Блог Оршанский вокзал

Хоккеисты думали высказаться, но не пошли против Баскова, проверять методы Шуневича не хотелось. Как жилось «Динамо» во время беспредела в стране

Рассказывает экс-администратор команды, ушедший после критики силовиков.

Андрей Маркович – один из главных старожилов хоккейного минского «Динамо». Администратор команды десять лет проработал в клубе на разных должностях, но в октябре был вынужден написать заявление по собственному желанию. Причина – сторис в Instagram, в которой он осудил беспредел со стороны силовиков.

Александр Ивулин созвонился с Марковичем, чтобы поговорить о молчании хоккеистов, переменах в поведении Дмитрия Баскова, реакции клуба на кошмарную ситуацию с 16-летним болельщиком Тимуром Мицкевичем, «тихарях» на «Минск-Арене» и многом-многом другом:  

– Ты десять лет отработал в структуре «Динамо», но в октябре все-таки покинул клуб.

– Мысли об уходе из «Динамо» стали появляться с началом избирательной кампании. Особенно после дичи, которая творилась в стране с 9 по 12 августа. С одной стороны серьезно переживал эту ситуацию, с другой – не хотелось бросать на полпути ребят, с которыми много лет работал бок о бок. Все-таки в клубе я занимался всеми организационными вопросами: перелеты, визы, помощь легионерам в быту и многим-многим другим. В общем, хотелось довести сезон до конца. Многие в клубе на меня серьезно рассчитывали. 

– Хорошо помнишь день, когда написал заявление на увольнение?

– Конечно, ведь я ушел не сам. Меня попросили написать заявление после освещения на «Трибуне» моей реплики. Тогда выложил у себя в истории видео, в котором непонятные люди в масках ворвались в квартиру и начали вытаскивать оттуда людей. Я и раньше делился в Instagram какими-то мыслями о том, что происходит в стране, но эта история получила более широкую огласку. Тогда понял: если не уйду сам, то меня попросят уйти. Тем более к тому моменту генеральным директором клуба стал Игорь Шуневич.

Ожидания совпали с реальностью. В воскресенье в СМИ появилась эта новость. В понедельник у команды был выходной, поэтому я пришел на работу во вторник. Тогда через одного клубного работника Шуневич послал мне месседж: «Передайте Марковичу, что он обещал написать заявление по собственному желанию». Понятное дело, ничего такого я не говорил. Ответил этому человеку: «Если руководитель хочет меня уволить, то пусть скажет об этом лично». 

После обеда Шуневич вызвал меня на разговор:  

– Я принял решение о вашем увольнении. Для этого есть две причины. Если хотите, то могу их озвучить. 

– Мне бы хотелось их знать.

– Во-первых, ваша должность не нужна команде. Во-вторых, меня не устраивает, как вы работаете. У вас есть вариант написать заявление по собственному желанию. Если не сделаете этого, то план по вашему увольнению будет реализован по моему усмотрению, о котором узнаете позже. 

На следующий день я написал заявление. Честно говоря, не хотелось узнавать методы, которые могут быть у бывшего министра МВД. Наверное, так быстро в «Динамо» еще никого не увольняли. Буквально за день оформили все бумаги, и я был свободен.  

– Оперативно, конечно. 

– Был готов к такому развитию событий. Мне было очень некомфортно последние месяцы работать в «Динамо». Возможно, через пару недель сам бы написал заявление об уходе. Наверное, в тот момент даже почувствовал какое-то облегчение от освобождения.

– Объяснишь конкретнее, почему тебе было тяжело работать в «Динамо»? 

– Еще пять-семь лет назад в клубе работали люди, которые по-настоящему болели хоккеем. Они хотели делать шоу и действительно развивали этот вид спорта. Сейчас ничего подобного нет. Многие из них ушли. Тем же, кто остался, приходится идти против ветра, который зачастую сильнее и направляет в свою сторону. Сегодня в руководстве клуба люди, которые далеко не про хоккей.

Вдобавок в «Динамо» существовало негласное правило, по которому ты не можешь высказываться на какие-то темы. Поверь, и люди в офисе, и хоккеисты прекрасно понимают, что происходит в стране, но никто ничего не говорит. Все где-то тихонечко осуждают насилие, но глобально от этого ничего не меняется. Сейчас никто не говорит о каких-то политических взглядах, но права человека в нашей стране должны соблюдаться. 

– По моей информации, Дмитрий Басков говорил с работниками клуба на эту тему...

– Он говорил так: «Меня не интересуют ваши политические взгляды, просто качественно делайте свою работу». Но в реальности все оказалось совсем иначе. Все прекрасно знают, что в самую адовую неделю августа произошло с нашим болельщиком Тимуром [Мицкевичем], который попал в жесткий замес. 16-летнего парня избили так, что он оказался в реанимации. После огласки этой истории некоторые ребята из команды подходили ко мне: «Понимаем, что это жесть. Наверное, нам нужно как-то высказаться, поддержать парня». До этого избили хоккеиста Илью Литвинова, хватало других случаев, чтобы понять: насилие на улицах Минска – это не фейк.  

Игроки минского «Динамо» поддержали юного фаната, пострадавшего в ходе протестов. В это время фан-клуб «зубров» забастовал

В общем, хоккеисты попросили меня организовать встречу с Басковым, чтобы не прыгать через голову и попросить разрешения высказать свою позицию по последним событиям. Однако разговор получился недолгим. Ребята услышали, что они не политики, поэтому ничего не понимают и не должны лезть в эту историю. Басков говорил, мол, пройдет время, все станет на свои места, и вы все поймете. Ребята ответили, что не собираются лезть в политику и за кого-то агитировать. Они хотели высказаться против насилия, поддержать Тимура и призвать закончить беспредел на улицах. Басков пообещал подготовить текст на эту тему, затем поговорить со старшими хоккеистами, и если все всех устроит, то разместить его в клубных соцсетях. Этот вариант показался компромиссным, но только никакого заявления так и не вышло. Басков не сдержал слово. Лишь на следующий день сказал, что лучше съездить навестить парня. Мол, мы соберем ему подарок от клуба. Хотя мы с несколькими хоккеистами и так собирались это сделать. 

Потом ребята подходили ко мне со словами: «А почему никакого обращения не появилось?» Но не я же обещал его подготовить. Не хотел никого агитировать, но сказал парням: «Если вы соберетесь все вместе и выступите единой командой, то никто ничего вам не сделает. Всю команду точно никто не уволит». Но, опять же, никакого заявления так и не появилось. Правда, некоторые ребята все-таки выложили в Instagram истории в поддержку Тимура. Наверное, им все-таки стоит сказать спасибо, хотя такой поступок не от лица всей команды выглядел немного кривовато.  

Тимура, у которого как раз в августе день рождения, мы навестили. Хоккеисты подарили парню новый телефон (старый разбился при задержании). Парень был очень рад видеть ребят. Надеюсь, эта встреча добавила ему сил. Знаешь, Тимур рассказывал просто жуткие вещи с улыбкой и позитивом. Но даже такая манера повествования не помогала избавиться от ощущения ужаса и сюрреалистичности происходящего. После расставания с ним всю дорогу до арены мы просто молчали. Было сложно понять и принять случившееся.

– При этом заявление «Динамо» относительно истории с Тимуром – что «мы все с разными позициями, но нас объединяет преданность «Динамо» – это же полный провал… 

– Конечно! Уж лучше было бы промолчать, чем заявлять такое. Но это решение принимали другие люди, поэтому получилось так, как получилось. 

– Говорят, Дмитрий Басков до 9 августа и после – два совершенно разных человека…

– Мы знакомы еще со времен, когда он был директором спортивной школы «Динамо». Честно скажу, тогда Басков оставил приятное впечатление. Человек разбирается в хоккее, болел за развитие этого вида спорта, много времени уделял деткам в спортивной школе. После того как Басков стал работать в клубе, мое отношение к нему не изменилось.

Но уже в ходе предвыборной кампании человек стал меняться. Начались истории с поддержкой действующей власти через клубные ресурсы, его высказывания в СМИ, которые он называл частным мнением и личной гражданской позицией, а других при этом просил воздержаться от комментариев. После 9 августа Басков превратился в человека с другой планеты. Такое ощущение, что он начал жить в каком-то своем мире, который ближе к Дворцу независимости. У него изменилась манера общения, а потом эти поступки… 

– Что творилось у тебя в голове, когда Дмитрия Баскова СМИ предметно обвинили в присутствии на площади Перемен в день убийства Романа Бондаренко?

– Все это до сих пор не укладывается в голове. Для меня это как минимум странно. Не представляю, что в какой-нибудь другой стране председатель федерации хоккея поедет вечером в какой-то двор, чтобы срезать ленточки. На мой взгляд, это дико. Мне не кажется, что в этой ситуации у человека не было выбора: или ты едешь и занимаешься этим, или забываешь о хоккее. Даже если бы ему поступило такое распоряжение, то можно было бы от него отказаться. Понятно, человек поддерживает действующую власть, но такого рода мероприятия не соответствуют занимаемой должности. Наверняка все-таки он делал это по собственному желанию и с убеждением, что поступает правильно.

– Даже до гибели Романа Бондаренко это выглядело нелепо.

– Как мне кажется, Басков реально уверен, что все делает правильно и спасает страну. Он считает, что Александр Лукашенко многое сделал для Беларуси в целом и для хоккея в частности. Не думаю, что в этом плане он преследует исключительно какие-то корыстные интересы, просто человек так мыслит.

В итоге, конечно, получилась настоящая дикость! Обычный парень просто вышел во двор и погиб ни за что. Для меня это дико и непонятно. Особенно на фоне того, что с момента смерти Романа Бондаренко прошло больше двух месяцев, а уголовное дело до сих пор не возбуждено. За это время можно было узнать все. Даже в открытом доступе есть столько информации, что большинство людей в стране понимает, что в тот вечер происходило на Площади Перемен. Мне кажется, у сотрудников следственных органов хватает инструментов, чтобы полностью разобраться в ситуации. Наверное, тут нужно только желание, чтобы запустить процесс. 

***  

– Как ты отреагировал на то, что в сентябре «Йокерит» решил бойкотировать выездной матч с минским «Динамо»? 

– Финны очень трепетно относятся к вещам, которые происходили в нашей стране. Во-первых, хоккеисты «Йокерита» переживали за собственную безопасность. Во-вторых, они хотели поддержать белорусский народ. И это несмотря на то, что главные инвесторы клуба – российские олигархи. На мой взгляд, ребята из «Йокерита» поступили по совести. 

– Как на это отреагировали хоккеисты «Динамо»?

– Спокойно: «Окей, мы получаем два очка, если финны не прилетают».

– Тогда у тебя не появилось ощущения, что чемпионат мира по хоккею в Минске может не состояться? 

– Уже в сентябре-октябре было очевидно, что протесты в Беларуси – забег на длинную дистанцию. Не совсем понятно, почему вся движуха вокруг чемпионата мира началась относительно недавно. Непонятно, как можно проводить топ-турнир в стране, где правительство так относится к своим гражданам. Сейчас мы не говорим о политике, а вспоминаем о таком понятии, как права человека.

Когда Рене Фазель прилетал в Минск, мне кажется, он вполне отдавал отчет своим поступкам: объятиям с президентом, походу на хоккей, фото с Дмитрием Басковым. Было очевидно, что это может где-то всплыть. На мой взгляд, ему вовсе не нужно было приезжать в Беларусь. Всю информацию можно было получить электронной почтой, а решение по этому вопросу лежит на поверхности. В нынешней обстановке чемпионат мира по хоккею в Минске попросту невозможен. 

При этом я очень люблю хоккей. Был очень рад, когда мы получили право на проведение ЧМ в 2014-м. Хотел, чтобы он прошел в Беларуси и в 2021-м. Мне очень хотелось сводить сына на матчи чемпионата мира, чтобы он вживую увидел игру топовых спортсменов. Но точно не в нынешней обстановке! Сейчас я готов пожертвовать этим чемпионатом ради того, чтобы в нашей стране в ближайшее время что-то поменялось. Возможно, мы больше никогда не проведем чемпионат мира, но сейчас куда важнее решить гораздо более важные вопросы в нашей стране. 

***

– Вернемся к делам «Динамо». Как ты попрощался с командой? 

– В среду я написал заявление, а в четверг команда отправлялась на очередной выезд. Я попросил Крэйга Вудкрофта перед отлетом подойди к команде, чтобы сказать пару слов ребятам. Наверное, минут за 15 до посадки в автобус мы с парнями собрались в раздевалке. Я зашел, объяснил, как и почему все произошло, поблагодарил парней за совместную работу. Попросил, чтобы они держались друг друга и имели свою позицию. 

– Как хоккеисты «Динамо» отреагировали на это? 

– Некоторые даже прослезились. Понятно, я тоже. Все-таки десять лет своей жизни отдал этому клубу и работал на совесть. Я любил хоккей, любил этот клуб, поэтому уходить было тяжело. На прощание пожал руку каждому. Кто знает, может быть, когда-нибудь я вернусь в «Динамо», и мы будем строить новый клуб с чистого листа… 

– Команда пыталась вступиться за тебя перед руководством? 

– Я уже говорил, что в «Динамо» все нормальные и адекватные ребята, которые видят обстановку в стране. Но… Ситуацию очень похожа на ту, о которой я тебе рассказывал в начале этого разговора. Если бы ребята хотели что-то сделать, то сделали бы. Но лично мне этого не хотелось. Я прекрасно понимал, что меня никто не вернет в команду. Даже если бы за меня вступились, то потом бы мне работалось очень тяжело. Поверь, я не обижаюсь ни на кого из ребят.  

– После ухода из клуба ты смотрел матчи «Динамо» на «Минск-Арене»? 

– Мой сын занимается хоккеем на «конькобежке», что находится рядом с ареной. В один день у него было занятие ОФП в зале, в таких случаях родители не заходят в помещение. Тогда у меня была возможность встретиться с одним сотрудником офиса «Динамо», а в это время команда играла матч КХЛ. Я заглянул на трибуны, посмотрел один период и отправился забирать ребенка с тренировки. 

– В тот момент эмоции переполняли? 

– Конечно! Еще пару месяцев назад ты находился рядом с ребятами, был частью команды, а сейчас… Блин, десять лет в клубе – это очень много. Нельзя просто так взять и все перечеркнуть. Тем более хоккей для меня не только работа, но и хобби. Я занимался любимым делом и получал за это деньги. Многие люди могут о таком только мечтать. Поэтому ощущение очень двоякое.  

– Тебе стало грустно от того, что когда-то матчи «Динамо» собирали аншлаги, а сейчас на команду ходит пара тысяч человек?

– Все и раньше прекрасно понимали, как спонсируется «Динамо». Но тогда в клубе были руководители, которые действительно делали все для людей. Болельщики чувствовали это и приходили на «Минск-Арену». Как бы кто-то ни хейтил «Динамо», но это действительно была народная команда. Конечно, приходилось слышать разговоры, мол, клуб проедает бюджетные деньги, но для многих обычных людей команда была настоящей отдушиной. Увы, сейчас все пришло к тому, что «Динамо» стало игрушкой для одного человека. Смотреть на это попросту грустно. 

Например, фан-клуб бойкотирует матчи «Динамо» с самого начала сезона. Тогда на этот сектор стали приходить курсанты из МЧС. Им сказали – они пришли. Лично к ним нет претензий, но посадить на фан-сектор этих парней – как-то совсем неправильно. Сейчас и вовсе звук барабана не разносится по арене. Обстановка во время матчей практически камерная. Если честно, все это очень печально.

– Говорят, сейчас на матчах «Динамо» в КХЛ хватает «тихарей». 

– А где сейчас их нет? 

– Смешно и грустно. 

– А чему удивляться? «Тихарей» сейчас можно встретить везде. К сожалению, сегодня это норма. Например, идешь по улице, а рядом проезжает тонированный микроавтобус, и в голове начинают крутиться странные мысли. 

– Ты несколько раз отмечал, что хоккеисты «Динамо» адекватно воспринимают ситуацию в стране, но при этом публично не говорят об этом.

– Хоккеистам часто достается, но ведь молчат не только представители этого вида спорта. Молчат и многие футболисты, и баскетболисты, и борцы… Понятно, хоккеистам достается из-за того, что один человек в нашей стране очень любит этот вид спорта.

Мне сложно рассуждать на эту тему, потому что давно знаю ребят. Поверь, все они хорошие люди и понимают, что происходит в стране. Многие предприняли попытку, чтобы публично высказать свое мнение, но, к сожалению, не довели начатое дело до конца. 

Многие парни думают, что если в стране случатся перемены, то вряд ли «Динамо» продолжит существовать. Они понимают, что могут все потерять. Люди боятся лишиться работы, тем более век профессионального хоккеиста короткий. Если кто-то выскажется, то потом вряд ли найдет клуб в Беларуси. И не факт, что будет востребован в каких-то других лигах.

Еще раз, они прекрасно понимают, что происходит в стране, но не готовы рискнуть и рассказать об этом публично. Каждый человек вправе решать, как поступать. Уверен, придет время, и мы узнаем, как все было на самом деле. И не только в хоккее.

– Хоккеистов «Динамо» заставляли подписывать провластное письмо спортсменов?

– Насколько я знаю, у руководства была встреча с командой. Игрокам говорили, что подписание – исключительно добровольная инициатива. Давили на то, что спорт должен был вне политики и прочее, прочее, прочее… Но, насколько мне известно, после отказа подписать письмо ребятам непрозрачно намекали, что нужно еще раз подумать.

– Как думаешь, какое будущее у хоккея в нашей стране? 

– Даже если в стране ничего не изменится, нет никаких гарантий, что в следующем сезоне «Динамо» продолжит играть в КХЛ, а национальный чемпионат не превратится в Рождественский турнир. Однозначно, с экономикой в стране все будет только хуже и хуже. Даже на этот сезон в «Динамо» еле-еле наскребли бюджет. Никто не знает, что будет дальше… А если перемены наступят, то просто нужно будет менять и отношение к спорту, выводить его на другой уровень. Уверен у нас в стране хватает толковых, талантливых, преданных спорту, в том числе хоккею, людей. Они могут сделать так, чтобы он стал развиваться во всю мощь! 

Знаешь, есть выражение, что Беларусь – это сердце Европы. И раньше оно состояло из миллионов добрых, отзывчивых, гостеприимных, понимающих, сочувствующих и покорных белорусских сердец с разными историями, обычаями, мыслями. Но только прошлым летом эти сердца наконец-то начали сливаться в одно большое белорусское сердце, которое начало биться своим неповторимым ритмом. Оно показало всему миру, а в первую очередь нам самим, что мы единый народ, что у нас одна цель, одно желание, одна мечта!

Мы спустились с наших «хуторов» и начали знакомиться, начали интересоваться проблемами друг друга и приобрели уверенность в том, что мы никогда не останемся одни, если у кого-то случится беда. Мы, спустя годы рассказов о том, что мы ничего из себя не представляем и живем только благодаря кому-то, начали понимать, что это не так, что все совсем наоборот. Нам осталось только понять, что в этом наша сила, и нам никто не поможет осуществить мечту стать свободными. Мы никому не нужны, кроме самих себе! Только от нас зависит, каким будет наше будущее, от каждого из нас. Все только в наших руках, в наших силах.

Фотоbelta.by, hockey.by

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья