Блог Оршанский вокзал

Белорус уехал в чемпионат Сербии: сыграл с «Партизаном», научился готовить и понял, что наш футбол не так уж плох

Илья Лукашевич – о ярости Веремко, депрессии в Жодино и о своем непростом положении.

Об Илье Лукашевиче заговорили год назад. Тогда высоченный защитник наработал на переход в «Торпедо-БелАЗ», отыграв в чемпионате 22 матча за «Минск». 20-летний игрок подписал трехлетний контракт с «автозаводцами», но так и не получил шанса себя проявит. Он ни разу не сыграл за основу жодинцев, но при этом умудрился перебраться в «Пролетер», выступающий в сербской высшей лиге. Александр Ивулин рассказывает историю перспективного футболиста. Сразу скажем, вас удивит его адекватность. 

– Честно говоря, я никогда не считался особо перспективным. Когда в детстве мы тренировались в зале, я не играл ни в первой, ни во второй четверке. Может быть, так случилось из-за того, что я занимался с ребятами на год старше, – начинает рассказ воспитанник «Смены». – Нашу команду набирал один тренер, а затем она перешла Александру Сергеевичу Михайлову, который сейчас работает в дубле БАТЭ вместе с Кириллом Петровичем Альшевским. В этой команде ребят 97-го года рождения играло, наверное, процентов 30 футболистов на год младше.

Лукашевич хоть и выделялся, исправно ездил на тренировки в Веснянку. Правда, когда Илья заканчивал базовую школу, его команду из ребят 97-го года рождения разделили на более сильных и слабых. Парень в той, что послабее и помладше.

– В структуре «Минска» команда 98-го года рождения считалась слабой. Меня отправили туда и, честно говоря, поначалу было тяжеловато. На первых порах я особо ни с кем не общался. Было так некомфортно! Плюс в школе уже начинались какие-то запары по учебе. Но потом в команде появился Ваня Бахар, другие ребята. Стало повеселее. 

И примерно в этот период Лукашевич стал сильно расти. Сейчас рост защитника 192 сантиметра.

– Вырос, наверное, на 18 сантиметров. Потом потихонечку продолжил расти. Конечно, меня тут же начали стебать. Чего скрывать, по поводу роста шутят до сих пор. Говорят, что дрыщ и все в этом духе. Все банально и на поверхности. Но это футбольный  мир, тут без стеба никак. Нужно адекватно реагировать на такие вещи. Смысл загоняться? С другой стороны, рост помогает выигрывать верховую борьбу. Теперь осталось обрасти мышцами. Хочется, чтобы масса пришла, но над этим, конечно, нужно работать.

После того, как Лукашевич вытянулся, в его игре добавилось уверенности. Тренеры, работавшие с Ильей, отмечают его спокойствие и уравновешенность. Впрочем, у футболиста все в порядке и с мировоззрением. В этом году он окончил очное отделение экономического факультета БГУ.   

– Не могу сказать, что родители заставляли меня учиться. Сам понимал: образование пригодится в жизни. Закончил школу с нормальными оценками. Средний балл аттестата в районе 8,9. Я нормально контактировал со всеми учителями, всегда находил общий язык. Вместе с Никитой Николаевичем поступил на очное отделение экономического факультета БГУ. На ЦТ по русскому и английскому набрал где-то по 60 баллов, математику сдал примерно на 30. Поступил на платное с запасом где-то 70 баллов, – рассказывает Лукашевич. – На первом курсе у меня была травма, поэтому не тренировался месяца два-три. Тогда часто появлялся в университете: ходил на лекции, что-то записывал… Правда, когда восстановился, почти не бывал на парах из-за постоянных тренировок. Первое время было интересно учиться, но потом пришло осознание, что главное – закончить университет.

Самый сложный экзамен? Философия, которую пришлось сдавать на первом курсе. Из-за какой-то игры вместе с Николаевичем не попали на экзамен,  а потом пришлось раз пять-шесть его пересдавать. Преподаватель постоянно повторял: «Ну что, ребята? Вам, конечно, нужно бы еще подготовиться». Думаю, он просто хотел нас проучить, все-таки мы почти не появлялись на его парах. Давай лучше расскажу про самый легкий экзамен. Сдавали, кажется, инновационную экономику. Эту дисциплину вел очень уважаемый в БГУ преподаватель. Пару раз удалось попасть на его лекции, и вот пришло время зачета. Перед ним преподаватель узнал, что мы с Николаевичем футболисты. Пришел и сказал: «Кто футболисты? Я футбол люблю, болею за «Вольфсбург». Давайте зачетки». Это первый и последний раз, когда футбол помог в учебе:).

***

Лукашевича относительно поздно подтянули к основе «Минска». Георгий Кондратьев стал приглашать защитника на тренировки первой команды в 2017-м, когда там уже вовсю работали Иван Бахар, Дмитрий Бессмертный, Никита Николаевич и другие.  

– Пришел на первую тренировку, а там Омельянчук, Трубило, Веретило, Чович – по белорусским меркам футболисты топ-класса! Тот же Сергей Петрович Омельянчук поиграл на таком уровне! Помню, кто-то из молодых на тренировке крикнул ему «Омела». Сергей развернулся: «Не Омела, а Сергей Петрович, ептеть». Не знаю почему, но всегда хотелось обращаться к нему на вы. Короче, пришел на первую тренировку в раздевалку: голову опустил, со всеми поздоровался и сел на свое место.

Если честно, поначалу побаивался Георгия Петровича. Все-таки он выглядит очень сурово. Плюс человек тренировал национальную сборную. Однако с первых тренировок Кондратьев начал со мной общаться, причем постоянно называл меня «Лука». Георгий Петрович всегда интересовался делами, рассказывал истории из игроцкой молодости. Знаешь, у него был интересный тренировочный процесс. Кроме того, Кондратьев – очень хороший человек, который за молодых ребят стоял горой перед руководством. Хотя парни рассказывали забавный случай, после выезда основы в Мозырь. Перед встречей Георгий Петрович дает установку: «Ребята, это очень важный матч. Нужно его выиграть, в том числе за меня». Но тогда «Минск» проиграл со счетом 2:6. После матча тренер зашел в раздевалку: «Спасибо, блин, ребята. Сыграли за тренера». Но это, конечно, были эмоции. Лично я очень благодарен Кондратьеву за возможность впервые сыграть в высшей лиге. 

Дебютировать в «вышке» 19-летнему Лукашевичу помог случай: 

– Перед матчем со «Слуцком» в обойме основной команды было только два центральных защитника помимо меня. В первом тайме Ванька Бахар такую бомбу положил! Потом «Слуцк» сравнял, а в начале второго тайма Терентий Луцевич поймал красную карточку. Я понимаю, что сейчас что-то будет. Тогда Георгий Петрович смотрел матч с трибуны «Трактора». После удаления он звонит Андрею Викторовичу Скоробогатько, который уже отправил разминаться другого игрока. Кондратьев говорит по телефону: «Выпускай Лукашевича». Я не ожидал. Думаю: «Е-мое, получается мне сейчас выходить?» Когда стоял возле резервного арбитра, меня так трясло! Но после первого касания мяча стало полегче. Хорошо, тогда сумели сохранить ничью. После матча многие похвалили за игру. Наверное, получился не самый плохой дебют.

А Тири пропускал следующий тур, и меня стали наигрывать в основу на матч с минским «Динамо». Все говорили: «Не трясись, все будет нормально». За день-два до игры со мной поговорили Георгий Петрович, Андрей Викторович. Сказали, вот твой шанс: не переживай и используй его. А тут «Динамо» с топ-футболистами, и Сергей Петрович Омельянчук получает красную. Пришлось очень тяжело. Обидно, что проиграли. 

Эта встреча оказалась последней для Лукашевича в чемпионате-2017. 

– Через два дня после матча с «Динамо» я улетел в Китай, чтобы сыграть за университет на международном турнире. Просто об этом было договорено где-то за два-три месяца до поездки. Тогда руководство «Минска» было готов меня опустить, но никто же не знал, что ближе к сентябрю я буду играть в основе. Увы, даже в этой истории не ехать в Китай было невозможно: нельзя было подводить людей. Получилось так, как получилось. Я уже не мог ничего изменить. Видно, моя поездка в Китай задела тренеров «Минска». После возвращения в том сезоне я больше не играл в высшей лиге. Раньше в клубе нормально относились к тому, что ребята из дубля играют за университет. Правда, после того, как Артем Васильев в 2018-м сломал на таких соревнованиях ключицу, ситуация изменилась. 

***

Зато следующий сезон стал для Лукашевича прорывным. Илья по-настоящему заиграл в «Минске» под руководством Александра Лухвича.

– Не могу сказать, что во время предсезонки на меня рассчитывали как на игрока основы. Зимой Александр Анатольевич обзванивал многих молодых ребят, говорил, мол, я на тебя рассчитываю. Правда, мне такого звонка не поступило. Но перед самым началом чемпионата, когда со мной перезаключался контракт, он все-таки сказал такие слова. Мы давно знали друг друга. Причем бывали случаи, когда на тренировках я зарубался с Александром Анатольевичем. Не назову себя конфликтным человеком, но порой между нами случалось недопонимание. Это не что-то страшное, просто Анатолич очень импульсивный. В порыве он может сказать что-то обидное. Все с пониманием к этому относились, все-таки в жизни Лухвич очень спокойный и порядочный человек. 

Шанс проявить себя Лукашевич получил после того, как в матче с брестким «Динамо» сломался опытный украинский центрдеф Алексей Ковтун. Илья уцепился за возможность и на самом деле смотрелся неплохо. Впрочем, не обходилось без ошибок. 

– Помню матч с «Динамо» на «Тракторе» в первом круге. Мы проиграли 0:1 и пропустили из-за моей ошибки. Тогда решил сыграть проще и выбил мяч в аут, хотя можно было сохранить, укрыв корпусом. Тогда еще Веремко кричал: «Давай, ставь корпус!» Но я выбил мяч, и он тут же начал мне пихать. А через несколько секунд нам забили после этого аута, и тут Веремко побежал на меня. Летит с этими бешеными глазами, а я вообще не понимаю, что происходит. Где-то через минуту меня заменили, а потом еще получил свое в раздевалке. Тогда находился просто в шоковом состоянии! Еще повезло, что через пару дней с «молодежкой» улетел на игру в Албанию. После возвращения подошел Лухвич: «Извини, мы тебя немножко прессанули. Но виноват не только ты, продолжай работать». 

– Веремко в гневе – это страшно? 

– Серого никто не мог успокоить. Даже Анатольевич говорил: «Серый – молодец, что кричит на вас. Ведь он может просто взять и втащить» :). При этом Веремко реально подсказывал по делу и вселял уверенность. Играть с ним было очень надежно, человек часто нас спасал. Перед играми подходил: «Все будет нормально, не переживай». Даже после той игры с «Динамо» у нас сохранились хорошие отношения. 

***

Прошлой зимой Лукашевич неожиданно перебрался в «Торпедо-БелАЗ», который хотел вмешаться в медальные разборки. 

– После сезона у меня имелись предложения. При этом было совершенно непонятно, кто будет тренировать «Минск» и что вообще будет с командой. Ходили разные слухи. В том числе про объединение с «Динамо». Не было совершено никакой конкретики. Плюс не сказал бы, что в предыдущем сезоне мне сильно доверяли. Просто обстоятельства сложились удачно. В начале сезона сломался опытный украинец, тогда я и начал играть. В летнее трансферное окно в центр обороны подписали еще одного опытного защитника на мое место, но в тот момент Зинович порвал крестообразные связки. Наверное, мне два раза повезло, и я воспользовался этим шансом.

В общем, после возвращения из отпуска начались какие-то движения. Очень много думал, как правильно поступить. В итоге решил подписать трехлетний контракт с «Торпедо-БелАЗ». Тогда мне казалось, что делаю огромный шаг вперед. Все-таки каждый год в этой команде собираются хорошие футболисты. Тем более было интересно поработать под руководством Вадима Скрипченко. Но получилось так, как получилось. 

– Перед подписанием контракта с «Торпедо-БелАЗ» у тебя был разговор со Скрипченко? 

– Не могу сказать, что меня хотел Скрипченко. Меня хотели видеть в Жодино руководители клуба. Перед подписанием контракта Вадим Викторович выдвинул свои требования: «В команде будет здоровая конкуренция». Если честно, я думал, что прихожу на позицию второго-третьего центрального защитника, а оказался четвертым. Вроде прошел с командой все сборы и улетел в «молодежку». Но уже там узнал, что «Торпедо» подписало Игоря Кузьменка. Стало ясно, что пробиться в основу будет тяжеловато. Тогда ко мне в «молодежке» подошел Георгий Петрович: «Ну что, Лука? Видел, кого вам подписали?» Если помнишь, в начале сезона команда практически не пропускала. На мой взгляд, центральные защитники тогда были лучшими в Жодино. 

В тот момент мне было очень тяжело психологически. После сезона в высшей лиге приходилось тренироваться с основой, но играть за дубль, который постоянно пропускал по три-четыре мяча. Это так сильно прибивало! После таких матчей, опустив голову, едешь домой. Настроения нет совсем. Из-за этого срываешься на родных и близких. Короче, приятного мало. Плюс я такой человек, который не пойдет к главному тренеру и не начнет спрашивать, что со мной не так. С каждой неделей психологически становилось все хуже и хуже. В конце концов из-за дефицита игровой практики перестал вызываться в молодежную сборную. Это придавило еще больше. 

В общем, за две-три недели до открытия летнего трансферного окна мне предложили уехать в Сербию. Я посидел-подумал и решил, что нужно ехать. В июне защитил диплом и стал свободным человеком. Честно говоря, ничего не знал ни о Сербии, ни о «Пролетере». Уже потом начал наводить справки через Марко Обрадовича и Стефана Букораца, игравшего в этой команде. Получил какую-то информацию, потом поговорил с родителями, друзьями. Не могу сказать, что все меня отправляли в Сербию. Но я все-таки решил перейти в «Пролетер». Клубы быстро договорились, и я ушел. Перед игрой с «Энергетиком» команда отправилась на заезд. Я заехал в клуб, забрал трудовую и отправился к ребятам в гостиницу. Плюс-минус все знали, что я ухожу. Попрощался с пацанами, зашел поговорить к тренерам. Вадим Викторович пожелал всего доброго. Не стану рассказывать, о чем мы говорили в тот момент, но мы друг друга поняли. Никаких обид.  

***

В «Пролетере» 21-летнему защитнику пришлось привыкать ко взрослой жизни и легионерскому статусу. Правда, из-за бюрократических проволочек Лукашевичу несколько недель не могли сделать рабочую визу.  

– Сумасшедшая жара – первое, что впечатлило в Сербии. Еще бросились в глаза грязные улицы в Нови-Сад, но ближе к центру город стал лучше. Вообще, Нови-Сад – очень прикольный. В центре очень много кофеен. Люди сидят абсолютно везде и пьют кофе. Конечно, не сравнить с Минском. 

Первое время я жил в гостинице типа хостела прямо в центре города. У меня был номер с кухней. Он находился рядом с улицей вроде нашей Зыбицкой. Когда только-только заселился, вообще не понимал, что там происходит. Все время под окнами было очень много людей, но это мне не мешало. Немного пожил там, но потом мне сняли квартиру. Самая обыкновенная европейская однушка с большой комнатой и отдельной спальней. 

Знаешь, раньше никогда не сталкивался с тем, чтобы пойти в магазин и выбрать себе продукты. Оказывается, это целое мероприятие. Впрочем, я не смотрю на ценники, а беру то, что мне нужно. Перед этим прокручиваю в голове список продуктов и то, как их приготовить. Все это очень интересно. Если честно, в Минске совсем не готовил. Просто у меня мама домохозяйка, поэтому раньше она решала все эти вопросы. Но, вроде, у меня получается неплохо, никаких проблем с животом нет :). Могу запечь в духовке курицу или свинину, приготовить какой-нибудь рис или макароны. 

А вот в игровом плане у Ильи не все так радужно. В прошлом году «Пролетер» занял седьмое место, и в межсезонье оттуда ушла большая часть игроков. Сейчас команда особо не блещет результатами. Да и вообще разница между белорусским и сербским футболом не так уж велика.  

– Смотрел выпуск «КраСавы» про белградское дерби? Там он показывал убитый стадиончик, на котором играли молодежные команды. В принципе, в этом весь сербский футбол. В распоряжении клуба имеется двухэтажный дом, где есть раздевалка и прачечная. Там же кабинет, где можно посмотреть видео с матчей. Рядом обычное натуральное поле. Все очень скромненько. Знаешь, и у «Минска», и у «Торпедо-БелАЗ» уровень инфраструктуры непорядок выше, чем у «Пролетера».

Если в Беларуси практически все клубы государственные, то в Сербии – частные. Причем большинство клубных боссов похожи на бизнесменов из 90-х. Они хорошо одеваются, ездят на дорогих машинах, хотя Сербия выглядит не очень богатой страной. Понятное дело, «Пролетер», как и любая другая команда, хочет заработать на трансфере молодого футболиста: заиграть и продать подороже. 

Знаешь, до переезда в Сербию думал, что чемпионат Беларуси отстает от западных лиг в плане инфраструктуры и освещения матчей. В Сербии качество полей, стадионов и освещения чемпионата уступает нашему. Но люди как-то уезжают в Европу и становятся суперзвездами. Например, у нас можно посмотреть любой матч чемпионата, а в Сербии вряд ли увидишь игру, где не участвуют «Партизан» или «Црвена Звезда». Сами клубы не ведут трансляции. Но здесь столько агентов и скаутов! Наверное, даже больше, чем футболистов. Впрочем, сами игроки в Сербии довольно хорошего уровня. В каждой команде есть минимум парочка молодых ребят 18-19 лет, которые постоянно выходят в основе. Еще раз, клубы понимают, что это их главный шанс, чтобы что-то заработать. В общем, с инфраструктурой беда, но футболисты есть.

Пока в активе Лукашевича всего один матч в чемпионате Сербии. Месяц назад Илья сыграл против «Партизана». 

– Я вернулся из «молодежки» и сразу попал на предыгровую тренировку перед «Партизаном». Пока меня не было «Пролетер» крупно проиграл в товарищеском матче другой сербской команде. И меня сразу поставили в основу. На заезде после обеда тренер подозвал к себе: «Как ты себя чувствуешь? Хотим дать тебе шанс. В этой игре сможешь проявить себя». После тяжелого матча с Португалией сразу попал под такого соперника! Стоишь в подтрибунке, а рядом Натхо и Тошич! На стадионе очень много фанатов «Партизана». Все трибуны в черно-белом! Соперники с первых минут взяли мяч под контроль и начали нас возить. Было тяжело. Но, знаешь, с мячом я себя чувствовал более-менее, но без него пришлось трудновато. Против меня играл темнокожий нападающий, которого «Партизан» взял из «Ромы». В нем сочеталось все: и скорость, и техника, и мощь. Увы, проиграли 0:3. После матча тренерский штаб сказал, что уходит. Его никто не увольнял, люди сами приняли такое решение. 

Самое обидное, что я ехал именно к этому тренеру. Он знал русский и хорошо общался на английском. Я более-менее понимаю английский. Тренер мог что-то мне мог объяснить и на русском, и на английском, он планомерно подводил меня к основе. Сейчас исполнять обязанности главного поставили человека, который раньше отвечал только за разминку. Он знает только сербский и даже не говорит на английском. Из-за этого мы толком не можем общаться. Например, на предыгровой тренировке я, вроде, наигрывался в основе, но за час до начала матча даже не попал в заявку. Понятное дело, мне никто ничего не объяснил. Скорее всего, руководство будет искать нового специалиста. Пока же команду тренирует только один человек. Это очень непонятно. Поэтому сейчас все знакомые говорят, мол, зимой мне нужно было оставаться в «Минске» еще на один сезоне. Знаешь, стараюсь не загоняться. Пока не очень понятно, что будет дальше. Но что остается делать? Только тренироваться и работать над собой.

Фотоvk.com/fcminsk_officialvk.com/fc_torpedobelaz

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья