Блог Оршанский вокзал

Пришел в отель после отбоя, но был трезвым. Версия Филиппа Иванова, почему его убрали из «Динамо»

Странная ситуация с контрактом, роль агента Новикова, несостоявшийся переход в «Ригу». 

Нынешнее межсезонье одно из самых загадочных в истории минского «Динамо». Клуб, от которого вроде бы отказался Юрий Чиж, готовился к сезону в максимально закрытом режиме. У команды долгое время не было главного тренера, пока ее не возглавил украинский специалист Роман Пилипчук. На втором турецком сборе он резко отказался от услуг нападающего Филиппа Иванова и отправил в дубль защитника Алексея Гавриловича. По версии газеты «Прессбол» – дело в нарушении режима. Самое интересное, что Иванов покинул «Динамо» спустя всего пару недель после неожиданного переподписания контракта – до этого клуб объявлял о расставании с игроком.

Александр Ивулин встретился с Ивановым, чтобы узнать его взгляд на запутанную историю.

– Какое у тебя было настроение, когда прошлой осенью «Динамо» уходило в отпуск? 

– Хорошее. Хотя, понятное дело, все футболисты «Динамо» находились в неведении. Никто не знал: кто будет руководить клубом, какой тренер будет готовить команду к новому сезону. Нам обещали, что вопрос по тренеру закроют к моменту нашего выхода из отпуска. Но назначение постоянно оттягивалось… В итоге тренер появился в «Динамо» только во время первого турецкого сбора. 

– Как команда переживала этот период?

– Я хотел остаться в «Динамо». Все-таки с особым трепетом отношусь к клубу. Вот только лично мне было непонятно, почему с футболистами, которые играли в команде в прошлом сезоне, не продлевались контракты. Никому не предложили продлить отношения: Хващинскому, Бегунову, Соловью, Макасю… Всем сказали: «Ждите, пока объявят фамилию нового тренера».

– При этом клуб уже подписывал игроков: Вергейчик, Зубович, Олехнович...

– Перед выходом из отпуска подошел к руководству: «Как я выйду из отпуска и буду тренироваться без контракта? При этом вы подписываете новых футболистов. Ничего не имею против ребят, они хорошие игроки, но все это как-то неправильно». В ответ мне сказали, что новых белорусских игроков решили подписывать чуть ли не на самом верху. В итоге те «динамовцы», у которых были варианты продолжения карьеры, отправились в другие клубы. Мне же хотелось играть в «Динамо», поэтому ничего не прорабатывал. 

– Ты понимал, кто подписывал футболистов до прихода Пилипчука «на самом верху»? 

– Я не вникал в эти вопросы. Какой смысл? Это вряд ли привело бы к какому-то результату. 

– А с кем ты общался по поводу продления контракта? 

– Говорил с Виталием Булыгой. 

– У «Динамо» долгое время не было тренера. Как относился к разговорам, что команду могут возглавить Дулуб, Кубарев, Гуренко, Тихонов, Каряка, Иванаускас…

– Не обращал на это внимания. Можно говорить все, что угодно… Нельзя серьезно относиться к слухам. 

– Тебе хотелось, чтобы с «Динамо» продолжил работать Сергей Гуренко? Говорят, он обещал сохранить костяк прошлогодней команды. 

– Насколько знаю, после окончания сезона с Сергеем Витальевичем даже не попрощались. Человеку даже толком не сказали, что с ним не собираются продлевать контракт. Потом вроде бы он стал одним из кандидатов на пост главного тренера. Но в итоге «Динамо» возглавил Роман Пилипчук. 

– О Пилипчуке мы еще поговорим. Вопрос про Гуренко. Зимой Сергей Витальевич сказал, что Юрий Чиж подозревал его в сдаче ответного матча с «Зенитом». Как ты относишься к этой истории? 

– Никак. Может, кто-то что-то знает, но я вообще не в курсе. Если честно, мне совсем не интересно. 

– Ты можешь объяснить, что произошло с «Динамо» в Санкт-Петербурге? 

– Нет. Вроде бы поначалу все складывалось неплохо. Понятно, соперник давил, и мы минимально уступали. Но у меня нет объяснения тому, что случилось во втором тайме. Вроде бы, Яха забил, а потом все пошло наперекосяк. В раздевалке никто не поднимал глаз. Некоторые пацаны даже плакали. После этого матча вернулись в Беларусь и проиграли «Городее». Ясное дело, психологический фон был никакой. 

– При этом «Динамо» все-таки взяло медали. 

– Могли спокойно заканчивать чемпионат на втором месте. Но все-таки хорошо, что хотя бы завоевали путевку в Лигу Европы.

***

– Помнишь знакомство с Романом Пилипчуком? 

– После выхода команды из отпуска нам сказали, что исполнять обязанности главного тренера будет Артем Челядинский. Мол, нового тренера назначат со дня на день, а вы пока просто поработайте. Мы заехали на сборы в Стайки и начали тренироваться. Уже тогда было видно, что в этом году в «Динамо» будет совершенно другая команда. 

– Итак, когда ты впервые увидел Пилипчука? 

– Кажется, он приехал на третий день турецкого сбора. Сначала просто наблюдал за командой со стороны, его даже не объявили в качестве главного. Но на вечернем занятии тренера официально представили. Со стороны Пилипчук показался суровым мужиком. Очень мощно выглядел. 

– Что он сказал команде во время первого разговора? 

– Говорил, что хотел три дня понаблюдать за командой, чтобы решить, по каким правилам мы будем жить: по его или по нашим. Но Пилипчуку хватило одной тренировки, чтобы понять, что по нашим правилам тренер жить не хочет. 

– Что значит «жить по на нашим правилам»? 

– Жить по тому, как принято у нас. Например, Пилипчук запретил ходить в столовую в шортах, хотя раньше можно было это делать. Было еще много различных нюансов, но не хочется выносить их на общее обозрение. 

– Окей, Пилипчук был заинтересован в твоих услугах?

– Перед вылетом в Турцию мне позвонил директор: «Все, давай подписывать контракт». Я ответил: «Подождите. Вы же все говорили, что нужно дождаться назначения тренера. К чему эта срочность? Давайте приедем в Турцию, познакомимся с тренером, и уже там определимся». 

– Когда Пилипчук сказал, что хочет видеть тебя в «Динамо»? 

– На второй день совместной работы. Мы поговорили после вечерней тренировки. Пилипчук сказал, что его устраивает мой уровень, и ему бы хотелось поработать вместе. Мне тоже это было интересно. 

– Тогда почему ты покинул «Динамо», не дождавшись окончания сбора? 

– Я предложил руководству свои условия сотрудничества. На следующий день Виталий Булыга озвучил условия, которые решил предоставить мне клуб. Меня они не устраивали.

– Давай разбираться: ты же приходил в «Динамо» на довольно скромную зарплату…

– Да, в принципе, так и было. Но тогда я переходил в «Динамо» из «Крумкачоў», а сейчас отыграл здесь год. Кажется, помог команде. Я сказал, что озвученные Булыгой условия меня не устраивают. После этого с его стороны не было даже попытки найти какой-то компромисс. 

– Неужели ты запросил какую-то невероятную сумму? 

– Я попросил много, но сделал это осознанно. Мне хотелось, чтобы мы пришли к чему-то среднему. Назвал сумму, которую можно было крутить и найти подходящий вариант и для меня, и для «Динамо». К сожалению, у нас не было диалога. 

– Возможно, в этой истории мог сыграть определенную роль главный тренер, если бы ты был ему нужен. Как себя в этой ситуации вел Пилипчук? 

– Во время завтрака в день моего отлета я хотел подойти к тренеру, но он сам подозвал меня. У нас получился достаточно приятный разговор. Пилипчук интересовался, почему я решил так кардинально изменить карьеру. Объяснил, что у меня появился вариант, где предложили зарплату в два раза больше той, что давало «Динамо». 

– Неплохой вариант. 

– Начал объяснять тренеру, что здесь дело больше не в деньгах, а в отношении. С самого начала межсезонья никто толком ничего не предлагал, потом говорили, мол, жди тренера… Но все-таки я провел в «Динамо» неплохой сезон. Помогал команде в Лиге Европы и чемпионате. Увы, в «Динамо» давно заведено, что к своим воспитанникам относятся не очень хорошо, зато для легионеров готовы сделать все что угодно. 

– Тебе было тяжело уезжать из «Динамо». Ты же «динамовец» до мозга костей. 

– Тяжело. Некоторые пацаны говорили, чтобы хорошенько подумал, но я уже принял решение.

***

– Из Турции ты сразу полетел в Латвию, чтобы подписать контракт с «Ригой»… 

– Приехал в Ригу и уже на следующий день подписал предварительный контракт. После этого команда улетала в Кипр на сборы. Там мне нужно было пройти углубленный медосмотр, а после подписать полноценное соглашение. С врачами не возникло никаких проблем. Осталось только заключить контракт. Все было готово. Но перед этим я посмотрел товарищеский матч «Динамо» с «Карпатами». Увидел эту встречу, и в голову стали закрадываться какие-то сомнения по поводу «Риги»… Скажем так, потянуло назад. «Динамо» для меня – это что-то важное. Это сложно объяснить, нужно прочувствовать. В команде был такой крутой коллектив! Плюс пришли хорошие ребята – Вергей, Зуб, Эд Олехнович. 

– Неужели один спарринг может так все изменить? 

– Я же говорил, что мне очень хотелось начать сезон в «Динамо». Решил, что еще не все сказал в этой команде. Плюс были определенные семейные обстоятельства. 

В общем, ко мне приехал человек, который помогал с этим переходом. Начали разговаривать. Потом к нам присоединился директор «Риги». Договорились обсудить ситуацию на следующий день, но я уже понял, что хочу в «Динамо». Позвонил Игорю Шитову и попросил поинтересоваться у главного тренера, можно ли мне вернуться. Все нужно было решать очень быстро: или я возвращаюсь в «Динамо», или подписываю контракт с «Ригой». Игорь оперативно отзвонился: «Пилипчук, вроде, не против твоего возвращения. Сказал разговаривать с Булыгой по условиям». 

 – Ты звонишь Булыге…

– Да, «Динамо» через день вылетало из Турции в Беларусь. Объяснил Булыге ситуацию. Он сказал: «Условия ты знаешь». Но в этот раз мы начали разговаривать. Виталий сказал, что отпишется после возвращения в Минск, когда переговорит с директором. Еще раз, у меня не было времени на ожидания. Нужно было или оставаться в «Риге», или уезжать. 

– Как на тебя смотрели в «Риге», когда ты сказал, что не будешь подписывать контракт? 

– Понятное дело, я подставил человека, который нашел этот вариант. Но в «Риге» мне пошли навстречу. Сказали: «Зачем держать человека, если он не хочет за нас играть?» Тренер тоже отнесся с пониманием. Лучше уехать сейчас, чем сделать то же самое через месяц-два. 

– Как дальше развивалась события? 

– Через два дня после разговора с Булыгой я приехал в офис. В итоге за счет бонусов мне сделали неплохие условия. Не такие, как в «Риге», но приемлемые. Основная ставка делалась на показатели «гол+пас». В итоге подписал контракт.

– Что тебе сказал Пилипчук, когда ты вернулся в «Динамо»?

– Сказал: «Если бы я знал, куда ты отправляешься, посоветовал бы не ехать». Начали работать. У Пилипчука много времени уделяется тактике, но это не теоретические занятия. Все дается на поле, поэтому каких-то игровых моментов совсем немного. Например, на вторых сборах в Турцию за неделю мы всего один раз сыграли «аквариум» пять на пять и четыре на четыре. Это было за счастье. 

– В какой футбол «Динамо» будет играть в этом году? 

– Сейчас все прочитают и будут знать, как играть против «Динамо»:). Если коротко, то это доминирование на протяжении всего матча, прессинг и контроль мяча. 

– Пилипчук хочет привить «Динамо»«спартаковский» футбол времен Кареры? 

– Возможно, скоро что-то такое увидим, но пока получается не очень. 

***

– Ты вернулся в «Динамо». Начал тренироваться. Что случилось потом?

– Нарушение режима.

– Это довольно расплывчатая формулировка…

– Я пришел в гостиницу в половину второго ночи, хотя у команды был отбой в одиннадцать вечера. Опоздал на два часа. Утром мне сказали, что со мной расстаются. 

– Ты пришел в гостиницу выпившим? 

– Нет, хотя меня обвиняли в этом. Когда я пришел в гостиницу, меня, судя по всему, заметил доктор и агент Сергей Новиков, который в свое время был в «Белшине». Не знаю, как они определи мое состояние. Ко мне никто не подошел, я спокойно поднялся в номер и лег спать. Тогда никто не зашел ко мне. Утром проснулся, прошел все медицинские процедуры: давление, взвешивание, пульс и прочее. Все показатели были в норме. 

 – Слышал историю, что ты, Алексей Гаврилович и еще один футболист гостили у ребят из брестского «Динамо» и немного там задержались. Эта информация правдива? 

– Я был один:). Кстати, мне совсем не понятно, почему в этой истории фигурирует фамилия Треботича. Он к ней совершенно непричастен. Получается, человека просто оклеветали.  

– Тогда откуда ты так поздно возвращался? 

– Это уже не важно. Кто должен знать – тот знает. В общем, на следующее утро сдал все процедуры, позавтракал, а потом всех позвали на собрание. Там мне сказали, что я пришел в гостиницу в два ночи и еле-еле стоял на ногах. Из-за этого со мной расстаются. 

– Ты пытался как-то объясниться? 

– После собрания разговаривал и с Булыгой, и с Пилипчуком. Понятное дело, я виноват. Это ненормально так поздно приходить в гостиницу, но, как мне кажется, за такое не выгоняют из команды. Есть система штрафов, но рубить с плеча – это как-то чересчур. 

Поговорили с главным тренером минут 15, но он был настроен категорично. Пилипчук не понял, почему я уехал и зачем вернулся. Он решил, что я поехал за деньгами, но подписаться с «Ригой» не получилось, вот поэтому и вернулся. Я же объяснял, что вернулся из-за «Динамо», коллектива и лично из-за Пилипчука. Но тут у каждого своя правда.

– С этого момента начинается самое интересное. Тебя отчисляют так быстро, потому что твой контракт даже не был зарегистрирован в АБФФ. 

– Мне посоветовали заглянуть в контракт, который находился в офисе. Начал звонить клубному юристу. Дозвонился, наверное, раза с двадцатого. Объяснил ситуацию, он сказал, что все движения проходят через Булыгу. Я спросил: «Так что там с моим контрактом? Можно ли какую-то копию?» Мне ответили, что мой контракт существует, но он подписан только мной. Понятное дело, из-за этого он не был зарегистрирован в федерации.

– Понимаешь, как такое возможно? 

– Сам виноват. Когда подписывал контракт, нужно было сразу попросить копию. Я же отдал бумаги директору и забыл о них. У меня даже не было мысли, что его могут не подписать. Когда вся эта история выяснилась, спросил у Булыги: «Так что с моим контрактом?» Он ответил: «Все равно бы это тебя не спасло». Не знаю, почему за две недели с момента заключения контракта его не подписал никто из руководства и не зарегистрировал в АБФФ. Мне кажется, этот поступок гораздо хуже того, что сделал я. 

– Что творилось у тебя в голове, когда узнал, что твой контракт даже не подписан руководством? 

– Даже не предполагал, что такое возможно. Все-таки это минское «Динамо». Что теперь поделать? Получилось так, как получилось. Может быть, из-за этого «Динамо» никак не может стать чемпионом. Со стороны кажется, в клубе каждый решает какие-то свои вопросы.

***

– По твоим рассказам Пилипчук напоминает сурового дядьку. Говорят, ближе к началу сезона он стал довольно жестким.

– Атмосфера, которая до этого была в «Динамо», стала куда-то исчезать. Когда я уехал из команды, пацаны рассказывали, что в автобусе всегда стояла тишина. Возможно, сейчас что-то налаживается, но тогда обстановка не очень располагала.

– Тебе не кажется, что на этом фоне нужно было вести себя осторожнее? Все-таки после отлучки в Ригу к тебе было пристальное внимание со стороны тренеров и руководства…

– Если честно, во время последнего разговора Пилипчук сказал, что собирается «рубить» кого-то из белорусов. Почему? Сейчас россияне не являются легионерами, поэтому они начнут заполнять наш рынок. Каждый понимает под этой фразой то, что он хочет. Возможно, расставание со мной случилось бы если не завтра, так послезавтра. 

– Связываешь свое отчисление с тем, что твой контракт не был подписан? 

– Наверное, из-за этого меня было легче всего убрать. Но даже эту историю с неподписанным контрактом можно было решить как-то по-человечески. Хотя, опять же, в том опоздании виноват только я. 

– Долго копался в себе после возвращения домой? 

– Наверное, два дня. Больше переживал не за себя, а за своих родных. Понятно, все расстроились. Но главное – никто не умер. Хорошо, что на сборах не получил никакой травмы. Не дай Бог сломался бы, а у меня даже нет контракта с клубом. Что тогда делать?

– Твоя ситуация напоминает историю Ярослава Богунова в «Белшине» трехлетней давности. И там, и там фигурировал агент Сергей Новиков и были какие-то странности с подписанием контракта.

– Лично я не знаком с этим человеком. Он присутствовал на каждой тренировке во время сборов в Турции, но больше ничего не могу о нем сказать. 

 Не поверите, но моментами минское «Динамо» напоминает «Белшину», которая обанкротилась

– После этой истории у тебя изменилось отношение к Виталию Булыге? 

– Я не знаю, кто занимался этими делами с моим контрактом. Честно говоря, не хочется обсуждать Булыгу. 

– Пожмешь ему руку при встрече? 

– Не знаю. 

– Вообще, как ты относишься к тому, что сейчас происходит с «Динамо»? У клуба нет хозяина, идете перестройка, в команде много россиян… 

– Не знаю, что сказать. Мне кажется, сейчас в «Динамо» каждый решает свои задачи: и руководители, и легионеры. Они приходят в команду не для того, чтобы сделать ее чемпионом. 

***

– Как получилось, что после ухода из «Динамо» ты оказался в «Минске»? 

– До начала сезона оставалось не так много времени, потому нужно было определяться. Когда летел в «Ригу», мне позвонил Юра Остроух. Поинтересовался, было бы мне интересно перейти в «Минск». Тогда сказал, что у меня есть другой вариант. После второго ухода из «Динамо» написал Юре. Спросил, актуален ли еще этот вопрос. Во мне был заинтересован и тренерский штаб, и высшее руководство. Созвонились с Разиным, встретились и обо всем договорились. 

– В «Минске» собирается приличная по именам команда…

– Мне сказали, что наша задача – побеждать в каждом матче. В «Минске» достаточно молодых футболистов, команда играет в симпатичный атакующий футбол. Будет интересно. 

– Уже ждешь матч против минского «Динамо»? 

– Не больше, чем матч с «Торпедо» или «Витебском». Мне нечего доказывать «Динамо».

Фотоvk.com/fc_dinamominsk

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья