Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Оршанский вокзал

«Если игроку комфортно, на какое-то время он забывает о нехватке нуля в контракте». Ясинский – о своей философии и крутости «Витебска»

Любит работу, Фергюсона и родной город. И рассказал, что за ситуация была с Брестом.

«Витебск» – главное открытие прошлого сезона. Команда Сергея Ясинского на протяжении всего чемпионата показывала симпатичный футбол и едва не забралась на пьедестал. Ее главный тренер по итогам опроса газеты «Прессбол» вошел в тройку сильнейших специалистов страны.

Александр Ивулин собрался и сгонял в Витебск, чтобы два часа проговорить с Ясинским о признании, «Славянском базаре», таланте Ледесмы, слухах о переходе в Брест и многом другом.

– Вы часто говорили, что получаете удовольствие от работы в родном городе. Чем так хорош Витебск? 

– Во-первых, он очень красивый. Во-вторых, я рос вместе с этим городом и видел, как он развивался. Сейчас мы сидим в неплохом кафе, а когда-то на этом месте было поле из одуванчиков. В-третьих, Витебск очень подходит мне по ритму жизни. Например, во времена работы в Минске меня очень смущали огромные скорости этого города, шум и толпы людей. Не очень комфортно чувствую себя в таких условиях. Хотя, например, моей дочери нравится такой темп. Ее все это устраивает, а мне намного спокойнее в Витебске.  

Здесь есть свой Арбат – улица Суворова, которую шикарно отреставрировали: закрыли от движения транспорта и сделали кучу кафешек. Рядом на берегу Двины отстроили красивый храм, откуда открывается великолепный вид. Кстати, в этой реке в свое время я выловил кучу рыбы. Сейчас ее стало гораздо меньше, особенно в черте города… Можно долго рассказывать о Витебске, но для меня он лучше всего характеризуется одним словом – это слово родина.

– Наверное, большинство белорусов ассоциируют Витебск со «Славянским базаром». 

– Для меня «Славянский базар» – что-то пришедшее, которое только со временем стало нашим. Наверное, сегодня этот фестиваль – лицо города, но я-то знаю Витебск с другой стороны. «Славянский базар» – важная деталь в восприятии Витебска, но не основополагающая для меня. 

– Раньше «Славянский базар» был лучше? 

– Помню самый первый фестиваль. И это было что-то несусветное. Настоящий карнавал и массовое помешательство! Город гулял так… Сейчас «Славянский базар» стал более цивилизованным и культурным. Все чинно и благородно. Фестиваль повзрослел и превратился из шумного мальчишки в степенного джентльмена. Имею в виду не музыкальную составляющую, а антураж события.

Раньше в городе было очень мало кафе, поэтому все гуляли на улицах. Тогда песни звучали из-под каждого кустика. Все-таки попасть на концерт в амфитеатр было очень сложно, хотя билеты стоили дешево. Люди собирались вокруг арены и веселились. Правда, сегодня для меня «Славянский базар» – дополнительный фактор, который нужно учитывать при подготовке к матчам чемпионата.

– Это как? 

– Во время фестиваля проходит много концертов достаточно хорошего уровня. Футболисты – обычные люди, которым хочется присоединиться к массовому веселью. Оно же очень заразительно, не так ли? Игроки хотят прогуляться по городу, скушать шашлык, сходить на парочку концертов, которые порой проходят очень поздно. 

Нельзя забывать, что есть жены, которые хотят выбраться в свет и послушать известных исполнителей. Это абсолютно нормальная ситуация. Супруги тянут мужей на концерты, которые иногда заканчиваются в два-три часа ночи. Что мне потом делать с футболистом, который лег спать в четыре утра? При подготовке к игре такие нюансы нужно учитывать. Не могу сказать, что «Славянский базар» сильно мешает, но вносит определенный дискомфорт в планировании тренировочного процесса. 

Были времена, когда во время «Славянского базара» игроков вывозили на сбор куда-нибудь в Оршу

– Как вы решаете эту проблему? 

– Не буду же я стоять возле подъездов футболистов и караулить, куда они пошли. Если перед игроком закрыть дверь – он вылезет в окно. Здесь главное – правильная мотивация и подход к подопечным, которые должны хорошо отдыхать, чтобы выдержать предлагаемые нами нагрузки. Например, если очень хочется сходить на концерт, то, ради Бога, отправляйся на тот, который начинается в семь или девять часов, чтобы потом нормально выспаться. Кажется, мелочь, но это далеко не так. Когда футболист по какой-то причине не готов к тренировке, возрастает риск получить травму. 

У «Витебска» были времена, когда во время «Славянского базара» игроков вывозили на сбор куда-нибудь в Оршу. Сейчас профессионализм наших футболистов вырос. Это позволяет большинству ребят самостоятельно контролировать подготовку к тренировкам. Знаете, делать это нетрудно. Гораздо сложнее понять важность момента. И я как главный тренер должен помочь игрокам усвоить этот нюанс. 

– Лично вы во время «Славянского базара» посещаете концерты? 

– Бывало и такое. 

– Какой запомнился больше всего? 

– Очень понравилось выступление кумиров моей молодости – группы «Машина времени». Серьезное впечатление произвел концерт Григоря Лепса. Никогда не был его фанатом, но полтора года назад случайно попал на выступление и увидел работу талантливого человека и большого профессионала. Теперь в какой-то степени меня можно назвать поклонником этого артиста. Конечно, не езжу за ним по всему бывшему Союзу, но с удовольствием слушаю его песни, когда они играют на радио. 

– Объясните, чем крут Лепс.

– Это артист, который многое умеет и полностью выкладывается на сцене. Уже через полчаса выступления на «Славянском базаре» ему пришлось переодеваться, потому что одежда была насквозь мокрой. Наверное, только к 45-й минуте он взял у зрителей первые цветы, а до этого работал в режиме нон-стоп. Когда человек знает, как сложно выполнять профессиональную работу в своей сфере, он будет уважительно относиться к профессионалу из любой другой области. Лично меня очень впечатлил профессионализм Лепса. 

– Какие у вас музыкальные предпочтения помимо «Машины времени» и Лепса? 

– Ноги моих музыкальных предпочтений растут из юности. Нравятся старые вещи Владимира Кузьмина. Он до сих пор сочиняет, но современное творчество меня не так впечатляет.

***

– Мы заговорили о профессионализме. Объясните, почему «Витебск» не практикует заезды перед играми на базу?

– Мы не практикуем заезды, но накануне матчей бронируем один номер в гостинице на стадионе. Если у кого-то дома маленькие дети, игроки могут переночевать в гостинице, чтобы нормально выспаться.

– Номер пользуется популярностью? 

– Не сказал бы. Все-таки привычная среда дает футболистам больше возможностей для отдыха. Но когда кто-то из родных болеет или случаются какие-то другие бытовые моменты, то ребята пользуются нашей опцией. 

– Вас никогда не подводило такое доверие к подопечным? 

– Пока не замечали никаких проблем, поэтому смысл ломать то, что работает? Футболисты довольны, ведь мы лишний раз не вырываем их из комфортных условий. 

Когда игрок попадает в зону рабочего комфорта, это на какое-то время позволяет забыть о нехватке нолика в контракте

– Вам приходилось штрафовать игроков за нарушение режима? 

– Учу футболистов не бояться штрафов или санкций, а бояться плохо сыграть. Ведь в таком случае игрок может потерять место в стартовом составе и лишиться самого важного – возможности выйти на поле. Когда удается донести эту мысль, подопечные начинают контролировать себя гораздо эффективнее, чем это сделал бы тренерский штаб.  

Во времена моей игровой карьеры администраторы или массажисты постоянно ходили возле комнат и проверяли, спят ли футболисты. Такие типично советские методы контроля. На мой взгляд, в вопросе дисциплины куда важнее самоконтроль и здоровая конкуренция, поэтому для меня не играет никакой роли фамилия игрока и его возраст. Для меня есть только один критерий выбора: как человек сыграл последний матч и тренировался после него. Пытаюсь донести эту мысль до футболистов. Когда они ее осознают, то становятся союзниками. После этого попросту отпадает необходимость содержания целого штата наблюдателей. 

– Звучит здорово. 

– Правда, есть нюанс: многие футболисты не привыкли к самоконтролю. С самого раннего детства тренеры и родители все делают за игроков: отвозят и привозят на тренировки, стирают форму, даже заводят в душ и трут спинку. Такой подход быстро отбивает самостоятельность. У меня есть один интересный тест. Использую его в начале сезона, когда в коллектив приходят новые люди. Говорю игрокам: «Если попрошу в выходной день пробежать кросс, сделаете это? Тренеры не будут вас контролировать». Конечно, все отвечают, что пробегут. Тогда говорю: «Я это уже проходил. Вы отвечайте не мне, а сами себе». 

Обычно это задание выполняют пять-шесть человек из команды. Правда, уверен, в нынешнем составе «Витебска» кросс в собственный выходной пробежало бы больше половины игроков. Как вы понимаете, проблемы с дисциплиной у нас не так остры. Сегодня в «Витебске» нет игроков национальной команды. Хорошо это или плохо? Шестой-седьмой вопрос. Почему в сборную не вызывают витебских футболистов? Дело восьмое-девятое. При этом наша команда на равных борется с коллективами, в которых выступает много футболистов национальной сборной. Может быть, в каких-то моментах игроки, сейчас выступающие в сборной, чуть выше уровнем, но не в вопросах профессионализма. В «Витебске» собрались большие профессионалы, благодаря им в этом году нам удалось добиться такого высокого результата при не самых больших финансовых вложениях. 

– Вы много говорите о конкуренции. Тяжело объяснить футболисту, что сегодня играет не он, а его товарищ? 

– В этом году сложнее всего было проводить ротацию в центре обороны. Большую часть сезона мы играли по системе с двумя центральными защитниками, а у нас их было трое. Причем по уровню мастерства и Наумов, и Карамушка, и Клопоцкий практически равноценны. У каждого свои особенности, но общий уровень мастерства очень-очень равный. Если в конце чемпионата эта проблема легче решалась из-за травм или перебора карточек, то поначалу было нелегко. Порой приходилось объяснять игрокам свою позицию, используя фразу: «А как бы поступил ты, если бы оказался на месте главного тренера?» Нужно было донести до ребят значимость их роли в команде. Сделать это было очень непросто. Приходится искать индивидуальный подход к каждому, приводить аргументы. Посмотрите, сколько футболистов «Витебска» в этом году забивали, выходя на поле со скамейки запасных. Навскидку не меньше десяти мячей. Не случись этого, сколько бы мы не досчитались очков? Например, тот же Фурлан вышел на замену в матче с минским «Динамо» на «Тракторе» и забил. Благодаря ему мы завоевали очко и не позволили конкурентам заработать два. Если бы Бруно считал себя вечно запасным, он бы бился на поле столь самоотверженно?

– Обычно разговоры с футболистами получаются длинными? 

– Сейчас никто не верит на слово. Тренер должен доказать, почему на данный момент именно этот игрок выходит на поле. Самое сложное, что большинство футболистов устроены так, что им нравится собственная игра. Это не упрек, но если человек постоянно будет ныть, то не сможет достичь высоких результатов. 

Тренеру необходимо быть справедливым. Ведь игроки, как дети, очень тонко чувствуют несправедливость. Если у тренера появятся любимчики или он незаслуженно выделит кого-то, футболисты это почувствуют. Понятно, быть объективным нелегко. Тренеры – тоже люди, которые могут кому-то симпатизировать. Если начнешь переступать черту, тут же пойдут какие-то междоусобицы, и тренерский авторитет начнет падать.

В нашей команде такое допустить нельзя. «Витебск» не может платить игрокам большие зарплаты, некоторые футболисты получают даже меньше, чем заслуживают. Мы стараемся брать другим – комфортными условиями. Они не определяются количеством денег, здесь все намного тоньше, ведь игроки учитывают места для тренировок, восстановительные мероприятия, внутрикомандную ауру. Даже такая деталь, как возможность клуба выезжать на заграничные сборы, говорит о солидности. Некоторые футболисты думают: «Если команда солидная, значит, я достоин в ней играть». Это слишком упрощенная формулировка, но она имеет право на жизнь. Если все факторы относительно комфорта сходятся, то на какое-то время высокооплачиваемый футболист может забыть о деньгах. Тем более мы все платим в срок. Когда игрок попадает в зону рабочего комфорта, это на какое-то время позволяет забыть о нехватке нуля в контракте. 

***

– Вы легко спите в ночь перед игрой? 

– В принципе, нормально. Но когда ночью наступает тишина, мыслям в голове становится легче носиться :). В такие моменты начинается поток: «А все ли я сделал правильно? А нужную ли тактику выбрал?» Не назвал бы это сомнениями, скорее, постоянный поиск оптимального решения. Поэтому сразу после окончания игры начинаю анализировать: «А как сыграл этот человек? А почему это не сработало?» Не скажу, что это самобичевание. Просто сразу начинается анализ, ведь о своих ошибках узнаешь лишь после того, как совершишь их. Но порой случаются матчи, когда понимаешь, что ничего не мог изменить, потому что соперник просто оказался сильнее. Хорошо, что в этом сезоне таких игр было совсем немного. 

– Какие это были матчи? 

– Могу назвать только одну игру – поражение в Бресте со счетом 1:3. В том матче «Динамо» сыграло ну очень хорошо. Мы были слабее практически во всех компонентах: в психологическом, тактическом, техническом. Ни в одном другом матче сезона такого не было. Даже в проигранных встречах мы не были слабее оппонента, хотя и уступали на тоненького.  

Многие говорили, что во втором круге «Шахтер» выглядел сильнее, загнал нас… Не соглашусь. В первом тайме мы специально отдали инициативу. Если бы не ошибка нашего голкипера в первом тайме, счет был бы 0:0. По изначальному плану на игру во второй половине мы меняли стиль на более атакующий. Это сработало: мы забили мяч, затем еще один, но его не засчитали. В том поединке все было настолько тонко… Наш второй гол не засчитали, но если бы судья принял другое решение, вряд ли к нему были бы претензии какой-то из сторон. Не найди арбитр ничего криминального в мяче Матвеенко, в конце сезона был бы совсем другой медальный расклад. Но все эти рассуждения в сослагательном наклонении ничего не изменят. 

«А давайте гаражи снесем и трибуну построим». Кажется, «Витебск» в Солигорске переиграл сам себя

Повторюсь, ни один соперник в этом сезоне, кроме первого матча с брестским «Динамо», не переиграл нас. Мы могли уступить в конкретных эпизодах, как это случилось во втором круге с минским «Динамо», но не по игре. Один упущенный момент – проигранный матч. Но кто у нас главные критики? Болельщики, которые после поединка не освистывали нас, а аплодировали. Такая же история была после игры с брестским «Динамо», в котором собраны очень сильные исполнители. Это сильная команда, которой немного не повезло из-за летней тренерской революции. Считаю, брестчане именно из-за этого проиграли конкуренцию в борьбе за высокие места. 

– Если говорить начистоту, вы могли поучаствовать в брестских революциях

– Не мог. От меня в этой истории ничего не зависело, мне никто и ничего не предлагал. Да, до меня доходили какие-то слухи, мол, где-то кто-то рассматривает мою кандидатуру. И что? Я точно так же интересуюсь многими игроками. Все это просто околофутбольный туман, который создает определенный антураж. Не вижу в нем ничего плохого. Футболу мало одних только фактов, а различные слухи и домыслы создают атмосферу непрекращающейся жизни. Это здорово, когда чемпионат живет не только играми, а еще и событиями между ними. Считаю, все это идет на пользу чемпионату. Люди читают, комментируют. Выходит, им интересно, но в истории с брестским «Динамо» совсем не было моего участия. 

– Чисто теоретически, вам было бы интересно поработать в Бресте? 

– Наверное, мне было бы интересно поработать с Брестом, когда там играл Милевский. Артем – уникальный футболист, который создавал футбольный продукт удивительной красоты. 

– У вас же был похожий персонаж в «Витебске»…

– Был, но Милевский, на мой взгляд, все-таки более классный и разносторонний исполнитель. Ледесма – тоже классный игрок, который многому научил и меня, и многих футболистов «Витебска», раскрыл для нас много футбольных нюансов.

– Каких? 

– Речь о тактических мелочах. Безусловно, Ледесма времен «Витебска» – игрок без отбора и большого движения. Давайте вспомним матч со «Смолевичами», когда удалили Диму Гущенко. Мне пришлось сделать замену и обидеть одного хорошего футболиста, но я оставил Ледесму на позиции правого полузащитника. Удивило, как он закрыл фланг. Человек без отбора и большого движения сделал так, что с его края не пришло ничего опасного. Мало того, Ледесма еще умудрился отдать голевую передачу.

Все-таки в общем понимании крайний полузащитник – человек с серьезной выносливостью, который постоянно отрабатывает и в защите, и в нападение, а тут Ледесма! Тогда я понял, что для футболистов определенного амплуа есть модельные характеристики, но существуют и другие моменты. Иногда на определенной позиции человек может сыграть не так, как принято, но все равно принесет пользу команде.  

Процентов 20 зрителей приходило на «Витебский», чтобы посмотреть именно на Ледесму

Были и другие нюансы. Например, с приходом Ледесмы наши футболисты стали использовать «барселоновскую» манеру игры в одно-два касания на пять-шесть метров, которая завораживала не только зрителей, но и соперников. Причем этот стиль остался и после нашего расставания с Рафой. Это как раз тот момент, когда тренеру что-то тяжело донести до футболистов, но когда это же показывает коллега… Игроки вроде Козлова и Матвеенко все быстро подхватили. Затем потянулись остальные – и пошло-поехало.

На мой взгляд, мы практически максимально реализовали потенциал Ледесмы в «Витебске», спрятав его недостатки благодаря сильным качествам других футболистов. Получилось сделать так, что люди обращали внимание только на сильные качества Рафаэля. Не будем забывать, что Ледесма – большой любитель поиграть на публику. Наверное, процентов 20 зрителей приходило на «Витебский», чтобы посмотреть именно на него. Кроме того Рафа – очень медийный парень, который легко шел на контакт. Большинство белорусских футболистов ведут себя как? «Пака чэмпиянат не закончыуся, ни с кем гаварыць не буду». Безусловно, это крайность, но у Ледесмы она совершенно другая.

Плюс, имея в команде бразильца, который понимает по-русски, можно было рискнуть и привести его соотечественников, не знающих языка. Они обладают как минимум двумя положительными качествами, которые очень важны в современном футболе. Во-первых, бразильцы невероятно техничны. Не хочу никого обидеть, но даже самый деревянный южноамериканец в техническом плане сильнее самого техничного белоруса. Можно долго рассуждать, почему так, но давайте просто примем этот факт. Во-вторых, бразильцы совсем не любят проигрывать. Порой даже во время тренировок случаются перегибы и приходится останавливать ребят, чтобы они успокоились. Во всех компонентах наши бразильцы были, как на подбор. И Ледесма, и Вандерсон, и Фурлан добавили «Витебску» агрессии. С их приходом наша «неабыякавасць» приблизилась к ста процентам. В том числе из-за этого мы добились определенного успеха.  

 

– Антон Матвеенко не обидится на слова о деревянности белорусских футболистов? 

– Как раз Матвеенко можно назвать белорусским бразильцем:). По нашим меркам он обладает уникальной техникой. В принципе, когда смотришь, как наши футболисты жонглируют мячом на тренировках, перекидывают мяч через сетку, все они кажутся очень техничными. Это здорово. Но на мокрой синтетике или снежном поле начинает проявляться [истинный] уровень технического оснащения, сразу становится заметна разница между белорусами и теми же бразильцами.

***

– Практически сразу после матча вы приступаете к анализу. Что творилось в вашей голове после проигрыша минскому «Динамо» во втором круге? Фактически это поражение лишило вашу команду медалей. 

– Все очень просто: мы хорошо играли, но уступили в эпизоде со стандартом. В таких случаях я не начинаю биться головой о стену. Если бы мы в таком матче проиграли условным «Смолевичам», мне было бы досадно. А здесь какая досада? Вообще-то, мы играли с минским «Динамо». Это команда последние 10-15 лет постоянно находится в тройке призеров. Разве она не достойна победы в матче с «Витебском»? Достойна. И мне было обидно из-за того, что мы пропустили мяч со стандарта. Сразу же начал думать, а как так получилось? Почему мы не досмотрели? Ведь если бы не пропустили, возможно, выиграли бы этот матч.  

«У «Динамо» один удар в створ – один гол». «Витебск» может остаться без медалей

– Неужели вам не было досадно? 

– Досады точно не было. Для меня гораздо досаднее, когда у нас не получается игра. Бывают дни, когда вроде бы неделю готовились, работали, а выходим на поле – и ничего не может сделать. В этом сезоне случались встречи, когда в домашнем матче с теми же «Смолевичами» соперник перекрыл все зоны, и мы ничего не могли придумать. А тут раз – Коля Золотов пробросил мяч между ног защитнику, прострелил в штрафную, и Вергейчик забил. И это наш первый момент за весь тайм! Вот тогда мне было досадно, хотя и выиграли со счетом 4:0. 

Кто в начале сезона мог сказать, что «Витебск» будет считаться равным соперником «Шахтера» или минского «Динамо»?

– И все-таки в вопросе о минском «Динамо» я имел в виду немного другое…  

– А что я мог изменить после матча? Свершилось то, что свершилось. В этой встрече мы уступили равному сопернику. Еще раз, равному сопернику. Если вслушаться в это сочетание, то это не комплимент «Динамо», а комплимент «Витебску». Кто в начале сезона мог сказать, что наша команда будет считаться равным соперником «Шахтеру» или минскому «Динамо»? Что поделать? Даже в матчах равных соперников кто-то должен победить, а кто-то проиграть.

Для меня чемпионат – постоянно движение. То, что записано в таблице, – вчерашний день, нужно сделать работу над ошибками и двигаться дальше. Все говорят, что матч с минским «Динамо» для нас был решающим, но я могу вспомнить кучу таких игр. На мой взгляд, неправильно делить матчи на решающие и нерешающие. У команды должна быть выстроена генеральная линия без зигзагов, которая ведет к конечной цели. Если ее выдержать, то в конце можно посчитать очки и сказать, что все сделал правильно. Считаю, в сезоне-2018 все сделали правильно. У команды не было провалов и грубых ошибок, но до медалей не хватило совсем чуть-чуть.

– Вы очень философски относитесь к четвертому месту «Витебска». А как к нему отнеслись игроки, которые наверняка мысленно примеряли медали?

– Понятное дело, все люди разные, и каждый по-своему относится к результатам команды. В этом году нам пришлось много работать с ребятами в плане психологии. Особенно после матча с БАТЭ на «Борисов-Арене». В нем мы упустили победу, но не из-за того, что плохо играли. В той встрече на результат повлиял внешний фактор. Пришлось много разговаривать с игроками. 

БАТЭ еле унес ноги от «Витебска» – отыгрались в конце матча с пенальти

«На хамство отвечать не нужно». Тренер «Витебска» защищает своего игрока и итожит игру с БАТЭ

– Что это были за разговоры? 

– Главная мысль звучала приблизительно так: «Если мы заговорили о судействе – выходит, что мы слабые. Сильный должен решать свои проблемы без оглядки на внешние факторы». В том же матче с БАТЭ у нас было несколько моментов, чтобы сделать счет 2:0. Второй мяч практически наверняка гарантировал бы победу, а впоследствии и медали. Мы создавали моменты, но умудрялись промахиваться по пустым воротам. Разве в этом виноваты судьи? Еще раз: слабый жалуется на обстоятельства, сильный – управляет ими. Не сразу, но удалось убедить в этом футболистов. В тот момент нельзя было дать эмоциям увести нас в сторону, нужно было вернуть команду в колею. Ведь изначально мы хотели стать командой, которая имеет чувство собственного достоинства и хочет побороться за самые высокие места.

***

 – В этом году вы вошли в тройку лучших тренеров страны. Как отреагировали на эту новость? 

– А что должно произойти? Я работаю не для того, чтобы меня признали лучшим или худшим. 

– Но наверняка приятно, когда твою работу оценивают высоко.

– Это точно не противно :). Очень люблю свою работу и тружусь не ради признания. Правда, если оно есть, значит, наверное, что-то сделал правильно. Видимо, специалисты признают продукт, который мы делаем, удобоваримым. Спасибо, конечно, но не вижу смысла в том, чтобы сейчас ходить и рассказывать, какой я крутой. Тем более результаты «Витебска» – плод работы всего тренерского штаба, административного корпуса и самих футболистов. 

– Я немного о другом: до 53 лет вы никак не выделялись… 

– Сейчас мне нужно обидеться :)? Если не замечали, значит, для этого не было поводов. У тренера один повод был заметным – результат. Если его нет – нет признания. По-моему, все логично. Не придаю этому большого значения. Как-то один коллега во времена моей работы в Поставах поинтересовался: «Как ты вообще можешь возиться с детишками в каком-то лесу?» А мне это доставляло удовольствие. Просто я очень люблю дело, которым занимаюсь. Стремлюсь к тому, чтобы хорошо выполнять свою работу. Мой главный критик – это я, поэтому просто не могу тренировать спустя рукава и стремлюсь к совершенству. Как в таком случае можно не дорабатывать? 

Думаю, месяца через два-три наступит период «А нифига ты не знаешь, Сергей Михайлович»

– Чего раньше не хватало тренеру Ясинскому, чтобы добиваться высоких результатов? 

– Много чего. Даже простого понимания жизни. В моем представлении главный тренер должен знать гораздо больше, чем просто методика построения занятия или психология спортсмена. В свое время я много чего не видел, много чего не понимал. Когда только закончил с игроцкой карьерой и начал тренировать, то думал, что знаю столько всего… Думал, мол, сейчас начну работать, и все специалисты упадут ко мне в ноги. Но через месяц тренерства понял, что совсем нихрена не знаю о профессии. 

Прошло несколько лет, появились какие-то первые наработки. Тогда снова подумал, что теперь-то я что-то начал понимать в футболе, но через полгода опять поймал себя на мысли: «Сергей Михайлович, да ты же совсем ничего не знаешь». Эта история циклична. Каждый раз, когда поднимаешься на новую ступень, понимаешь, что твои знания поверхностны и нужно идти учиться. Кажется, сейчас наступил очередной рубеж под названием «я хороший тренер». Думаю, месяца через два-три наступит период «А нифига ты не знаешь, Сергей Михайлович».

Например, сегодня поймал себя на мысли, что нужно идти учиться, а вроде не к кому. У этого учился, у того тоже… А кто еще может что-то дать? Было бы здорово поехать на стажировку к Сарри или Гвардиоле, но сначала нужно получить право хотя бы здороваться с такими людьми. Для этого нужно пробиться минимум в группу Лиги Европы. Пока рано говорить об этом, так что приходится учиться по телевизору. Смотришь футбол: тут что-то заметил, здесь какой-то нюансик подсмотрел…  

– Откуда черпаете знания кроме телевизора? Читаете специализированную футбольную литературу? 

– Литература зачастую отстает от современности. Футбольные книги фиксируют то, что было актуально несколько лет назад, а к моменту печати утратило ценность. Плюс и от иностранных, и от белорусских коллег редко услышишь какие-то по-настоящему важные секреты. В тренерском цеху как-то не принято откровенничать. Да, тренеры много говорят, но делают это общими фразами. Чаще всего специалисты публично рассуждают на темы, которые уже давно доказаны и всеми проверены. 

В самообразовании делаю акцент на интервью тренеров, где порой можно почерпнуть какие-то неожиданные вещи. Все-таки они, как и игроки, существа довольно самолюбивые. Каждому хочется быть особенным, как Моуринью. Например, сегодня очень актуальны материалы о правильном питании футболиста. Что я об этом знаю? Грубо говоря, что в рационе должны присутствовать мясо и макароны. Вроде бы понимаешь, что нужно и то, и это. Но хочется найти что-то более глубинное, и начинаешь читать. Видишь, что Гвардиола убрал из раздевалки печеньки, а оставил только сухофрукты и орехи. Глядишь, в одну немецкую команду пригласили супердиетолога, который специально составляет программу питания. Думаю, вряд ли настанет время, когда я смогу сказать, что знаю о футболе все. Каждый раз, когда начинаю размышлять на этот счет, прихожу к тому, что процесс восхождения к вершине нескончаем. 

Мне кажется, в каких-то аспектах я похож на Фергюсона

– Мы вспомнили о Моуринью, но вы нередко рассказывали о симпатии к Алексу Фергюсону. Сколько раз перечитывали его автобиографию? 

– Прочитал книгу один раз, и она меня впечатлила. Речь сейчас не о том, что я хочу быть на кого-то похожим. Мне было интересно, как Фергюсон находил правильную дорогу в еще неосвещенном лесу. Ведь сейчас все о чем-то пишут, рассказывают… Не могу сказать, что Фергюсон был самым успешным тренером. Наверное, были более эффективные специалисты, но он мне близок. Мне кажется, в каких-то аспектах я похож на Фергюсона. Мы стараемся сочетать, казалось бы, несочетаемые вещи: футбольные прагматизм и романтизм. Например, до Гвардиолы не мог терпеть «Барселону». Для меня эта команда играла в антифутбол, а вот за «Манчестером» времен Фергюсона всегда было приятно смотреть. Там постоянно появлялось что-то новенькое, кто-то кого-то дополнял, смешивались различные стили – все собиралось в единый ансамбль, которые выдавал хорошую музыку. Не могу назвать Фергюсона своим кумиром, но он близок мне по духу.  

– В сезоне-2019 «Витебск» входит в новом статусе. Уже сейчас чувствуется, что от команды ждут многого. 

– Думаете, когда несколько лет назад после первого круга команда шла на предпоследнем месте, нам было легко проводить летнюю селекцию? Нужно было найти трех-четырех человек, которые бы пришли в «Витебск» и за уши вытянули команду из болота. Средства для этого были минимальными. В тот раз нам было гораздо труднее. Сейчас у нас другие сложности, но они не такие серьезные: нас покидает совсем немного футболистов. Одного-двух игроков гораздо легче заменить, чем пять-десять. Вообще, есть вероятность, что практически все останутся. У «Витебска» есть футболисты, которые, скажем так, поехали на просмотр, но не факт, что они перейдут в другие клубы. С такими ребятами у нас джентльменская договоренность: если за границей не получится – они возвращаются в «Витебск». Здесь им комфортно. Тем более следующий сезон должен быть интереснее прошлого.

Фото: Юрий Бурякин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья