорее вышли на улицу, чтобы двигать на тренировку, и тут со второго этажа летит сумка! Потом перчатки, еще что-то… Видно, эти вещи лежали не на месте. Через пару минут прямо на лобовое стекло чьей-то машины, которая была припаркована возе гостиницы, прилетел рюкзак. В общем, Юревич в гневе – это страшно.

– При этом штаб Юревича учит вас играть в симпатичный футбол…

– Анатолий Иванович постоянно требует от нас исполнения. В последнее время он часто повторял: «Вы уже начали правильно мыслить, теперь еще нужно научиться реализовывать моменты». Для него не бывает мелочей. Если кто-то сбавил в игре головой, после тренировки отправляется отрабатывать этот компонент. Если что-то не так с подачей, берешь связку мячей и идешь работать. Мне приходится больше всего работать над отбором и игрой головой. Юревич часто говорит в раздевалке: «Не сомневаюсь, вы вынесете эту команду, но покажите мне классный футбол». Самое важное, нас учат играть в футбол! Тот же Радьков постоянно говорит: «Не оценивайте себя с позиции первой лиги. Мы готовим вас к более серьезному вызову. Не хотим, чтобы вы оказались в высшей лиге и боролись там за выживание. Мы уже готовим вас к матчам с БАТЭ и «Шахтером». 

– Кажется, ты не пожалел, что рванул в Беларусь, хотя условия в «Энергетике» совсем другие по сравнению с «Шахтером»...

– Понятное дело, здесь совсем маленькие зарплаты, зато я получил шанс проявить себя. Вообще, вся команда, я в том числе, проводит хороший сезон. Да и сам чувствую, что расту в профессиональном плане. Например, уже сыграл против БАТЭ в Кубке. Хорошая игра получилась. Юревичу и Радькову очень хотелось обыграть Борисов, они всю неделю говорили: «Вы можете выиграть». Но мы почти сразу пропустили, это немного надломило. С другой стороны, нам было нечего терять. Могли зацепить, но не вышло. Наверное, просто не хватило сил на весь матч, начало сводить ноги, и пропустили этот автогол. 

– Каково после высшей лиги чемпионата Казахстана играть в белорусском Д2, где на матчи ходит по 100-200 зрителей?

– Понятное дело, всем хочется играть при болельщиках, но Юревич сказал очень правильную вещь: «Я наоборот рад, что на наши матчи ходит так мало людей. Но посмотрите, на вас приходят только футбольные люди. Их интересует то, как вы играете, а не что-то другое. Да, людей на трибунах мало, но когда вы создаете моменты, кажется, на вас смотрит тысяча зрителей».

– Ты уже привык в Беларуси? Говорят, ты хотел бы играть в нашей сборной...

– Если поступит такое предложение, буду думать. Честно скажу, прикину все за и против. Точно сразу не стану отвечать отказом. Слышал, что за мной смотрят люди из БАТЭ, но ни с кем не разговаривал по этому поводу. Анатолий Иванович пока говорит: «Я тебя знаю с самого юного возраста. Если будешь работать, как раньше, все у тебя получится». Не думаю о переходе в какой-то клуб, просто работаю над собой.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья