Блог Оршанский вокзал

Мини-футболист, сидевший на Окрестина, не согласился с приговором. Думал, суд разберется в деле, но очень сильно обманулся

Оказалось, суды в Беларуси не работают (а его предупреждали)! Очень показательная история.

Месяц назад игрок мини-футбольного «Дорожника» Сергей Подалинский оказался на Окрестина, где провел двое суток. Его осудили за участие в несанкционированном митинге, выписав штраф в 20 базовых величин. 

Спортсмен не согласился с постановлением об административном правонарушении и решил его обжаловать. Александр Ивулин узнал у Подалинского, как проходило и чем закончилось его судебное заседание: 

– После твоего задержания прошло больше месяца. Как сейчас себя чувствуешь? 

– Нормально. Немного отошел от осознания того ужаса [который пережил]. Плюс сейчас ребята, которые выходят с Окрестина, не рассказывают таких страшных историй. Наверное, работники этого заведения наконец-то включили голову и поняли, что нельзя так обращаться с людьми. Похоже задержанных уже жестоко не насилуют и зверски не избивают – хоть что-то положительное.  

– Почему ты решил обжаловать решение суда, который наложил на тебя штраф в 20 базовых величин? 

– Из-за того, что в моем деле все было шито белыми нитками. Уже рассказывал, как против меня давал показания какой-то непонятный свидетель, а протокол был составлен, как говорится, от балды. Меня это возмущало еще во время нахождения на Окрестина. Поэтому был убежден, что смогу обжаловать постановление об административном правонарушении. Я был абсолютно уверен в своей правоте, хотя и адвокаты, и многие друзья говорили, что это бесполезно. Но все равно с помощью юристов составил жалобу, чтобы изложить все свои доводы в рамках процессуального кодекса. 

Отнес ее в суд и стал ждать. Где-то через полторы недели прислали мотивировочное письмо, в котором судья объяснял, на каком основании мне вынесли такое решение. Чуть позже на телефон пришло забавное смс: «Такого-то числа в такое-то время суд рассмотрит вашу жалобу. Ваша явка не обязательна». Что значит формулировка «явка не обязательна»? Меня уже один раз судили абы как, а теперь будут пересматривать дело без моего присутствия? Это же просто цирк.

– Как ты составлял свою доказательную базу? 

– В протоколе было указано, что меня задержали в 22:50. Но после этого времени и где-то до часу ночи с моего телефона было сделано семь звонков. Дело в том, что в тот день у соседей дочка упала с велосипеда, и они отвезли ее в больницу. Мы же с женой присматривали за другим ребенком ребят. Был уверен, что адекватному человеку этого будет достаточно. Ведь как можно умудриться сделать столько звонков из автозака или с Окрестина? Нелогично, согласись. Вдобавок попросил у соседей выписку из больницы, которая подтверждает факт обращения соседей. Хотел пригласить их в суд в качестве свидетелей и приложить запись с домашних камер видеонаблюдения, которые доказывают, что до 12 часов ночи я находился дома. Но суд отклонил ходатайство о свидетелях и данные с камер видеонаблюдения. 

Кроме этого я отметил, что протокол подписывал под давлением, а показания брались под угрозой насилия. Понимаешь, если удается доказать хотя бы этот факт, то он уже является основанием для отмены в возбуждении какого-либо дела. 

Разумеется, указал и на то, что в протоколе задержания вся информация обо мне недостоверна. Я женат, но в протоколе написано холост. У меня есть ребенок, но там указано, что у меня нет детей. У меня высшее образование – там написано «среднее». Официально трудоустроен – указано, что безработный. Не хватало только, чтобы написали, мол, наркоман. Ведь всем понятно, что наличие ребенка или работы – смягчающий фактор. Например, Владу Татуру дали сутки из-за того, что на тот момент он официально безработный и будто бы не сможет заплатить штраф. В общем, мой протокол задержания полностью не соответствовал действительности. Все это было изложено в жалобе.

– Как проходило твое обжалование? 

– Ехал в суд в хорошем настроении. Понимал, что мне не нужно кого-то обманывать, и правда на моей стороне. Логично, что виноватый человек не будет тратить время и деньги, чтобы что-то изменить. 

В суде меня слушали примерно 15 минут. Когда я приводил аргументы, судья внимательно слушал и понимающе кивал головой. В тот момент на 95 процентов был уверен, что правда восторжествует. Но, как оказалось, судье было ничего не нужно: ни записи с камер видеонаблюдения, ни соседи в роли свидетелей. Выслушав меня, он отправился в совещательную комнату для принятия решения. Минут через десять вышел и, не поднимая глаза, зачитал приговор: «Суд рассмотрел жалобу такого-то такого-то и принял решение оставить постановление об административном правонарушении без изменений». После этого судья быстро удалился, даже не подняв глаз. Было видно, что ему просто стыдно. 

– Что в этот момент творилось у тебя в голове? 

– Стоял и не понимал, как такое возможно. Меня осудили из-за показаний одного человека, хотя у меня было десять доказательств того, что они ложные. Если честно, это просто убило. Сейчас хочу извиниться перед всеми футбольными судьями. Ребята, вы – самые справедливые. Если и ошибаетесь, то делаете это непреднамеренно, а тут… 

Вышел из зала суда, в недоумении позвонил жене. Она говорит: «Но тебе же все говорили, что тут без вариантов». Но тогда меня должны были обвинить в какой-то нестыковке или объяснить, почему приняли именно такое решение. Но судья толком ничего не уточнял и не переспрашивал. Ему изначально все было понятно.  

– Тут и добавить нечего. 

– Ехал домой и думал, почему судья мог так поступить. В итоге пришел к следующему. Если бы судья отменил предыдущее решение, то случился бы прецедент. В таком случае я мог бы пойти дальше и написать заявление о лжесвидетельствовании силовика, который меня будто бы задерживал. В таком случае его стоило бы привлекать к уголовной ответственности по серьезной статье. Для этого были все основания. В общем, приехал домой, жена говорит: «Ну а что ты хочешь? У нас спасателям дают сутки только за то, что они по инструкции спасают людей». В очередной раз стало понятно, в какой стране мы живем.

– После этого опускаются руки? 

– Когда адвокаты услышали, что я хочу обжаловать штраф, сказали: «Ты – молодец. Если бы все так сделали, то было бы отлично. Но понимаешь, что здесь без вариантов?» Тогда я искреннее удивился. Адвокаты рассказали, что каждый день ходят на суды, но там ничего не меняются. Я еще пошутил, что мой случай станет первым.

Еще раз, был уверен в своей доказательной базе. Но после суда пришло осознание, что в этой стране с тобой могут сделать все, что захотят. Например, могут приехать к тебе домой и сказать, что он тебе не принадлежит. Будешь показывать на него документы, но если кто-то скажет, что ты его украл, то тебе никто не поверит. Это просто страшно. Зато по телевизору показывают, как в стране все хорошо. В воскресенье, например, на СТВ вышел ролик про Окрестина

– Хотел спросить, как он тебе? 

– Не понимаю, как можно сделать такой репортаж. Понятно, у журналиста есть редакционное задание, но разве можно делать такое после тысячи ужасных историй? Как можно поверить, что тысячи людей все это выдумали? Это же просто кощунство! Я и близко не видел на Окрестина таких камер, где кто-то лежит и что-то читает. Еще бы показали джакузи с сауной и тренажерный зал. Потом какой-то человек с наколками что-то рассказывает… Оценю его актерскую работу на двоечку. Вдобавок начальник Окрестина сказал, что хочет поблагодарить медиков, потому что у них никто не умер. В моей камере сидел человек со сломанной ногой, а к нему даже никто не зашел! Если честно, просто нет слов по поводу этого видео. 

– Сложно представить, что после этого ты останешься жить в Беларуси… 

– Все иностранные друзья в один голос говорят, чтобы мы уезжали. После всех этих событий убедился, что в этой стране человек – никто. Если, конечно, ты не ходишь по улицам в кепке с маской и дубинкой в руках. Психологически сложно здесь находиться. Самое интересное, буквально перед первым матчем сезона мне предложили уехать играть в другой европейский чемпионат. Но это было за день до первого тура, поэтому не мог сорваться. Не делается все это впопыхах, это некрасиво по отношению к ребятам. 

Если честно, есть мысли о переезде. Возможно, если бы не было маленькой дочки, то решиться на него было бы проще. Но если сейчас ехать в западные страны, нужно искать какую-то школу, адаптировать ее к языковой среде. Все не так просто, как кажется. Но еще больше хочется остаться в Беларуси и жить в нормальной стране. 

– У тебя есть вера, что в Беларуси что-то изменится? 

– Она приходит в выходные. Смотришь на такое огромное количество народа и не понимаешь, как с ними можно не считаться. Потом начинается неделя, и настроение болтает по синусоиде от «мы победим» до «все пропало». Понятно, просто выход людей на улицы не заставит его [Лукашенко] уйти, но какая-то совокупность факторов должна привести к изменениям. Нам остается только змагацца и верить.

Фото: Анатолий Редин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья