Блог Оршанский вокзал

Перед вузом думал бросить футбол, год назад не отпустили за 100 тысяч долларов. Большое интервью новичка Бреста

Впервые пост опубликован 5 декабря 2019 года

Кирилл Печенин – о себе и карьере.

Год назад вся Беларусь гадала, где продолжит карьеру левоногий защитник «Витебска» Кирилл Печенин. На тот момент 21-летнего футболиста хотели видеть в БАТЭ, «Шахтере» и брестском «Динамо». Переговоры по трансферу напоминали торги с постоянным повышением ставок, однако закончились они ничем. Руководство «северян» отказалось отпускать перспективного воспитанника, хотя за него давали очень хорошие деньги. 

«За такие деньги «Витебск» не продавал ни одного футболиста». Кажется, эпопея с трансфером Печенина скоро завершится

Сезон-2019 Печенин, как и все футболисты «Витебска», провел не так ярко, однако на него по-прежнему оставался спрос. В начале 2020-го все решилось – игрок официально перешел в брестское «Динамо».

Печенин перешел в брестское «Динамо» 

А перед отпуском Кирилл дал Александру Ивулину первое большое интервью в своей жизни. Оказывается, перед поступлением в университет будущий игрок «националки» всерьез думал заканчивать с футболом, а из-за прошлогодней трансферной эпопеи сильно напрягался. В общем, в ближайшие 20 минут вам точно будет интересно. Вперед! 

– В интернете нет ни обстоятельного интервью с тобой. Почему? 

– Просто я не очень люблю говорить на публику. И, если честно, особо никто не просил меня об интервью. Обо всем лучше говорить на поле, а не в разговорах с журналистами,  

– Тогда рассказывай, как ты оказался в футболе? 

– В детстве постоянно бегал во дворе с друзьями. Когда учился в первом или втором классе, попросил папу записать меня в секцию. Прекрасно помню свою первую тренировку. Нас запустили в загончик с песком, тренер кинул мяч, и мы рубились в футбол десять на десять. Самого футбола там было мало, мы просто кучей носились за мячом. Но мне очень понравилось, поэтому бегаю до сих пор. 

– Твое самое яркое воспоминание из футбольного детства?

– Мы часто ездили на соревнования в Даугавпилс и Смоленск. Причем в Смоленске жили в настоящей казарме, которая располагалась в воинской части. Представь, в одной большущей комнате ночевали 16 человек, а в коридоре сидел солдат и охранял нас. Было прикольно.  

Что вспоминается еще? Как-то за счет родителей поехали на турнир в Германию. Добирались туда на автобусе около полутора суток. Тогда это не воспринималось как что-то страшное. Мы были маленькими, на каждого выделялось по два сидения, поэтому можно было спокойно вытянуть ноги, полежать. Провели в Германии где-то две недели и даже заняли третье место.

– Футбол не мешал учебе? 

– Я всегда нормально учился. Хотя, если честно, уроки особо не делал. К тому времени уже появились сайты, где были готовые домашние задания. Пришел из школы, списал и поехал на тренировку. Было трудновато только в 11-м классе, когда играл «лицензию», но считался запасным. Родители стали говорить, что нужно готовиться к поступлению. Тогда ходил к репетиторам по английскому, русскому и математике. График был сумасшедшим. Сразу после школы бежал на тренировку. Потом отпрашивался с тренировки, чтобы успеть к репетиторам. После приходил домой и выполнял задания, которые они давали. Короче, было жестко. Плюс перед глазами был пример старшего брата, который хорошо учился и поступил в Американский Университет в Болгарии. Родители говорили: «Давай и ты туда же». Я отвечал, что вряд ли потяну. Просто брату легко давалась учеба, он участвовал во всех олимпиадах по математике, английскому. Меня же больше привлекал спорт. 

– Но в Витебский государственный технологический университет ты поступил без проблем? 

– Да, на бесплатное. Средний балл моего аттестата – 8,8. Английский сдал на 74 балла, русский – на 56, математику – поменьше, но точную цифру не назову.  

– Судя по баллам ЦТ, ты всерьез подумывал завязать с футболом…

– Когда в последний год мы играли лицензирование, я часто сидел на замене. Если честно, в футболе не особо что-то получалось. Папа поддерживал меня, мама говорила, мол, нужно заканчивать и учиться. Наверное, где-то был с ней согласен. Тогда каких-то больших надежд я не подавал. Тем более никогда не считался особо перспективным. Наверное, просто некоторые ребята выросли быстрее: начали лучше бежать, сильнее бить. Я же был очень маленьким, не выдерживал борьбу, бил слабо. Если сидел даже на лицензировании, значит, тогда был слабее. Короче, любил футбол, но понимал, что нужно поступать в университет и понемногу заканчивать. Сейчас те же Захар Волков и Миша Белый часто подтравливают: «Если бы не мы, ты бы точно закончил». Наверное, где-то на 50 процентов это правда. Захар и Миша постоянно говорили: «Успокойся, все будет нормально. Работай, и все будет в порядке. Заиграешь!» 

– Захар Волков был намного перспективнее тебя? 

– Конечно! Когда я сидел на лавке в группе лицензирования, Захар выходил в основе «Витебска» в первой лиге. Миша вообще в 16 лет дебютировал за главную команду. 

– Завидовал ребятам? 

– Наоборот, радовался за них. Конечно, мне тоже хотелось играть за «Витебск», но чего завидовать друзьям?  

– Почему все-таки ты не закончил с футболом? 

– Мою футбольную карьеру спасло то, что «Витебск» вернулся в высшую лигу, и клубу нужно было создать команду дублеров. В это время я доиграл лицензию и уже учился на первом курсе университета. Где-то в феврале мне позвонили: «Приходи на просмотр в дубль». Тогда в зале «Комсомольца» собралось человек 50-60 разных возрастов. К нам вышел Сергей Михайлович Ясинский и Евгений Юрьевич Чернухин, которым доверили дубль. Если честно, пришел на просмотр, но особо не верил, что смогу попасть в команду. Помню, в тот день меня отправили играть в квадрат с вратарями. Представляешь, четыре вратаря, я и еще один полевой. Тогда подумал: «Блин, и куда я попал?» Очень переживал, что меня не позовут на следующую тренировку. Но со временем люди потихоньку отсеивались, а я оставался. 

 

– Что с тобой случилось в дубле? 

– Спасибо тренерам, что поверили в меня. До этого я всю жизнь играл крайнего хава, а в дубле меня стали использовать левым защитником. Поначалу было трудновато привыкнуть к новому амплуа, но, кажется, справился. Все-таки я считал себя более атакующим игроком. Нужно было понять, когда можно подключиться к атаке, а когда лучше остаться сзади. Наверное, это было наиболее сложным. Тренеры постоянно говорили: «Рано побежал вперед, нужно было подождать». 

Затем потихонечку начал прибавлять, у меня стала появляться скорость, уверенность в своих силах. Работая с Сергеем Михайловичем и Евгением Юрьевичем, узнал очень много нового. Они буквально за руку водили нас по полю и многое объясняли. Учили правильно занимать позицию, ставить корпус, смотреть за спину… В общем, было столько всего! Столько нюансов! 

– Кажется, всему этому тебя должны были научить еще во времена лицензирования…

– С Захаром иногда шутим, что только в 19 лет узнали, что можно «смотреть за спину» и «располагаться в пол-оборота». Было интересно.

– На второй год игры за дубль «Витебска» ты забил семь мячей за сезон. Тогда тоже исполнял крайнего защитника? 

– Да. Получалось подключаться к атакам, забивать. Просто работал, ничего удивительного. 

– Тебе было легко совмещать учебу в университете с футболом? 

– Когда стало что-то получаться в футболе, учеба отошла на второй план. Если во времена первого курса и лицензии мог где-то не пойти на тренировку ради пары, то с дубля все стало иначе. Часто ради тренировок уходил с занятий. Конечно, это не очень нравилось преподавателям, поэтому на сессии приходилось отрабатывать пропуски.  

– Твоя самая памятная история об отработках? 

– На последнем курсе, когда я уже играл за «Нафтан», просто полгода не появлялся в университете. Закончил сезон, и пришел в универ где-то за неделю до начала сессии. Стал ходить к преподавателям и просить дать мне отработки. Один из них говорит: «Ты реально надеешься сдать экзамен с таким посещением?» У меня было, наверное, отработок 40. Приходилось сидеть и учить-учить-учить. 

– Ты реально разгреб такое количество долгов за неделю?

– До начала сессии можно было сдавать по две отработки в день. Во время сессии – четыре. Сначала сдавал все зачеты, потом все отработки по какому-нибудь экзамену, чтобы получить допуск. В общем, было трудно, но сдал ту сессию.  

– Тогда ты вообще спал? 

– Спал, но пришлось нормально поработать. Нужно сказать, что тогда мне очень помогла заведующая кафедры. Я уже играл за «молодежку», объяснил ей ситуацию. Она как бывшая спортсменка вошла в мое положение. Даже ходила со мной к преподавателям, объясняла ситуацию. Благодаря ей многие шли навстречу. 

– Расскажешь про свой самый эпичный экзамен?

– Это была моя первая и единственная пересдача. Чтобы допуститься к одному экзамену, нужно было принести на него конспект лекций. Я же никогда не писал никаких конспектов на лекциях. Понятное дело, взял тетрадь у кого-то из одногруппников. Показываю конспект преподавателю, а она смотрит на меня: «Это не ваш конспект». Конечно, я начал доказывать обратное. Тогда преподаватель пошла в атаку: «Я уже видела этот конспект. Когда проверяю их, ставлю на полях крестик». Глянул –  точно стоит крестик. В тот момент стало так стыдно! Преподаватель сказала: «Если вы не ходите на мои лекции, то не цените мое время. Отправляйтесь на пересдачу». Из-за этого впервые в жизни потерял стипендию, но потом нормально пересдал экзамен.  

– Ты постоянно получал стипендию? 

– Кроме этого раза. Стипендия начислялась, если средний балл за сессию был выше шести. 500-600 тысяч по тем временам нормально так дополняли мой бюджет. Хватало и на проезд, и на покушать:).

***

– У тебя была интересная аренда в «Орше»: ты жил в Витебске, учился в университете, тренировался с основной командой, но ездил на игры в Оршу.

– Перед началом того сезона я съездил на сборы в Турцию с основой «Витебска», но после возвращения Сергей Михайлович вызвал на разговор и сообщил, что не сможет дать игровую практику. Нужно было отправляться в аренду. В клубе уже было такое, Захар Волков и Миша Бабичев отправлялись в аренду в «Оршу». Они тренировались с «Витебском», но на предыгровую тренировку и матч первой лиги отправлялись в Оршу. 

– Тогда в «Орше» так делали все…

– Да, в течение недели в Орше тренировалось человек пять, а все остальные приезжали только на игры. Кто-то приезжал из Минска, а я, Иванов, Харитонов и другие ребята ездили на матчи из Витебска. Просто садились в машину и отправились в Оршу. После дубля мне было очень интересно! Там-то и прочувствовал настоящий мужской футбол. Плюс Юрий Васильевич Коноплев хорошо нас знал. Он прекрасно понимал, что нам лучше тренироваться с «Витебском», все-таки там совершенно другой рабочий процесс и уровень исполнителей. Помню, как поначалу боялся зайти в раздевалку «Витебска»: Скитов, Баранок, Васютин… Хорошо, что не одному пришлось заходить, а с другими ребятами из дубля. На первой тренировке с основой Максим Карпович посмотрел на нас: «Вот сюда садитесь, мои птенчики». Тогда я боялся даже слово сказать :).

– Поначалу тебе сильно «пихали»? 

– Конечно, тем более я играл крайнего защитника. Считай, каждая моя ошибка – это гол. Наверное, жестче всех поначалу пихал Дима Гущенко. Сейчас мы в хороших отношениях, но тогда мне прилично от него доставалось. Дима просто ненавидит проигрывать, поэтому приходилось слушать. Конечно, это закаляет характер, но тогда порой даже не хотелось приходить на следующую тренировку.

– Чем тебе запомнилась футбольная Орша?

– Это был мой первый опыт во взрослом футболе. В каком-то матче даже три голевых передачи отдал и был очень этому рад. Если говорить о каких-то других вещах, то запомнились наши выездные матчи. На первый выезд сезона мы отправились на каком-то пазике или как называют такие маленькие автобусы? Он не мог ехать быстрее 70 километров в час, а потом еще и сломался. Помню, Дима Харитонов спит, а в салоне просто невероятно много дыма. Он проснулся: «Мы что, горим?!» Водители начали что-то чинить: масло из двигателя хлещет, тренеры пытаются как-то помочь… Тогда остановились в какой-то деревне, чтобы набрать воды и охладить двигатель. Очень яркие впечатления. На этом автобусе до Минска было ехать пять с половиной часов. 

– На нормальной машине максимум два с половиной…

– Тогда на это даже не обращал внимания, все-таки первый сезон во взрослом футболе. Плюс в «Орше» играли Гигевич, Жданок, Ходневич. В какой-то степени они даже были тренерами. Серега Гигевич, который много играл на моей позиции, давал мне много советов, подсказывал. В Орше было приятно играть. Там маленький уютный стадион, на который собиралось достаточно людей. Они здорово болели, поддерживали нас. После какого-то матча ко подбежал мальчишка: «А можно автограф?» Я чуть не рассмеялся: «Чей? Мой что ли?» Но расписался и пошел дальше.

– Играя в первой лиге, ты умудрялся вызываться в «молодежку» и ездил в Таиланд за сборную клубов.

– Очень удивился, когда попал в сборную, которая полетела в Таиланд. Было очень приятно. В «Орше» ребята меня поздравили, но потом сильно подкалывали. Леха Ходневич постоянно подходил: «Смотри, у меня телефон разрывается. Все звонят и спрашивают, как в «Оршу» попасть, мол, отсюда в сборную людей вызывают».

– Второй круг того сезона ты провел в «Нафтане». 

– Спасибо Людасу Ионович Румбутису и Олегу Анатольевичу Сидоренкову. Знаю, Сидоренков приезжал в Оршу смотреть мои игры, а потом позвонил: «Нравится твоя игра. Хочу пригласить тебя в «Нафтан». Только перебрался в новую команду из первой лиги, и уже через две недели вышел в старте против «Слуцка». Было приятно, что тренер сразу же доверил мне место в «старте». 

– Тогда в Новополоцке все было плохо с финансами…

– Мне выплатили все, о чем мы договаривались. Деньги отдавали практически день в день. 

 

– Но у меня до сих пор перед глазами картина, когда в матче против «Крумкачоў» ассистент вашего главного тренера забинтовывает голову игроку «Нафтана» бинтом, который отложили у работников скорой помощи

– Тогда всю работу в «Нафтане» выполняли главный тренер, его помощник и массажист, который был еще и доктором. Один из тренеров порой даже был водителем. Он садился за руль автобуса и возил нас на тренировки. Опять же, тогда не обращал на это внимание. Просто очень хотелось играть в высшей лиге.

В первых играх мне было очень тяжело, но тренер продолжал в меня верить. Наверное, только после третьего мачта ко мне пришла уверенность, а команда стала набирать очки. Опять же памятный матч на «Борисов-Арене», в котором мы сыграли вничью. Столько людей! Такой идеальный газон! В таких условиях можно сыграть даже лучше своих возможностей. 

***

– После «Нафтана» тебе хотелось вернуться в «Витебск»?

– У меня был еще год контракта с «Витебском», но меня звали в «Городею». Там говорили, что на меня рассчитывают. Сам понимал, что нужно играть. Поговорил с директором «Витебска» и все-таки решил остаться в родном клубе, хотя никто не гарантировал постоянной игровой практики. Но по стечению обстоятельств меня стали выпускать на месте крайнего полузащитника. В первом туре вышел минут на пять. Вроде, получилось неплохо. В следующем матче снова вышел на замену. Стало получаться неплохо, позже начал играть левого полузащитника в «старте».

– Получилось вполне себе. И прошлой зимой все гадали, куда перейдет Печенин…

– Если честно, мне не нравился этот ажиотаж. Будь моя воля, тихонечко куда-нибудь перешел и все. Ты сам видел, как получилось: столько шума, а все без толку. Одна статья, другая… Где-то цена повысилась, где-то понизилась… Все это сильно напрягало. 

– Как проходил совет руководства «Витебска», на котором решили, что ты не продаешься? 

– Я пошел на прием к мэру. В кабинете сидели разные люди, но я не видел, чтобы кто-то имел право голоса. Можно сказать, мы разговаривали с мэром один на один. Он сказал: «Ты остаешься в «Витебске». 

– Его можно было переубедить? 

– Думаю, нет. Он уже был настроен на определенное решение, хотя ко мне был интерес и от БАТЭ, и от брестского «Динамо», и от «Шахтера». 

– Куда бы лично тебе хотелось перебраться? 

– Тогда важнее было понять, куда бы могли меня отпустить и за какие деньги, но до выбора дело не дошло. 

 

– Слышал, за тебя хотели отдать порядка 80 тысяч долларов. Это очень хорошие деньги. 

–  Я слышал, что за меня были готовы заплатить 90-100. Но было сказано, что я не продаюсь. Конечно, было неприятно. Все-таки у меня была договоренность с директором клуба. После сезона спокойно поехал на отдых, а когда вернулся, оказалось, что меня никто не хочет отпускать. Начались какие-то торги. Приходишь домой и читаешь новости в интернете. Неприятно. 

– Как на эту историю реагировали Сергей Ясинский и Николай Вайтюховский? 

– Насколько я знаю, Сергей Михайлович спокойно меня отпускал. У нас была договоренность с Николаем Ивановичем. Он говорил, что готов меня отпустить, но, по его словам, этот вопрос решал не он, а совет клуба.  

– Кто тебя поддерживал в этой истории? 

– Жена, родители, друзья. Но, если честно, ничего страшного не произошло, чтобы меня поддерживать: все живы-здоровы, а эта история – просто часть работы. Кто знает, как бы сложился нынешний год. Все к лучшему, хотя в то время было обидно. А что я мог изменить? Не заканчивать же карьеру. Например, какой смысл тренироваться в полноги? Никто не знает, как бы все сложилось. Может быть, перейдя в другой клуб, не играл бы и не получил вызова в сборную.

– Какие отношения после этой истории у тебя с руководством клуба? 

– Николай Иванович говорит, что если бы все зависело от него, он бы меня отпустил. Я не держу на него никаких обид. 

– Николай Иванович как-то говорил, мол, если бы не «бурная» деятельность твоего агента Валерия Исаева, то прошлой зимой ты бы перебрался в БАТЭ

– Не очень понимаю, при чем тут мой агент.  

– Насколько мне известно, у Вайтюховского и Исаева не самые лучшие отношения…

– В свое время это же не помешало Захару перейти из «Витебска» в БАТЭ. Короче, ерунда какая-то.

***

– С какими мыслями ты пришел на первую тренировку «Витебска» в этом сезоне? 

– Мы много разговаривали с Евгением Юрьевичем Чернухиным и Денисом Юрьевичем Ковбой. Они постоянно говорили: «Не расстраивайся, будешь хорошо работать – появятся предложения еще лучше». Я сам это понимал. Смысл на кого-то обижаться? Хотя на первой тренировке в сезоне чувствовал какую-то злость, но потом все прошло.  

– Мне кажется, тебя до сих пор прихватывают по поводу того несостоявшегося трансфера…

– Ты же сам все видел. Постоянно говорят, мол, не трогайте Печенина – нам его еще продавать. Мотя часто любил ляпнуть что-то в стиле: «О! Самый дорогой несостоявшийся трансфер в истории «Витебска». 

 – Обижался? 

– Нет, конечно. Это же нормальные шутки в мужском коллективе. 

 

– В этом сезоне ты ощущал к себе повышенное внимание? 

– Понимал, что на меня будут смотреть иначе, но не ощущал какого-то повышенного внимания. Нужно понимать, что играть в старте и выходить на замену – две большие разницы. Конечно, когда выходишь со скамейки на свежих ногах, будешь смотреться предпочтительнее. Плюс в этом году чаще стал играть на позиции крайнего защитника. В общем, этот сезон совершенно не похож на предыдущий. 

– Многим запомнилось, как в этом году ты умудрялся промахиваться по воротам из убойнейших позиций. У тебя есть этому объяснение? 

– Наверное, не хватало мастерства. Кажется, что подставить ногу – это легко. Но это далеко не так. Наверное, раньше не так много работал над завершением. Когда промазал в матче против минского «Динамо», постоянно оставался после тренировок и просил, чтобы мне катили мяч на пустые ворота. Поверьте, не так-то это просто всегда завершать. Короче, начал много и упорно работать над завершением.

– Над чем Кириллу Печенину нужно работать в первую очередь, чтобы уехать в хороший клуб? 

– Над завершением, правой ногой, игрой головой. Нужно прибавлять во всем, нет предела совершенству. Но этот сезон добавил мне колоссальной уверенности. Чувствую, как подтянулся и в физическом, и в тактическом плане.  

– И даже дебютировал в сборной

– Знаешь, в том матче против Уэльса даже не было какого-то волнения. Нужно было выйти на фланг со скамейки – этому я научился в предыдущем сезоне, играя за «Витебск». Был очень рад дебютировать за национальную команду. Казалось, еще вчера смотрел на того же Бэйла по телевизору, а тут он рядышком разминается.

– С другой стороны, «Витебск» провалил нынешний сезон с точки зрения результата…

– Тут, конечно, суперотрицательные эмоции. Все настаивались на совершенно другой результат. Чего скрывать, от себя ждал гораздо лучшей игры в плане статистики. С другой стороны, в этом году у «Витебска» был просто космический домашний финал Кубка. Но, если быть откровенным, «Шахтер» нас переиграл. Такой расстроенный шел домой! Было очень обидно проиграть при родных трибунах, которые просто невероятно нас поддерживали. Перед этим матчем в городе был большой ажиотаж. Только я достал для своих знакомых порядка 20 билетов. Бывало, люди подходили в городе, желали удачи. 

– Твой контракт с «Витебском» закончился. Что дальше?

– Интерес есть, но всеми этими делами занимается агент. Я ему полностью доверяю. 

– Давай по-честноку, хочется уехать за границу? Все-таки с английским у тебя все в порядке…

– Нужно смотреть, куда будут звать. Сейчас хочется перейти в хороший клуб, где я буду продолжать развиваться. Но, если честно, пока вообще не хочу говорить о каких-то переходах. 

Фото: Юрий Бурякин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья